Александрийская библиотека: метаморфозы пошлого и проекции будущего Александр Георгиевич Еманов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Винекен Александр Георгиевич 1 129.17kb.
Библиотека Всемирной Литературы. Т поэзия и проза Древнего Востока 1 89.38kb.
* Эстонская базовая карта в проекции tm-balti 1 29.63kb.
Лекция 1 методы проекций п л а н: Предмет начертательной геометрии 1 245.83kb.
Ю. Борко Европейская идея: от утопии к реальности Исторические метаморфозы... 3 503.74kb.
Интервью с главой администрации Бакалинского района А. Г. Андреевым 1 119.57kb.
Проекцию предложил Вихель (H. Wiechel) в 1879 г. Вероятно, проекция... 1 170.1kb.
Памяти Александра Георгиевича Кавтарадзе 1 81.01kb.
Торговый представитель 50 000 руб. Александр Георгиевич 1 13.03kb.
Программа Дня науки-2010, секция «Общая теория словесности» Подсекция... 1 30.32kb.
Internet-сообщество портала дистанционного обучения неудачин Илья... 1 33.04kb.
Вопросы к экзамену Значение древнегреческой истории в мировой истории. 1 31.42kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Александрийская библиотека: метаморфозы пошлого и проекции будущего Александр Георгиевич - страница №1/1

«Библиотечное ДЕЛО».-2011.-№22(160).-С.21-23.
Александрийская библиотека:
метаморфозы пошлого и проекции будущего

Александр Георгиевич Еманов, директор Информационно-библиотечного центра Тюменского государственного университета, доктор исторических наук, профессор, г. Тюмень
Библиотека-легенда, библиоте­ка-образец, библиотека-загадка... Она до сих пор волнует умы не только библиотекарей, но и историков, учёных, писателей и режиссёров.
ФЕНОМЕН Александрийской библиотеки — один из самых гипнотизирующих. Он привлек внимание многих историков античности, античной, раннехристианской и раннесредневековой культуры и книжности1, но до сих пор остаётся загадкой. Неясно, где точно размещалась библиотека, какую площадь она занимала, каков был её фонд по количественным и качественным показателям, как она могла исчезнуть в никуда?

Идея библиотеки как вместилища знания всей ойкумены принадлежала Александру Великому.2 Ему присуще было стремление стать пантократором — вседержителем. Сохранившиеся легенды об его спуске на дно мирового океана в особом сооружении, предшественнике батискафа, и о подъёме в небо на воздушном шаре — лишь знаки этого безудержного желания стать властителем во всех сферах мироздания, на земле, воде и в воздухе. Замысел гигантской библиотеки, где были бы собраны самые разнообразные источники знаний со всего белого света, кажется, превосходил даже эти безумные мечтания; он отражал жажду воцарения в душах и сердцах людей.

Известно, что Александр, покорив Египет, выбрал место для его новой столицы, рядом с древнеегипетским поселением Ракотис. Он сам начертал план будущей Александрии Египетской, обозначив первыми пятью буквами греческого алфавита его важнейшие кварталы — , , , , , (A   , то есть «Александр царь, порождение бога, основал»). Буквой "" был обозначен царский дворец, а буквой "" — Мусейон и библиотека. Реализовать этот замысел ему - не удалось.

Основателем Александрийской библиотеки, превратившейся в недостижимый эталон библиомира, суждено было стать Димитрию Фалерскому ( , 354 / 348-283 / 282 гг. до н. э.).3 Он, между прочим, был знаком с Аристотелем, воспитателем Александра Великого. Был заметным политиком в Афинах, избирался на высшие должности полиса, был одно время эпимелетом Афин, снискал известность как законодатель. Но призванием его была филология. Он занимался собиранием рукописей и изучением поэтического наследия знаменитого эллинского баснописца Эзопа.

