1. Важнейшей для любой семьи является ее репродуктивная функция - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Опыт применения ритуксимаба при склеродермии: результаты 1-летнего 1 33.2kb.
1. Транспорт относится к важнейшей системообразующей инфраструктуре... 2 541.37kb.
Вопросы к экзамену Комплексные числа и действия над ними Алгебра... 1 19.28kb.
+331. 103 Проблемы внедрения tqm в России 1 74.33kb.
Время на воздухе, покрыты пленками окислов. Та­ким образом, окислы... 1 54.08kb.
Учебно-методический комплекс дисциплины «психология семьи» 1 124.18kb.
Рекомендации 1 75.82kb.
Решение для создания документа, а учителю развивать системное мышление... 1 69.06kb.
Экономические и этические аспекты благосостояние 1 46.15kb.
Отчет о деятельности Координационного совета по вопросам поддержки... 1 86.36kb.
Они знают, чему научатся, выполнив задания 1 49.88kb.
Кирилина Екатерина Алексеевна 1 58.46kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

1. Важнейшей для любой семьи является ее репродуктивная функция - страница №1/1


Стр.

Семья является объектом исследования многих общественных наук - социологии, экономики, права, этнографии, психологии, педагогики, демографии. Каждая из наук в соответствии со своим предметом изучает специфические стороны функционирования и развития семьи.

Сущность семьи выражается через такие понятия, как функции семьи, ее структура и ролевое поведение ее членов. Функции семьи отражают систему взаимодействия семьи и общества, с одной стороны, и семьи и личности с другой. Совокупность функций, которые выполняет современная семья, можно свести к следующим: репродуктивная, экономическая статусная, эмоциональная, защитная, а также функция социального контроля и регулирования.

1. Важнейшей для любой семьи является ее репродуктивная функция, основу которой составляет инстинктивное стремление человека (индивида) к продолжению своего рода, а общества - к обеспечению непрерывности и преемственности сменяющих друг друга поколений.

Выполняя свою репродуктивную миссию, семья оказывается "ответственной" не только за качественный, но и за количественный рост народонаселения. Именно семья является тем своеобразным регулятором рождаемости, воздействуя на который можно избежать или инициировать демографический спад или демографический взрыв.

2. Суть экономической функции заключается в ведении ее членами общего хозяйства и в экономической поддержке несовершеннолетних, временно не работающих, а также нетрудоспособных по болезни или по возрасту членов семьи. "Уходящая" тоталитарная Россия внесла свой вклад в экономическую функцию семьи. Система оплаты труда была построена таким образом, что на заработную плату ни мужчина, ни женщина отдельно друг от друга прожить не могли. И это обстоятельство служило дополнительным и очень существенным стимулом для их вступления в брак.

3. С момента своего рождения человек получает присущие семье гражданство, национальность, социальное положение в обществе, становится городским или сельским жителем и т. д. Тем самым осуществляется статусная функция семьи. Унаследованные человеком при его рождении социальные институты со временем могут изменяться, тем не менее, они во многом определяют "стартовые" возможности человека в его конечную судьбу.

4. Удовлетворение присущей человеку потребности в семейном тепле, в уюте и в интимном общении составляет основное содержание эмоциональной функции человека. Не является секретом то обстоятельство, что в семьях, в которых сложилась атмосфера участия, доброжелательности, сочувствия, сопереживания, люди меньше болеют, а заболев - легче переносят болезни. Они к тому же оказываются более стойкими по отношению к стрессам, на которые так щедра наша жизнь.

5. Одной из самых существенных является защитная функция семьи. Она проявляется в физической, материальной, психической, интеллектуальной и духовной защите ее членов. В семье насилие, угроза насилием или ущемление интересов, проявленные по отношению к одному из ее членов, вызывают ответную реакцию противодействия, в которой проявляется инстинкт ее самосохранения. Наиболее острой формой такой реакции является месть, в том числе и кровная, связанная с насильственными действиями.

Одной из форм защитной реакции семьи, способствующей ее самосохранению, является солидарное ощущение вины или стыда всей семьи за противоправные, безнравственные или аморальные действия и поступки одного или нескольких ее членов. Глубокое осознание своей моральной ответственности за случившееся способствует духовному самоочищению и самосовершенствованию семьи, и тем самым укреплению ее устоев.

6. Семья - основной социальный институт, через который общество осуществляет первичный социальный контроль за поведением людей и регламентацию их взаимной ответственности и взаимных обязательств. Одновременно семья является той неформальной "судебной" инстанцией", которой предоставлено право применения моральных санкций к членам семьи за несоблюдение или ненадлежащее соблюдение норм общественной и семейной жизни.

Под структурой семьи мы обычно понимаем совокупность отношений между ее членами, включая помимо отношений родства систему духовных, нравственных отношений, в том числе отношений власти, авторитета и т. д. Выделяют так называемую авторитарную структуру и в связи с этим авторитарные семьи, которые характеризуются жестким подчинением жены - мужу, а детей - родителям. Демократические семьи основаны на распределении ролей в соответствии не с традициями, а с личностными качествами и способностями супругов, на равном участии каждого из них в принятии решений, добровольном распределении обязанностей в воспитании детей, на сознании, а не принуждении. Важную роль в современных семейно-брачных отношениях играют правовые отношения, регламентирующие закрепленные в юридических нормах взаимные права и обязанности супругов, родителей и детей друг к другу.

В последние десятилетия в развитии института семьи появились новые тенденции. Об этом обычно можно судить на основании динамики демографических показателей - общего снижения рождаемости, увеличения удельного веса, разводов и неполных семей, уменьшения числа детей в семьях и их нуклеаризации. Феномен, который сложнее зафиксировать, опираясь на данные статистики, - это повсеместно происходящий процесс размывания системы поведенческих норм в сфере брака и семьи и представлений о содержании семейных ролей.

Существенная тенденция последних лет - отмеченное еще А. Г. Харчевым «разделение родительства и семьи», точнее, супружества. Выражается это в широком распространении неполных (прежде всего материнских) семей и в увеличении числа супружеских пар, отказывающихся иметь хотя бы одного ребенка. Об удельном весе неполных семей можно судить лишь на основании данных переписи - в 1989 г., в РФ они составляли 14% (из них лишь 1% - отцовские семьи) среди прочих типов семей с детьми несовершеннолетнего возраста. Правда, этот показатель не совсем точен, поскольку не учитывает расширенную семью, где брачным ядром является супружеская пара бабушки и дедушки или других совместно живущих родственников, а также фактические семьи, когда мать ребенка живет с его отцом, не регистрируя отношений. По данным выборочного обследования молодых семей, проведенного Госкомстатом России в конце 1992 г., 2% вообще не хотят иметь детей, чего практически не наблюдалось еще десятилетие назад. Правомерно предположить, что в сегодняшних социально-экономических условиях, способствующих общему снижению рождаемости, удельный вес таких пар продолжает возрастать.

