А. Н. Кудактин с первых дней организации заповедников, научные исследования в них определяются правовым статусом, как «научно исслед - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Результаты научно-исследовательской деятельности угпи за 2007 г. 1 244.59kb.
Научные исследования в области охраны окружающей среды 1 133.86kb.
Прикладные научные исследования и экспериментальные разработки 1 87.85kb.
Программа по курсу "история и методология юридической науки" предназначена... 1 187.5kb.
Нейробиология 1 18.2kb.
Конкурс на право заключения государственных контрактов на выполнение... 1 30.57kb.
Отчет о выполнении работ по шестому этапу государственного контракта... 7 1463.34kb.
Отчет о проведении внутреннего конкурса научно-исследовательских... 1 73.62kb.
Электронное научное издание «Труды мэли: электронный журнал» 1 87.17kb.
Закон о местных публичных финансах 3 460.04kb.
Конкурсная документация по проведению открытых конкурсов на право... 10 2200.55kb.
Ооо нпо «ТатХимПродукт» (843) 570-02-26, 570-02-90, 278-74-88 1 79.08kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

А. Н. Кудактин с первых дней организации заповедников, научные исследования в них - страница №1/1

Научные исследования в заповедниках Кавказа – прошлое и будущее

А.Н. Кудактин


С первых дней организации заповедников, научные исследования в них определяются правовым статусом, как «научно исследовательских, природоохранных учреждений». Таким образом, законодательно очерчивается основной круг научных интересов связанных с сохранением природно-территориального комплекса его биоразнообразия. Заповедная территория рассматривается при этом, как центр сохранения редких исчезающих растений и животных, переуплотненных популяций, а в отдельных случаях полигон акклиматизации и реакклиматизации. Для создания благоприятных условий охраняемых животных проводится комплекс биотехнических мероприятий. Таким образом, придание территории особого охраняемого статуса, в своей основе, ведет к изменению естественного хода эволюционных процессов, за исключением случаев, когда территория заповедника достаточно обширная и охватывает ареалы основных лесообразующих пород деревьев, ценопопуляции растений и популяций животных. Таким образом, научные исследования, в заповедниках приобретают целенаправленный прикладной характер. По содержанию и направленности они могут дублировать некоторые фундаментальные академические исследования или преследовать чисто ведомственные интересы.

Заповедники по своей сути, всегда были и остаются своеобразными полевыми лабораториями, где созданы идеальные условия для многолетнего мониторинга состава и структуры экосистем.

В историческом аспекте, становление научных исследований в заповедниках Кавказа можно выделить основными вехами: 1. Рекогносцировочное обследование территории.

2. Составление общих фаунистических и флористических списков- инвентаризация фауны и флоры. 3. Исследование биологии отдельных видов или групп видов растений и животных. 4. Специализация по отдельным отраслям науки в зависимости от наличия специалистов. 5. Организация стационарных пробных площадей и профилей.

6. Комплексные исследования экосистем или отдельных блоков систем: почвы – растительность, растительность – копытные, копытные – хищники. 7. Региональные исследования.

Поскольку территория, отчуждаемая под заповедник, проходит этап предварительного инвентаризационного обследования, к моменту его организации имеется некоторый набор информации о растительном и животном мире. Однако придание статуса особой охраны неизбежно ведет к изменению состава и структуры экосистем, биоразнообразия. Даже маленькие по площади заповедники привлекают животных с сопредельных территорий. Формируется новый тип экосистемы в перспективе отличный от изначальной.

Традиционной фронтальной темой НИР в заповедниках остается «Летопись природы», которую можно рассматривать как унифицированную попытку комплексного исследования динамики процессов и явлений природы на территории ООПТ, т. е. своеобразный мониторинг.

Вместе с тем, традиционные формы ведения «Летописи природы», осуществляемые на территории заповедников более 50 лет, хотя в значительной мере отражают общие тенденции функционирования экосистем, уже давно не отвечают современным требованиям. Многолетние отчеты по «Летописи природы», даже сформированные достаточно крупным научным коллективом, по методическим указаниям К.П. Филонова и Ю.Д. Нухимовской (1986), практически невозможно обобщить, т. е. основываясь на них, реально отследить этапы эволюции экосистем.

