А. В. Рябчиковой «Эволюция творчества Л. С. Рубинштейна», представленную на соискание степени магистра филологии Магистерская диссер - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Выпускной квалификационной работы на соискание степени магистра филологии... 1 8.78kb.
Диссертация На соискание степени Магистра по направлению 030100 Философия... 5 762.25kb.
Реферат диссертации на соискание академической степени магистра гуманитарных... 2 402.64kb.
Диссертация На соискание степени Магистра по направлению 030100 Философия... 4 485.12kb.
Выпускной квалификационной работы на соискание степени магистра филологии 1 43.89kb.
На выпускную квалификационную работу на соискание степени магистра... 1 75.39kb.
Экономический механизм сохранения биоразнообразия гпу «Национальный... 10 2380.7kb.
Выпускной квалификационной работы на соискание степени магистра филологии 1 21.04kb.
Диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук 3 799.22kb.
Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических... 18 2169.94kb.
Диссертация на соискание ученой степени 10 2143.5kb.
Валерий Суриков Уже написан Вертер…- из статьи о романе И. Полянской... 1 85.5kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

А. В. Рябчиковой «Эволюция творчества Л. С. Рубинштейна», представленную на соискание - страница №1/1

РЕЦЕНЗИЯ

на выпускную квалификационную работу А.В.Рябчиковой

«Эволюция творчества Л.С.Рубинштейна», представленную на соискание

степени магистра филологии
Магистерская диссертация Анны Владимировны Рябчиковой представляет собой монографическое исследование творчества Л.С.Рубинштейна, лидера московского концептуализма.

Несмотря на существование целого ряда работ, посвященных причинам возникновения, истории развития, осмыслению результатов, эстетике московского концептуализма, актуальность предпринятого А.В.Рябчиковой исследования не вызывает сомнения. Ставя перед собой цель «восполнить исследовательские лакуны и осветить творчество изучаемого автора во всем его жанровом и художественно-стилевом многообразии», диссертантка охватывает хронологически и типологически широкий пласт материала — от 1975 г. до 2008 г., что позволяет ей решить на достойном научном уровне большинство из озвученных во Введении задач: «изучить этапы эволюции художественной деятельности Л.С.Рубинштейна»; «проследить становление поэтической манеры автора...»; «исследовать раннее творчество поэта во взаимосвязи с перформансами группы «Коллективные действия»; «установить причины смены эстетических парадигм», «осуществить многоаспектный анализ зрелых поэм Рубинштейна»; «проследить имманентное развитие основных художественных категорий на каждом этапе творчества» автора (С.10).

Поставленные задачи мотивировали структуру работы. Диссертация, в соответствии с выделенными автором диссертационного сочинения тремя этапами творчества Рубинштейна, состоит из трех глав: «Становление творческого метода: жанр перформанса (1975-1981); «Творческая зрелость: жанр поэмы (1983-1995)»; «Смена творческих парадигм: жанр эссе (1995-2008)».

Во Введение дается краткая информация о жизни и творчестве поэта, эта часть работы организована по принципу словарной биобиблиографической статьи. Отметим уместность и информативность подобного вступления, намечающего контуры творческого пути автора и мотивирующего логику собственной работы. Полагаю, что для полноты картины было бы целесообразно в этом разделе дать сведения о наличии опубликованного биобиблиографического материала, в том числе в специализированных словарях. В содержательном плане вызывает некоторое недоумение включение подробных сведений о жене и дочери Л.Рубинштейна и отсутствие указания имен его родителей.

В первой главе, привлекая для анализа, помимо опубликованных работ Рубинштейна, материалы Московского Архива Нового Искусства (МАНИ), Рябчикова рассматривает вопрос о месте московского концептуализма в творческой биографии Л.Рубинштейна. Особое внимание она обращает на участие поэта в арт-группе «Коллективные действия». По мнению диссертантки, акции этой группы можно считать предпосылками создания авторского метода Рубинштейна, который заключается в расположении текстов на карточках. Цикл «Программа работ» рассматривается как «акция в литературе». В работе убедительно демонстрируется, что «картотека — фирменный стиль рубинштейновского творчества в целом — на раннем этапе своего развития тяготела к форме и структуре перформанса» (С.44).