Разделение институтов брака и семьи характерно не только для России, оно давно уже наблюдается и на Западе. В то же время необходимо подчеркнуть, что в нынешних российских условиях сама по себе роль института брака возрастает, в первую очередь в регулировании отношений собственности. Вероятно, поэтому происходит постепенное снижение показателей брачности, в том числе и вследствие более рационального и ответственного отношения молодежи к принятию решения создать семью.


Семейные формы.


Сегодня очевидно, более уместно говорить не о «семье», в определение которой уже сейчас трудно вложить всевозможные вариации, а о семьях. Ответ на вопрос, что такое семья, может состоять либо в сужении объема понятия, как предлагают некоторые западные ученые (например, считать семьей лишь такие общности, где есть зависимые члены (несовершеннолетние, инвалиды или пожилые), либо необходимо выделять различные типы семей как особого рода малые группы. Последнее крайне важно при проведении эмпирических исследований, в том числе межкультурных. Отсутствие ограничений выборки (или анализа результатов) по ряду качественных типологизирующих характеристик часто фактически не дает ясной картины.

Основой для таких типологий могут выступать:



  1. Юридическая регистрация брака:

- семьи, основанные на браке;

- фактические семьи или внебрачные сожительства;

- оформленные юридически, но живущие раздельно супруги - разделение (separation).

2. Очередность брака лиц, составляющих ядро семьи:

- семьи, основанные на первом браке обоих супругов;

- семьи, основанные на повторном (ых) браке (ах) супруга (ов) (remarriage).

3. Юридические отношения родителей и детей:

- оба супруга живут с родными детьми и до их рождения не имели других детей (intact family);

- семьи, где хотя бы один из супругов уже имел детей до вступления в брак, дети могут проживать как в данной, так и в другой семье - сводные (step family или blended family);

- приемная семья, в которой дети усыновлены (adoptive family);

- временно приемная семья, в которой проживает ребенок на какой-то период изолированный от родных родителей (foster family);

- опекунская семья (custodian family).

4. Семейная структура. Обычно выделение различных структурных типов семьи происходит по дихотомическому принципу:

- расширенная (трехпоколенная, родственная, «коммуна») - нуклеарная;

- моногамная - полигамная;

- отсутствие несовершеннолетних детей (до 18 лет в РФ) - их наличие (в свою очередь выделяются одно-, двух- или мало-, средне-, многодетные);

- полная (с несовершеннолетними детьми проживают родные или неродные мать и отец) - неполная (с несовершеннолетними детьми проживает только мать или только отец) в свою очередь по источнику формирования могут быть классифицированы на: внебрачные (материнские в терминологии С. И. Голода); после развода; после овдовения; возникшие в результате раздельного проживания супругов по разным причинам (в этом случае нужно определить временной интервал).

5. Социально-демографические характеристики мужа и/или жены - возраст, профессиональный статус, образование, отношение к религии. В отечественной литературе упоминаются:

- студенческая семья;

- семья несовершеннолетних;

- семья рабочего;

- сельская семья.

В зарубежной литературе:

- двухкарьерная (муж и жена относятся к профессионалам);

- семья среднего класса;

- «черные» семьи (в США);

- межнациональные;

- семья безработного;

- семья полицейского;

- гомосексуальная и т.д.

6. Семьи со специфическими проблемами наиболее активно изучаются за рубежом в последние два десятилетия, причем чаще усилиями ученых разных дисциплин, в том числе смежных с медициной. Под специфическими проблемами чаще всего подразумеваются отклонения в поведении (алкоголизм, наркомания, насилие, гениальность, проституция, преступность, правонарушения, склонность к суициду) и психические и физические заболевания ее членов: как взрослых, так и детей. В отечественной литературе изучались в основном семьи с несовершеннолетними правонарушителями, шизофреников, а в последние годы семьи с детьми-инвалидами. За рубежом диапазон объектов изучения заметно шире, начиная от семей с различными видами насилия и заканчивая семьями больных СПИДом. Следует подчеркнуть, что изучение семей со специфическими проблемами в значительной мере ориентировано на социальную помощь и даже вмешательство, начиная от социальной работы, медицинской помощи и заканчивая психологическим консультированием и психотерапией.

7. Этап жизненного цикла, учитывающий как минимум продолжительность совместного проживания и очередность брака (для полных семей), очередность развода (для неполных), возраст ребенка (детей), период, в течение которого мать не работает вне дома. Собственно идея выделения этапов жизненного цикла семьи (так же, как и в психологии развития) состоит в специфике задач, которые должна решить семья как группа для дальнейшего успешного функционирования. По данному критерию у нас чаще рассматривались молодая семья (в определении которой учитываются все три категории), семья пенсионеров и иногда семьи с детьми определенного возраста. Западные исследователи в соответствии с этим критерием часто определяют типы, образующиеся после «нормативных переходов», нередко сопряженных с переживанием семейного стресса. Скажем, выделяются:

- семья молодоженов без детей;

- семья с первым младенцем;

- семья, в которой первый ребенок поступает в школу;

- семья, в которой младший ребенок поступает в школу, а мать возвращается к работе;

- «пустое гнездо», семьи пожилых супругов, от которых отделился последний ребенок;

- семья бабушки и дедушки;

- семья пенсионеров (потеря статуса и связей, изменение материального положения).


Кризисное общество.


Кризисное общество продуцирует множество разного рода стрессоров: потеря или смена работы, изменение места жительства, неразрешимость жилищной проблемы, риск и перенапряжение, связанные с предпринимательской деятельностью, ухудшение материального уровня и т. д. Воздействие разного рода стрессорных событий, которые потенциально вызывают семейный стресс - в большей степени динамический критерий для типологии семей. Существует достаточно условная классификация такого рода событий:

- нормативные (ожидаемые события: рождение ребенка, смерть пожилого и т. п.) и ненормативные (неожиданные: развод, война, выигрыш в лотерее и т. п.);

- внутрисемейные (баллотирование на выборах, приобщение к спиртному, болезнь и др.) и внешние по отношению к семье (нападение преступника, землетрясение, инфляция и др.);

- неопределенные, неосознаваемые членами семьи и ясно осознаваемые;

- добровольные (к примеру, сознательная беременность) и происшедшие помимо воли;

- хронические (наркотическая зависимость, дискриминация по национальному признаку) и временно действующие (перелом ноги, потеря работы);

- кумулятивные (новый стресс произошел тогда, когда семья не справилась с предшествующими) и изолированные.

