Замысел сборника работ, выпускаемого по завершении 2012 года Участники - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Президиум рнторэс им. А. С. Попова информирует всех членов Общества... 1 51.04kb.
Номер сборника, раздела Наименование сборника, раздела 1 268.52kb.
Состав экзаменационных комиссий для приема выпускных экзаменов по... 1 100.82kb.
Участники муниципального этапа Всероссийской олимпиады школьников... 1 83.68kb.
Правила Чемпионата украины по макияжу 1 85.07kb.
Класс 10 класс Руководитель Азарцева Елена Анатольевна (педагог дополнительного... 1 21.67kb.
Информация о проведении муниципального конкурса 1 10.02kb.
Сборника научных трудов «Финансы, учет и аудит» 1 66.46kb.
Т. Г. Разумец Состав экзаменационных комиссий для приёма выпускных... 1 51.56kb.
Сборника «как мы пишем» 1 146.36kb.
Документов, необходимых для назначения государственных пенсий 1 161.86kb.
«Роль России в формировании повестки дня и стратегии развития «Группы... 5 525.58kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Замысел сборника работ, выпускаемого по завершении 2012 года Участники - страница №1/4


сообщение Флямера – замысел подготовки сборника_12 декабря

12 декабря 2012 года


Замысел сборника работ, выпускаемого по завершении 2012 года
Участники:

Флямер Михаил

Качеровская Ирина

Рац Марк


Гиренко Роман

Григорий Реут

Соколов Александр

Потемкин Николай



Флямер. 12-е декабря, вы не поверите, 12-го года.

Ирина. 12-е, 12-е, 12-е! Надо это отметить.

Флямер. Да-да. Сегодня на заседании нашего семинара «Методологические и управленческие практики» я предложил обсудить перспективу нового издания по результатам наших работ, но не только по результатам наших работ. Которое я сейчас называю «сборник», предполагая, что в нем будут участвовать несколько разных авторов. Я хотел бы разделить наш разговор на две части. Сначала изложу вам, как я вижу этот сборник, и какое содержание, было бы здорово, чтобы он охватил. А потом мы обсудим, как эти мои предложения, так и индивидуальные ситуации на уровне отдельных авторов и их материалов. Я бы просил относиться установочно к этому разговору о создании сборника. В том смысле, что нам в декабре и январе еще предстоят доклады и их обсуждения. Скажу, например, что на 17-е декабря запланировано еще выступление группы «Икар» – Марк Владимирович Рац и Котельников. На 19-е декабря у нас выступление Романа Гиренко, на 24-е будет Роман Ищенко и Ира Постоленко, эта группа тоже «Икар» у нас называется по сходству задач.

Соответственно, к этим выступлениям, которые у нас запланированы. Их я и имею в виду, когда говорю об установочности выступления про сборник. Эти выступления уже можно было бы ориентировать на оформление материалов, предназначенных для публикации в этом сборнике.



Ирина. А Владимир Козрь приедет, который из Владивостока?

Флямер. Он мне написал, что в декабре у него не получится, только в январе получится, поэтому он пришлет какие-то материалы. Он знает про нацеленность на публикацию, но у него командировки не будет. Сейчас у меня такая информация. Марк Владимирович, вы меня слышите?

Рац. Некоторые звуки пропадают, но вообще слышу.

Флямер. Общий смысл, несмотря на отдельные звуки, я думаю, что до вас дошел, да?

Рац. Да.

Флямер. Я написал про этот замысел сборника небольшой текстик, разослал его сегодня. К сожалению, разослал поздно, в том смысле, что у вас не было даже полдня, чтобы его читать. Он как факт есть, я буду дальше на него ориентироваться. Я хочу отметить первым делом, говоря про этот сборник… В этом месте есть какие-то вопросы? Нет. Тогда я переду к изложению.

Говоря про этот сборник, я хочу отметить организационную ситуацию и организационные задачи. Я бы хотел относиться к этому сборнику не как к публикации, предназначенной исключительно для подведения итогов работы той малой группы, которая работает в семинарах «Методологические и управленческие практики». То есть я бы хотел, чтобы этот сборник рассматривался, как решающий задачу подведения итогов нашей работы, но не исчерпывающийся исключительно этой задачей. Скорее предназначенный для, собственно, проработки по содержанию этой установки на создание «Школы управления». Организационный аспект этого тезиса состоит в привлечении к этой работе и превращение этого сборника в совместный с ребятами, которые занимается проектом «Школы управления» в Сколково. Это первый момент.



