"Золотой век" русско-японских отношений - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Е. В. Верисоцкая // Японская историография русско-японских и советско-японских... 1 70.73kb.
Вопрос о рыболовных концессиях в системе русско-японских отношений... 1 72.7kb.
Дипломатические отношения в 1884 1904 гг. Москва Издательство Российского... 14 3015.09kb.
Первые русские путешественники в эфиопии 1 257.04kb.
"Золотой век" Екатерины II. Россия во II половине XVIII века 3 435.09kb.
Эссе «Что нужно сделать, чтобы вернулся Золотой Век на Земле? 1 20.9kb.
Глава I. Первые официальные контакты России и Японии 1 185.09kb.
«Золотой век» русской культуры 8 класс 1 81.63kb.
Волгин Игорь Леонидович экзамен. Исторический контент связи вертикальные... 2 631.13kb.
Золотой век русской культуры 1 395.19kb.
«золотой век» русской культуры» 1 128.7kb.
Николай Михайлович Верзилин По следам Робинзона 19 3445.52kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

"Золотой век" русско-японских отношений - страница №1/3




Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство высшего профессионального образования

Государственное образовательное учреждение

Факультет истории и международных отношений

Кафедра международных отношений

Курсовая работа

на тему: "Золотой век" русско-японских отношений

Выполнила:

Татевосян Мелания

Научный руководитель

К.и.н. доцент Ивако Н.В.

Брянск 2011

Содержание
Введение

Глава I. Русско-японская война

1.1 "На пути к миру"

1.2 Интересы сторон. Портсмутский мир

Глава II. Русско-японские отношения (1905-1916)

2.1 Послевоенные мирные договоры и их роль в урегулировании русско-японских отношений

2.2 Третья сторона в урегулировании отношений

2.3 Личности, внесшие судьбоносный характер в русско-японские отношения

2.4 Культура и религия – два чуда, тесно связавшие две враждующие стороны

Заключение

Список источников и литературы

Приложения


Введение
"Золотой век" русско-японских отношений – это краткий период безупречных и дружественных отношений двух стран, который больше не повторялся. Это актуальная тема в условиях нынешних сложных отношений между Россией и Японией. Возможно вследствие их глубоких изучений мы сможем найти ту зацепку, которая возможно приведёт к возрождению "Золотого века".

В течении сорока лет XIX века всякие сношения России с Японией были прерваны. Это обстоятельство не могло, конечно, остановить исторически слагавшейся эволюции нашей государственной жизни, искавшей для себя новых путей и естественных границ. Их накаливание продолжалось вплоть до Портсмутского мира. Но после него, несмотря на все последствия этого мирного договора, отношения России и Японии приобрели новый дружественный характер. Любовь между этими страна нарастала все больше и больше и в период с 1905 по 1916 годы, их отношения приобрели очень теплый характер. Такого периода в истории взаимоотношений этих двух стран больше не было. Зачастую он называется "Золотым веком" русско-японских отношений.

Ходу таких событий способствовали многие обстоятельства. Которые заинтересовали и подтолкнули на выбор именно этой темы для написания работы. Здесь мы попыталась описать причины, по которым развились такие дружественные отношения. Их великое множество: это и политические выгоды, это и воля народа, уставшего от войны, это и конечно религия и культура, которая кардинальным образом повернули наше отношение друг к другу и сохранили до сих пор очень теплыми с культурной точки зрения. И естественно нельзя обойти стороной личности, способствующие урегулированию отношений между Россией и Японией. Личности, которые вошли в "историю мира" этих двух стран. Которые способствовали их сближению. Таких причин можно перечислять великое множество и все это разнообразие и переплетение загадок делает этот период безумно интересным для изучения.