Семьи, выделяемые по характеру воздействующего события, обычно анализируются в рамках теории семейного стресса, являющейся развитием идей структурного функционализма. Относительно изученные за рубежом - семьи, в которых супруги были разлучены во время второй мировой войны, семьи эмигрантов, семьи с исчезнувшим отцом, семьи нацменьшинств в зоне конфликтов, семьи разорившихся фермеров. Исследование семьи в стрессовой обстановке, так же, как и отмеченных специфическими проблемами, прежде всего ориентировано на психотерапевтическую помощь и социальную работу. Теоретически возможности преодоления стресса, недопустимости перерастания его в кризис определяются, в частности, индивидуальными, групповыми, микросоциальными и макросоциальными ресурсами.

Словом, снижение доходного статуса в семье, где есть безработный, очевидно. Данные опроса москвичей позволяют качественно охарактеризовать динамику их материального благосостояния. По самооценкам 59% охваченных опросом, они находятся за чертой бедности, ибо не располагают самым необходимым. Ввиду безработицы заметно (на 27 пунктов) снизился круг живущих выше среднего достатка. Наиболее низким в рядах утративших постоянный заработок оказался доходный статус москвичек в возрасте от 30 до 50 лет. Если же соотнести реальный среднедушевой семейный доход респондентов с прожиточным минимумом, официально принятым в Москве на момент опроса, то бедность стала уделом 85% опрошенных. И еще около 10% насчитывается "потенциально бедных", достаток которых не превышал прожиточный минимум больше чем на 25%. Положение этой группы крайне неустойчиво, так как малейшее изменение обстоятельств в худшую сторону выталкивает ее членов за черту, отделяющую от вынужденно довольствующихся бедностью.

Все меры семейной политики в России обусловлены федеральным законодательством.


Заключение.


Процесс демократизации нашего общества неизбежно затрагивает внутренний мир семьи, изменяя, обновляя его. Мы привыкли говорить, что "семья - первичная ячейка общества" и такая формулировка стала уже трафаретной. Однако отношение общества и государства к семье не оставалось постоянным: амплитуда колебаний - от полного отрицания ее необходимости и жизнеспособности в первые годы советской власти до насильственного "укрепления" - запрещения абортов, принятием Указа о обязательной

регистрации брака в 30-40 годы и принятием нового Семейного Кодекса.

В современном обществе коренные общественные преобразования неотвратимо сказываются на половой морали, семейных отношениях, принципах воспитания. На фоне ухудшения уровня жизни, изменения привычной социальной среды, роста конкурентных отношений в профессиональной сфере взамен прежних пусть и символически коллективистских, потребность человека в принадлежности к семейной группе, где можно получить эмоциональную поддержку и признание, экономнее расходовать имеющиеся материальные ресурсы, возрастает. В отличие от развитых стран уже создавших специальные службы, содействующие человеку в кризисных ситуациях (институт эффективной социальной работы, группы самоподдержки, религиозные общины, семейные консультации, материальная и жилищная помощь остро нуждающимся), на семьях в России всецело лежит и выполнение таких функций как забота о больных и престарелых, психотерапевтическая, первичного социального контроля, а также экономическая - и это при мизерных материальных возможностях у значительной части общества. В то же время наметившиеся тенденции в деинституционализации семьи, похоже, интенсифицируются в российском обществе на фоне перестройки или ломки других социальных институтов, прекращения искусственного поощрения государством семейного образа жизни граждан (санкции против разводящихся, преимущества семейного статуса). Новые экономические условия требуют перестройки супружеского ролевого взаимодействия, другого, чем прежде, отношения к вступлению в брак и разводу. Распространение ценностей индивидуализма и гедонизма, бездумно насаждаемые худшие образцы зарубежной массовой культуры, продолжающаяся алкоголизация населения, не говоря уже о межнациональных конфликтах, создают множество новых препятствий для успешного функционирования семей.

«Cемейное право» устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекраще­ния брака и признания его недействительным.

что семейное право регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между супру­гами, родителями и детьми, к которым приравниваются усы­новленные и усыновители, а в случаях и в пределах, предусмот­ренных семейным законодательством, между другими родст­венниками и иными лицами. Семейное право определяет также формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Само понятие семьи всегда было на­столько неопределенным, что его невозможно даже закрепить в законодательстве. Семья может рассматриваться в двух значе­ниях. Семья в социологическом смысле традиционно понима­лась как «союз лиц, основанный на браке, родстве, принятии детей в семью на воспитание, характеризующийся общностью жизни, интересов, взаимной заботой». Однако данное опреде­ление в настоящее время должно быть расширено. Семья в социологическом смысле может основываться также на фактических брачных отношениях, в том числе и на отношениях между лицами одного пола, которые получают в настоящее время все большее юридическое признание в различных странах. Не все семьи в социологическом смысле составляют семью в юридическом смысле. Для этого необходимо законодательное признание данного союза семьей. Семья в юридическом смысле определялась как «круг лиц, связанных правами и обязанностя­ми, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы принятия детей на воспитание». Таким образом, опре­деляя отношения, регулируемые семейным правом, как отно­шения, возникающие в семье, мы получаем замкнутый круг, поскольку семья в юридическом смысле - это круг лиц, отно­шения между которыми регулируются семейным правом. Кроме того, следует иметь в виду, что в последние годы в Евро­пе и США все более проявляется тенденция на стирание грани­цы между семьей в юридическом и социологическом смысле. Право в той или иной мере распространяет свое действие и на фактические семейные союзы, предоставляя, в частности, лицам, состоящим в фактическом браке, право на составление договоров, определяющих правовой режим их имущества и алиментные обязательства, а также закрепляя за фактическими супругами определенные права на нажитое имущество и на получение алиментов и при отсутствии указанного соглаше­ния.

