«Закат Европы». 20-е годы стартовый минимум факты - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Революция и реформы в России. 1905-1914 гг стартовый минимум факты 1 67.69kb.
Война империй стартовый минимум факты Главные участники воюющих блоков? 1 106.69kb.
Теория локальных цивилизаций О. Шпеглера 1 74.02kb.
Сочинение "Причинность и судьба. Закат Европы" 1 76.61kb.
Правила проведения соревнований «Открытое небо» среди пилотов моделей... 1 43.12kb.
Джозеф Кэмпбелл Религиозное противостояние Востока и Запада (1970) 1 330.49kb.
Квест ко Дню Европы Флаг Европы 1 45.3kb.
Репатриация и интеграция крымских татар Рекомендация 1455 (2000) 1 47.06kb.
Заведующая кафедрой обществознания: Чмелева Е. Н. Составители заданий... 1 29.34kb.
Беларусь в годы Великой Отечественной войны: цифры и факты 1 233.48kb.
Студенты, завершившие изучение данной дисциплины должны: понимать... 1 101.91kb.
История пейзажа 1 171.47kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Закат Европы». 20-е годы стартовый минимум факты - страница №1/1



Глава 1.

«Закат Европы». 20-е годы

стартовый минимум

факты

  1. Почему в ведущих европейских странах возобладали общественные настроения, выраженные в призыве «Мир – любой ценой!»

  2. Как отражались эти общественные настроения в политике западных государств?

  3. Почему первое послевоенное десятилетие называли «годы просперити»?

  4. Какое общественное устройство было признано лучшим для европейских стран? Почему?

  5. Почему демократия быстро дискредитировала себя в ряде европейских стран?

  6. Что из себя представляли авторитарные режимы в послевоенной Европе?

  7. Чем итальянский фашизм отличался от «традиционных» европейских автократий?

  8. Какие события вошли в итальянскую историю как «красное двухлетие»?

  9. Как появились итальянские фашисты и как пришел к власти Муссолини?

  10. Как была проведена «фашизация» Италии?

  11. В чем состояла «тоталитарная идея» Муссолини?

  12. Как изменилась жизнь в Италии при фашизме?

  13. Какова была роль США в мире в 20-е гг. – в экономике? – в международных делах?

  14. Что такое государство-«ночной сторож»?

  15. Почему бурный экономический рост американской экономики был «кризисоопасным»?

  16. Какие события вошли в американскую историю как «черный вторник»?

  17. Как развивался в США Великий кризис?

  18. Как американский экономический кризис перекинулся в Европу?

  19. Чем Великий кризис отличался от предыдущих экономических кризисов рыночных экономик?

  20. Почему потерпела крах классическая либеральная формула «успех каждого зависит только от него самого»?

  21. Как стали меняться политические настроения населения в западных странах в годы кризиса?

  22. В чем заключалась главная идея «Нового курса» Рузвельта?

  23. Как проходила борьба с экономическим кризисом в европейских странах?

термины, лексика

стабилизация, индивидуализм, авторитарный режим, автократия, границы политической власти, права личности, санкционировать, Святой престол, тоталитарное государство, дуче, репарации, конвейер, акции, экономическая депрессия, либеральная экономическая идея, глобальный,

география

Италия, США, Швеция, Франция.

вопросы, проблемы, задания

  1. Почему время после I Мировой войны, хотя не было еще ни войн, ни экономических кризисов, многие называли «закатом Европы»?


Домашнее задание:

1 глава IV раздела учебника + фрагменты хрестоматии: «Новое ощущение жизни» (из I раздела), «Нашествие масс» и массовое сознание», «Либерализм и демократия», «Идеи и опасения XIX века» (из I раздела), «Итальянский фашизм», «Новый курс».


Одна из самых важных тем курса – не пожалейте на нее ни времени, ни сил.

Для нас самих тема многопланового кризиса более, чем актуальна. Поэтому надо хорошенько разобраться в том, что же это такое, отчего это происходит, отделить глубинные причины от множества частных следствий. Поэтому-то в начале темы задан такой общий вопрос.

Нужно также переварить опыт наших западных соседей по преодолению кризиса и определить тупиковые пути поисков выхода из него.

[Европейско-христианскую цивилизацию за последние два столетия «хоронили», по крайней мере, раза четыре – причем, сами же европейцы (а вслед уж и мы, грешные). Но странное дело, – сообщество это, как «ванька-встанька», подымается каждый раз из любой исторической «ямы», встряхивается и продолжает себя самое, каждый раз набирая в своем развитии все большие и большие обороты, затягивая на свою орбиту все новые и новые народы.

