1 материалы к лекциям предмет и задачи курса - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Примерный перечень вопросов по курсу «История педагогики и образования»... 1 24.66kb.
1. Предмет и задачи курса «История экономики и экономических учений»... 1 99.55kb.
Проблемные задачи и тестовые задания по истории россии. Учебно-методические... 1 138.88kb.
Предмет, метод и задачи курса истории государства и права 3 442.45kb.
Вопросы к экзамену по истории стран Азии и Африки в новое время. 1 33.09kb.
Лекция Предмет и задачи физики. Механическое движение 1 69.28kb.
Контрольная работа (по лекциям): Определение социологии как науки... 1 10.33kb.
Понятие, предмет, метод, система, задачи и функции курса криминологии... 1 76.65kb.
Контрольные вопросы к лекциям Нетесова С. В. «Онколитические вирусы» 1 10.07kb.
Содержание курса 1 78.03kb.
1. Программа курса «теория вероятностей и математическая статистика»... 5 1432.57kb.
Рабочая программа дисциплины б дв 10. История российской исторической... 1 237.99kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

1 материалы к лекциям предмет и задачи курса - страница №1/2

1 МАТЕРИАЛЫ К ЛЕКЦИЯМ
Предмет и задачи курса
В жизни человека, наряду с религией, моралью, искусством, правом, большую роль играет наука – особая область жизнедеятельности общества, содержанием которой является познание существующего мира. В настоящее время принята следующая классификация наук: естественные науки, гуманитарные и математические. Гуманитарные науки - это науки о человеке и обществе.

Изучение гуманитарных дисциплин составляет важную часть общеобразовательной и мировоззренческой подготовки современных специалистов, так как способствует интеллектуальному развитию личности и выработке творческого мышления. К гуманитарным наукам относятся философия, экономика, социология, политология, филология, юриспруденция и другие. К важнейшим гуманитарным наукам относится история.

Первоначальное значение слова «история» восходит к древне­греческому термину, означавшему «расследование, узнавание, установление». История отождествлялась с установлением подлинности, истинности событий и фактов. В древнеримской историографии это слово стало обозначать не способ узнавания, а рассказ о событиях прошлого. Вскоре «историей» стали называть вообще всякий рассказ о каком-либо случае, происшествии, действительном или вымышленном.

В современном понимании история — это наука о прошлом человеческого общества и его настоящем, о закономерностях развития общественной жизни в конкретных формах, в пространственно-временных измерениях. Содержанием истории вообще служит исторический процесс, который раскрывается в явлениях человеческой жизни, сведения о которых сохранились в исторических памятниках и источниках. Явления эти чрезвычайно разнообразны, касаются развития хозяйства, внешней и внутренней общественной жизни страны, международных отношений, деятельности исторических личностей.

Соответственно история — наука многоотраслевая, она слагается из целого ряда самостоятельных отраслей исторического знания, а именно: истории экономической, политической, социальной, гражданской, военной, государства и права, религии и т.д.

История подразделяется и по широте изучения объекта: история мира в целом (всемирная или всеобщая история), история континентов (например, история Европы, история стран Азии и Африки), история отдельных стран (например, история России), история народов (например, история русского народа).

Существуют вспомогательные исторические дисциплины, имеющие сравнительно узкий предмет исследования, изучающие его детально и таким образом способствующие более глубокому пониманию исторического процесса в целом. К их числу относятся: хронология, изучающая системы отсчета времени; палеография — рукописные памятники и старинное письмо; дипломатика — исторические акты; нумизматика — монеты, медали, ордена, денежные системы, историю торговли; метрология — систему мер; геральдика — гербы стран, городов, отдельных семей; сфрагистика — печати; эпиграфия — надписи на камне, глине, металле; генеалогия — происхождение городов и фамилий; топонимика — происхождение географических названий; краеведение — историю местности, региона, края и т.д.

К наиболее значительным вспомогательным историческим дисциплинам относятся источниковедение, исследующее исторические источники, и историография, задача которой — описание и анализ взглядов, идей и концепций историков и изучение закономерностей в развитии исторической науки.

История не только одна из двух тысяч существующих наук, служащих современному человечеству, но и одна из наиболее древних. История тесно связана с другими науками, в частности, с психологией, социологией, философией, юридическими науками, экономической теорией, математикой, математической статистикой, языкознанием, литературоведением и др. В отличие от них она рассматривает процесс развития общества в целом, анализирует всю совокупность явлений общественной жизни, все ее стороны (экономику, политику, культуру, быт и т.д.) и их взаимосвязи и взаимообусловленности. В то же время каждая из существующих наук (общественных, экономических, технических) за время развития человеческого общества прошла свою историю. И на современном этапе все науки и виды искусства обязательно включают исторический раздел, например, история физики, история музыки, история кино и т.д. На стыке исторических и других наук создаются междисциплинарные науки — такие, как историческая география, историческая геология и др.

История выполняет несколько социально значимых функций. Первая — познавательная, интеллектуально развивающая, состоящая в самом изучении исторического пути стран, народов и в объективно-истинном, с позиции историзма, отражении всех явлений и процессов, составляющих историю человечества.

Вторая функция — практически-политическая. Сущность ее в том, что история как наука, выявляя на основе теоретического осмысления исторических фактов закономерности развития общества, помогает вырабатывать научно обоснованный политический курс, избегать субъективных решений. В единстве прошлого, настоящего и будущего — корни интереса людей к своей истории.

Третья функция — мировоззренческая. История создает документально точные повести о выдающихся событиях прошлого, о мыслителях, которым общество обязано своим развитием. Мировоззрение — взгляд на мир, общество, законы его развития — может быть научным, если опирается на объективную реальность. В общественном развитии объективная реальность — это исторические факты. История, ее фактологическая сторона, является фундаментом, на котором зиждется наука об обществе. Чтобы выводы из истории стали научными, необходимо изучать все факты, относящиеся к данному процессу в их совокупности, только тогда можно получить объективную картину и обеспечить научность познания.

История обладает огромным воспитательным воздействием. Это четвертая функция истории. Знание истории своего народа и всемирной истории формирует гражданские качества — патриотизм и интернационализм; показывает роль народа и отдельных личностей в развитии общества; позволяет познать моральные и нравственные ценности человечества в их развитии, понять такие категории, как честь, долг перед обществом, видеть пороки общества и людей, их влияние на человеческие судьбы.

Изучение истории приучает мыслить историческими категориями, видеть общество в развитии, оценивать явления общественной жизни по отношению к их прошлому и соотносить с последующим ходом развития событий.