Если говорить о соотношении иму­щественных и личных отношений в семье как социальном ин­ституте, то это положение, бесспорно, справедливо. Но если говорить о том же соотношении в семейном праве, картина получится обратная. Дело в том, что большинство личных не­имущественных отношений, существующих в семье, не регули­руются и вообще не могут регулироваться правом. Эта точка зрения никем не оспаривается. В мнении о том, что лишь незна­чительная часть семейных отношений поддается правовому ре­гулированию, сходятся и дореволюционные и современные ученые. Г.Ф. Шершеневич писал об этом так: «Физический и нравственный склад семьи создается помимо права. Введение юридического элемента в личные отношения членов семьи представляется неуместным и не достигающим цели... Если юридические нормы совпадают с этическими, они представля­ются излишними, если они находятся в противоречии, то борь­ба их неравна ввиду замкнутости и неуловимости семейных отношений. Юридический элемент необходим и целесообразен в области имущественных отношений членов семьи. Определение внутренних и внешних имущественных отношений семьи составляет единственно возможную задачу права». Он спра­ведливо указывает, что к семейным правам не должны причис­ляться права на взаимную любовь, уважение, потому что это «мнимые права», лишенные санкций. Право же «имеет дело только с внешним миром, но не с душевным». Семейное право регулирует имущественные отношения, и происходит это прежде всего по­тому, что данные отношения лучше поддаются правовому регу­лированию.

семейное право не регулирует, а лишь устанавливает и охраняет личные неимущественные отношения. По мнению известного дорево­люционного ученого В.А. Умова, право устанавливает лишь внешние границы семейно-правовых состояний: брака, родст­ва, усыновления и т. д., но не регулирует их внутренней приро­ды, лежащей во внеправовой сфере. «Эти состояния оказывают влияние на имущественные отношения и поэтому входят в предмет права, которое определяет лишь их начало и конец». Поэтому правом устанавливаются лишь условия, при которых личные семейные отношения возникают и прекращаются, су­щества же этих отношений оно не касается.

К. Победоносцев придерживался похожего мнения относи­тельно пределов регулирования семейных отношений правом и указывал, что лицо, вступив в семейные отношения, вступает в известные состояния. Принадлежность лица к тому или друго­му состоянию или семейному отношению «есть, в сущности, не право, а свойство лица, одновременно оно имеет юридическое значение» потому, что с ним связываются последствия, «со­ставляющие подлинно гражданское право лица». Все отноше­ния, стоящие внутри этих состояний, К. Победоносцев не отно­сит к предмету правового регулирования. Вторгаться в семей­ные отношения право, по его мнению, может лишь при их нару­шении. «Только в таком случае, когда злоупотребления власти, забвение обязанностей доводят до совершенного отрицания ос­новных начал семейного быта, когда личность посреди семьи подвергается опасности, только в таком случае правительствен­ные власти вступают в семейные отношения во имя закона и определяют числом и мерою права и обязанности, по существу своему не требующие определения».

Не признает возможности регулирования правом большинства личных семейных отношений и К.Д. Кавелин. Правовое регулирование необходимо, по его мнению, только в случае нарушения субъектами этих отношений прав других членов семьи. То есть право не регулирует эти отношения в ненарушенном виде, а лишь охраняет их в случае нарушения.

Определяя предмет семей­ного права, О.С. Иоффе специально заостряет внимание на том, что «семейное право - это система юридических норм, регули­рующих в пределах, подконтрольных государству, личные и имущественные отношения...». Итак, можно сделать вывод что в области личных отноше­ний право определяет лишь внешние границы их начала и окон­чания: условия вступления в брак, прекращение брака, установ­ление отцовства, лишение родительских прав и т. д. Кроме того, право устанавливает некоторые общие императивные запреты, общие рамки, в которых осуществляются личные семейные от­ношения, само содержание которых находится вне сферы пра­вового регулирования.

Из современных авторов четче всего выделил специфические особенности семенных отношений В.А. Рясенцев. Его вы­воды можно свести к следующему: семейные отношения носят длящийся характер, тесно связаны с определенными субъекта­ми и являются строго личными, и в связи с этим являются неотчуждаемыми и непередаваемыми ни в порядке универсаль­ного правопреемства, ни по соглашению сторон. Семейные от­ношения безвозмездны. Нормы семейного права носят импера­тивный характер. Семейные отношения возникают из специ­фических юридических фактов, указанных в законе, а не из соглашений и односторонних волеизъявлений субъектов се­мейного права. Соглашения лишь в некоторых случаях могут вместе с другими фактами входить в сложный состав юриди­ческих фактов, на основании которых возникают семейные отношения. Семейному праву присущи и свои собственные сан­кции. Имущественные санкции, такие как взыскание убытков и неустойки, в данной области неприменимы.

«семейные отноше­ния, сходные с другими отношениями гражданского права - имущественными, вследствие частно-правового характера и тех и других, существенно отличаются от последних». Далее он выделяет следующие отличия: в основе гражданских имущест­венных отношений лежат хозяйственные нужды, в основе се­мейных - «потребности физической природы и нравственного чувства»; имущественные права заключаются в господстве над вещью, семейные права «ставят в определенную личную зави­симость одного члена семьи от другого и создают определенное положение для них»; имущественные отношения легко измери­мы, в семейных отношениях «мера и счет затруднительны»; содержание имущественных отношений свободно определяет­ся сторонами, содержание семейных отношений обычно опре­деляется «самою природою, веления которой право только освящает»; возникновение и прекращение имущественных прав свободно, «возникновение семейных прав иногда свободно (брак), иногда нет (союз родителей и детей), а прекращение поставлено вне частной воли».

Е.М. Ворожейкин выделяет еще один признак. Он считает, что семейным отношениям присущ особый лично-доверитель­ный элемент, отсутствующий в других отраслях права. Он писал, что «семейные отношения, в которых отсутствует лично-доверительный момент, существуют искусственно. Они в боль­шинстве своем должны быть прекращены или урегулированы в ином порядке».

Несомненно, семейно-правовым отношениям присуще боль­шинство из приведенных признаков.

Наличие у отрасли, наряду с собственным предметом, самостоятельного метода регулирования отношений является необходимым признаком ее самостоятельности.

Одной из особенностей семейного права, позволяющей от­граничить его от права гражданского, традиционно считалось то, что семейные отношения регулировались императивным, а гражданские - диспозитивным методом. До принятия нового Семейного кодекса практически все семейные законодательст­ва были императивными. Однако преобладание императивных норм в семейном праве вступило в противоречие с потребнос­тями реальной жизни. Необходимо было предоставить участ­никам семейных отношений большую свободу в определении содержания своих отношений.

Прежде чем рассматривать метод семейного права, опреде­лим, что представляют собой императивный и диспозитивный методы как таковые.