Сейчас ситуация в Сколково выглядит следующим образом. Группа, я не знаю в каком составе, но точно включающая в себя Волкова, будет работать, если будет работать, вне Сколково. Иными словами, с 1-го июля будущего года контракт с Андреем Волковым там будет расторгнут. Нечего с гадалке ходить, все, что делалось под ним, скорее всего, рассыплется. Не понятно, возможно ли кому-то это приватизировать, как наследство от Волкова и т.д. Поэтому…

Ирина. Руководители программ уйдут тоже? Верховский, Островский?

Флямер. Скорее всего, да.

Ирина. Про Островского я знаю, что он уйдет, он это уже где-то заявил, а вот про Верховского.

Флямер. Я не знаю точно. Наверное, Николай будет определяться, но в любом случае разделение на учреждение под названием МШУ Сколково и проект «Школа управления» физически произойдет.

Ирина. Что это значит для нашего семинара?

Флямер. Ничего особенного не значит.

Ирина. Мы включаемся в эти работы? Мы занимаем там какое-то субъектное место?

Флямер. Где «там»?

Ирина. В этих проектах, в «Школе управления». Или мы по-прежнему альтернативный проект делаем? Сколковская группа сама движется, а мы в конкурировании с ними нечто предлагаем. И на каком-то гипотетическом этапе, может быть, объединимся. Либо мы объединяемся сейчас и движемся совместно, как это выглядеть будет?

Флямер. По-моему, никакой особой конкуренции не было. Также и термин про альтернативность не пойдет.

Ирина. Мы сами, а он там сам. Мы и не субъекты в этой сколковской работе.

Флямер. Я отношусь к созданию сборника, как к ситуации, когда те люди, которые действительно про проект управления, а не про пребывание в каком-то учреждении, свою позицию содержательно будут представлять. И сам этот проект содержательно задавать. Вот почему я говорю, что мы можем относиться к этому сборнику, как к сборнику, посвященному проработке этой установки на создание школы управления по содержанию. Либо на уровне замысла в целом, либо на уровне отдельных ключевых тем этой формируемой управленческой практики, этого проекта. Что касается прошлого. Мы были разделены, двигались самостоятельно, это правда. Это положение дел будет изживаться, но и все. Еще раз, Волкова там не будет с 1-го июля.

Ирина. А я и не про него, я про «Школу управления» спрашиваю.

Флямер. А что такое «Школа управления», про которую ты спрашиваешь?

Гиренко. Давайте я спрошу, я, по-моему, понял, о чем речь. У тебя получилось две рамочки, в которых ты сейчас смотришь на итог условный. Первая предельная рамочка – это русская управленческая школа, в которой находится и работает семинар, а вторая рамочка – это итоги работы семинара за определенный период. Это две рамочки, которые стягиваются в сборнике. Когда ты говоришь про Сколково, и ты различил две части, то есть ситуацию ты разбил на два вектора, куда она будет дальше развиваться. С одной стороны, проект МШУ уходит в сторону, с другой стороны – в рамках проекта РШУ выпестовывалась вот эта направленность на формирование школы управления какой-то там, у них была такая направленность. Она уходит в сторону вместе с Волковым и его командой.

Флямер. Она отделяется от учреждения под названием «Сколково».

Гиренко. От учреждения, но там был проект свой, направленный на сборку этой школы. Если я правильно понял Ирину, я с ней солидаризуюсь, ты говоришь о чем, о том, что дальше мы будем двигаться в сторону сближения позиций в верхней рамке с ними, или же мы пока идем в рамке этого сборника, но в общем тематическом поле. Понятен вопрос?

Флямер. Я лучше вопрос понял.

Ирина. Вот не договорился еще, поди, с ними.

Гиренко. У тебя две части было: как я вижу, и какое содержание может быть. Вот как ты видишь?