Такой подход формирует потребность осмысливать действительность не в статике, а в историческом процессе, в хронологической связи, в диалектике развития. Метод — это путь исследования, способ построения и обоснования знаний. Более двух тысячелетий назад возникли два основных подхода в исторической мысли, которые существуют и поныне: это идеалистическое и материалистическое понимание истории.

Представители идеалистической концепции в истории считают, что дух и сознание первичны и более важны, чем материя и природа. Тем самым они утверждают, что человеческая душа и разум определяют темпы и характер исторического развития, а другие процессы, в том числе и в экономике, вторичны, производны от духа. Таким образом, идеалисты делают вывод, что в основе исторического процесса находится духовное нравственное совершенствование людей, а человеческое общество развивает сам человек, в то время как способности человеку даны Богом.

Сторонники материалистической концепции утверждали и утверждают противоположное: так как материальная жизнь первична по отношению к сознанию людей, то именно экономические структуры, процессы и явления в обществе определяют все духовное развитие и другие отношения между людьми. Для западной исторической науки более характерен идеалистический подход, для отечественной — материалистический. Современная историческая наука основана на диалектико-материалистическом методе, который рассматривает общественное развитие как естественно -исторический процесс, который определяется объективными закономерностями и вместе с тем находится под воздействием субъективного фактора посредством деятельности масс, классов, политических партий, вождей, лидеров.

Существуют также специально-исторические методы исследования:

1 хронологический — предусматривает изложение исторического материала в хронологической последовательности;

2 синхронный — предполагает одновременное изучение событий, происходящих в обществе;

3 дихронный — метод периодизации;

4 историческое моделирование;

5 статистический метод.

Объективность исторического познания обеспечивается и научными принципами. Принцип можно рассматривать как основное правило, которое необходимо соблюдать при изучении всех явлений и событий в истории.

Основными научными принципами являются следующие.

Принцип историзма требует рассмотрения всех исторических фактов, явлений и событий в соответствии с конкретно-исторической обстановкой, в их взаимосвязи и взаимообусловленности. Всякое историческое явление следует изучать в развитии: как оно возникло, какие этапы в своем развитии прошло, чем, в конечном счете, стало. Нельзя рассматривать событие или личность одновременно или абстрактно, вне временных позиций.

Принцип объективности предполагает опору на факты в их истинном содержании, не искаженные и не подогнанные под схему. Этот принцип требует рассматривать каждое явление в его многогранности и противоречивости, в совокупности как положительных, так и отрицательных сторон. Главное в обеспечении принципа объективности — личность историка: его теоретические взгляды, культура методологии, профессиональное мастерство и честность.

Принцип социального подхода предполагает рассмотрение историко-экономических процессов с учетом социальных интересов различных слоев населения, различных форм их проявления в обществе. Этот принцип (еще его называют принципом классового, партийного подхода) обязывает соотносить интересы классовые и узко групповые с общечеловеческими, учитывая субъективный момент в практической деятельности правительств, партий, личностей.

Принцип альтернативности определяет степень вероятности осуществления того или иного события, явления, процесса на основе анализа объективных реальностей и возможностей. Признание исторической альтернативности позволяет по-новому оценить путь каждой страны, увидеть неиспользованные возможности процесса, извлечь уроки на будущее.

Только при соблюдении и сочетании всех принципов и методов познания могут быть обеспечены строгая научность и достоверность в изучении исторического прошлого.

Превращение исторических знаний в историческую науку осуществлялось в течение длтельного времени. Сейчас в развитии исторической науки выделяют следующие наиболее важные этапы.

1. Исторические представления Древнего мира. Сначала историческая мысль развивалась в виде сказаний и мифов. Особенностью мифологического мышления, свойственного многим древним народам, был исторический пессимизм — идея о том, что «то, что было раньше, — лучше, чем сейчас». Так, древние индийцы считали, что «золотой век» человечеством уже пройден, а впереди — только тяжелый труд и всевозможные испытания.

Кроме того, мифологическое мышление связывало ход истории с деяниями богов. Так, в «Илиаде» Гомера причиной Троянской войны послужила ссора богинь. Тогда же вырабатывается концепция, согласно которой герои творят историю с помощью и по воле богов. В целом история человечества представлялась им как проявление воли божества: Рок определял судьбу народов.

Древнегреческий философ Эпикур (341—270 до н.э.) считал, что развитие истории осуществляется благодаря открытиям и изобретениям гениев.

Высшими достижениями исторической мысли в эпоху Древнего мира были сочинения античных авторов — Геродота и Фукидида. Греческого историка Геродота (между 490 и 480 — ок. 425 до н.э.) считали «отцом истории». Он описал Древнюю Грецию, а также народы и страны, в которых побывал: Персию, Ассирию, Вавилонию, Египет, Скифию.. Главный его труд — «История», посвящена событиям греко-персидских войн. Древнегреческий историк Фукидид (ок. 460—400 до н.э.) автор «Истории», включающей восемь книг, посвященной Пелопоннесской войне, и считающейся вершиной античной историографии. Великим античным историком был и Полибий (ок. 200 — ок. 120 до н.э.), предпринявший попытку создать всемирную историю. Его труд «История» (40 книг) охватывает историю Греции, Македонии, Малой Азии, Рима и других стран периода от 220 до 146 до н.э.

В Древнем Востоке также важную роль придавали культу прошлого. Так, в Китае при каждом удельном правителе (впоследствии после объединения Китая — при дворе императора) находился историограф. Ко II в. до н.э. появилось множество летописей, анналов, в основном локальных. Обобщил эти источники сын придворного историографа Сыма Таня — Сыма Цянь (145 или 135 — ок. 86 до н.э.), прозванный «китайским Геродотом». Главным делом всей жизни Сыма Цяня стали «Исторические записки» («Ши Цзи»), оказавшие весомое влияние на развитие исторической науки в Китае. С того времени в Китае стали составлять истории всех правящих династий.

2. Историческая мысль эпохи Средневековья развивалась под влиянием церковно-религиозной идеологии, поэтому в сочинениях, принадлежащих историкам разных стран и народов этого периода, исторический процесс общественного развития трактовался идеалистически. Ведущей исторической концепцией раннесредневековой мысли Западной Европы стала концепция провиденциализма (по воле провидения), разработанная Августином Блаженным (354—430). Популярной, как и в древности, была теория великих людей и героев. Среди европейских историков этой эпохи выделяют Григория Турского, (538 или 539 — 593 или 594) Рауля Глабера, (985 – ок. 1047), Михаила Пселла (1018 — ок. 1078 или ок. 1096).