Во второй главе исследуется родовидовая специфика текстов картотеки, соотносимая диссертанткой с жанром поэмы. Отметим отличительную черту научного стиля Рябчиковой - проведение собственного анализа на фоне критического обзора литературы. Диссертантка приводит многообразие трактовок генезиса творчества Л.Рубинштейна. Несомненный интерес представляет обсуждение вопроса о художественной доминанте текстов-«картотек» (поэзия, объект или перформанс). Автор сочинения показывает, что «поэтика Рубинштейна этого времени — это поэтика многоголосья и полилогического высказывания» (С.49). В работе анализируются заголовки произведений этого периода, рассматриваются авторские приемы создания интертекстуальных связей. Важное место во второй главе занимает исследование мотива самоидентификации, который, по мнению диссертантки, являясь центральным в поэмах конца 1980-сер. - 1990-х годов, определяет особенность образа автора.

В третьей главе диссертационного сочинения Рябчикова исследует проблему смены парадигм в творчестве Л.Рубинштейна, произошедшую в результате обращения поэта к жанру эссе. На примере ряда эссе, написанных в конце 1990-х — нач. 2000-х гг., рассматривается проблематика, особенность структуры, категория автора

Последовательное рассмотрение трех этапов творчества Л.Рубинштейна позволяет Рябчиковой проследить эволюцию развития его поэтики. Автор вполне владеет научным стилем, литературоведческой терминологией, умело применяет разные способы анализа и интерпретации текста.

Библиография диссертации включает в себя 123 наименования. Как положительный момент отметим хорошую осведомленность автора сочинения в библиографии публикаций Л.Рубинштейна (55 наименований). Вполне мотивированным представляется включение в список литературы многочисленных интервью (в т.ч. трех на иностранных языках, - польском и немецком), содержащих важные сведения о перформансах, а, кроме того, представляющих сами по себе для концептуалистов особый жанр. Раздел «Научной и критической литературы», хотя и не носит исчерпывающий характер, свидетельствует о знании диссертанткой основных работ по данному вопросу, опубликованных в России (Ю.Айзенберг, Б.Гройс, А.Зорин, В.Кулаков, В.Курицын, Н.Лейдерман, М.Липовецкий, В.Руднев, М.Эпштейн).

Однако, вызывает вопрос непоследовательное оформление библиографии, а именно изменение принципов её организации в разных разделах: список публикаций произведений Л. Рубинштейна, в т.ч. на иностранных языках, дан в общем хронологическом порядке, остальные разделы - в алфавитном. Вызывает сомнение целесообразность выделения последнего раздела «Другие тексты московского концептуализма», содержащего всего два наименования, одно из которых - «Словарь терминов московской концептуальной школы». Однако это замечание не носит принципиального характера.

В качестве комментария, замечу, что для дальнейшего изучения творчества Л.Рубинштейна было бы продуктивно познакомиться с книгами Т.В.Постниковой «Если ты носишь начало времен в ушах...» (М., 1995) и И.Е.Васильева «Русский поэтический авангард» (Екатеринбург, 1999), расширить круг литературы работами о концептуализме, вышедшими за рубежом (Дж. Янечека, Гр. Фрейдина и др.), а также трудами по истории самиздата, знакомство с которыми позволило бы скорректировать ряд высказанных в диссертации суждений.