Флямер. Да я понял. Я скажу так, что поработали какое-то время, должны подвести итоги, зафиксировать их. Это важный принцип, поэтому нужно выпускать сборник. Нужно оформлять эти результаты в письменном виде и в широкой рамке. Вот моя установка. Препятствовать этому, отдалять выход сборника для того, чтобы скооперироваться как-то с кем-то я бы не стал. Я в этом смысле хочу изначально так определить замысел этого сборника, чтобы он был удобен этой второй стороне. Если им эта установка программная и проектная важна, и их ситуация сейчас такая, что им нужно концепцию школы управления, как они ее понимают, сформулировать, чтобы она оказалась оформлена и за счет своей оформленности отделена от учреждения. Где бы они ни были потом, в этом учреждении или в другом, они могут говорить про этот проект, потому что он сформулирован отдельно, как таковой. Если им эта установка дорога, то они присоединятся. Если они не присоединятся, мы сделаем то, что мы сделаем без этих авторов. В этом смысле, когда вы меня спрашиваете про кооперацию с той группой, вы другую тему обсуждаете, чем я.

Ирина. Да, скорее всего, я залезла. Про сборник понятно, что он не туда и не про это. Я видимо более широкий вопрос задаю.

Флямер. Ира задает более широкий вопрос, потому что у нее с вкладом в сборник уже все понятно.

Ирина. Нет, я еще готова буду продолжать обсуждать, просто этот вопрос меня тоже интересует, поскольку мне кажется, это очень ресурсоемкая ситуация для нас и для развития. Вообще, это интересная ситуация создалась, потому что сколковцам надо сконцентрировать и утрамбовать то, что у них было. Перевести это в проект. Если бы они это сделали это чуть раньше, может, полгода назад, может быть, не было бы и такого острого вопроса, им было бы легче защищаться. С другой стороны, стала реальной сама необходимость проекта по «Школе управления». Эта реальность задается наличием конкретных фигур, которые там есть, которые вдруг оказываются между небом и землей, а мы можем помочь им обрести почву. Потому что, вообще-то, методологическую школу управления мне жаль. У меня такое патриотическое чувство, если хотите. Она должна прозвучать на международном уровне, что это за дела. Конечно, это совсем такие мечты.

Флямер. Поэтому максимум, на что я тут надеюсь, это то, что круг авторов расширится за счет той группы. Может быть, мы даже доберемся до того, что какое-нибудь введение Волков напишет, или вместе напишем, то есть плотнее поучаствуют. Это первое.

Дальше я написал себе несколько задач уже касающихся содержания, которые нужно решать, имея в виду весь контекст нашей имевшей место работы и этих программных намерений. Первое, что я отметил, здесь мне тоже дискуссии в Сколково помогли, что говоря о школе управления, с учетом философско-методологического ее основания, ее простраивания содержательного, необходимо выразить, про какой шаг развития самого управления идет речь. Я буду сравнивать нашу ситуацию и сколковскую ситуацию. В нашей ситуации мы про это все время говорили, даже сама тема проблематизации оргпроектирования или организационной деятельности оргпроектирования и соответственно обсуждение новых способов оргуправленческой деятельности, как проектировочной, было про это. Что есть менеджмент с его культурными достижениями, это управление 1.0, а речь идет об ответе на вопрос о том, что является фронтиром развития для него. В этом смысле, управление 2.0. Отсюда появляется эта формулировка, что в сборник хорошо бы ввести ответ на вопрос про ту рабочую версию шага развития, на реализацию которой замахивается эта школа управления. Соответственно, у нас очень конкретные гипотезы в этом месте сидят, а в Сколково другая ситуация. Идеология новой школы, которая публично раскрывается Волковым, посвящена другому. Она посвящена изменению сути образовательного процесса. Он не обсуждал в том, что я слышал, другое управление, другую практику управления. Он обсуждал education 5.0, то есть изменение сути образовательного процесса. Соответственно, я там задавал вопрос ребятам, аналогичная линия презентации и в этом смысле публичного предъявления разворачивается, о каком новом управлении идет речь? Они говорят, что не разворачивается. Я сейчас говорю про эту задачу. Я говорю про то, что поскольку сборник в методологическом контексте, не идеологический сборник, но на этом уровне эту задачу – положить шаг развития и объяснить, в чем он для какого-то региона оргуправленческой деятельности – нужно в нем решить. Пусть пока на методологическом уровне, а не общеидеологическом. Это то, что я назвал задачей номер один: рабочая версия фронтира развития для оргуправления. Наша конкретика…



Ирина. Сколковцы будут участвовать в этом с точки зрения образования?