На арабском Востоке наиболее крупными учеными-историками были авторы «всеобщих историй» Якуби (? – 897 или 905), Абу Ханифа ад-Динавери (? – ок. 895) и Табари (838 или 839 – 923). В Китае в XI в. государственный деятель и историк Сыма Гуан (1017 или 1019 – 1086) создал огромный труд (294 книги), охватывающий историю китайского народа с V по конец IX вв.

Изучение истории человечества получило новое развитие в эпоху Возрождения, перехода от Средневековья к Новому времени, когда засилью средневековой религиозной идеологии было противопоставлено культурное наследие античности. Усиливается интерес к памятникам древности. Зародились новые подходы к пониманию истории. Итальянский политический деятель Никколо Макиавелли (1469—1527) в работе «Государь» (1513) назвал одну из причин борьбы людей в истории — имущественную.

3. В эпоху Нового времени некоторые западноевропейские историки и философы, отбросив идею бога как творца истории, попытались объяснить причинно-следственную связь материального мира исходя из него самого. Итальянский философ, один из основоположников историзма Джамбаттиста Вико (1668—1774) утверждал, что исторический процесс имеет объективный и провиденциальный характер. Все нации развиваются по циклам, состоящим из трех эпох: божественной (без государственное состояние, подчинение жрецам); героической (аристократическое государство) и человеческой (демократическая республика или представительная монархия). Анн Робер Жак Тюрго (1727—1781) —французский государственный деятель, философ-просветитель, экономист — считал, что историю общества движет человеческий разум. Философы Нового времени считали, что идеи правят миром. Они же развили после Цицерона (106—43 до н.э.) идею естественного права и позднее пришли к идее просвещенного монарха. Однако в целом западноевропейская историческая наука периода становления и утверждения капиталистических отношений, т.е. Нового времени, несмотря на борьбу с феодально-церковными воззрениями на историю общества, оставалась на идеалистических позициях. Для воззрений ученых этого времени характерен дуализм: подходя к явлениям природы материалистически (хотя и метафизически), они в изучении истории оставались сторонниками идеализма, объясняя ход исторического процесса как проявление «воли Бога», «божественного провидения», «божественного мирового духа» или абсолютной «идеи». Крупнейшими её представителями на Западе были Франсуа Пьер Гийом Гиэо (1787—1874), Огюстен Луи Адольф Тьерри (1795—1856), Огюст Минье (1796—1884), Морган Льюис Генри (1818—1881), Томас Карлейль (1795—1881 Томас Бабингтон Маколей (1800—1859). Французские историки Ф. Гизо, О. Тьерри, О Минье в первой половине XIX в. создали буржуазную теорию классовой борьбы, в которой признали классовые различия в обществе, но отрицали эксплуататорский характер буржуазного государства. В XIX в. немецкие историки Фридрих Кристоф Шлоссер (1776—1861) и Вильгельм Онкен создали «Всемирную историю» (соответственно 19 и 46 томов).

Происходит и расширение тематики исторических трудов, ученые отказываются от средневековых теорий избранных народов, от европоцентризма. Историки-просветители (Вольтер, Д. Дидро, Э. Гиббон, Д. Юм, И. Гердер) настойчиво искали причины происходивших событий. Крупным достижением того времени стала идея закономерности и прогресса в общественной жизни.

Огромное значение для развития исторической науки имело утверждение в XIX в. исторического метода познания и появление марксизма.

Исторический метод (принцип) подхода к действительности как изменяющейся во времени, развивающейся признавали до Маркса представители немецкого классического идеализма, например, Георг Фридрих Вильгельм Гегель (1770—1831). Однако последовательно принцип историзма был разработан Карлом Марксом (1818—1883) и Фридрихом Энгельсом (1820—1895). Его отличительная черта — распространение на все сферы объективной действительности — природу, общество, мышление.

Историческая мысль Востока в XVII—XIX вв. переживает упадок; историки этого времени не выдвигают новых идей и концепций, а подражают древним авторам — и по содержанию работ, и по их форме.

4. Бурное развитие получила историческая наука в Новейшее время (конец XIX—XX вв.) На этом этапе в западной исторической науке были разработаны различные концепции исторического развития. Здесь следует назвать англичанина Арнольда Джозефа Тойнби (1889—1975), американца Уолта Уитмена Ростоу (1916 – 2003), Макса Вебера (1864—1920), Марка Блока (1886—1944), Алвина Тофлера (р. 1928) и др.

Одной из важных проблем исторической науки является проблема периодизации исторического развития человеческого общества. Периодизация — это установление хронологически последовательных этапов в общественном развитии. В основу выделения этапов должны быть положены решающие факторы, общие для всех стран или для ведущих стран.

Со времени развития исторической науки учеными-историками разработано множество различных вариантов периодизации общественного развития.

Так, древнегреческий поэт Гесиод (VIII—VII вв. до н.э.) делил историю народов на пять периодов — божественный, золотой, серебряный, медный и железный, утверждая, что от века к веку люди живут все хуже. Древнегреческий мыслитель Пифагор (570 – 490 до н.э.) в понимании истории руководствовался теорией круга, в соответствии с которой развитие идет по одной и той же колее: зарождение, расцвет, гибель. При этом вектор истории практически отсутствует.

Свой вариант периодизации по типу хозяйства предложил немецкий ученый Бруно Гильдебранд (1812—1878), который делил историю на три периода: натуральное хозяйство, денежное хозяйство, кредитное хозяйство.

К. Маркс исходя, из принципа материалистического понимания истории разработал вариант периодизации, положив в ее основу способ производства или формационную концепцию. В соответствии с этой теорией история человечества предстает как последовательная смена общественно-экономических формаций (первобытнообщинной, рабовладельческой, феодальной, капиталистической, коммунистической).

В отличие от Маркса западные ученые XX в. рассматривали исторический процесс как чередование одних и тех же «циклов» – круговорота локальных цивилизаций. Крупнейший представитель этой теории — англичанин А. Тойнби. Несмотря на то, что выделенные им 13 основных цивилизаций развиваются независимо друг от друга, все они проходят в своем развитии одни и те же стадии: зарождение, расцвет, гибель.

Цивилизационный подход в поиске общих закономерностей исторического процесса основан на выявлении общности черт в политической, духовной, бытовой, материальной культуре, общественном сознании, сходных путях развития. Кроме того, здесь учитываются различия, порожденные географической средой обитания, историческими особенностями.

