3. Евреи в годы коллективизации и индустриализации (1928-1934) - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
С. А. Майзель Евреи в годы застоя. Исход 19 2791.17kb.
Коллективизация 1 92.9kb.
«Повседневная жизнь советского провинциального города в 1930-е годы»... 1 85.93kb.
Бутурлиновский район 2 414.13kb.
110 лет со дня рождения Петникова Григория Николаевича 1 63.32kb.
Церковь Св. Николая Чудотворца Аннинский р-н, с. Никольское 1 20.9kb.
Крестный путь митрополита Сергия. 1928-1933 годы 1 187.94kb.
Серп «социальная история россии XX века» 19 5463.41kb.
Николай Бердяев о достоинстве христианства и недостоинстве христиан 1 269.81kb.
С. А. Майзель Евреи в годы нэпа (1921-1927) 8 1941.89kb.
С. А. Майзель Евреи в годы террора (1935-1941) 9 2012.43kb.
Александр Агеев Голод 41 Практическая гастроэнтерология чтения 8 1678.57kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

3. Евреи в годы коллективизации и индустриализации (1928-1934) - страница №10/10

2. Переход к ускоренной индустриализации закрыл в СССР тему нэпманства. В годы НЭПа евреи составляли довольно значительный процент среди нэпманов, т. е. новой советской буржуа­зии, отличавшейся рядом черт, вызывавших враждебные по отношению к ней в широких народных массах. Кроме того, много евреев было занято в мелкой торговле. Отношение к этим торговцам в широких слоях населения часто определялось их отношением к нэпманам, и создавалось впечат­ление, что евреи захватили а городах всю торговлю. В результате антинэпманская нота второй половине 1920-ых годов сливалась с антисемитской и очень усиливала ее. С переходом к уско­ренной индустриализации нэпманы были разорены, и вскоре совершенно сошли с советской сцены; мелкая торговля еще некоторое время существовала, но и вскоре она тоже сошла на нет. Этим был подрезан еще один корень антисемитизма 1920-ых годов.

3. Коллективизация привела к массовому оттоку населения из деревень. Большое количе­ство бывших крестьян вливались в города и в рабочий класс. В результате русская составляющая городского населения увеличилась и тем самым кос­венно убавила еврейский процент в городах. Кроме того, эти деревенские парни тоже не во всем соответствовали требованиям коренных горо­жан, подчас оказываясь даже менее подготовленными к городской жизни, чем евреи. Это тоже не­сколько снижало градус претензий к евреям.

4. Ослаблению антисемитизма в рабочей среде способствовало и непосредственно свя­занное с политикой пятилетних планов изменение национального состава рабочего класса. Дело в том, что большинство из так называемых нацменьшинств, экономически очень отсталые, до на­чала индустриализации были представлены лишь незначительным процентом в составе рабочего класса. Даже в областях их наибольшего сосредоточения в основном они жили в де­ревнях, и их доля в рабочем классе была минимальной. Политика ускоренной индустриализации потребовала увеличения состава рабочего класса. И именно эти нацменьшинства были тем ре­зервом откуда можно было черпать новых людей. Спрос на рабочую силу для нужд развиваю­щейся промышлен­ности и для строительства резко увеличился и привел к усиленной вербовке рабочих в деревнях. Одновременно в связи с коллективизацией и деревенская обстановка резко изменилась. Все это способствовало отливу сельского населения в промышленность и прочие преимущественно го­родские отрасли труда. В связи с этим в промышленных предприятиях и осо­бенно на стройках, на погрузочно-разгрузочных работах и пр. увеличился процент рабочих из среды малых народностей. С.Шварц в (Л.4) приводит такие примеры:

“В Казахстане, значительная часть населения которого еще недавно жила в условиях коче­вого быта, к 1-му января 1927г. было занято в фабрично-заводской промышленности всего 12353 рабочих, среди них лишь 2485 или 20,1% казахов. На 1-ое февраля 1933 года общее количество рабочих возросло в фабрично-заводской промышленности до 75792, т. е. более чем в 6 раз, коли­чество рабочих-казахов до 27642, т. е. более чем в 11 раз, и процент казахов среди фабричных рабочих поднялся до 36,5%. Еще более отчетливую картину показывает развитие в строительном деле: общее количество рабочих, занятых в строительстве Казахстана, возросло за указанный пе­риод с 850 до 96530, количество рабочих казахов с 69 до 36005, и процент казахов среди строи­тельных рабочих увеличился с 8,1% до 37,31%.