Наиболее полное определение этих методов было дано еще в начале нынешнего века И.А. Покровским. Императивное ре­гулирование осуществляется, по его мнению, «исключительно велениями, исходящими от одного-единственного центра, ка­ковым является государственная власть. Эта последняя своими нормами указывает каждому отдельному лицу его юридическое место, его права и обязанности по отношению к целому государ­ственному организму и к отдельным лицам. Только от нее, от государственной власти, могут исходить распоряжения, опре­деляющие положение каждого отдельного человека в данной сфере отношений, и это положение не может быть изменено никакой частной волей, никаким частным соглашением. Регу­лируя все эти отношения по собственному почину и исключи­тельно своей волей, государственная власть принципиально не допускает в этих областях рядом с собой никакой другой воли, никакой другой инициативы. Поэтому исходящие от государст­венной власти нормы имеют здесь безусловный, принудитель­ный характер». В сфере семейного права императивное регулирование приводило к тому, что содержание прав и обязаннос­тей участников семейных правоотношений определялось зако­ном и не могло быть изменено соглашением этих лиц.

Диспозитивное регулирование осуществляется прямо про­тивоположным образом. «Здесь государственная власть прин­ципиально воздерживается от непосредственного властного ре­гулирования отношений. Здесь она не ставит себя мысленно в положение единственного определяющего центра, а наоборот, предоставляет такое регулирование множеству иных малень­ких центров. Эти маленькие центры предполагаются носителя­ми собственной воли и собственной инициативы, и именно им предоставлено регулирование взаимных отношений между собой. Государство не определяет этих отношений от себя и принудительно, а лишь занимает положение органа, охраняю­щего то, что будет определено другими. Оно не предписывает частному лицу стать собственником, наследником, вступить в брак; все это зависит от самого частного лица или нескольких частных лиц... но государственная власть будет охранять то отношение, которое будет установлено частной волей. Если она и дает свои определения, то по общим правилам, лишь на тот случай, если частные лица почему-либо своих определений не сделают, следовательно, лишь в восполнение чего-либо недо­стающего... Вследствие этого, нормы частного права имеют по общему правилу не принудительный, а лишь субсидиарный, восполнительный характер и могут быть отменены или замене­ны частными определениями». При создании нового Семейно­го кодекса был сделан сознательный выбор в пользу диспозитивного регулирования именно потому, что оно наделяет участ­ников семейных отношений правом самим определять их содержание.

Однако, несмотря на изменение метода семейного права и соотношения между императивными и диспозитивными нор­мами, было бы заблуждением считать, что новый Семейный кодекс состоит из одних только диспозитивных норм. Во-пер­вых, практически ни одна отрасль права не состоит только из императивных или диспозитивных норм. Метод правового ре­гулирования определяется тем, какие нормы преобладают.

B семейном праве императивных норм, по-ви­димому, всегда будет больше, чем в других институтах граждан­ского права. Это связано с двумя особенностями правового ре­гулирования семейных отношений. Дело в том, что участники семейных отношений формально, как и участники гражданских правоотношений, юридически равноправны, а в действитель­ности далеко не всегда равны. Реальное равенство не всегда присуще и участникам гражданских отношений: одни из них экономически более сильны, другие слабее, что оказывает вли­яние и на гражданские отношения. Гражданское законодатель­ство содержит специальные нормы, тоже, кстати сказать, импе­ративные, направленные на защиту интересов более слабого контрагента. Это прежде всего антимонопольное законодательство, законодательство, защищающее права потребителей. В се­мейном же праве фактическое неравенство субъектов проявля­ется гораздо сильнее.

Императивный метод правового регулирования, безуслов­но, самый радикальный, но отнюдь не самый удачный способ. Он, конечно, устраняет возможность злоупотреблений, но сами императивные нормы, не дающие возможности гибко регули­ровать взаимоотношения сторон, порождают еще более негативные последствия.

Семейное законодательство должно содержать императивные нормы, устанавливающие общие границы, в рамках которых субъекты семейного права могут регулировать свои отношения с помощью соглашений. Часть из этих ограничений совпадает с гражданско-правовыми.

В ряде институтов семейного права регулирование с помо­щью императивных норм неизбежно, это прежде всего институ­ты, определяющие применение мер семейно-правовой ответст­венности и защиты. Нормы о лишении родительских прав, ото­брании детей без лишения родительских прав, отмене усынов­ления, признании брака недействительным должны остаться императивными.

Анализируя метод правового регулирования семейных от­ношений, нельзя обойти вниманием еще одно обстоятельство. Семейно-правовой метод является не просто императивным, а императивно-дозволительным, что роднит его с гражданско-правовым. Дозволительный характер проявляется в том, что в семейном праве преобладают управомочивающие нормы, наде­ляющие участников семейных отношений определенными правами.

Рассматривая проблему места семейного права в системе отраслей права, нельзя не заметить еще одно странное явление. Несмотря на то что в семейном праве почти все нормы были императивными, диспозитивность была всегда присуща семей­ному праву, но до принятия нового Семейного кодекса она на­ходилась «за пределами права». Семейное право, как уже отме­чалось, регулирует не все, а лишь незначительную часть семей­ных отношений, устанавливает их внешние границы, внутри этих отношений субъекты действуют свободно. Право с помо­щью императивных норм определяет условия вступления в брак и прекращения брака, порядок установления правовой связи между родителями и детьми и лишения родительских прав.

Перемены, проис­шедшие в обществе: изменение общественного строя, реформи­рование отношений собственности, освобождение гражданско­го оборота из-под гнета административно-командной системы, усиление защиты прав личности - не могли не сказаться и на регулировании семейных отношений. Эти отношения, с одной стороны, неразрывно связаны с другими имущественными от­ношениями. Невозможно, например, вести предприниматель­скую деятельность, не имея возможности с помощью брачного контракта отвести от себя угрозу раздела всего имущества предприятия по иску другого супруга. С другой стороны, се­мейные отношения, в силу своей тесной связи с личностью, затрагивают глубинные основы человеческого существования, и вмешательство в них со стороны государства должно быть строго ограничено. Поэтому в новом Семейном кодексе везде, где это только допустимо, регулирование семейных отношений осуществляется диспозитивными нормами, предоставляющи­ми участникам семейных отношений возможность самим опре­делить содержание своих правоотношений с помощью брач­ных, алиментных и иных соглашений. Правила, установленные такими нормами права, действуют только в случае отсутст­вия соглашений.

Рядом с этими диспозитив­ными нормами в семейном законодательстве неизбежно долж­но присутствовать определенное количество императивных норм, предусматривающих, как уже отмечалось ранее, общие запреты, которые нельзя нарушать при заключении соглаше-ний.

Увеличение числа диспозитивных норм в семейном законо­дательстве явилось одним из основных результатов реформы законодательства о браке и семье. В настоящее время можно сказать, что императивно-дозволительный метод регулирова­ния семейных отношений уступил место диспозитивному. И это еще одно неоспоримое свидетельство сближения семейного и гражданского права, так как с изменением метода семейно-правового регулирования можно сделать вывод о том, что метод, которым оперируют гражданское и семейное право, оди­наков.