Выделяются три основных типа цивилизации.

Народы без идеи развития, т.е. вне исторического времени. К этому типу относится первобытное состояние общества, для него характерны адаптация, гармония человека и природы, повторение традиций и запрещение нарушать, выраженное через табу. Этот тип цивилизации в настоящее время представлен отдельными племенами, сохранившимися в различных районах земного шара, например, — в Австралии, Африке, Америке, Сибири.

Восточный (циклический характер развития). Для этого типа характерны переплетение прошлого и настоящего, сохранение религиозных приоритетов. Его отличают отсутствие ярко выраженных классовых различий и развитой частной собственности, наличие кастовых общин, которые не будучи связанными друг с другом, опираются на сильно централизованную власть. Прогресс в таком обществе идет циклами, замедленно.

Европейский (прогрессивный). В его основе — идея непрерывного развития. Этот тип становится общим для европейских стран с распространением христианства. Для него характерны рационализм, престиж результативного труда, развитая частная собственность, рыночные отношения, классовая структура с активно действующими политическими партиями, наличие гражданского общества.

Все типы цивилизации равны перед историей, им присущи недостатки и достоинства. В первом решена проблема гармонии человека и природы, но человек не само реализуется. Восточное же общество направлено на духовность, но не ценит личность. Европейская цивилизация дает человеку шанс самореализации, но быстрые темпы развития приводят к мировым войнам, революции, острой социально-классовой борьбе.

Американский ученый У. Ростоу в 60-е годы XX в. разработал теорию стадий экономического роста. Тогда он выделил пять стадий экономического роста:



  1. традиционное общество;

  2. период предпосылок или переходного общества;

  3. период «взлета» или сдвига;

  4. период зрелости;

  5. эра высокого массового потребления.

Общественно-экономическим формациям, выдвинутым Марксом, Ростоу противопоставляет стадии роста и идеальным типом эры высокого уровня массового потребления признает «английско – американский образец». В 70-е годы Ростоу дополнил свою схему шестой стадией — на этой стадии общество занято поиском путей качественного улучшения жизненных условий человека.

Важнейшую часть всемирной истории представляет история русского народа и российского государства, поэтому её изучение занимает важное место в формировании исторического сознания молодежи.

В настоящее время наше Отечество переживает сложные времена. Происходит быстрый процесс изменения социально-политических и экономических отношений. В такой ситуации современному россиянину очень важно изучение, знание Отечественной истории. Человек, не знающий своей истории, не может ориентироваться в окружающем мире, не способен адекватно реагировать на окружающие его трудные реальности социальной и политической жизни. Очень важно уметь из опыта предыдущих поколений извлечь уроки для того, чтобы определить свое место в обществе, стать достойным гражданином своей страны. Поэтому изучение истории России становится для её граждан, в первую очередь для студенческой молодёжи, нравственным и гражданским императивом времени.

За последние годы переизданы фундаментальные труды по российской истории таких крупных дореволюционных историков, как Н.М. Карамзин, С.М. Соловьёв, В.О. Ключевский и др. Мы располагаем сегодня трудами таких видных историков, как Б.А. Рыбаков, Б.Д. Греков, С.В. Бахрушин, М.Н. Тихомиров, М.Н. Покровский.

Вспомним, что уже с появлением письменности возникла традиция фиксировать различные события. Так в истории нашего Отечества появились летописи, исторические произведения, в которых повествование велось по годам и рассказ о событиях обычно начинался словами: «В лето…». Отсюда и название этих документов. Мы не знаем и, наверное, никогда не узнаем, в каком году была написана первая русская летопись, однако некоторые историки считают, что начало летописания на Руси относится к X в. Тексты первых летописей стали составными частями более поздних летописных списков, или сводов.

Летописцем назывался составитель, а не автор свода. Летописец или был свидетелем событий, или писал о них, пользуясь летописями предшественников, а также народными преданиями. Таким образом, летописи – это произведения коллективного труда, носящие компилятивный характер.

Самые древние русские летописи не сохранились. Первая летопись древней Руси относится к 1037 – 1039 гг. Её продолжение написал монах Киево-Печерского монастыря Никон (около 1073). Наиболее полным сохранившимся летописным сводом является «Повесть временных лет» (1113), составителем и редактором которого был монах того же монастыря Нестор. Позднее свод дописывался и переписывался. В отличие от западных хроник, изложенных на латыни, наши летописи были написаны на русском языке.

Древнерусские летописи не были в полном смысле этого слова научными трудами, однако их с полным основанием можно считать зачатками исторической науки нашего Отечества. Авторы летописей отбирали наиболее значимые, по их мнению, события минувшего года и заносили их на бумагу, а как известно, любая наука начинается именно с отбора фактов, анализируя которые можно познать сущность тех или иных явлений и процессов.

В России зачатки научной историографии появились в XIV в., когда летописи стали впервые сверять друг с другом и сводить в одно целое. Первым дошедшим до нас более или менее систематизированным «историческим» трудом был «Хронограф», составленный предположительно псковским монахом Филофеем (1465 – 1542). Этот документ представлял собой своего рода обзор всемирной истории. Большая часть его заключала в себе переводы с греческого языка. Русские и славянские исторические сказания играли в нём роль дополнения. Именно в этом «Хронографе» были изложены основные положения знаменитой исторической концепции «Москва – третий Рим», в котором обосновывалась роль Москвы как единственной исторической правопреемницы Рима и Константинополя. В XVI в. возникают летописные своды, составленные на основе древних летописей. Это были работы, подчинённые одной общей идее. Первым таким произведением стала «Степенная книга», в которой в хронологическом, т.е. «постепенном», порядке излагалась деятельность русских митрополитов и князей, начиная с легендарного Рюрика. Примерно в то же время была составлена «Воскресенская летопись». Эта работа является ценным летописным сводом, отличающимся как обилием сведений, так и отсутствием предвзятости и тенденциозности.

Предпосылки для развития подлинно русской исторической науки были подготовлены во второй половине XVII в. Особую роль в этом сыграла Киевская духовная академия. Многие выдающиеся киевские учёные приглашались в Москву, где они открывали свои школы. Некоторые из них пользовались большим влиянием при царском дворе. Не случайно именно в Киеве в 1676 г. появился первый учебник русской истории – «Синопсис» Иннокентия Гизеля, получивший несколько позже широкое распространение.

XVIII век стал временем рождения российской науки. Решающее значение для рождения науки о прошлом России имела эпоха Петра I, который очень заботился о состоянии истории своей страны, поручив это дело ряду лиц. Однако результаты этой заботы сказались лишь после смерти Петра. В стенах созданной им Петербургской академии наук (1725) начался этап научной разработки отечественной истории.