Флямер. Нет, почему? Я не знаю, как они будут участвовать, я еще не обсуждал там своего предложения про сборник. Поэтому не знаю, я другое сказал. Они раньше идеологию управления 2.0 в публичном пространстве и в отношении к тому, что они делают, не озвучивали и не создавали. Вот и все, что я сказал. Там была другая образовательная линия. При этом все соглашаются, что это недостаток, сложившийся на сегодняшний день, который надо выправлять. Думаю, что поэтому эта задача и будет принята.

Наша специфика была в том, чтобы обсуждать этот фронтир через две вещи. Через проблематизацию сложившихся форм менеджерско-организационной работы и выделение этого фокуса с объектом управленческого мышления как тем, через что формируется новые формы оргпроектирования, завязанные на философско-методологическую работу и вклады со стороны философии и методологии в оргуправление. Не буду здесь больше распространяться, потому что про это мы итак раньше много говорили. Дальше.

В чем сложность в отношении работы с этой задачей в сборнике. Прорисовка культурного контекста у нас, по-моему, недостаточна. Я под культурным контекстом понимаю разработанный и введенный в практику менеджмента нормативно-методические системы. Типа системы Голдрата или системы Майкла Портера, то есть какие-то признанные разработанные нормативные системы организационно-управленческой работы. Когда мы говорим про фронтир, про новый шаг, этот шаг нужно размещать в этой линейки достижений, в культурном пространстве. Если это делать без такового культурного пространства, то оно и не будет понято. Замах не будет понят, или замаха не будет. В этом сложность работы с этой задачей.

У нас в начале года были с Романом Ищенко обсуждения по Голдрату. Были даже попытки обсуждать на семинаре, это все опубликовано в виде стенограмм, но и только. Были отдельные заметки в Фейсбуке про Портера. Я еще советовал одну книжку Криса Зука «Стратегия роста в условиях кризиса», на Фейсбуке публиковал ссылку на эту книжку, которая результаты консалтинговой фирмы «Бэйн» излагает. Тоже я считал очень важной для сопоставления вещью. У нас получалось: Голдрат, Портер и вот эта третья – опыт «Бэйн» (автор Крис Зук). Это какой-то такой случайный набор, может быть, не выверенный набор сопоставлений, еще не донца проанализированный. Поэтому с одной стороны, много что у нас есть в плане тезисов и раскрытий, а другой стороны – явно не достает этого культурного контекста из менеджмента, который не заменим культурным контекстом из социологов: Баумана и Мильграма.

Вторая задача, про которую я себе сформулировал: изложение или систематизация собственно методологической действительности. Если первая касалась конкретной позиции, то есть рабочей версии для реализации, рабочей версии конкретного замысла, можно так сказать, нового шага развития для оргуправленческой деятельности. То вторая задача касается методологической работы и ее оснований. Я считаю, что эта задача вполне себе допустимая, у нас есть материалы на этот счет любопытные. В частности попытки работать с методологическими схемами, начиная на их основе создавать прикладную действительность управления. Это та действительность, которая создается методологом, но используется нормативно, то есть она начинает нормировать и задавать собственную оргуправленческую деятельность и мышление. В этом смысле она по происхождению методологическая, а по употреблению оргуправленческая. Это я называю прикладным. В частности, если поднять материалы Володи Козыря, он показывал, как можно начать предметизовать схему шага развития или еще схему мыследеятелньости для того, чтобы структурировать или нормативно организовать работу по реорганизации компании, переводя общие схемы вот в этот прикладной залог. Или другой пример, это дискуссии про рамочные конструкции, которые на докладе Григория Реута были с Романом.

Основной вопрос, что эти общие методологические соображения у нас идут как в виде, совершенно оторванном от материала управленческой работы, так и в виде уже настолько наложенном на этот материал, что уже не различишь и не отлепишь. Основная сложность, эту методологическую действительность, эти схемы артикулировано проследить, как они начинают употребляться, формируя такой нормативно-схематический портрет этой новой оргуправленческой практики. В этом смысле тезисы, которые я писал про объект, тезисы, которые Соколов писал про объект, они есть как факт, как материал, но положить эти рассуждения на материал оргуправленческой работы и показать, как там реализуется, вот таких уже материалов нет. Поэтому у нас определенный тут разрыв, на мой взгляд, присутствует. Здесь понятно?