Простое констатирование абиотических факторов среды, слежение за динамикой популяций отдельных видов животных или общего биоразнообразия не решает главной проблемы заповедника - сохранения целостности экосистем, их эволюции, трансформации, не говоря о разработке путей если не управления, то хотя бы снятия пресса глубинных негативных процессов. Последнее особенно актуально, при стремительном рекреационном освоении даже заповедных территорий. Рекреационное освоение территории не только вносит корректировку в сезонное стациальное распределение животных, но и способствует проникновению адвентивных видов, создает предпосылки деформации эволюционных процессов.

В своем сообщении, мы не ставили задачу критического анализа развития отдельных направлений НИР в заповедниках Кавказа, все они, безусловно, заслуживают самой высокой оценки, поскольку выполнены на энтузиазме фанатов заповедного дела. Вместе с тем, они имели общие тенденции: инвентаризация, исследования отдельных видов растений и животных, в том числе внесенных в красную книгу, ведение в разном объеме «Летописи природы», стационарные комплексные исследования.

Заповедники с достаточно крупными научными отделами (Кавказский, Тебердинский, Астраханский) проводили региональные исследования, направленные на оптимизацию границ и сохранения биоразнообразия.

Следует отметить, что отдельные аспекты научной деятельности: инвентаризация, наблюдения за редкими видами носят перманентный период и могут проводиться до бесконечности. Безусловно, они необходимы и значимы, по силам небольшим научным коллективам, но не всегда будут отражать основное назначение заповедника сохранение естественного состава и структуры экосистем и их эволюцию.

Становление научных исследований в заповедниках Кавказа можно проиллюстрировать на примере одного из старейших и самого крупного по площади Кавказского заповедника.

В разное время, еще задолго до момента его организации, территорию Кавказского заповедника посетили такие известные исследователи как Г.И. Радде (1853-1866), К.Н. Россиков (1890), Д.П. Филатов (1910), Н.Я. Динник (1896-1906) и др.

История сохранения современной территории Кавказского заповедника начинается с организации в 1988 году Великокняжеской Кубанской охоты. К сожалению, отчуждение территории не преследовало целей изучения и сохранения уникальных горных экосистем. Основной задачей Великокняжеской охоты было максимальное увеличение численности «красной дичи»: крупных копытных. Для этого кроме отлаженной охраны проводился и комплекс биотехнических мероприятий, включая тотальное истребление хищников: волков, медведей, барсов (леопардов). Эти мероприятия отвечали задачам охотничьего заказника, а вернее, высокоспециализированного охотничьего хозяйства. К сожалению, тенденции поддержания высокой численности диких копытных в более поздний период стали вехой или мерой оценки благополучия заповедника и не только Кавказского. Уже в то далекое время были нарушены трофоценотические связи компонентов экосистемы и в первую очередь в подсистеме хищник – жертва.

К моменту организации заповедника (1924) численность копытных, была очень низкой, что стало следствием массовой гибели животных в период безвластия (1906 – 1924). С начала организации и до становления собственного научного отдела в заповеднике проходили естественные процессы восстановления естественных взаимоотношений в экосистемах. В период с 1935 по 1937 г.г. В.П. Тепловым были развернуты научные исследования и, началась реализация программы восстановления популяций копытных, для сохранения которых заповедник и создавался. Его территория стала полигоном научного эксперимента по реализации модной в то время реконструкции природы. Аналогичные процессы, но позже были реализованы в Тебердинском и Северо - осетинском заповедниках (Кудактин, 2005). По образному выражению В.П. Теплова (1938) «вредные тенденции слежения за естественным развитием природы» были свернуты. Таким образом, заповедник повторно, формально, стал заказником. Основной крен научных исследований был акцентирован на восстановление популяций крупных копытных. Великая Отечественная война лишь на короткий период притормозила этот процесс. К середине 1960 – х годов в результате проведения комплекса охранных и биотехнических мероприятий, включающих и тотальное истребление волка, при благоприятных климатических условиях произошел взрыв численности копытных (Голгофская, 1970). Суммарное поголовье оленей, туров, серн, кабанов, зубробизонов превысило 30 тыс. особей. Наметились тенденции угнетения зимних пастбищ и деструктивные процессы в популяции благородного оленя. В.Н. Александров (1968) и К.Ю. Голгофская (1970) предприняли попытку исследовать подсистему копытные – пастбища. В.А. Котов (1969) для восстановления естественных взаимосвязей в экосистемах предложил прекратить тотальное преследование волков и закладку солонцов. Одна крайняя мера – полная охрана была заменена другой, полное невмешательство в развитие экосистем. К сожалению специальных комплексных исследований, по ряду причин в это время не проводили. Размножившиеся волки и суровые многоснежные зимы существенно сократили поголовье копытных, в том числе и реинтродуцированого гибридного зубра–бизона. Начавшееся восстановление естественных соотношений в экосистемах было расценено как негативное. С 1971 года вновь началось плановое истребление волков и закладка искусственных солонцов. Идея охотничьего заказника победила в очередной раз.