В 297 г. до н. э. Димитрий был приглашён в Александрию правителем Египта Птолемеем I. Здесь на него была возложена обязанность устройства новой библиотеки. Ближайшим помощником Димитрия Фалерского стал Стратон Физик. Глава библиотеки являлся наставником наследника престола, реализуя в своей деятельности идеал просвещённого правления. Неотъемлемой составной частью библиотеки являлся Мусейон, где под патронатом Муз проходило обучение основным искусствам. Первоначально Мусейон предназначался для обучения детей царской семьи и александрийской элиты, потом сделался одним из самых авторитетных учебных заведений высшей ступени в эллинистическом мире. Те же Музы послужили Димитрию ориентиром для систематизации книг в библиотеке по отраслям знаний.

При Димитрии, в первые десять лет своего существования, библиотека приобрела тот вид, который вызывал изум­ление у каждого, кто оказывался в Александрии. Библиотека представляла собой комплекс сооружений, занимав­ших целый квартал столицы. Это был город в городе. Глава библиотеки был вторым лицом в государстве. Помимо книгохранилища и внушительного чи­тального зала, помимо храма Муз и мест для учебных занятий, там были научные лаборатории, астрономическая обсерва­тория, удивительный ботанический сад, где были собраны экзотические расте­ния со всего известного тогда мира; там находился поразительный зоопарк, один из первых в истории. Храм Муз стал ме­стом, где концентрировались шедевры разных видов искусства, превратившись в прообраз современного музея. Кроме того, библиотека имела внутренний двор с бассейнами и фонтанами; там бы­ли места для гимнастических занятий и мусических искусств, были жилые поме­щения для служащих библиотеки и учё­ных, которые вели научные исследова­ния в разных отраслях знаний и занима­лись преподаванием.

Сто лучших учёных со всего эллини­стического мира были собраны в Алек­сандрийской библиотеке. Правитель­ство щедро вознаграждало их труд. По­ощрялись коллекционирование редко­стей, приобретение оригиналов, но так­же и копирование ценных текстов, изда­ние собственных трудов, переводы на древнегреческий язык самых знаковых книг многочисленных народов Востока.

В первые десять лет фонд библиоте­ки достиг 200 тысяч экземпляров, и Ди­митрий Фалерский ставил перед собой сверхзадачу довести его до полумиллио­на. Известно, что тексты законов иудеев уже тогда находились в библиотеке. На­чался их перевод на древнегреческий язык, дав импульс рождению «Септуагинты», греческой версии Священного Писания. В дальнейшем библиотечный фонд достигал 700 тыс. единиц хранения, а по оценкам некоторых историков, мог доходить до миллиона. То была мегабиблиотека, не имевшая себе равных в древности. При этом в ней хранились на­ходились тексты на самых разных носи­телях — папирусных свитках (изобрете­ние древних египтян), клинописных таб­личках (творение жителей Древней Ме­сопотамии), на сегодняшний день имею­щие самый длительный срок хранения (до 5 тысяч лет). Там были пергамент­ные кодексы, создание эллинского ге­ния, и надписи на камне, металлические пластины с гравированными письмена­ми и восковые таблички... Для каждого из перечисленных видов документов были созданы свои особые условия хра­нения.

Известны имена некоторых руково­дителей этой удивительной библиотеки. Зенодот Эфесский (ок. 325-ок. 260 гг. до н. э.)4, ближайший преемник Димитрия Фалерского, был непревзойдённым зна­током Гомера. Он подготовил наиболее глубокие комментарии к его сочине­ниям, осуществил издание «Илиады» и «Одиссеи», проделал колоссальную ра­боту по сравнению многочисленных версий гомеровых сочинений и по праву считается предтечей текстологии как отдельной филологической дисципли­ны. Усисиями Каллимаха Киренского (ок. 310-ок. 240 / 235 гг. до н. э.)5 созданы были «Пинаки» в 120 книгах, первый библиотечный каталог, поэтому его считают основателем библиографии. Аполлоний Родосский (ок. 290-ок. 230 гг. до н. э.)6, изучавший сочинения о мореплаваниях и географических откры­тиях, являлся автором знаменитой «Аргонавтики». Эратосфен Киренский (умер ок. 195 г. до н. э.)7, выдающийся астроном и географ, известен как созда­тель карт неба и земли, изобретатель приборов для измерения расстояний до небесных светил. Стоит упомянуть и Аристофана Византийского (ок. 257-ок. 180 гг. до н. э.).8 Он был филологом, из­дателем комедиографов и трагиков, со­ставителем «Изложений», где приводи­лись имена драматургов, указывались их сочинения, и давалась аннотация к каж­дому произведению.