А.В.Рябчикова понимает под самиздатом «изначально неподцензурный способ распространения запрещенных произведений» (С.13) и полагает, что «подпольная публикация журналов, брошюр и книг рассматривалась как антиправительственная пропаганда революционных идей (курсив наш. - Ю.В.) и всячеки пресекалась» (Там же). Диссертантка справедливо указывая на то, что «...главной артерией андеграунда был самиздат...» (С.13), не вполне отчетливо представляет себе характер и содержание издаваемой таким способом литературы, смешивая понятия неподцензурной литературы времен первой русской революции и самиздата конца 1950- сер. 1980-х гг.. По словам автора диссертации, «уже к 1970-му году содержание таких печатных изданий исчерпало свой протестующий характер, и самиздатом стали называть политически безобидные анекдоты, кулинарные рецепты, религиозные тексты, переводную литературу» (С.13). Позволим себе с этим утверждением не согласиться. В самиздате распространялись не только запрещенные произведения, но и вполне разрешенные, имеющиеся в библиотеках, однако мало доступные (например, труды античных историков и философов, отцов церкви, книги философов Серебряного века, сочинения Л.Андреева, футуристов и т.д.). Далеко не все самиздатовские журналы 1950-1960-х гг. имели «протестующий характер» (например, студенческий самиздат, журнал «Синтаксис», альманах «УВЕК» и др.). Неверна и характеристика самиздата 1970-х. гг. Именно в эти годы издаются представляющие для историка литературы наибольший интерес журналы «37», «Часы», «Обводный канал», «Сумерки», в конце 1970-х — ж. «Грааль», имеющие литературную и философско-религиозную направленность.

В плане научной дискуссии хотелось бы высказать сомнение в правомерности использования по отношению к творчеству Л.Рубинштейна ряда формулировок, которые вошли в научный оборот и звучат в работе, например: «Поэтика Рубинштейна того времени — это поэтика инструкции, плана, руководства к чтению» (С.4). Встает вопрос, что представляет собой «поэтика инструкции», каковы ее черты? Вряд ли можно согласится с определением творческого метода концептуалистов как «поэтизации (курсив наш. - Ю.В.) нарочно безличных форм официально-делового стиля: документов, справок, удостоверений и т.п.» (С.20). Полагаю, что внедрение официально-делового и /или разговорного стилей в поэтический текст было обусловлено не стремлением к поэтизации последних, а общей установкой поэтов-концептуалистов на разрушение «типовой модели» художественного текста, остранением основных параметров, определяющих природу художественного текста как речевого жанра.

Заслуживает научного обсуждения затронутая в диссертации чрезвычайно интересная тема обращения московских концептуалистов вслед за Дж.Кейджем к концепту «тишина» (С. 23). Считаю, что для ее плодотворного анализа требует обоснования, прежде всего, сама основа для сопоставления, поскольку идеи Дж.Кейджа не ограничивались исполнением опуса «4'33''», они были высказаны в целом ряде лекций и статей (John Cage “Silence. Lectures and writings”).

Выскажу несколько небольших замечаний. Автор не всегда в достаточной степени раскрывает свою мысль. Так, говоря о начале самостоятельного творчества Рубинштейна, А.В.Рябчикова пишет: «С конца 1960-х годов поэт постепенно отказывается от подражания авторам Серебряного века и уходит в сторону ненормативной поэтики» (С.20). Однако, кто из писателей Серебряного века оказывал влияние на юного Рубинштейна, остается «за кадром». Не все сноски являются информативными. Рассматривая один из первых образцов акционной поэзии Льва Рубинштейна, Рябчикова указывает на его концептуальную близость с кубиками Риммы Герловиной, но не раскрывает, что представляли из себя данные объекты. Мало может помочь читателю и сноска «Ср. ее инсталляцию «Душа» 1975-1976 годов» (С. 21).

Высказанные замечания не снижают общего высокого уровня работы. Диссертация полностью соответствует требованиям, предъявляемым к выпускным квалификационным работам, а его автор заслуживает искомой степени магистра филологии.

К.филол. н., доцент кафедры

Истории русской литературы



Ю.М.Валиева




Просвещение распространилось настолько, что ныне можно читать, писать и публиковать, оставаясь неграмотным. Хуго Штейнхаус
ещё >>