Мы привыкли мерить общественные кризисы цифрами спада производства или экспорта, процентами снижения семейных доходов, числом безработных и т. д. Поэтому очень важно показать, что о «закате Европы» в самой Европе заговорили задолго до обвала котировок акций на Нью-Йоркской бирже, до начала Великой экономической депрессии, – ощущение какого-то глубокого неблагополучия чувствовалось наиболее проницательными людьми в самые массово-оптимистичные времена «просперити». Подземный «гул» чуткие уши услышали, когда началась фашизация Италии, и, в особенности, в том, что фашизм в Европе встречен был с любопытством… Тектонический толчок «черного вторника» внешне был никак не связан ни с каким Муссолини, – как не связана напрямую смертельная пневмония с ВИЧ-инфекцией, разъедающей фундаментальную иммунную систему организма.

На наших уроках мы постараемся закрутить «пружину» внутреннего сюжета темы именно так.]


После того, как вы 23-мя вопросами доведете класс до приемлемой стартовой «кондиции», можно переходить на уровень старших классов гуманитарного профиля.
Для начала возьмите эпиграф раздела и тему хрестоматии «Нашествие масс» и массовое сознание». Подчеркните, что Ортега-и-Гассет написал это еще до экономического краха индустриального общества и до Освенцима. Спросите: В чем испанский философ увидел опасность, грозящую всей европейской цивилизации?

Оцените тех, кто в тексте сразу выделит главное: «жестокий разрыв настоящего с прошлым» и «все новые и новые толпы, которые с таким ускорением извергаются на поверхность истории, что не успевают пропитаться традиционной культурой».



Кто этот «массовый человек»? Похож ли он на нас – на меня?

Это, быть может, самый важный вопрос всего занятия, – он должен надолго остаться в памяти. Надо добиться того, чтобы каждую фразу Ортеги каждый из наших учеников примерил на себя (поспрашивайте по ходу дела: «впору? не жмет?»).

[Опыт самоанализа и самокритики. Ортеговские определения могут актуально прозвучать не в бровь, а в глаз и в средней школе провинциального городка, и в престижной гимназии в центре столицы, и неизвестно, к кому они относятся в большей мере]

Возьмите слова испанца:

«Человек, который намерен сегодня возглавлять европейскую жизнь, мало похож на тех, кто двигал девятнадцатый век…»

и спросите: Чем же отличался «новый» «массовый» человек от тех, «кто двигал девятнадцатый век»?

Здесь нужно будет привлечь материал I раздела, и особенно заметить в хрестоматии следующую фразу философа о том, что двигать век (любой) может только тот человеческий тип, который нуждается «в чем-то большем и высшем, чем он сам, постоянно сверяется с ним и служит ему по собственной воле».

Люди, «двигавшие век» и раньше составляли меньшинство, но именно они были признанными лидерами народов и государств. Что же случилось в прошлом веке, что лицо народов и государств стало в ХХ веке определять то самое большинство, про которое можно было говорить – «молчаливое большинство»? чем оно было занято раньше?

Вторая половина вопроса на данном этапе обязательна, поскольку здесь хотелось бы получить ответ, основанный на хрестоматии: большинство раньше было целиком занято выживанием и предоставлением средств для жизни «образованному меньшинству». А теперь (благодаря творческим усилиям этого меньшинства в XIX веке) борьба за выживание перестала поглощать все без остатка силы большинства людей, жизнь их стала легче, появилась возможность «разогнуться», посмотреть на мир, ощутить себя в нем не бессловесной ломовой скотиной, а – людьми, «человеками»!

Но первый выход большинства к благам «цивилизации меньшинства» грозил большими опасностями для всего общества.

[Тут мы вряд ли удержимся, чтобы не перелистнуть хрестоматию назад и не привести мысль (наблюдение?) Василия Розанова:

«Революции происходят не тогда, когда народу тяжело. Тогда он молится. А когда он переходит «в облегчение»... В «облегчении» он преобразуется из человека в свинью, и тогда «бьет посуду», «гадит хлев», «зажигает дом». Это революция»

Полагаем, что это относится не только к народам, но и к отдельным их представителям.]