Эту проблему изучали много авторов. И в своей работе мы опирались на работы некоторых из них. В книге "Внешняя политика России" А.В. Игнатьев исследует влияние на внешнеполитический курс царизма первой русской революции а так же поражения в русско-японской войне. Прочитав её, можно было проанализировать влияние на внешнюю политику процессы, происходящие в царской России. А в книге Анатолия Кошкина "Россия и Япония: узлы противоречий" мы смогли проследить основные аспекты российско-японских отношений с момента их зарождения до настоящего времени. Именно "Золотой век" русско-японских отношений и все его причины и аспекты мы смогли проследить в работе Василия Кошкина "Россия и Япония: Золотой век". Так же для написания работы были использованы: дневник генерала Куропаткина; Воспоминания С. Ю. Витте; сборник договоров Е.А. Адамовай; воспоминания очевидцев о Николае II.

Цель работы- рассмотреть особенности русско-японских взаимоотношений с 1905 по 1916 года, период, ставший наиболее теплим во взаимоотношениях двух стран. Несмотря на все противоречия этих стран на протяжении всей истории и проблем в сегодняшнее время, этот период необходимо изучать, чтобы понять, что подтолкнуло на такое сближение и есть ли возможность возобновить такие отношения.

Для более глубокого изучения этой темы, нам нужно было рассмотреть все аспекты взаимоотношения двух стран. Поэтому встали задачи: 1) рассмотреть итоги Русско-японской войны; 2) выявить последствия послевоенных мирных договоров и Портсмутского мира; 3) определить роль третьей стороны повлиявшей на сближение России с Японией; 4) определить вклад культурных связей в развитие русско-японских отношений.

Возможно после более глубокого изучения этого вопроса, можно будет найти путь к "возрождению" таких дружественных и тёплых отношений.

Глава I. Русско-японская война


1.1 "На пути к миру"
Русско-японскую война 1904-1905 гг. называли "последней рыцарской войной" - последней войной, которая велась "по правилам" и не привела к массовому озверению людей, как Первая мировая, не говоря уже о Второй. Воевали не народы – воевали армии. После одного из сражений японский военачальник через нейтральные страны послал русскому императору Николаю II телеграмму с просьбой… наградить противостоящую ему воинскую армию Георгиевским оружием – настоящий самурай ценит и чтит достойного врага. Отношение к пленным в обеих странах было гуманным и даже уважительным, поскольку взаимная враждебность ограничивалась полем боя и газетными страницами. Умные люди и в Петербурге в Токио понимали, что война рано или поздно закончится, а жить по соседству все равно придется.

Исход конфликта решили многие факторы. Разгром русского флота в Цусимском проливе 27 – 28 мая 1905 г. Был полным и безусловным. На суше положение русской армии, несмотря на рад тяжелых поражений и неумолимое командование, было не только безнадёжным, но по стране уже заполыхал "красный петух" революционных пожаров, в том числе не без помощи японских денег. Николай IIи его окружение пришли к выводу, что надо спасать монархию даже ценой признания своего поражения. Они не знали, что силы Японии истощены до предела, а её финансы на грани банкротства.

Но в посвященной истории Русско-японской войны литературе нет общего мнения по поводу согласия царя и российского правительства начать мирные переговоры с Японией. Так, бывший командующий русскими войсками на Дальнем Востоке генерал Куропаткин считал такое согласие поспешным и неоправданным. Он справедливо указывал на то, что одержанные японскими армией и флотом победы дались дорогой ценой: "…Японцы потеряли только убитыми и умершими от ран до 110 тыс. человек, то есть цифру, равную всему составу армии в мирное время. Наши потери сравнительно с миллионной армией были в несколько раз меньше, чем у японцев. Во время войны в японских лечебных заведениях пользовалось около 554000 человек, в том числе 22 000 раненных. Вместе с умершими от болезней японцы потеряли убитыми и умершими от ран и болезней 135 000человек. В особенности японцы несли сильные потери в офицерах". Безвозвратные потери России убитыми составили 50 000 человек, а Японии – 86 000 человек.