Комплексные исследования

В начале 1960 – х годов в рамках «Летописи природы» наряду с традиционными исследованиями по инвентаризации природного комплекса, многолетними наблюдениями на постоянных маршрутах и пробных площадях назревает необходимость комплексных исследований. Аналогичные исследования проводились и в Тебердинском заповеднике на стационаре «Хатипара» (Салпагаров, 2000). Для реализации поставленных задач, на территории заповедника создаются 4 крупных стационара «Хоста», «Ачипсе», «Молчепа», «Сенная – Бурьянистая», где концентрируются основные научные исследования. Полученные данные, собранные по единым методикам в разных районах позволили более полно отразить реальное состояние экосистем, но не решали основной задачи заповедника – оценки устойчивости и сохранения биоразнообразия при нарастающем антропогенном прессе по его периметру. В настоящее время большинство заповедников в разной мере трансформированы хозяйственной деятельностью и постепенно превращаются в своеобразные «оазисы» дикой природы (Соколов и др, 1998) , где проявляется островной эффект (Акатов, 1999). В этой связи, исследования взаимодействий популяций охраняемых животных: крупных хищников, копытных и растительных кормовых ресурсов уже становится недостаточным для мониторинга и прогноза развития экосистем, поскольку мощное воздействие антропогенного фактора вносит существенные коррективы в динамику их развития. В сложившейся ситуации путем комплексных исследований фрагментов экосистемы была предпринята попытка построения первичного блока описательной модели: пастбища – копытные – хищники, как фрагмента вербально - математической модели горной экосистемы (Сетров, 1978, 1994). За основу взята концептуальная каскадно-блоковая модель, отражающая общие представления о структуре и взаимосвязях в выделенной системе «пастбища – копытные – хищники» (Рис.1).

Основой ландшафтного образования выступают геологическое строение (литосфера), климат и геоморфологическое строение (рельеф), формирующие свойства жизненно важнейших компонентов: гидросферы и почвы. Совместно они образуют блок абиотических компонентов – «Геосистема» и определяют условия среды обитания биоты (Кудактин и др. 2002). Понятие «Пастбища» более обширно и включает множество показателей. Блоки «растительность - копытные» и «копытные – хищники» объединены трофической связью, образуя относительно самостоятельные подсистемы- вершину пирамиды рассматриваемой экосистемы.


Поскольку компоненты экосистемы тесно взаимосвязаны, актуальность изучения ее составляющих, установка характера связей, выяснение способов и степени влияния каждого отдельного компонента на остальные путем сопряженного анализа становится очевидной. Все составляющие выделенной системы ООПТ испытывают постоянно нарастающее антропогенное воздействие. Используя известные и вскрытые в процессе исследований информационные связи между костными, биотическими и антропогенными факторами, предполагалось создание на их основе оперативной системы управления, включающей оптимизацию охранных мероприятий и повышение устойчивости ООПТ.

Общую модель по ряду объективных и субъективных причин построить не удалось, но был заложен фундамент комплексных эко системных исследований. К сожалению, это научное направление не получило развития ни в Кавказском, ни другом заповеднике Кавказа.