В отличие от летописцев историки или исторические писатели в своих произведениях описывают прошлое, пользуясь известными и доступными им историческими источниками, анализируют события и ход истории исходя из своих концепций и взглядов. Таким образом, они являются авторами исторических произведений научного характера.

Одним из первых историографов России был выходец из Кёнигсберга Готлиб Зигфрид Байер (1694 – 1738). Окончив в родном городе университет, он с 1725 г. занимал в Петербургской академии кафедру древностей и восточных языков. Байер написал первое серьёзное исследование о варягах и начале Руси, поэтому именно он считается родоначальником знаменитой норманнской теории, положившей начало длительному спору в исторической науке, который продолжается и в наши дни. При этом следует указать, что Байер занимался научной деятельностью в эпоху «бироновщины», характеризующуюся засильем иностранцев (прежде всего остзейских немцев) в России, которых отличало презрение ко всему русскому как к «варварскому» и «нецивилизованному».

Первым россиянином, который профессионально занимался проблемами истории своей страны, был Василий Никитич Татищев (1686 – 1750), который с полным основанием считается отцом русской истории. Он входил в число тех, кого А.С. Пушкин называл «птенцами гнезда Петрова». В.Н. Татищев был не только современником петровских преобразований, но и активным их участником, что определило и его историческую концепцию. В «Истории Российской с самых древнейших времён» Татищев впервые в русской историографии сделал попытку найти закономерности в развитии человеческого общества, обосновать причины возникновения государственной власти. Отказавшись от провиденциальной точки зрения в объяснении исторических событий, Татищев выступил как рационалист, связывающий исторический процесс с развитием «умопросвещения». Из всех форм государственного правления для России Татищев явное предпочтение отдавал самодержавию. Он рассматривал политическое развитие России под углом борьбы монархии с аристократией, доказывая полезность самодержавия и вред аристократического правления. Исходя из своих взглядов В.Н. Татищев впервые в отечественной историографии дал общую периодизацию истории России: господство единовластия (862—1132), нарушение единовластия (1132—1462), восстановление единовластия (с 1462). История Татищева содержит обзор событий до конца XVI в. - правления Ивана Грозного. Значение Татищева для российской историографии состоит ещё и в том, что он ввёл в научный оборот много новых источников: «Русскую правду», Судебник 1550 г., ряд летописей.

Говоря о русской историографии середины XVIII в., нельзя не упомянуть работы по истории России великого русского учёного Михаила Васильевича Ломоносова (1711 – 1765). Ломоносов был не только выдающимся учёным в сфере естествознания, но и крупным историком своего времени. Его основные труды – «Древняя российская история» и замечания по диссертации Г.Ф. Миллера. Работа Ломоносова «Краткий российский летописец», представлявшая собой перечень основных событий до Петра I включительно, в эпоху Екатерины II служила школьным учебником российской истории. В своих исторических трудах Ломоносов выступал с критикой норманской теории, отрицавшей самостоятельную роль русского народа. Заслуга учёного состоит в том, что он выдвинул славянскую теорию происхождения Древней Руси, которая и была принята на вооружение позднейшей отечественной историографией.

Заметную веху в познании прошлого России составили труды Михаила Михайловича Щербатова (1733 – 1790), крупного историка и публициста, экономиста и политика второй половины XVIII в. Наиболее последовательно свои взгляды на историю он выразил и обосновал в «Истории Российской от древнейших времён», доведённую до 1610 г. Щербатов разработал историческую концепцию, согласно которой исторический процесс сводился к уровню знаний, наук и разума отдельных личностей. В то же время труд Щербатова насыщен огромным количеством актовых, летописных и других источников, многие из которых были найдены и опубликованы самим автором.

Известным просветителем, писателем и издателем XVIII в. Николаем Ивановичем Новиковым (1744 – 1818) была предпринята попытка свести воедино собранные летописи, государственные акты, старинные литературные произведения в единый сборник. Им стала 20-томная «Древняя Российская Вивлиофика».

Основоположником русской исторической школы, первым официальным историографом страны стал талантливый писатель Николай Михайлович Карамзин (1766 – 1826). Интерес к истории возник у Карамзина с середины 1790-х гг., когда им была написана повесть на историческую тему – «Марфа-посадница, или Покорение Новгорода». Повесть была опубликована в 1803 г. и тогда же Карамзин указом Александра I был назначен на должность придворного историографа и до конца своей жизни занимался написанием «Истории государства Российского».

Согласно концепции Карамзина, для такой громадной страны как Россия естественным государственным строем должна служить самодержавная монархия. Именно она сыграла прогрессивную роль, способствуя объединению России и сплочению русских земель в единое государство. Успехи самодержавия, по мнению Карамзина, определяли благосостояние России, а периоды упадка самодержавного режима были чреваты для страны огромными бедами.

Во второй половине XIX в. российская историческая наука делает новые успехи в своём развитии. Так, в мае 1866 г. в Санкт-Петербурге было создано Русское историческое общество, главной целью которого являлось сбор, обработка и публикация материалов по отечественной истории, содержавшихся в государственных и частных архивах. Стали издаваться научные журналы «Русский архив» (1863), «Сборник Русского исторического общества» (1867), «Русская старина» (1870), «Исторический вестник» (1880) и др.

Одним из виднейших российских историков XIX в. был Михаил Петрович Погодин (1800 – 1875). Уже в своей магистерской диссертации «О происхождении Руси» Погодин обосновал своё историческое кредо сторонника норманнской теории. Став профессором всеобщей и русской истории Московского университета Михаил Петрович Погодин продолжил изучение древнерусской истории, а также занялся проблемами закрепощения русского крестьянства и причин возвышения Москвы, введя в научный оборот ряд важных исторических источников и памятников.

На вторую половину XIX в. приходится расцвет творчества классика русской исторической науки – Сергея Михайловича Соловьёва (1820 – 1879). Главным делом жизни Соловьёва (всего им было опубликовано более 300 томов работ) стало создание 29-томной «Истории России с древнейших времён».

С.М. Соловьёв выделил четыре основных периода российской истории:

1. Господство родового строя – от Рюрика до Андрея Боголюбского;

2. От Андрея Боголюбского до начала XVII в.;

3. Вступление России в систему европейских государств – от первых Романовых до середины XVIII в.;

4. Новый период в истории России – от середины XVIII в. до великих реформ 1860-х гг.