Генерал отмечал, что по мере продвижения японцев в Манчжурии европейские державы и США уже с меньшим желанием соглашались продолжать финансировать ведение Японией войны. Он отмечал: "Первоначально казалось весьма выгодным для усиления Германии и Англии втянуть Россию в войну с Японией и, ослабив эти две державы, связать им руки: одной – в Европе, другой - в Азии. Но вовсе не в интересах европейских держав было допустить полное торжество японцев на манчжурских полях сражения. Соединившись с Китаем, победоносная Япония ещё выше бы поставила на своем знамени клич: "Азия для азиатов". Крушение всех европейских и американских предприятий в Азии было бы первой целью действий новой великой державы, а конечной целью ставилось бы изгнание европейцев из Азии". Отсюда делался вывод: Мы могли воспользоваться поворотом общественного мнения и, прежде всего, затруднить снабжение японцев деньгами. Требовался один крупный успех наших войск, чтобы в Японии и японских войсках реакция проявилась в сильной степени. Вместе с истощением денежных средств, при упорном продолжении нами войны, мы скоро могли бы поставить Японию в необходимость искать почетного и выгодного для нас мира"

С точки зрения соотношения сил противоборствующих сторон с мнением бывшего главнокомандующего можно согласиться. Военные ресурсы России были велики – её людские и материальные резервы позволяли продолжать войну и в конце концов вытеснить Японию со всех захваченных ею позиций, возможно и из Кореи. К лету 1905 года Россия, увеличив пропускную способность Сибирской железнодорожной магистрали, добилась заметного численного превосходства своей армии. Численность русских армий в Манчжурии была доведена до 445 500 штыков против 337 500 штыков японских. Исследователи этого вопроса отмечали, что "даже после цусимской катастрофы соотношение военных сил на суше вовсе не предопределяло для Росси необходимости тяжелого и унизительного мира".

Однако царское правительство, будучи весьма обеспокоено масштабами революционного движения в стране, считало необходимым как можно скорее завершить непопулярную в народе войну и сосредоточиться на борьбе с внутренними врагами. Повсеместные забастовки, крестьянские восстания, проникновение революционных настроений в армию и на флот создавали реальную опасность для царизма. По сравнению с этой грозной опасностью перспектива признания поражения на Дальнем Востоке казалась не столь уж катастрофичной.

В Токио тоже стремились завершить войну на пике военных успехов своей станы, отчетливо сознавая, что длительную компанию с Россией Японии не выдержать. Война до крайности истощила японскую казну и практически вычерпала все резервы. К тому же отвлечение в армию и военные работы до 10 млн. человек создавало серьезные проблемы для экономики страны. Из-за нехватки "пушечного мяса" шла мобилизация в армию допризывной молодёжи и уже отслуживших свой срок пожилых людей. С трудом удавалось поддерживать моральный дух пополнявшейся за счет малообученных призывников японской армии – отмечались случаи, когда солдаты отказывались идти в атаку.

О том, что японское правительство изначально рассчитывало на краткосрочный характер военных действий, свидетельствует факт разработки им ещё в августе 1904 г. Конкретных условий заключения мира. В перечне японских условий предусматривалось: Россия признает право Японии на свободу действий в Корее; её войска выводятся из Маньчжурии; КВЖД используется исключительно для торгово- промышленных целей; Япония получает железную дорогу Харбин – Порт-Артур; Япония занимает Ляодунский полуостров. В "зависимости от ситуации" Надлежало настаивать на покрытии Россией военных расходов Японии, то есть выплате контрибуции, а так же уступке своего Сахалина и предоставлении Японии права на рыболовства в российских водах Приморья. Следует отметить, что инициативу мирных переговоров проявили японцы, когда в июле 1904 г. Попытку соответствующего зондажа предпринял японский посланник в Лондоне Хаяси.