Региональные исследования

Особенностью всех заповедников Кавказа является их пространственное – территориальное размещение и далекая от совершенства конфигурация границ. Даже в отношении Кавказского заповедника можно отметить, 90 % его территории расположено в среднегорной и высокогорной зонах представляющих оптимальные летние стации животных. Места зимних агрегаций расположены преимущественно в зоне среднегорных и низкогорных лесов. Животные вынуждены совершать сезонные миграции на сопредельные территории. Несоответствие даже обширной в сравнении с другими заповедниками Кавказа, территории Кавказского заповедника и границ ареалов крупных млекопитающих остается основным противоречием между сохранением полноты экосистем и ее емкостью. Эта проблема актуальна для всех заповедников Кавказа. Поскольку животные не знают границ ООПТ, последние выполняют для них роль сезонных стаций переживания. В этой связи, региональные исследования нашли отражение в деятельности практически всех заповедников. Существенным вкладом в развитие региональных научных исследований было создание в 1978 году Регионального научного совета заповедников Кавказа. Его деятельность ориентировалась на координацию НИР в заповедниках, оптимизацию их границ, решение региональных природоохранных проблем. Созданная на его базе ассоциация заповедников и национальных парков решала в основном другие вопросы.

Существенным вкладом научных отделов заповедников в решение региональных природоохранных проблем можно считать: 1. Участие в подготовке республиканских и краевых красных книг. 2. Участие в работе государственной экологической экспертизы, в том числе и объектов инфраструктуры олимпиады 2014 года, квоты на добывание охотничьих животных и др.

3. Подготовка инженерно - экологических изысканий и ОВОС.

4. Комплексные исследования территорий в разной мере вовлеченных в рекреационный и хозяйственный оборот.


organization chart 8

Научные исследования после перестройки

Анализируя становление НИР в заповедниках Кавказа, можно с горечью констатировать, что за годы перестройки заповедная наука существенно сдала позиции. Это стало следствием завершения научной деятельности целой плеядой ученых, сокращением численного и качественного состава научных отделов. Низкая оплата труда в заповедниках способствовала отвлечению исследователей на поиски средств существования за счет грантов, преподавания в вузах, участия в научных исследованиях далеких по направленности от нужд заповедника. Этот период можно характеризовать как этап начала сращивания собственно заповедной науки с академической, и вузовской. Более успешным этот процесс был в заповедниках расположенных вблизи научных центров и крупных вузов. Формирование томов «Летописи природы» проводится силами энтузиастов, нередко по остаточному принципу. Основные темы выполняются по инерции, научные исследования ведутся преимущественно с целью набора материала для диссертаций или завершения прошлых заделов. Вновь стали доминировать перманентные инвентаризационные работы, наблюдения за редкими видами, накопление данных по экологии и численности млекопитающих и птиц diagram 9(рис.2).


Рис. 2 Научные исследования после перестройки


В сложившейся ситуации сложно прогнозировать развитие научных исследований в отдельно взятом заповеднике, поскольку они напрямую связаны с наличием научного потенциала, обеспеченностью его необходимым современным оборудованием. Совершенно очевидно, что два или три сотрудника даже самой высокой квалификации реально не смогут исследовать в полном объеме состав и структуру заповедной экосистемы. В большинстве заповедников Кавказа, особенно недавно созданных, научные отделы малочисленны и представлены узкими специалистами.

Перспективы развития НИР в заповедниках

Планируемое рекреационное освоение значительной части Кавказа неизбежно потребует участия в этом процессе научных коллективов заповедников. Уже в настоящее время значительная часть горных заповедников используется для нужд рекреации. Отчужденные участки традиционного природопользования по правовому статусу давно соответствует режиму национального или природного парка. В этой связи, направленность научных исследований, кроме ведения традиционной «Летописи природы» должны быть ориентированы на поиски путей оптимизации отношений «рекреация – сохранение целостности экосистем», адаптации животных к антропогенному прессу (Рис.3).


Перспективы развития науки


  • В заповедниках:

  • Летопись природы;

  • Формирование банка данных;

  • Подведение итогов многолетних исследований;

  • Координация деятельности;

  • Видовые исследования;

  • Системные исследования.