Еще один признак семейно-правового регулирования за­ключается в том, что, хотя нормы семейного права императив­ны, само их содержание редко определено однозначно, так как семейные отношения требуют индивидуального правового ре­гулирования. С.С. Алексеев в своей работе «Общая теория права» проводит четкое различие между «автономным» инди­видуальным регулированием, осуществляемым самими участ­никами отношений с помощью соглашений, заключаемых на основе диспозитивных норм, и индивидуальным регулирова­нием, осуществляемым компетентным государственным орга­ном на основе предоставленных ему полномочий. В зависимос­ти от того, дают или не дают нормы права такую возможность самим участникам регулируемых отношений, различают нормы императивные и диспозитивные. В зависимости от сте­пени определенности содержания нормы, от указания на то, «в какой мере и по каким вопросам правоприменительный орган может принимать самостоятельные решения», нормы делятся на абсолютно определенные и относительно определенные. Абсолютно определенные нормы, с исчерпывающей полнотой устанавливающие содержание регулируемого отношения и не нуждающиеся в конкретизации, в семейном праве встречаются редко. Это происходит не из-за несовершенства семейного за­конодательства, а в силу принципиальной невозможности жестко и однозначно урегулировать содержание семейных от­ношений. Почти во всех нормах семейного права содержатся понятия, которые не определены и не могут быть определены в законе: нуждаемость, наличие необходимых средств, недостой­ное поведение, жестокое обращение с детьми, злоупотребление родительскими правами, непродолжительность брака и т. д. Все эти категории нуждаются в конкретизации, которая чаще всего производится судом, реже - органами опеки и попечительства. Необходимость в конкретизирующей деятельности правоприменительных органов при регулировании семейных отноше­ний возникает потому, что сами семейные отношения и обстоя­тельства, характеризующие их в каждом отдельном случае, на­столько специфичны, что нуждаются в гибком индивидуаль­ном подходе.

- семейному праву свойственна такая разновидность относительно определенных норм, как ситуационные нормы, «предусматривающие возможность прямого конкретизирую­щего регулирования актом правоприменительного органа в за­висимости от особой конкретной ситуации».

- метод семейного права может быть охарак­теризован в целом как диспозитивный и ситуационный. Осо­бенностью этого метода является, однако, сохранение значи­тельного императивного начала.

Анализ основных элементов метода семейно-правого регу­лирования, так же как и анализ регулируемых семейным пра­вом отношений, приводит нас к мысли, что ни первый ни пос­ледние не обладают спецификой, достаточной для признания семейного права самостоятельной отраслью. Семейное право может, следовательно, рассматриваться как подотрасль граж­данского права, безусловно, обладающая значительной внутри­отраслевой спецификой.


Основным источником семейного права является Семей­ный кодекс РФ, принятый Государственной Думой РФ 8 де­кабря 1995 года и введенный в действие с 1 марта 1996 года.

Кодекс состоит из следующих разделов: «Общие положе­ния», «Заключение и прекращение брака», «Права и обязаннос­ти супругов», «Права и обязанности родителей и детей», «Али­ментные обязательства членов семьи», «Формы воспитания детей, оставшихся без попечения родителей» и «Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участи­ем иностранных граждан и лиц без гражданства».

В соответствии со статьей 72 Конституции РФ семейное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Это означает, что семейно-правовые акты могут приниматься не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов Российской Фе­дерации. Это, с одной стороны, позволяет обеспечить единооб­разие семейного законодательства, а с другой стороны - учесть местные обычаи и особенности, существующие в различных регионах.

Согласно статье 3 СК РФ, семейное законодательство со­стоит из Семейного кодекса РФ и других федеральных зако­нов, принимаемых в соответствии с ним, а также из законов субъектов Российской Федерации.

Помимо Семейного кодекса, ряд норм семейного права со­держится в ГК.

Раздел «Общие положения» содержит нормы, определяю­щие основные начала семейного законодательства, предмет се­мейного права, состав семейного законодательства, осущест­вление и защиту гражданских прав и применение исковой давности к семейным отношениям. Эти нормы составляют общую часть семейного законодательства.

Помимо Семейного кодекса нормы семейного права могут содержаться и в других федеральных законах, однако положе­ния этих законов должны соответствовать положениям Ко­декса.

Субъекты Российской Федерации вправе регулировать се­мейные отношения в двух случаях: если эти отношения прямо отнесены Семейным кодексом к их ведению или если эти отно­шения непосредственно Кодексом не урегулированы. Законодательство субъектов Федерации в любом случае должно соответство­вать Семейному кодексу РФ.

В соответствии с Конституцией международные договоры РФ являются частью ее правовой системы. В связи с этим в случае, если положения такого международного договора всту­пают в противоречие с положениями Семейного кодекса или иного семейно-правового акта, применяются нормы междуна­родного договора. Прежде всего это относится к международ­ным конвенциям, участницей которых является Россия, и к договорам о правовой помощи по гражданским и семейным делам.

В состав семейного законодательства входят также норма­тивные правовые акты Правительства РФ. Правительство управомочено издавать акты, регулирующие семейные отноше­ния только в случаях, прямо предусмотренных Семейным ко­дексом, другими законами или указами Президента РФ.

Семейные правоотношения возникают в результате воздействия семейно-правовых норм на регулируемые ими общест­венные отношения. Возникновению семейных правоотноше­ний предшествует издание норм, регулирующих данные обще­ственные отношения (нормативные предпосылки); наделение субъектов правоспособностью, позволяющей им быть носите­лями прав и обязанностей, предусмотренных в правовых нор­мах (правосубъектные предпосылки); наличие соответствую­щих юридических фактов, с которыми нормы связывают воз­никновение данных правоотношений (юридико-фактические предпосылки).

Новый Семейный кодекс, так же как и предшествую­щий ему КоБС, не дает легального определения пра­воспособности и дееспособности. Анализ этих поня­тий позволяет сделать вывод о возможности исполь­зования в семейном праве понятий правоспособности и дееспо­собности, содержащихся в Гражданском кодексе. Изменение гражданской дееспособности оказывает непосредственное вли­яние на семейные отношения. Ограничение или лишение граж­данской дееспособности приводит соответственно к ограниче­нию или лишению семейной правоспособности. Связь указан­ных правовых явлений в семейном и гражданском праве настолько тесна, что можно говорить о едином понятии правоспособности и дееспособности в гражданском и семейном праве.