1.2 Интересы сторон. Портсмутский мир

война русский японский портсмутский



Царское правительство нуждалось в договоре внешне благопристойном, ибо унизительные условия ослабили бы его позиции в борьбе с революцией. Между тем рассчитывать на умеренность японской стороны особенно не приходилось. Если Япония была более истощена схваткой, то тыл у нее оказался заведомо прочнее: победительница пользовалась куда большим международным финансовым кредитом, и сочувствие большинства держав, заинтересованных в дальневосточных делах, склонялось опять-таки на ее сторону. Все это позволило японской дипломатии отклонить прелиминарные условия — так называемые "четыре нет", сформулированные Петербургом (исключаются: уступка русской территории, уплата военной контрибуции, изъятие железнодорожной линии к Владивостоку и ликвидация русского военного флота на Тихом океане) . Таким образом, миссия, добровольно взятая на себя опальным сановником, была чрезвычайно трудной и неблагодарной. Мир после поражения едва ли мог снискать лавры политику, его подписавшему. Неудача миссии означала бы конец политической карьеры Витте. Прежде всего, он рассчитывал уменьшить японские притязания, предложив Токио не только примирение, но и сближение с целью совместной охраны новых позиций двух держав на Дальнем Востоке. Витте надеялся также добиться перемены симпатий других держав, мирового, особенно американского, общественного мнения в пользу России, предав гласности действительные цели Японии. Кроме того, он ставил перед собой сверхзадачу — подготовить размещение международного займа, необходимого царизму, как на случай продолжения войны, так и для ликвидации ее последствий. При неудаче мирных усилий успешное заключение займа могло бы подстраховать его личную карьеру. Основная тяжесть переговоров в Портсмуте легла на плечи Витте, так как второй уполномоченный русской стороны — бесцветный посол в Вашингтоне Р. Розен — предпочел стушеваться; экспертов же к участию в заседаниях не допускали. Витте провел состязание с японскими делегатами неординарно, вопреки принятым канонам, чем вызвал немало язвительных замечаний в свой адрес со стороны профессиональных дипломатов. Но, может быть, именно эта необычность послужила одной из причин его успеха. Японские условия мира оказались чрезвычайно тяжелыми. В них вошли три (кроме КВЖД) из четырех требований, признававшихся в Петербурге заведомо неприемлемыми. Появилось также неожиданное, шедшее вразрез с международной практикой и ущемлявшее престиж России настояние о передаче Японии в качестве приза русских военных судов, интернированных в нейтральных портах. В ряде других вопросов, где царская дипломатия надеялась достичь компромисса, притязания формулировались в самом далеко идущем виде. Японская делегация настаивала на скорейшем письменном ответе по всем пунктам. Принимая эту жесткую ноту, Витте еще раз проявил выдержку, ограничившись замечанием, что условия прочного примирения не должны давать слишком больших выгод одной из сторон. Ординарный дипломат на его месте либо воспользовался бы несовместимостью японских требований с официальной инструкцией и прервал переговоры, либо, что более вероятно, обратился за указаниями в Петербург. Витте не сделал ни того, ни другого, ибо, с одной стороны, был убежден в необходимости мира, а с другой — не ожидал от апелляции в столицу ничего, кроме потери времени и возможных дополнительных ограничений. Дальнейшие события в основном подтвердили правоту первого уполномоченного. Отказ Витте от обращения в Петербург произвел на японцев впечатление, подтвердив представление об исключительной широте его полномочий. После этого переговоры велись по схеме, которую русские профессиональные дипломаты опять-таки не одобряли. Вместо того чтобы выдвинуть сначала самые трудные вопросы, решив тем самым, быть или не быть миру, Витте согласился рассматривать японские притязания и русские контрпредложения пункт за пунктом. Между тем в японской ноте основная группа более трудных вопросов стояла в конце. Ключ к разгадке позиции русского уполномоченного лежит все в том же стремлении сделать все для заключения мира. Предварительное согласование менее важных статей все же делало разрыв переговоров более трудным, чем старт с лобового столкновения по принципиальным вопросам. Создавалась также возможность постепенно подготовить правительство и общественное мнение