Известно, что во главе библиотеки могли стать и выдающиеся женщины-учёные. Такова знаменитая Ипатия (370-415 гг. н. э.)9, снискавшая широкую известность своими познаниями в фило­софии, математике и астрономии. Она была сторонницей пантеизма и приняла мученическую смерть во время выступ­ления христианских фанатиков против язычников, защищая древние рукописи. Парадоксально, что эта последняя за­щитница языческой учёности и книжно­сти оказалась включённой в пантеон христианской святости под именем Св. мученицы Екатерины Александрий­ской. Некоторые из отцов церкви, на­пример, Синезий Киренский, гордились тем, что были учениками Ипатии.

Уже у современников Александрий­ская библиотека вызывала диаметраль­но противоположные оценки. Одним она казалась невероятным чудом, Раем, который впоследствии навсегда был утрачен. Другим она представлялась вместилищем дьявола, где вместе с кни­гами египетского бога мудрости Тота, герметическими и эзотерическими текс­тами концентрировались демонические силы. Кто-то высказывался об Алексан­дрийской библиотеке как о золотой клетке, где учёные продавали свои зна­ния, поступаясь свободой мысли за вы­сокое жалованье...

Гибель библиотеки была предреше­на торжеством монотеистических рели­гий — христианства, а затем и ислама. Причиняли ущерб ей и многочисленные политические катаклизмы, которые пе­режила Александрия, начиная с граж­данских войн I в. до н. э„ походов Юлия Цезаря. Однако библиотека была на­столько грандиозной, что погромы, учи­нённые в Александрии Цезарем в 47 г. до н.э., Аврелианом в 272 г. н. э. и Диок­летианом в 295 г. н. э., приводили лишь к частичным утратам, не ставя предел су­ществованию книгохранилища, после че­го библиотечная деятельность возобнов­лялась. Куда более опасными в силу не­терпимости к языческой книжности бы­ли выступления христианского воинства Феодосия Великого в 391 г. н. э., духовно направляемые александрииским патри­архом Феофилом, и погром 415 г. н. э., учинённый фанатично настроенными христианами во главе с патриархом Александрии Кириллом. Утверждалось, что какая-то часть книг была вывезена в Константинополь, став достоянием ви­зантийской культуры.

Последнюю точку в тысячелетней истории библиотеки поставил халиф Омар, штурмом овладевший Алексан­дрией в 646 г. По преданию, его спроси­ли: «Как поступить с книгами?» На это халиф ответил: «Если они содержат то же, что и Коран, то они не нужны. Если же они содержат противное Корану, то они тем более не нужны». Тем са­мым был вынесен приговор величайшей библиотеке прошлого...

Не раз делались попытки отыскать археологические остатки колоссально­го библиотечного комплекса.10 Знаме­нитый план Махмуда ал-Фалаки 1872 г. с обозначением местоположения Мусейона и библиотеки считается мифическим, хотя он продолжает активно воспроиз­водиться в популярных изданиях и Ин­тернете. Археологические раскопки 1980-х гг., позволившие определить ме­сто для восстановления Александрий­ской библиотеки, также не считаются бесспорными. Высказывалась мысль о возможности поглощения части библио­течных строений пучиной Средиземно­го моря. Кроме того, отмечалось сосу­ществование главной библиотеки и фи­лиала в храмовом комплексе Серапеум, более демократичного и открытого для всех. В 2004 г. польско-египетская ар­хеологическая экспедиция обнаружила фундаменты огромного комплекса. Бы­ли выявлены 13 залов с подиумами в центре, которые могут отождествляться с известными по письменным источни­кам лекториями. По оценке профессора Захи Хавасса, эти залы способны были вместить одновременно до 5000 читате­лей. Карл Саган, опираясь на выявлен­ные планы и многочисленные артефакты разрушенного интерьера, осуще­ствил реконструкцию главного зала библиополиса, существенно отличаю­щуюся от облика библиотеки в нашу­мевшем фильме Алессандро Аменабара «Агора».