Здесь можно вернуться к российской истории, чтобы взглянуть на нее в контексте нашей сегодняшней темы. Попробуйте вместе с учениками представить российский кризис первых трех десятилетий ХХ века, как «восстание масс»1, – тот же общеевропейский процесс, в чем-то очень схожие результаты…

Предложите желающим взять в качестве домашнего задания – выявить в хрестоматии (I и III разделы) появление и характерные особенности поведения и действий «массового человека» в России с начала ХХ в. до 1929 г. (работа большая и непростая – оценивайте ее по высшей «ставке»).

В итоговом разборе выявите характерные ошибки: к типу «массового человека» часто относят традиционного крестьянина (в рассматриваемое качество он перейдет лишь после переселения в город), революционеров (социалистов и коммунистов), – этот человеческий тип явно нуждается «в чем-то большем и высшем, чем он сам, постоянно сверяется с ним и служит ему по собственной воле».
Продолжим прерванный вопрос об увеличении влияния на общество большинства населения: У многомиллионных масс населения появились жизненные возможности участвовать в общественных делах. Появились ли у них юридические возможности влиять на государственную политику? (имеются ввиду победы в борьбе за всеобщее и бесцензовое избирательное право, за свободы союзов, за свободу слова и формирование через СМИ общественного мнения, довлеющего над политиками и т.д.)
Демократизация общества, все возрастающее влияние многомиллионных «низов» поставило под вопрос те ценности, которые долгое время вырабатывало «образованное меньшинство».

Попросите в этой связи вспомнить III раздел хрестоматии – кто-то там уже говорил о начавшейся всеобщей переоценке ценностей.

Пусть покопаются, поищут, – и найдут слова Розанова в теме «Переделать все!» (оцените первого нашедшего):

«Наступило (я думаю, для всей Европы) великое «дарвиновское испытание». Для всех вещей, статуй, идолов, классов, положений, для всякого счастья и высоты наступила длительная минута «борьбы за существование», где они должны «отстоять себя», показав свою «правду» и «жизненность» и «благодетельность», – не на словах, не риторическую, а деловую. Пришла смерть для всего «ненужного». – «Ну, кто выживет? Кто подлинно нужен?» Вопрос слишком страшный для слишком многого. Недаром у многих и многих поджилки трясутся…»

[Раньше мы говорили «в общем», безлично – «создавали», «формировали», «пересматривали». Теперь надо определить – кто создавал и кто пересматривал, ибо создавали одни, а пересматривали другие.]

Надо определить и что именно подвергалось пересмотру. Массовое общество, демократия вышедшего на общественную арену большинства в первую очередь начало пересматривать либеральные ценности – свободу, права человека, права собственности. В разных формах и с разными результатами это происходило и в Европе, и в Америке, и в России.

Нашему, российскому, пониманию этой темы мешает один барьер, который надо «снять»: к постсоветским поколениям понятие демократии пришло тогда, когда Запад проблему демократии и либерализма уже в принципе решил, когда демократия стала мыслиться исключительно как либеральная демократия. В современной России либерализм и демократия до сих пор разведены (так же, как на Западе в первой половине века). Поэтому актуальным является различение того и другого.

Можно провести несколько упражнений на это различение:

Предложите ученикам набор высказываний и попросите определить, кому они могут2 скорее всего принадлежать – «демократу» или «либералу»:

«Что касается всех, должно быть всеми одобрено»;

«Гражданин должен иметь полное право выйти на площадь и обругать президента»;

«Воля народа – превыше всего!»;

«Гражданин должен иметь право быть избранным президентом своей страны»;

«Гражданин должен иметь право получать точную и объективную информацию обо всем, что происходит в его стране и в мире»;

«Гражданин обязан участвовать в выборах»;

«Гражданин не обязан участвовать в выборах»;

«Гражданин должен протестовать против применения смертной казни даже к самым жестоким и отвратительным убийцам»;

«Всех птиц, которые граждане держат дома в клетках, они должны отпустить на волю»;

«Око – за око, зуб – за зуб»;

«Не судите, да не судимы будете»;

«Люди, которые не любят и не уважают свой народ, должны уехать жить в какую-нибудь другую страну».

Думаем, что после такой «разминки» в головах наших учеников по этому поводу установится хотя бы некоторый порядок. Обратите внимание на довольно коварную «связку» вопросов о смертной казни и о птицах. Тому, кто первым уверенно и определенно отнесет второй вопрос к «демократу»-антилибералу, сразу же поставьте отличную оценку – «Он понял!»
Необходимо также разобраться с двояким употреблением самого термина «демократия» – чтобы самим потом не запутаться:

– демократия – как определенная форма правления (выборность государственных руководителей, разделение различных ветвей власти), позволяющая большинству населения определять политику государства.