В Узбекской ССР процент узбеков, занятых в промышленности, дости­гал по переписи на­селения в декабре 1926 года 26,0%, на 1-ое августа 1934 года он поднялся до 37,2%. В Татарской АССР соответственные цифры для татар были 22,1% и 33,6%. В Чувашской АССР (первона­чально автономной области) для чуваш 13,7% и 24,1%. В строительстве тот же процесс разви­вался еще быстрее: в Татарской АССР процент татар в строительстве поднялся за указанный пе­риод с 4,6% до 24,2%, в Башкирской АССР процент башкир с 2,2% до 10,0%, в Чу­вашской и Ма­рийской автономных областях перепись населения 1926 года не зарегистрировала ни одного строителя чуваша или марийца, а по обследованию 1934 года среди рабочих-строите­лей в Чуваш­ской АССР было 28,7% чувашей, процент марийцев в Марийской автономной области 15,11%“ (Л.4).

Это увеличение доли различных нацменьшинств в составе рабочего класса во многих местах приводило к чрезвычайной пестроте национального состава рабочих и порождало нацио­нальные трения. На этой почве расцвел пышным цветом великодержавный шовинизм, который с начала 1930-ых годов стал вызывать понятную тревогу у руководителей страны. Выше я уже писал о великодержавном шовинизме и борьбе с ним. В этих условиях антисемитские проявления стали тонуть в массе шовинистических проявлений, обращенных против других национальностей, часто более отличных от русского населения, чем евреи, более далеких по своему культурно-бытовому облику и еще гораздо менее владеющих русским языком. Характерно также, что, в отличие от ан­тисемитизма второй половины 20-ых годов, великодержавный шовинизм первой половины 30-ых годов захватил главным образом новые слои рабочих, еще недавно влившиеся в ряды рабочего класса. Так из общего числа рабочих, осужденных по делам о шовинизме, 73% работали по найму менее 2 лет и 58% относились к группе от 18 до 25 лет. Причем на первом месте среди постра­давших везде были нацменьшинства.

Нечто подобное случилось у нас в последние годы. Сейчас в русских городах появилось много нацменов, на которых по разным причинам стала распространяться неприязненное отноше­ние части русского населения. И от евреев внимание какой-то части населения временно пере­ключилось на этих нацменов. Нельзя объять необъятное. Так случилось и тогда.

5. В конце двадцатых годов резко изменилась ситуация во власти. В резуль­тате партчис­ток и изгнания троцкистско-зи­новьевского блока из руко­водства страной уже в начале тридцатых евреев и в партийном, и со­ветском руководствах евреев стало значительно меньше. Народу это нравилось. Выше я писал, что сначала это даже вызвало всплеск антисемитизма, стало можно. Но со временем волна сошла, а новая жидо-большевистская власть не возникла. Конечно, евреев было еще очень много и в Правительстве, и в Армии, и в ГПУ. Но не они возглавляли страну и не они возглавляли даже эти организации. А значит, обвинять евреев в захвате власти в СССР стало не возможно, и эта причина антисемитизма сама собой отпала.

6. Несколько снизило градус антисемитизма также закрытие в 1930 Евсекции при ЦК КПб. Этим актом преграждалось отдельное, хотя и по советской программе развивающееся, развитие еврейской национально-культурной и государственно-экономической автономии; закрылась тема создания на территории Укр.ССР еврейской национальной области.

7. Важным событием еврейской жизни было то, что сами евреи в эти годы стали уже менее активны, они гораздо меньше увлекались политикой, а предпочитали науку, искусство, медицину и реальный сектор экономики.

8. Все вышеперечисленные события произошли очень быстро, в масштабе человеческой жизни практически внезапно, всего за два-три года: ликвидация НЭПа, борьба с оппозициями и измене­ния во власти, причем не только наверху, но и на местах, индустриализация, насильствен­ная кол­лективизация, изменение национального состава общества и рабочего класса. В этих ус­ловиях все сложившиеся ранее в течение многих лет социально-психологические навыки были потрясены до основания. Новые эмоции возникали внезапно, без каких-либо серьезных обоснова­ний, и они сразу же захватывали непод­готовленные умы рабочих. А старые устоявшиеся эмоции также внезапно уходили на периферию соз­нания. Вероятно и антисемитизм, который еще вчера владел многими умами, теперь оказался пе­рехле­стнутым другими, более сильными эмоциями. В частности, антипатиями к нацменьшинствам. Нечто похожее происходит сегодня в столичных го­родах России в отношении столичного населения к узбекам, таджикам и прочим гастербайтерам, так называемым “черным”. И, как это ни парадоксально звучит, но это явление снизило градус ан­тисемитизма. Но, конечно, сни­зило временно, пока другие чувства его перехле­стнули.