  • В Национальных парках:

  • Летопись природы;

  • Инвентаризация;

  • Изучение рекреационного и ресурсного потенциала.

  • Сохранение экосистем вовлеченных в рекреационный оборот.

Малочисленные научные коллективы большинства заповедников уже давно не в состоянии выполнять возложенные на них задачи. В сложившейся ситуации назрела необходимость реализации идей Регионального Научного совета заповедников Кавказа – координации деятельности путем создания крупных научных коллективов, как это было сделано в Тебердинском заповеднике путем объединения орнитологов региона в группу. Более же реальным представляется объединение на паритетных началах научных отделов заповедников с успешно работающими на Кавказе академическими учреждениями: Институт экологии горных территорий КБНЦ и Прикаспийский институт биоресурсов ДНЦ РАН. Сферы деятельности могут быть разделены. Горные территории и научные коллективы горных заповедников совместно с ИЭГТ КБНЦ РАН могли бы успешно решать проблемы сохранения и углубленного изучения горных территорий. Прикаспийский институт биоресурсов ДНЦ РАН курировать заповедные территории равнины. Работа по единым методикам и программам позволит охватить исследованиями весь регион, получить сравнимые результаты, разработать единую стратегию сохранения экосистем (Рис.3).


organization chart 7

Рис. 3 Координация научной деятельности заповедников и национальных парков.


На первом этапе сотрудничество может быть реализовано через разработку общих фронтальных тем:
1.Комплексные экосистемные исследования;

2. Научные основы охраны территорий;

3. Сохранение экосистем от внешнего антропогенного воздействия.

4. Популяционные исследования копытных и хищников.

5. Редкие виды, состояние популяций, стратегии сохранения.

6. Оптимизация территорий существующих, обоснование создания новых ООПТ.

Литература

Акатов В.В. 1999. Островной эффект как фактор формирования высокогорных фитоценозов Западного Кавказа. Майкоп. 147 с.

Голгофская К.Ю. 1970. Рост населения копытных и состояние кормовых угодий Кавказского заповедника Бюлл. МОИП. Отд. Биол. М. т. 125. С. 9-16.

Голгофская К. Ю. Александров В. Н.

Котов В.А. О необходимости сохранения волка в биоценозе Кавказского заповедника. Сб. естественная производительность продуктивность охотничьих угодий СССР, ч. 11, Киров, 1969. С. 86-89.

Кудактин А.Н. Позитивные и негативные аспекты акклиматизации животных, роль охотоведов в реконструкции фауны России. Сб. мат. науч.-прак. конф., посвященной 75-летию ВСХА, Киров, 2005 с. 83-86.

Кудактин А.Н.. Власов В.В., Животов А.Д. Предварительные итоги комплексных биоэкологических исследований на биостанции «Джуга» как основа моделирования горной экосистемы. Биоразнообразие и мониторинг природных экосистем в Кавказском государственном природном биосферном заповеднике. Новочеркасск. 2002. с. 245-265.

Салпагаров Д. С. Тебердинский государственный биосферный заповедник в Карачаево – Черкессии. Тр. Тебердинского гос. биос. зап. вып. 19. Ставрополь 2000. 328 с.

Сетров М.И. Системно- организационное моделирование заповедных биогеоценозов. сб. Методологические проблемы организации биосистем. Л. 1978. С.140 – 180.

Сетров М.И. Комплексный экологический мониторинг ПТК Кавказского биосферного заповедника – Заповедная экологическая пирамида . Сочи 1994. С. 6 – 28.

Соколов В.Е., Филонов К. П., Нухимовская Ю.Д. , Шадрина Г. Д. Экология заповедных территорий. М. 1997. 576 с.

Теплов В.П. Волк в Кавказском заповеднике- Тр. Кав. гос., зап., вып.,1 М., 1938, с. 343- 365.



Филонов К.П., Нухимовская Ю.Д., Летопись природы в заповедниках СССР. Методическое пособие. М. Наука, 1985. 144 с.




Большевизм и фашизм — это, конечно, борьба двух концов, а не борьба двух начал. Дон-Аминадо
ещё >>