России к неизбежным уступкам. Через несколько дней 16 августа японская делегация дала положительный ответ. Для большинства участников и наблюдателей это было совершенно неожиданно. Витте, конечно, тоже нервничал. Любопытно, однако, что еще накануне он дал указание Мартенсу начать формулировать проект текста мирного договора. При этом выяснилось, что первый уполномоченный считал нужным зафиксировать лишь главные, принципиальные моменты, предоставив урегулирование частностей последующим переговорам. Такой подход понятен, если учесть, что Витте не покидала идея русско-японского сближения, в связи с реализацией которой, он надеялся на смягчение позиции Токио. Неделя между достижением принципиального соглашения и оформлением договоренности прошла в напряженной работе по редактированию статей трактата. В эти же дни было заключено, наконец, ранее тормозившееся японской стороной соглашение о перемирии. Из Петербурга время от времени поступали "глубокомысленные" указания не торопиться с подписанием, выяснить сначала размер вознаграждения за содержание военнопленных, постараться внести те или иные поправки. На это Витте твердо отвечал, что менять что-либо уже поздно, и неуклонно вел дело к завершению. Наконец 23 августа 1905 г. мирный договор был подписан. Что же представляло этот договор? Условия трактата можно подразделить по содержанию на несколько групп. Первая из них касалась перераспределения сфер влияния в третьих странах. Россия признавала преобладающие интересы Японии в Корее, и обязалось не препятствовать мерам по утверждению японского господства в этой стране. Царское правительство уступало также Японии свои права на аренду Квантунского полуострова с военно-морской базой Порт-Артур (Люйшунь) и торговым портом Дальний (Далянь) со всеми концессиями и государственным имуществом, что являлось крупной потерей в политико-стратегическом и экономическом отношении. Следующая группа условий относилась к утрате русской территории и собственности. Царское правительство отдало Японии южную часть Сахалина (до 50-й параллели) с прилегающими островами и всем государственным имуществом. Площадь и население аннексируемой Японией территории были не столь велики, но она имела серьезное стратегическое и экономическое значение: обладание Южным Сахалином позволяло Японии запереть пролив Лаперуза и облегчало задачу блокирования Татарского пролива. Кроме того, остров был богат полезными ископаемыми. Статья о Сахалине аннулировала полюбовное разграничение1875 года, вновь выдвигая на пути добрососедских отношений между двумя странами территориальный вопрос. Япония получала безвозмездно Южно-Маньчжурскую железную дорогу между Порт-Артуром и станцией Куанченцзы со всеми ее ответвлениями, правами и привилегиями. Общая стоимость прямых материальных потерь России, не считая территории, превышала 100 млн. золотых рублей. К этому следует добавить денежную компенсацию за содержание военнопленных, сумма которой не была зафиксирована в самом договоре, а позднее определена в 46 млн. рублей. Экономические статьи Портсмутского трактата предусматривали заключение нового договора о торговле и мореплавании на началах действовавшего до войны, соединение русских и японских железных дорог в Маньчжурии в целях облегчения торговли и, наконец, тяжелое для России обязательство заключить с Японией соглашение о предоставлении японским подданным права рыбной ловли в территориальных водах русского дальневосточного побережья. Последняя группа условий касалась ликвидации последствий войны: размена военнопленными, эвакуации войск из Маньчжурии, некоторого ограничения на взаимной основе военных мер в регионе.
Глава II. Русско-японские отношения (1905-1916)
2.1 Послевоенные мирные договоры и их роль в урегулировании отношений
Портсмутский договор оставил неурегулированными целый ряд вопросов, наметив лишь весьма общие рамки будущих решений. Предстояло заключить новый торговый трактат, конвенцию о рыболовстве, соглашение о соединении русских и японских дорог в Манчжурии, а так же произвести расчет за содержание военнопленных. Стремясь к восстановлению нормальных и по возможности доверчивых отношений с Японией, Россия должна была выполнить взятые на себя по договору обязательства. Вместе с тем, русская дипломатия, естественно стремилась сделать это с наименьшим ущербом для достоинства и жизненных интересов страны на Дальнем Востоке.