Семейная правоспособность, так же как и гражданская, может быть определена как способность иметь имущественные и личные неимущественные права и обязанности.

В семейном праве нет общего законодательного запрета со­вершать акты, направленные на ограничение правоспособнос­ти. Только в статье 42 СК содержится указание на недопусти­мость включения в брачный договор условий, ограничивающих правоспособность и дееспособность. Этот принцип следует рас­пространить и на иные семейные соглашения и односторонние акты субъектов семейного права.

K семейной дееспособности тоже может быть применено определение, содержащееся в Гражданском кодексе, где она оп­ределена как способность «своими действиями приобретать и осуществлять права, создавать для себя обязанности и испол­нять их».

Наличие дееспособности не всегда необходимо для участия в семейных правоотношениях. В одних случаях, например в правоотношениях, складывающихся между родителями и несо­вершеннолетними детьми, один субъект - ребенок - всегда не­дееспособен, и его дееспособность не нуждается в восполнении. В других правоотношениях, например алиментных, одна из сторон может быть недееспособной, но ее дееспособность долж­на восполняться действиями законных представителей

Полная дееспособность в семейном праве, как и в граждан­ском, возникает с 18 лет. Можно, следовательно, сделать вывод, что в семейном и гражданском праве полная дееспособность возникает одновременно. Неразрывная связь этих категорий проявляется и в их взаимном влиянии друг на друга.

Семейное законодательство не содержит не только самого понятия дееспособности, но и не делит ее на отдельные разно­видности.

Новое семейное законодательство существенно расширяет перечень случаев, когда согласие несовершеннолетнего ребенка необходимо для возникновения, прекращения или изменения семейных правоотношений (усыновление, восстановление в родительских правах и т. д.). Такое согласие следует рассматри­вать как семейно-правовой акт. Во всех случаях, когда согласие ребенка необходимо, можно говорить о наличии у него частич­ной дееспособности.

Под юридическими фактами в семейном праве следует по­нимать конкретные жизненные обстоятельства, с наличием ко­торых нормы семейного права связывают наступление предус­мотренных в них юридических последствий. Однако В.И. Да­нилин и И.С. Реутов подчеркивают, что значение юридических фактов в семейном праве не исчерпывается тем, что они явля­ются основаниями возникновения, изменения и прекращения правоотношений'. Действительно, и в семейном, и в других отраслях права юридические факты влекут за собой также воз­никновение и прекращение правоспособности и дееспособнос­ти (рождение, смерть, объявление умершим, достижение совер­шеннолетия, решение суда о признании лица недееспособным). Юридические факты могут приводить и к возникновению и утрате других юридических фактов - состояний, не всегда яв­ляющихся правоотношениями. Классификация юридических фактов в семейном правеможет проводиться по различным основаниям. По правовым последствиям они, как и в других отраслях права, делятся на правопорождающие, правоизменяющие и правопрепятствую-щие. Е.М. Ворожейкин обоснованно выделяет среди семейно-правовых юридических фактов такую разновидность, как пра-вовосстанавливающие. Он считает их особой группой юриди­ческих фактов, «с которыми связано восстановление прав и обязанностей, утраченных субъектом (субъектами) семейного права». Правовосстанавливающее значение имеют решение суда о восстановлении родительских прав, решение об отмене усыновления (при этом восстанавливаются права родителей), санация брака.

По волевому признаку юридические факты традиционно подразделяются на события и действия». Некоторые авторы предлагают выделять наряду с ними еще и состояния.

Действия происходят по воле людей. В зависимости от того, соответствует действие предписаниям правовых норм или на­рушает их, действия подразделяются на правомерные и непра­вомерные. Событие либо вообще на зависит от воли людей - абсолютное событие, либо, возникая по воле человека, в даль­нейшем своем развитии от нее не зависит - относительное со­бытие. Эта классификация, выработанная общей теорией права, применима и к семейно-правовым юридическим фактам.

Состояния - это юридический факт, который существует длительное время, непрерывно или периодически порождая юридические последствия. Состояния не есть какая-то разно­видность юридических фактов, существующих наряду с собы­тиями и действиями. Состояния в одних случаях могут быть отнесены к событиям, в других - к действиям. Состояния вы­деляются в системе юридических фактов по иному классифи­кационному признаку, чем подразделение юридических фактов на события и действия. В зависимости от срока существования юридических фактов их предлагается классифицировать на состояния и краткосрочные факты.

Правомерные действия обычно подразделяются на юриди­ческие акты и юридические поступки, а юридические акты в свою очередь делятся на гражданско-правовые, администра­тивно-правовые, семейно-правовые и т. д. Принято считать, что именно в семейно-правовых актах более всего проявляется их отраслевая специфика. Юридический акт можно определить как правомерное действие, направленное на достижение юри­дических последствий.

Юридические акты в семейном праве в зависимости от ко­личества лиц, от которых они исходят, делятся на односторон­ние и двусторонние. Кроме того, в зависимости от субъекта можно выделить акты субъектов семейного права и акты госу­дарственных органов.

При наличии всех указанных выше предпосылок: издания правовых норм, регулирующих данные отношения, наделения субъектов правоспособностью и появления предусмотренных в законе юридических фактов - возникают семейные правоотно­шения. Их появление является результатом воздействия норм права на общественные отношения. Правоотношения, безус­ловно, не тождественны тем фактическим отношениям, кото­рые существовали до того, как подверглись воздействию право­вых норм. Во-первых, право регулирует семейные отношения далеко не полностью, поэтому форму правоотношения приобретают не все семейные отноше­ния, а лишь определенная их часть. Так, семейное законодательство не регулирует духовную и физиологическую сторону брака, других правоотношений, связанных с воспитанием детей.

Кроме того, можно заметить, что некоторые семейные отно­шения могут существовать только в форме правоотношений, например отношения опекуна и его несовершеннолетнего подо­печного. Другая часть семейных отношений существует как в виде правоотношений, так и просто в качестве фактических отношении, но последствия их не обличения в форму правоот­ношений различны. В одних случаях, например при существовании незарегистрированного брака, такие фактические отношения не порождают правовых последствий.

По субъектному составу семейные правоотношения делятся на состоящие из двух или трех участников. При этом следует отметить, что для семейного права в силу строго индивидуаль­ной природы регулируемых им отношений наиболее типичны двухсубъектные правоотношения. Трехсубъектные правоотно­шения возникают реже.