Огромной заслугой Соловьёва стало то, что он комплексно рассматривал влияние на историческое развитие России природно-географического, демографическо-этнического и внешнеполитического факторов.

Положенный в основу трудов Соловьёва огромный фактический материал изложен им на основе идеи исторической закономерности, все факты связаны в единую, стройную систему. Это дало возможность Соловьёву дать исключительную по силе и выразительности целостную картину русской истории на протяжении веков. Его труды открыли новый, буржуазный период в развитии русской исторической науки и оказали глубокое влияние на всех последующих русских историков.

Русскую историографию середины XIX в. нельзя себе представить без работ Николая Ивановича Костомарова (1811 – 1885), автора знаменитой «Русской истории в жизнеописаниях её главнейших деятелей».

Вершиной исторической мысли России рубежа XIX – XX вв. явилось творчество выдающегося историка Василия Осиповича Ключевского (1841 – 1911). В 1879 г. он начал читать свой знаменитый «Курс русской истории», который сразу же привлек внимание мыслящей общественности России.

В своих исторических взглядах В.О. Ключевский шёл по стопам учителя, С.М. Соловьёва. Вслед за ним Ключевский одной из основных особенностей русской истории считал колонизацию. Именно этапы колонизации русским народом Восточно-Европейской равнины явились для Ключевского основным критерием при установлении периодизации русской истории. В каждом из них он усматривал два наиболее характерных момента — политический и экономический, причём в первом случае он отводил решающее значение внешней опасности, а во втором — смене господствующих форм хозяйственной деятельности.

Ключевского отличали афористичность изложения исторического материала, тонкое историческое чутьё и глубокое понимание истории. После известного замечания Николая II о «бессмысленных мечтаниях» в ответ на просьбы либералов о продолжении реформ В.О. Ключевский в беседе со своими учениками пророчески сказал: «Помяните моё слово, Николай последний царь в династии Романовых. Если у него будет сын, он уже царствовать не будет».

Ключевский оказал огромное влияние на российских историков начала XX в. Из научной школы Ключевского вышли такие известные историки, как Александр Александрович Кизеветтер (1866 – 1933), Матвей Кузьмич Любавский (1860 – 1936), Юрий Владимирович Готье (1873 – 1943) и др.

К плеяде выдающихся последователей Ключевского принадлежит крупный российский историк Сергей Фёдорович Платонов (1860 – 1933). Достоинствами главного труда Платонова – «Лекций по русской истории» являются сжатый и ясный язык, наличие очерка русской историографии и обзора источников по русской истории. Научная деятельность Платонова оказала значительное влияние на последующую русскую и советскую историографию и способствовала распространению исторических знаний среди населения. Учениками Платонова являлись знаменитые историки Александр Евгеньевич Пресняков (1870 – 1929), Николай Павлович Павлов-Сильванский (1869 – 1908), Иван Иванович Лаппо (1869 – 1944).

Ещё одним известным историком конца XIX – начала XX вв. был ученик школы В.О. Ключевского Павел Николаевич Милюков (1859 – 1943), общественно-политический деятель, один из основателей партии кадетов, видный деятель Белого движения и российской эмиграции.

В своеё магистерской диссертации «Государственное хозяйство России первой четверти XVIII века и реформы Петра Великого» Милюков первым высказал мысль о том, что реформы Петра I были процессом спонтанным, подготовленным ходом времени, а не спланированным заранее. Утверждал, что сфера влияния реформ Петра была весьма ограниченной; реформы разрабатывались коллективно, а конечные цели преобразований осознавались царем лишь частично, да и то опосредованно ближайшим окружением.

Главный исторический труд Милюкова— «Очерки по истории русской культуры», в которых показал большую роль государства в формировании русского общества. Милюков утверждал, что Россия, несмотря на свои особенности, шла европейским путем развития, а также привёл свои доводы относительно приспособляемости русского «национального типа» к заимствованным общественным институтам. Полагая, что «существует ряд основных закономерных эволюций разных сторон социальной жизни», Милюков не считал возможным объяснять исторический процесс развитием производства или «духовным началом». Он стремился рассматривать единую историю как ряд взаимосвязанных, но разных историй: политической, военной, культурной и т.д.

Основным историографическим трудом Милюкова стала книга «Главные течения русской исторической мысли», представлявшая собой переработанный и дополненный курс университетских лекций. В книге содержится анализ эволюции русской исторической науки XVII— первой трети XIX века.

Таким образом, российская дореволюционная историческая наука за два века своего существования сделала огромный рывок в развитии, находясь к началу XX в. на подъёме и стояла на пороге новых исторических открытий и достижений.

В период потрясений 1917 г. и Гражданской войны развитие исторической науки в России приостановилось, а с начала 1920-х гг. была превращена в инструмент политики и средство идеологической обработки. Каждый историк обязан был следовать только тем концепциям, которые были одобрены властью. Единственно верным признавался только один, марксистский подход, все же остальные исторические концепции объявлялись враждебными, буржуазными и реакционными. В таких условиях часть учёных была вынуждена эмигрировать из России. Так, в 1922 г. из России были высланы около 300 представителей интеллигенции, в том числе и историки. А в начале 1930-х гг. среди историков была проведена чистка, в результате которой многие из них были репрессированы (С.Ф. Платонов, Е.В. Тарле, С.В. Бахрушин, Л.В. Черепнин).

В 1920 – первой половине 1930-х гг. в советской исторической науке господствовала так называемая «школа» Михаила Николаевича Покровского (1868 – 1932). После революции 1917 г. Покровский стал непререкаемым авторитетом в области исторической науки. Связано это было с его не последней ролью в РКП (б). Идеи и трактовки академика Покровского считались официальными и не подлежавшими критике. Всю российскую дореволюционную историю Покровский рассматривал исключительно с позиций классовой борьбы.

Стремясь обличить внешнюю и внутреннюю политику правящих классов, Покровский делал ударение на негативных аспектах русской истории, ранее замалчивавшихся. Он указывал на классовое угнетение, агрессии и завоевательные войны царизма, ограбление им порабощённых народов, технологическую отсталость. Его отношения к царизму, дворянству, купечеству и буржуазии было преимущественно критичным. Важное место в творчестве Покровского занимает разоблачение откровенно апологетических представлений о традиционных «героях» русской историографии. Монархи, полководцы, государственные и церковные деятели, дипломаты предстают в работах советского историка в совершенно ином свете — как эгоистические, жестокие, ограниченные, невежественные личности. Так, Богдан Хмельницкий характеризовался как предатель интересов украинского крестьянства и союзник феодально-крепостнического Московского царства. Для достижения максимального эффекта представители правящих классов и руководители обличались при помощи сатиры, иронии и гротеска.