Григорий. У меня есть вопрос. Ты не мог бы пояснить связь задачи один и задачи два? Задача один – задание рабочей версии фронтира развития, рабочая версия оргуправления 2.0. Задача два – изложение методологической действительности (прикладной методологической работы в управленческой практике). Я могу пояснить, откуда у меня вопрос. Поскольку ты ссылался на конкретные дискуссии семинара, у меня всегда сложности с тем, чтобы связать все проходящие семинары в одно целое. Если их разделить на какие-то классы, некоторые из которых посвящены задаче один, другие задаче два, то все равно трудность в механизме их связывания. Поэтому отсюда вопрос.

Флямер. Я понял, но я вижу два разных вопроса. Один вопрос про связь задач один и два, про какое-то их соотнесение между собой. И второй вопрос – это на материале каких дискуссий, проведенных нами и оставшихся в стенограммах, нагляднее всего видна работа с одной задачей и работа с другой задачей. Тебя какой вопрос больше интересует?

Григорий. Первый более важный.

Флямер. Я тебе скажу так, если сделать утверждение, что является фронтиром развития для этих практик, сформированных в менеджменте в направлении идеи СМД-метологогии. Это утверждение ведь делается из какой-то позиции, оно чье-то, ведь про этот фронтир можно на разном языке рассуждать. Если утверждается, что это методологический проект по поводу управления, старый тезис тебе напомню, это проект про новое системное мышление или еще про что-то такое. Если такое утверждение делается, то тогда автоматически возникает другой вопрос, эта методологическая работа, эта методологическая позиция, которая такой проект выдвигает, она на каких основаниях вообще стоит, она откуда этот проект выдвигает. Это касается задачи два. Эту методологическую работу с ее основаниями тоже нужно как-то прописать. Я ответил на этот вопрос?

Григорий. Да, ответ я получил. Я его не понял до конца, но буду думать.

Гиренко. Правильно я понимаю, что между этими двумя задачами двумя у тебя лежит вот этот тезис, что для нас это изложение The-программы посвященной и т.д. То есть посередине между ними это все стягивается. Может быть ты про это конкретней скажешь, я понимаю, почему Гриша немножко не понимает.

Флямер. А что сказать?

Гиренко. По поводу вот этой программы, эта стяжка двух полюсов. Методологические основания... Ранее говорилось, когда мы дискутировали по поводу Программного Клуба, что мы работаем в режиме исследовательской программы. В этом смысле понятно, почему отталкиваясь от методологических оснований, мы движемся в какую-то сторону. В этом смысле этой стороной, куда мы движемся, является задача номер один, а откуда мы движемся – это задача номер два, которая у тебя изложена. Когда ты говоришь про программу, возникает вопрос: «Как мы движемся?», наверное. Тогда пояснение в эту сторону.

Реплика. Здесь как раз про управление 1.0 и управление 2.0.

Флямер. Я, наверное, понимаю вопрос, сейчас на него отвечу. Эта позиция выдвижения фронтира развития или это утверждение о том, что именно является развитием для оргуправленческой практики, хотя бы в зоне организационной деятельности. Это утверждение должно иметь в качестве одного из оснований выделение проблем характерных для текущей практики. Именно потому, что она определенный круг проблем не решает, нужна другая практика. Теперь эта работа по выдвижению новых нормативно-методологических установок, по проблематизации того, что в деятельности в текущий момент реализуется и по мыслительному обеспечению формирования новых форм оргуправления. Эта работа и называется программирование. В этом смысле «как»: проблематизируя и определяя, что должно прийти на смену, для того чтобы эти проблемы были сняты, те которые были выделены. Для меня это так соотносится с программированием.

Поскольку я сейчас говорил про сборник определенный, не посвященный методологической саморефлексии, а посвященный выделению из рефлексии результатов, про сам проект, про школу управления и про новую практику управления. То я так структурировал: вот есть тезис про то, что является фронтиром, не важно на основе какой программно-проблемной работы он взялся, его нужно систематически изложить и донести на культурном материале. Это первая задача. И другая, факультативная: а что собой представляет эта методологическая работа, стоящая за этим фронтиром. Понятно, что здесь будет про программу, вот во второй задаче, про методологическую работу. Но я привел пример, когда говорил про Козыря, более простой – работа с методологическими схемами. Пример про то, в чем могло бы состоять содержание в этой задаче два, в представлении методологии и ее средств в этом контексте.