– демократия – как суть, содержание любого правления, которое руководствуется мнениями большинства населения.

Упражнение на это различение:

В чем разница между главными убеждениями демократа и либерала?

Можно ли при каких-либо условиях назвать военного3 диктатора – либералом?

Можно ли при каких-либо условиях назвать военного диктатора – демократом?
Чтобы лучше разобраться в сути дела, – можно поиграть в «кубики»:

Возможна ли демократическая диктатура?

Возможна ли либеральная диктатура?

Возможна ли либеральная демократия?


В рамках этого вопроса можно обратиться к хрестоматии (I раздел «Идеи и опасения XIX века»), к приведенному там высказыванию Бисмарка. Напомните, что этот многолетний фактический лидер объединившейся Германии слыл «душителем свободы», очень авторитарным, жестким деятелем с диктаторскими чертами, за что вошел в историю как «железный канцлер».

«Всякая крупная государственная общность, в которой будет утрачено осторожное и тормозящее влияние имущих,... неизбежно достигнет … такой быстроты, при которой государственная колесница будет разбита. ... Если это... произойдет, то исторический круговорот в относительно короткий срок неизбежно приведет снова к диктатуре, к деспотизму, к абсолютизму, ибо и массы склоняются в конце концов перед потребностью к порядку»



Чего хотел избежать «железный канцлер» Германии? какого развития событий в своей стране он опасался? Кого он собирался «тормозить» влиянием имущих?

Хорошо бы, если ученики поняли, что либеральный деятель – вовсе не обязательно «мягкотелый интеллигент», «гнилой либерал» («всех на волю! всех на волю!..», а там – хоть трава не расти, все «само» соделается как надо…). Ради укоренения в жизни нации либеральных ценностей в самом обозримом будущем, ему приходится противостоять большинству, ограничивать сегодняшнюю его свободу и влияние, и недаром многие европейские лидеры второй половины XIX века вполне заслуживали эпитета «железный».


На либерала можно посмотреть и с точки зрения живых еще расхожих клише национально-освободительных движений (тест на различение специфики либерального и национального понятия «свободы»):

Человек, борющийся за свободу своего народа – либерал?

Может ли либерал отказаться от свободы своего народа?
Можете предложить также следующий тест:

Какой ответ кажется вам наиболее точным:

Либерал это тот, кто хочет…

А) чтобы его народ был счастлив

Б) чтобы его народ был свободен

В) чтобы был свободен каждый отдельный человек

Г) дать счастье всему человечеству

Д) сделать свободным все человечество


Возможно провести часть занятия на очень внимательном, подробном («прислушиваясь» к каждому обороту) анализе темы из I раздела хрестоматии «Идеи и опасения XIX века», перенося заключенную там заочную дискуссию в век ХХ.



Найдите в хрестоматии (в I разделе) высказывания, которые вполне мог бы включить в свою речь на фашистском митинге Муссолини.

Имеется ввиду прежде всего фраза социалиста-утописта Сен-Симона:

«Мы призываем человечество к новой жизни, мы спрашиваем у этих разобщенных, обособленных, борющихся между собой людей, не наступило ли время открыть новые узы любви, учения и деятельности, которые должны объединить их, заставить их шествовать мирно, в порядке, любовно к общей судьбе»

Найдите там же слова, которые мог бы высказать Муссолини в узком кругу своих единомышленников (например, в перерыве заседания Большого фашистского совета).

Было бы хорошо, если бы ученики указали на фразу английского историка-философа Карлейля:

«Человек... необходимо должен повиноваться высшим... Он повинуется тем, кого почитает лучшими, чем он сам, более щедрыми, более мужественными; и он всегда будет им повиноваться, и даже будет всегда готов и счастлив это делать»

Мог ли произнести эту фразу в «овальном кабинете» Белого дома Рузвельт? Мог ли эти слова произнести (или по крайней мере, подумать про себя) на рассвете в кремлевском кабинете Сталин?

Если вы изберете для разговора эту тему, то она может вас (слово за слово, мысль за мыслью) завести довольно далеко – ну и пусть уводит! По крайней мере ученики научатся более или менее адекватно оперировать всеми этими довольно сложными понятиями, активно присутствующими в нашей сегодняшней жизни (демократия, либерализм, тоталитаризм, общинность/соборность, те или иные цивилизационные ценности и др.). И это вовсе не будет отходом от темы курса.