Однако с середины 1930-х гг. происходят существенные изменения в советской исторической науке. Многие прежние трактовки и оценки тех или иных исторических событий или личностей кардинально пересматриваются. В 1934 г. вышли в свет написанные И.В. Сталиным, С.М. Кировым и А.А. Ждановым «Критические заметки к проекту школьного учебника истории СССР», в которых резкой критике были подвергнуты постулаты прежней советской исторической науки, в чакстности «школы» Покровского. По сути, с этого момента начинается политика сталинского «государственного патриотизма». В новых учебниках истории утверждалась прогрессивность всех завоеваний царской России, возрождался культ Александра Невского, Дмитрия Донского, Минина и Пожарского, великих полководцев А.В. Суворова и М.И. Кутузова. С положительным знаком стала оцениваться деятельность Ивана Грозного и Петра I, значение которой усматривалось в укреплении централизованной власти и расширении территории России. Укоренился тезис о добровольном присоединении ряда народов (Украина, Грузия) к России, подчеркивался приоритет русских учёных в ряде открытий и изобретений (А.С. Попов, К.Э. Циолковский, М.В. Ломоносов, А.Ф. Можайский, И.И. Ползунов). Особенно патриотическая пропаганда усилилась в годы Великой Отечественной войны и в период кампании по борьбе с космополитизмом. При этом практически всех историков «школы» окровского постигла трагическая судьба – они были репрессированы.

В середине 1930-х гг. были реабилитированы многие видные отечественные историки, в своё время подвергавшиеся гонениям со стороны властей и представителей «школы» Покровского. Одним из них был Евгений Викторович Тарле (1874 – 1955), ставший позднее одним из авторитетнейших историков СССР. И хотя работам Тарле («Наполеон», «Крымская война», «Нашествие Наполеона на Россию в 1812 году», «Нахимов» и многим другим) свойственна некоторая вольность в отношении к историческим фактам, героизация тех или иных исторических личностей, его произведения остаются блестящими памятниками исторической мысли и пользуются большой популярностью и в наши дни.

Ещё одним представителем плеяды талантливых советских историков 1930 – 40-х гг. является Сергей Владимирович Бахрушин (1882 – 1950). Он внёс огромный вклад в выработку общей концепции развития феодализма в России. С.В. Бахрушин первым в советской историографии занялся изучением процесса формирования всероссийского рынка и историей купечества России. Капитальные исследования Бахрушина по истории Сибири, особенно о торгово-промысловом её освоении, изменили существовавшие ранее представления о русской колонизации данного региона. Он много сделал для развития источниковедения, историографии, исторической географии Сибири, положил начало освещению истории отдельных сибирских народов. Бахрушин был редактором и соавтором коллективных трудов «История Москвы», «Очерки истории СССР», участвовал в написании «Истории дипломатии» и учебников по истории СССР для высшей школы.

Крупным советским специалистом по истории общественной мысли и общественного движения в России XIX века была академик Милица Васильевна Нечкина (1901 – 1985). Значителен вклад Нечкиной в изучение проблемы истории декабристского движения, первой революционной ситуации в России. Под руководством М.В. Нечкиной осуществлено факсимильное издание крупнейших памятников общественного движения 1850 – 60-х гг. – «Колокола» и «Полярной звезды». Помимо этого, Нечкина являлась автором и редактором первых советских учебников для высшей и средней школ. При её участии были изданы «Очерки истории исторической науки в СССР», сборник статей «История и историки».

Значительный вклад в изучение социально-экономической, политической и культурной истории древнерусского города, народных движений XI – XVII вв., приказного делопроизводства внёс Михаил Николаевич Тихомиров (1893 – 1965). Его труд «Россия в XVI столетии» - фундаментальное историко-географическое исследование, характеризующее социально-экономическое и государственно-политическое развитие страны в этот период. Тихомиров, также, по-новому осветил и решил многие проблемы связанные с историей создания «Русской правды». Кроме того, он был инициатором возрождения публикаций «Полного собрания русских летописей» и создания сводного каталога уникальных рукописей, хранящихся в СССР. Тихомиров был главным редактором «Археографического ежегодника» и возглавлял работу советских археографов по розыску и описанию неизвестных рукописей.

Одним из виднейших специалистов по генезису и истории феодализма в России был Лев Владимирович Черепнин (1905 – 1977). Он внёс значительный вклад в изучение Земских соборов как сословно-представительных учреждений. По инициативе Черепнина или при его участии вышли в свет ранее не опубликованные труды отечественных историков.

Ещё один крупный советский историк – Борис Дмитриевич Греков (1882 – 1953). Греков являлся основателем так называемой «национальной» школы историков, которая заменила «школу Покровского». В своём классическом труде – «Киевская Русь», Б.Д. Греков проанализировал вопросы хозяйственной,социальной, политической, культурной жизни древнерусского общества и убедительно обосновал теорию, согласно которой восточные славяне перешли от первобытнообщинного строя к феодальному, минуя рабовладельческий. Занимаясь политической историей русских княжеств в XIII – XV вв., совместно с А.Ю. Якубовским Греков написал книгу «Золотая Орда и её падение».Греков также получил известность как археограф, с именем которого связаны публикации документов: «Правда Русская», «Хроника Ливонии», «Крепостная мануфактура в России» и др.

Учеником Б.Д. Грекова являлся зхамечательный советский историк – академик Борис Александрович Рыбаков (1908 – 2001), который детально исследовал древнерусское летописание, предложил версии авторства отдельных летописных фрагментов, подверг тщательному анализу оригинальные известия В.Н. Татищева.

Б.А. Рыбаков досконально изучил и такие замечательные памятники древнерусской литературы, как «Слово о полку Игореве» и «Слово» Даниила Заточника. Им была выдвинута смелая гипотеза, согласно которой автором «Слова о полку Игореве» был киевский боярин Пётр Бориславич. Согласно другой гипотезе Рыбакова, выдающийся мыслитель и публицист конца XII – начала XIII вв Даниил Заточник являлся великокняжеским летописцем при дворах Всеволода Большое Гнездо и его сына Константина.

Отметим, что Борис Александрович Рыбаков значительно раздвинул хронологические рамки «славянского мира», приведя аргументы в пользу близости культур славян и отдельных скифских племён времён Геродота.