Более типичными для семейного права являются чисто от­носительные правоотношения и относительные правоотноше­ния с абсолютным характером защиты. К первой разновиднос­ти относятся алиментные обязательства, ко вто­рой - права родителей на воспитание детей. Правоотношения родителей и детей по своей структуре являются относительны­ми: в них участвуют строго определенные субъекты - родитель. и ребенок, но по характеру защиты они обладают признаками абсолютных правоотношений, и все лица обязаны воздержи­ваться от их нарушения.

Согласно статье 7 СК, граждане вправе по своему усмотре­нию распоряжаться своими семейными правами, в том числе и правом на защиту этих прав, если иное не предусмотрено зако­ном. Свобода распоряжения семейными правами является еще одним подтверждением того, что семейное право - это отрасль частного, а не публичного права. Осуществление семейных прав, как правило, не является обязанностью их участников. Но, как уже отмечалось ранее, присутствие публично-правово­го начала неодинаково в различных институтах семейного права. В зависимости от степени свободы распоряжения права­ми Е.М.Ворожейкин подразделил семейные правоотношения на три группы. К первой группе он отнес отношения, которые затрагивают интересы общества в целом, что они регулируются императивными нормами, их осущест­вление рассматривается как обязанность участника данных правоотношений. За их неисполнение применяются санкции, причем инициатива применения исходит не от другого участ­ника, а от государственных органов. Это прежде всего те право­отношения, один из субъектов которых недееспособен. В таком порядке осуществляются родительские, опекунские, усыновительские права. Их неосуществление является правонарушени­ем и наказывается лишением или ограничением права. В право­отношениях второй группы общественный интерес также при­сутствует, «но соотношение его с личным интересом субъектов таково, что реализация прав и обязанностей отдается на усмот­рение самих участников правоотношений».

В третьей группе правоотношений публичный интерес практи­чески отсутствует, и речь идет лишь о защите частных интере­сов членов данной семьи. Здесь полностью господствует диспозитивность. Содержание отношений определятся по воле сторон, инициатива реализации и защиты прав принадлежит управомоченному, но при их нарушении другая сторона может быть принуждена к исполнению своих обязанностей по требованию лица, чьи интересы были нарушены. К этому виду относятся, например, правоотношения, возникающие в связи с учетом не­достойного поведения одного из супругов в браке при взыска­нии алиментов на его содержание.

Осуществление семейных прав и исполнение семейных обя­занностей не должно нарушать права и законные интересы дру­гих членов семьи и иных граждан.

Семейные права охраняются за­коном только если они осуществляются в соответствии с назна­чением этих прав.

Защита семейных прав, как правило, осуществляется судом. В новом Кодексе существенно расширена возможность обраще­ния за судебной защитой семейных прав. В случаях, предусмот­ренных законом, семейные права могут также защищаться ор­ганами опеки и попечительства и иными органами.

Защита семейных прав по общему правилу осуществляется независимо от того, сколько времени прошло с момента нару­шения права, поскольку в соответствии со статей 8 СК исковая давность при защите семейных прав обычно не применяется.

Семейное законодательство не дает перечня способов защи­ты семейных прав. Эти способы указываются в конкретных нормах, регулирующих те или иные семейные отношения.

Способы защиты семейных прав, как правило, указываются в санкциях семейно-правовых норм. Термин «санкция» имеет. несколько значений. Он может обозначать oднy из частей пра­вовой нормы; так может называться и мера государственного принуждения, применяемая за правонарушение.

Различные авторы по-разному соотносят ответственность и санкции. Некоторые считают, что санкция - это разновидность ответственности, другие, что ответственность - одна из разно­видностей санкции, третьи рассматривают ответственность и санкцию как равнозначные понятия. Вторая из трех указанных точек зрения представляется самой обоснованной и имеет наи­большее число последователей. В соответствии с ней санкции могут быть сведены к двум самостоятельным группам - мерам ответственности и мерам защиты. Понятие ответственности в семейном праве идентично гражданско-правовому. Ответственность может быть определена как обязанность лица претерпеть лишение права или иные до­полнительные неблагоприятные последствия своего виновного противоправного поведения.

Меры ответственности и меры защиты могут разграничиваться по тому признаку, что одни из них «направлены на защиту нарушенного права» - это меры защиты, другие «соединяют в себе не только меры охраны нарушенного права, но и неблаго­приятные последствия для виновного правонарушителя» - это меры ответственности.

Четкое разграничение мер защиты и ответственности имеет в семейном праве первостепенное значение.

Поэтому в новом Семейном кодексе был установлен ряд действенных мер ответственности, применяемых за нарушение ряда семейных обязательств.

Считается общепризнанным, что ответственность в семей­ном праве обладает определенной спецификой. Во-первых, эти меры ответственности могут применяться только в отношении членов семьи. Субъекты семейно-правовой ответственности всегда связаны уже возникшими семейными правоотношениями.

Основанием применения мер ответственности в семейном праве является состав правонару­шения.

Ответственность возникает только если поведение субъекта семейного правоотношения является противоправным. Под противоправностью понимается нарушение норм объективно­го права или субъективных прав другого участника семейного правоотношения.

Вторым необходимым элементом состава правонарушения является вина. Наличие или отсутствие вины обычно является определяющим при выборе санкций. Это связано с тем, что в семейном праве за одно и то же противоправное поведение нередко могут применяться и меры ответственности и меры защиты в зависимости от того, виновно или невиновно действо­вал правонарушитель.

Вина субъекта семейного правонарушения, так же как в дру­гих отраслях права, представляет собой внутреннее психичес­кое отношение лица к своим действиям или бездействию. В тех случаях, когда закон связывает применение мер ответственнос­ти с наступлением вредных последствий противоправного по­ведения, вина должна охватывать и эти последствия. Важно помнить, что правовое значение имеет только вина в отноше­нии противоправных, а не правомерных действии.

В семейном праве, как правило, не встречается указание на формы вины, однако это не означает, что деление вины на умышленную и неосторожную, а неосторожной, в свою очередь, на простую и грубую, не имеет значения для определения объе­ма ответственности в семейном праве.

В тех случаях, когда последствия противоправного поведе­ния включаются в состав семейного правонарушения, необхо­димо и наличие причинно-следственной связи между этим по­ведением и наступившим результатом.



Основания применения мер защиты в целом схожи с осно­ваниями привлечения к ответственности. В подавляющем большинстве случаев меры защиты применяются при наличии противоправного поведения. Наступлению последствий также обычно не придается правового значения. Основным и наибо­лее существенным отличием является то, что меры защиты применяются независимо от вины лица, совершившего объек­тивно-противоправное действие.




Культура рождается в провинции, вырождается в столицах и в этой форме возвращается в провинцию. Хенрик Ворцелль
ещё >>