Образ Александрийской библиотеки стал своего рода мечтой, к которой так или иначе устремлялись создатели всех крупнейших библиотек мира, будь то Bibliotheque Nationale de France, British Library, Deutsche Bticherei, или Россий­ская национальная библиотека... Во всех этих хранилищах есть тексты на са­мых разных носителях — папирусе и пергаменте, глине и камне, металле и бумаге..., а сегодня ещё и на электрон­ных. Все они выступают не только ги­гантскими собраниями изданий на всех мыслимых языках мира, музеями книж­ных сокровищ, но и мощными научно- исследовательскими, образовательными институтами, полиграфическими и ме­дийными центрами.

Идею восстановления библиотеки вы­сказали профессора Александрийского университета ещё в середине 1970-х го­дов. Через десять лет состоялся между­народный конкурс на создание лучшего архитектурного проекта Bibliotheca Ale­xandria. Победителем был признан футуристический проект норвежской фирмы «Снёхете» и австрийского архитек­тора Кристофа Капелле. В 1988 г. в ос­нование будущего строения был зало­жен первый камень. Грандиозная строй­ка обошлась более чем в $200 млн.

В октябре 2002 г. Bibliotheca Alexand­ria была торжественно открыта для по­сетителей. Даже внешне она была со­вершенно необычна: огромный диск стеклянной крыши наклонялся в сторо­ну моря и словно бы погружался в него; от возможного поглощения водой его защищала мощная стена. Сам этот диск вызывал аллюзию на солнечные часы, а те сегменты, на которые он делился, могли напоминать чипы электроники.

Гранитные стены снаружи были покры­ты знаками 120 систем письма Земного шара. В обновлённой библиотеке, как и в древности, находились музейный ком­плекс, включавший в себя музеи архео­логии, каллиграфии и библиотечного дела; к нему добавлялись галерея ис­кусств, планетарий, международный на­учно-исследовательский институт ин­формации, лаборатория сохранения и реставрации книжных памятников, кон­ференц-залы, издательство, типогра­фия. Особое внимание уделялось книго­хранилищу, рассчитанному на 8 миллио­нов книг. Ну и, конечно, впечатлял глав­ный читальный зал: он спускался кас­кадными террасами под стеклянным по­толком, поднятым на высоту более 30 метров и поддерживаемым колоннами в виде лотоса. Собрание редких книг ак­тивно пополняется за счёт дарений со всего света. Кто знает, может быть не­которые из книжных раритетов окажут­ся происходящими из той, древней Александрийской библиотеки?


С автором можно связаться: inbox@tmnlib.ru

Рассказ о феномене Александрий­ской библиотеки.

История библиотек, библиотечные здания, реконструкция библиотек The story is about the phenomenon of the Library of Alexandria. The history of libraries, library buildings, library reconstruction


1 Philips H.The great library of Alexandria? // Lib­rary and philosophy practice. — Lincoln, 2010 [элек­тронный ресурс; режим доступа] —: http: II digital- commons.unl.edu/libphilprac/417/

2 Canfora L. The vanished library: a wonder of an­cient world. — Los Angeles: University of California Press, 1990.

3 Fortenbaugh W., Schutrumpf E. Demetrius of Phalerum. — New Jersey: Transaction publisher, 1999.

4 Reynolds L.D., Wilson N.G. Scribes and scholars. - Oxford: UP, 1991. - P. 8-12.

5 Blum C. Kallimachos. The Alexandrian library and the origins of bibliography. Madison: Wisconsin University Press, 1991.

6 Аполлоний Родосский. Аргонавтика I пер.с древнегреч. Г.Ф. Церетели. — Тбилиси: Мецниереба, 1964.

7 Roller D.W. Eratosphenes' geography. — New Jersey: Princeton University Press, 2010.

8 Librarians of Alexandria: Eratosphenes, Callimachus, Apollonius of Rhodes, Aristophanes of By­zantium, Zenodotus, Aristarchus of Samophrace. — S. L.: Books LLC, 2010.

9 Dzielska M. Hypatia of Alexandria. — Harvard: UP, 1995.

10 Philips H. Op. cit.





Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас. Евангелие от Матфея, 5, 44
ещё >>