Япония, нуждавшаяся в передышке для закрепления на захваченных позициях, в свою очередь, хотела упорядочить отношения с Россией. В то же время Японская дипломатия норовила использовать благоприятное для Токио соотношение сил, чтобы "подправить" Портсмутский трактат в свою пользу.

Переговоры начались весной и летом 1906 г., т. е. после обмена посланниками и завершения первого этапа вывода войск из Манчжурии. Обе стороны провели к ним тщательную подготовку. Так, в России переговорам о заключении торгового трактата предшествовали особые межведомственные совещания под председательством министров иностранных дел и торговли и промышленности. Ряд комиссий и совещаний с участием специалистов предпринимателей-рыбопромышленников подготовили соображения о новой рыболовной конвенции. Так же был подписаны трактаты о торговле и мореплавании.

Первый из них состоял из самого договора, "отдельных статей", протокола, регулировавшего порядок торговли с Ляодунской территорией, и дополнительных нот, уточнявших, что "отдельные статьи" не ставят контрагента в худшее положение, чем другие державы. Япония обещала, что воспользуется выговоренными преимуществами в Отношении Кореи и стран Восточной Азии только после 1911 г. Предусматривалось открытие японских консульств во Владивостоке и Николаеве, а Русских – в японских портах Цуруга и Отару.

Если экономическое значение нового договора было не велико в силу малых оборотов русско-японской торговли, то его политическая важность представлялась несомненной. Регулируемое "отдельными статьями2 "особое положение России и Японии в отношении некоторых стран служило своеобразным разграничением сфер их экономического влияния и в этой части дополняло собой политическую конвенцию. В поздней (1908 г.) инструкции русскому послу в Токио подчеркивалось значение взаимных уступок, "по которым Россия поставлена в привилегированное положение к сопредельным с ней азиатским странам, а Япония к Корее и к странам на Востоке от Малаккского пролива". "Благодаря этим взаимным уступкам, – говорилось там, - Россия сохранила за собой право входить в известные сепаратные соглашения с Китаем, а Японии развязаны руки в Корее и в соседних с ней тропических широтах, где русские интересы не имеют развития"

Рыболовная конвенция включала основные условия и протокол, формулировавший ограничения японских прав отдельных местностях, с подробным картографическим приложением. По конвенции японским поданы было предоставлено право ловли рыбы, водорослей и морских млекопитающих, за исключением морских бобров и котиков. Лов и обработка продуктов моря могли производиться, на особо выделенных ля этой цели рыболовных участка, сдаваемых в аренду с торгов. Японцы, арендовавшие рыболовные участки, получили право пользоваться береговым пространством в переделах этих участков для обработки и хранения продуктов лова, починки судов, снастей и т. п. Русские рыбопромышленники на Дальнем Востоке, в свою очередь, получали право беспошлинного вывоза рыбы в Японию Срок действия конвенции устанавливался в 12 лет.

Русской дипломатии удалось исключить из сферы деятельности соглашения устья рек, места поселения туземных племен или русских поселенцев, а так же 34 бухты. Япония получила право с некоторыми ограничениями заниматься рыболовным промыслом и в Амурском лимане, причем на последнем этапе переговоров, эти ограничения были несколько ослаблены.

Этот торговый договор и рыболовная конвенция получили положительную оценку. Руководство царского МИД не отрицало серьезности сделанных экономических уступок, но подчеркивало политическое значение обоих соглашений в плане ликвидации обязательств по Портсмутскому миру, стабилизации положения на Дальнем Востоке и создания условий для новых соглашений двух империй. Руководители дипломатического ведомства полагали также, что удалось отстоять наиболее важные экономические позиции – не позволять Японии осуществить мирный экономических захват русского Дальнего Востока, защитить интересы русской колонизации края, его туземного населения и сохранить возможности для развития русского рыболовного промысла.

Оценки царского МИД не чужды были саморекламы. Русская печать и некоторые деятели того времени, не принадлежавшие к правительственным кругам, подходили к русско-японскому урегулированию более критично. Витте например считал, что торговым трактатом и рыболовной конвенцией "были даны Японии большие права и выгоды, нежели это непосредственно вытекало из договора.

Газеты почти единодушно приветствовали конвенцию 17 июля и политический аспект соглашений по торговым, рыболовным и железнодорожным Вопросам.


следующая страница >>



У толпы есть глаза и уши и немногое сверх этого. Артур Шопенгауэр
ещё >>