Таким образом. я написал, что в начале тридцатых годов антисемитизм пошел на убыль. Однако, на мой взгляд, это не совсем так. Бытовой антисемитизм, каким был, таким и остался, по­скольку остались все его носители. Просто в это время у антисемитов стало значительно меньше аргументов в пользу явного его проявления и меньше объектов для проявления своего антисеми­тизма. Но отно­шение к евреям не изменилось. Те люди, которые раньше обвиняли евреев в стремлении порабо­тить русский народ, в издевательстве над русскими, в жульничестве, хамстве и во всех прочих грехах, все они остались при своем мнении. Просто, по их мнению, у евреев теперь стало меньше возможностей для проявления своего антирусского менталитета. Именно поэтому не было ника­кого сочувствия к лишенцам.

В статье “Евреи и советская диктатура“ Ст. Иванович писал: “За границей многие верят тому, что в России нет антисемитизма, и на этом основании благорасполагаются к советской вла­сти. Но в России знают, что это неправда. … Если диктатура большевизма падёт, можно быть со­вершенно уверенным в диком разгуле антисемитских страстей и насилий... Падение советской власти будет для евреев катастрофой, и всякий друг еврейского народа должен с ужасом отбро­сить такую перспективу; а сам замечает, что советская диктатура уже стала стесняться приписы­ваемого ей юдофильства и ожидовения“. Таким образом, снижение антисемитизма в начале три­дцатых годов было явлением временным и случайным, и его новые рецедивы были не за горами.



Но в тоже время евреи действительно считали, что только советская власть сдерживает очень многих их соотечественников от явных погромов, что она при всех своих недостатках все-таки защищает евреев, и боялись, как бы с ней чего-нибудь не случилось.


1 Это проявилось, когда сталинский XV-й съезд пар­тии исключил их из ВКП(б), лишил высоких постов и сослал в провин­цию. Зиновьев с Каменевым практи­чески сразу сдались, публично признали свои ошибки, покаялись и стали восхвалять Сталина, что, конечно, не вызывает к ним уважения. Некоторые их единомышленники по оппозиции оказались более прин­ципиальны и, понимая, что палкой обуха не перешибешь, просто ушли из политики и, не унижаясь перед победившей их властью, постарались тихо жить где-нибудь в стороне. Правда, конец у всех их оказался одинаков.

2 Не зря некоторые историки обвиняют в этой гибели самого Сталина. Хотя этот факт не доказан.

3 Правая оппозиция выступала за снижение скорости индустриализации и коллек­тивизации, продление НЭПа, против реквизи­ций продовольствия у крестьян и насильственных хлебных займов и пересмотр пятилетнего плана.

4 Об определяющем участии евреев в составлении этого пятилетнего плана мне не известно.

5 Виновными в некоторых неудачах были объявлены враги. Ре­зультатом поиска этих врагов стали шахтинское дело (1928г.), показательный суд над "вредителями"‚ горными инженерами и техниками Донбасса; дело Промпартии, – процесс инженеров и работников Госплана‚ обвиненных в шпионаже и попытках подорвать экономику страны; дело Кресть­янской трудовой партии (1929-1932 годы); дело Академии наук (1931) и суд над английскими специалистами фирмы "Метрополи­тен-Виккерс"‚ обвиненными во вредительстве (1933г.). Во всех этих делах обвинения были направлены против бывших вла­дельцев собственности (шахт, заводов, земли), а также инженеров, ученых и техников, работавших на этих предпри­ятиях, в науке и в сельском хозяйстве. Всех их обви­няли в том, что на протяжении многих лет они якобы срывали государ­ственные планы по переоборудова­нию этих шахт и заводов, сознательно наносили вред совет­ской промышленно­сти, тор­мозили ее развитие, скрывали от советской власти наиболее цен­ные природные месторождения и научные дости­же­ния. Кроме того, в начале 1930-х годов прошли политические процессы "Союзного бюро меньшевиков" (1931г.)‚ дело Рю­тина–Слепкова‚ требовавших смещения Сталина (1931-32гг.); и было начато дело о создании "всесоюзного троцкистского цен­тра"(1934).

6 До Шейнмана в этой инициативой выступал известный экономист Е.Преображенский. Однако он был троцкист, и в 1929г. это имя уже было под запретом.

7 Эмиссия в 1929г. выросла с 0,8 млрд. руб. до 3 млрд. руб. и в таком же темпе продолжилась до конца первой пятилетки. Продолжилась она и в дальнейшем.


8 ЭКОСО РСФСР – экономическое совещание при Совнаркоме СССР

9 В литературе есть и более высокие и не менее надежные оценки потерь коллективизации. Так известный экономист С.С.Маслов, живший после революции в эмиграции, демографиче­ские последствия коллективизации оценивал так. В 1929 в СССР существовали 25,8 млн. кресть­янских дворов, а в 1935 – 20,9 млн., т.е. за период с 1929 по 1935 годы дво­ров стало на 4,9 млн. меньше. Если каждая семья в среднем состоит из 5-6 человек, то это соответствует при­мерно 24 - 30 млн. че­ловек. Одновременно за тот же период времени го­родское население увеличи­лось за счет миграции из деревни на 12 млн. человек. Следовательно, еще 12 - 18 млн. человек безвоз­вратно пропали. 