Григорий. Я понял, спасибо.

Флямер. А Роман?

Гиренко. Если с моим понимаем разбираться, то мы дальше не поедем.

Флямер. Я приведу вам пример про вашу дискуссию про рамки. Почему я тогда обратил на нее внимание, и сейчас написал ее сюда. «Про вашу» - это про дискуссию Григория и Романа Гиренко на докладе Григория. Потому что в той дискуссии я поставил вопрос, а почему оргпроектировщик эту процедуру начинает выполнять, то есть начинает рамочный контекст искать и задавать. Почему это важно для оргпроектирования? У одного было одно представление о рамках, в связи с которыми нужно работать с ремонтами в РЖД, у другого было другое представление, но сходились участники дискуссии в том, что без рамок нельзя. Когда я этот вопрос так переформулировал я перешел от вашего спора про то, что более верным будет, я перешел к рассмотрению самой деятельности оргпроектировщика или мышления оргпроектировщика. Сменил предмет разговора и дальше на эту тему высказывался, говоря о том, что эволюцию той системы, о реорганизации которой идет речь, нужно определенным образом орамить и поместить в определенные контексты. Не именно в контекст сетевого контракта, а в принципе в контекст, который будет эту функцию прекращения процесса эволюции для замены, собственно оргпроектирования новой системы деятельности, позволять делать. Контекст, который является переходным от чисто эволюционного процесса к уже оргпроектированию, будет точкой опоры для введения оргпроектировочной установки, ее целесообразности и т.д. Это все разговоры уже как бы методологические про само оргпроектирование, поэтому в той дискуссии были как ходы изнутри оргпроектировония, так и рефлексия по их поводу. На других схемах рефлексия, на методологических схемах рефлексия. Потому что я при этом апеллировал внутренне, когда это все про контексты эволюции утверждал, к схеме «происхождения и развития». Таким образом, здесь у нас была в нашем общем разговоре такая получилась перевалочная база, мы из спора в оргпроектировочном материале перешли в методологический по поводу этого проектирования. Если бы мы еще более общие вопросы поставили, исходя из чего такие утверждения мной делались, нам пришлось бы восстановить собственно схемы общие. Тогда у нас третий этаж бы появился. Понятно?

Я говорю, что хорошо, если такие сюжеты возникают, в которых три этажа создаются. Этаж непосредственного спора по темам или материям оргпроектирования и ремонтов. Рефлексия этого, обсуждающая, в чем состоит оргпроектирование как таковое. Третье – когда мы так про оргпроектировании судим, мы из чего исходим, из каких представлений общего теоретического порядка о мышлении и деятельности. Это третий этаж. Когда это все возникает, мы имеем возможность методологические схемы на материале оргуправленческой практики показывать. Это как бы материал для того, чтобы обсуждая схему «происхождения-развития», начинать ее из общей схемы, переводить в статус, определяющий и нормирующий процедуры оргпроектирования, и показывать, что эти процедуры из себя представляют, если мы их применяем к такой ситуации, как ремонты в РЖД. То есть как их выполнять на материале эти процедуры, то есть я опять по этим трем этажам бегаю все время.



Дальше я утверждаю, что Козырь делал такую же работу трехэтажную, только он обращался по отношению к другой площадке с реорганизацией компании, которая называется «Синергия». Тезис, который по поводу второй задачи я говорил, что у нас есть два варианта для изложения этой методологической действительностью. Либо удерживать трехэтажную конструкцию, умея соотнести эти общеметодологические схемы с ситуациями реализации оргпроектирования, либо другой вариант, я тоже его допускаю, когда берется история ММК и систематически рассматривается. Берем объект, понятие объекта оргуправления и неважно, что там в оргпроектировании, но мы хотя бы по этому вопросу поднимаем достаточный массив историй, как бы систематически разбираемся в этом понятии. Мы делаем результаты основательными не за счет того, что мы удерживаем их инструментальность, как в первом случае, а за счет того, что мы простраиваем исторический контекст систематически.

следующая страница >>



Где нет закона, нет и преступления. Апостол Павел — Послание к р
ещё >>