Борис Рыбаков был и крупным археологом, проводившим масштабные раскопки в Москве, Великом Новгороде, Звенигороде, Чернигове, Переяславле Русском, Белгороде Киевском, Путивле и многих других местах. Им были целиком раскопаны древнерусские замки Любеч и Витичев, что дало возможность реконструировать облик небольшого древнерусского города.

Говоря о видных советских историках, нельзя не упомянуть и о Льве Николаевиче Гумилёве (1912 – 1992), создателе нового направления науки – этнологии и оригинальной пассионарной теории этногенеза. Автор более двухсот статей и монографий он исследовал историю гуннов, хазар, тюрок, русских, монгол. Не всегда идеи Л.Н. Гумилёва находили и находят поддержку у большинства историков (Я.С. Лурье, С.А. Плетнёва, Б.А. Рыбаков). Так, например, масштабы монголо-татарского ига он считал сильно преувеличенными. По его мнению, для русско-монгольских отношений был характерен, скорее, симбиоз.

Таким образом, в 30 – 80-е гг. XX столетия советская историческая наука, несмотря на тотальное господство и насаждение марксистско-ленинской идеологии, добилась значительных успехов при изучении различных исторических проблем.

В середине 1980-х гг. в связи с провозглашённой М.С. Горбачёвым политикой «перестройки» и «демократизации» в отечественной исторической науке произошли серьёзные перемены. На историков буквально хлынул поток неизвестных ранее документов и трудов, стали доступны архивы и спецхраны, работы зарубежных коллег. Это явилось для исторической науки не только долгожданным событием, но и испытанием. Радикальной ревизии была подвергнута практически вся прежняя советская историография. Новая оценка давалась многим событиям, особенно советского периода отечественной истории.

Именно в конце 1980-х – начале 1990-х гг. происходит раскол среди отечественных историков на два противоположных лагеря – либералов и патриотов, продолжающийся и по сей день.

К представителям либерального направления относятся такие современные российские историки, как Андрей Николаевич Сахаров, Игорь Иванович Долуцкий, Юрий Николаевич Афанасьев, Борис Вадимович Соколов, Леонид Александрович Кацва и др.

Историки-либералы относят Россию к западной цивилизации и считают, что наша страна должна развиваться по пути передовых капиталистических стран Запада. Киевская Русь, подчёркивают они, до монголо-татарского нашествия в целом развивалась в «европейском русле», но более чем 200-летнее иго Золотой Орды отбросило российскую цивилизацию на много лет назад. Такие неприглядные явления в отечественной истории, как деспотичныцй авторитаризм, отсутствие демократических традиций, раболепное подчинение народа высшей власти – всё это пагубные результаты татаро-монгольского ига. По их мнению, Россия вышла на правильный путь развития во второй половине XIX – начале XX века, после великих реформ Александра II, однако путь вхождения страны в западную цивилизацию прервала революция 1917 г. Историки-либералы жёстко критикуют 70-летний опыт построения социализма в нашей стране, считая его путём в никуда.

В целом можно констатировать, что концепция современных историков-либералов вобрала в себя философские мировоззрения Петра Яковлевича Чаадаева (1794 – 1856) и российских западников XIX столетия.

К представителям другого направления – патриотического, следует отнести таких историков современной России, как Игорь Яковлевич Фроянов, Вадим Валерианович Кожинов (1930 – 2001), Александр Николаевич Боханов, Рой Александрович Медведев и др. К историкам «патриотического» лагеря был близок и Л.Н. Гумилёв.

В противовес либералам историки-государственники считают российскую цивилизацию уникальной и неповторимой. Россия, с их точки зрения, не принадлежит к западному миру и у неё свой, особый путь развития. Западническая либеральная модель неприемлима для России и всегда в истории нашей страны приводила её к катастрофе. Но это не значит, что Россия должна огульно отрицать всё западное. Наоборот, наша страна должна брать лучшие достижения и опыт западной цивилизации, но не слепо копировать их, а применять в соответствии с российскими условиями.

При этом, для современных историков патриотического лагеря нет единого «исторического идеала», в отличие от либералов. Для одних (А. Боханов) таковым является Россия до 1917 года, другие (Р. Медведев) придерживаются принципов «истинного марксизма» и т.д.

Однако, несмотря на значительный идеологический раскол, существующий между современными отечественными историками, следует отметить, что в настоящее время продолжается активное изучение событий многовековой истории нашей Родины. Наиболее крупными специалистами на сегодняшний день являются Валентин Лаврентьевич Янин (род. 1929) и Леонид Васильевич Милов (1929 – 2007).

В.Л. Янин – автор более 700 научных работ, в том числе 23 научно-популярных книг.

Академик В.Л. Янин вскрыл важные особенности вечевого строя Новгорода, и установил, что важэнейшие реформы государственной системы являются результатом острой борьбы различных группировок новгородского боярства. Янин первым использовал берестяные грамоты в качестве исторического источника.

В.Л. Янин являлся участником открытий, многие из которых стали событиями века, как например, «Новгородская псалтырь», найденная в июле 2000 г. в Великом Новгороде. Он первый из отечественных историографов разработал методические приёмы комплексного источниковедения, опирающегося на анализ разнородных источников: письменных, археологических, нумизматических и сфрагистических материалов, памятников искусства.

Леонид Васильевич Милов являлся специалистом в сфере древнерусского и византийского права, аграрного развития России XVII – XVIII вв., генезиса капитализма в России, проблем становления крепостного права. В своих исторических исследованиях использовал количественные методы.

За свою научную жизнь Милов написал и опубликовал свыше 150 научных трудов, самым известным из которых является «Великорусский пахарь и особенности российского исторического процесса».



В целом, говоря о развитии истории в России на современном этапе, следует выделить такие её основные характеристики, как:

  1. Отсутствие жёсткого идеологического контроля над российской исторической наукой, в отличие от советского и дореволюционного периодов;

  2. Разнообразие всевозможных исторических концепций (вплоть до сугубо антинаучных А. Фоменко или В. Суворова) и точек зрения на те или иные исторические события или личности;

  3. Отсутствие единого учебника по Отечественной и всемирной истории для школ и высших учебных заведений, что даёт «право» преподносить те или иные факты и события в соответствии со своими убеждениями и мировоззрением;

  4. Жёсткий раскол между историками-исследователями на противоположные лагеря;

  5. Финансирование многих исторических исследований из-за рубежа, что придаёт им определённую идеологическую направленность.


следующая страница >>



Будь люди по-настоящему велики, на свете было бы много места. Станислав Ежи Лец
ещё >>