10 Крупные города и стройки обеспечивались снабжением по карточкам. Было, конечно, голодно, но людям объясняли, что это временные трудности, связанные с неурожаем, одновременно постигшим Украину, Кубань, Поволжье и Казахстан. Люди, конечно, знали о голодающих районах, но о масштабах голода и его преднамеренном устройстве в целях ускорения коллективизации, об этом в городах никто даже не догадывался. Тем более, что голодающие крестьяне были блокированы и не могли покидать свои деревни.

11 Черные доски - синоним «доски позора», в период коллективизации в СССР повсеместно применялись с целью психологиче­ского и административного давления на сёла, станицы, которые не выполняли планы сдачи продовольствия или выполняли их в неполном объёме.

12 Правда, охватили они в основном три славянские республики. В Закавказье и Средней Азии эти процессы были менее выражены, потому что в местные партийные органы была спущена ус­тановка о бережном отношении к традициям местного населения. Однако "бережное отношение" в основном касалось неашкеназских еврейских общин, которые относились к традиционным общи­нам Востока. Власти избегали оскорблять религиозные чувства, понимая, что более консерватив­ные жители этих республик, сохранившие приверженность традиционному укладу жизни, могли встретить в штыки новую антирелигиозную политику центра.


13 И все это происходило на фоне того, что своем политическом отчете ЦК XVI съезду 27 июня 1930г. партии Сталин говорил: “Надо дать национальным культурам развиться и развернуться, выявив все свои потенции, чтобы создать условия для слияния их в одну общую культуру с одним общим языком в период победы социализма во всем мире. Расцвет национальных по форме и социалистических по содержанию культур в условиях диктатуры пролетариата в одной стране для слияния их в одну общую социалистическую (и по форме и по содержанию) культуру с одним общим языком, когда пролетариат победит во всем мире и социализм войдет в быт, — в этом именно и состоит диалектичность ленинской постановки вопроса о национальной культуре”..

14 Пинкас - – книга записей еврей­ских общин.

15 Елизавета Михайловна была православной, внучкой православного священника.

16 В 1930г. М.Л.Франк по рекомендации академиков А.Ф.Иоффе и Я.И.Френкеля был назначен заведующим кафедрой математики в Ленинградском политехническом институте, и занимал эту должность до 1941г, когда уехал в эвакуацию, из которой не вернулся.

17 Бар Кохба – вождь еврейского восстания против римлян в 133-135 годах.

18 Саббатай Цви - каббалист, один из самых известных еврейских лжемессий; лидер массового движения XVII века, охватив­шего почти все еврейские общины; мессианское движение почти прекратилось, когда он неожиданно принял ислам.

19 Загмук – пьеса А.Глебова о восстании рабов в Древнем Вавилоне. Одно из наиболее древних восстаний рабов.

20 Н.Альтман, активно работавший с театром ГОСЕТ, весной 1928 выехал с ним на гастроли в Европу. А после их окончания остался в Париже. Здесь он прожил до 1935 года.

21 В1928 г. Фальк выехал за границу, в Париж, в командировку, где пробыл до 1937г.

22 Правда, не обошлось в фильме и без прямого обмана. Так завершает фильм фраза Итого переселено на землю около 100 тысяч евреев. Осталось сделать много больше». Однако на самом деле в то время еврейских сельскохозяйственных поселениях Крыма трудились 4463 человека.

23 Кстати, старший брат Каверина академик Лев Зильбер тоже изменил свое отчество и стал Львом Александровичем.

24 Алиса Коонен – родилась в семье выходцев из Бельгии.

25 Существует версия о еврейском происхождении Ю.А.Завадского и А.Д.Дикого. Однако в их еврейском происхождениии я не уверен, точных сведений об их происхождении нигде не нашел, и в их творчестве, кроме ранее описанного эпизода из биографии А.Дикого, ничего еврейского тоже нет.

26 Не уверен в еврейском происхождении С.А.Мартинсона. Возможно, он из обрусевших немцев.

27 Кстати, М.М.Плисецкая приходится родной племянницей Асафу и Суламифи Мессерерам, поскольку их родная сестра Рахиль Мессерер-Плисецкая ее мать.

28 ВХУТЕИН - Высший художественно-технический институт.

<< предыдущая страница  



Дурные манеры: есть без ножа и разговаривать вилкой. Леонард Луис Левинсон
ещё >>