Можно обратить внимание на любопытную футурологическую мысль Ортеги:

«…[Либерализм], вероятно, это не лучшая форма, но лучшие возникнут на ее основе и сохранят ее суть…»



Можно ли создать общество, в котором бы были соединены идея социализма и либеральные ценности? Попробуйте соединить высказывания либералов с Сен-Симоном, можно ли их слить воедино?

Поставить такой вопрос можно, но ответы на него – во второй половине века.

Думаем, что после проделанной работы, наши ученики получат некоторое представление о характере кризиса европейской цивилизации и даже смогут попытаться сформулировать ответ на базовый вопрос темы:

Почему время после I Мировой войны, хотя не было еще ни войн, ни экономических кризисов, многие называли «закатом Европы»?

Какой-либо «чеканной» формулировки ответа не нужно – проблема эта до сих пор дискуссионна.


Теперь – о фашизме.

[Хватит фашизм демонизировать. Фашизм, он – именно что, «обыкновенный». Сколько можно делать из него внешнюю по отношению к нам западную «страшилку». Фашизм сидит и в нас самих (и в этом мы не отличаемся ни от немцев, ни от французов, ни от американцев, ни даже от англичан). Фашизм – это органика, которая начинает лезть из любого из нас, стоит хоть немного ослабнуть внутреннему культурному «сторожу». Ох, недаром Гитлер провозгласил девизом своего движения «Почва и Кровь!» (а не «Голова и Сердце», например)… Это либерализм – порождение цивилизации, мощного культурного слоя, осмысления всех сложностей общественного бытия, а фашизм – вот уж действительно «почва и кровь», социальное язычество.

Отдельные «фашистские» черты присущи массовому сознанию органически. А в этой сфере преобладает не историческая память и не логика, – здесь все эмоционально-чувственно, неупорядоченно, детски-непосредственно, несистематизировано, фрагментарно. Но вот появляется человек, который из этой рассыпанной мозаики спонтанных настроений масс «собирает» цельную, логичную, внутренне непротиворечивую «картинку» – и объявляет ее «гласом народа». Так появляется идеология, итальянскую разновидность которой Муссолини назвал «фашизмом», германскую Гитлер – национал-социализмом и т.д. Понятно, что укоренить в массовом сознании либеральные ценности необычайно трудно, а вот «естественного» иммунитета от фашистской идеи в массовом сознании не имеется.]

Имел ли моральное право Муссолини сказать в 1937 г. такие слова:

«Самые великие и подлинные демократии, которые знает сегодня мир, – это итальянская и немецкая!» ?

Пусть ученики еще и еще раз просмотрят хрестоматию и ответят на этот вопрос цитатой. Лучше всего вот этой:

«…Множество итальянцев, подобно многим жителям других стран, больше придавали значение регулярному движению поездов и ровному течению повседневной жизни, чем сохранению гласности для оппозиции, политиков, журналистов и писателей. Фашистский режим дал людям вполне реальные блага».

Дайте задание найти в хрестоматии высказывания, спорящие с дуче, предостерегающие итальянцев.

А в заключение можете обратить внимание учеников на формулу итальянского фашизма, принадлежащую одному из его духовных отцов: «Государство – все, личность – ничто» (Джованни Джентиле). Дайте задание найти в I разделе хрестоматии очень похожее высказывание русского (Розанов Василий Васильевич в теме «Великобритания»), а заодно и характеристики английского и французского «государственничества».


Об экономической стороне Великого кризиса вряд ли стоит давать материала больше, чем в учебнике. Вообще, макроэкономические темы в школе идут туго (хотя мы сделали все, что в наших силах, чтобы изложить экономику кризиса максимально толково). Обратите лишь внимание на тот фрагмент учебной главы, в которой говориться о том, как изменилась рыночная экономика, которая испытала на себе «нашествие масс»:

«В экономику ХХ века хлынули десятки миллионов новых «действующих лиц», – через банки и биржи в производство пошли накопления большой части населения. К максимальным прибылям стали стремиться не только сравнительно немногочисленные предприниматели, но и великое множество держателей акций. Эти новые массовые капиталы быстро перебрасываются из отрасли в отрасль в погоне за сегодняшней выгодой, их движение зависит от слухов, подвержено ажиотажу и панике, оно легковерно идет за мошенническими посулами».

Говорить здесь стоит не об объективных, безличных процессах, а об отношении людей к происходящему.

Очень характерно, например, высказывание русского крестьянина по поводу катастрофы американского сельского хозяйства: «Вот так кризис! Крестьяне говорят, что если бы у нас был такой кризис, то весь народ лежал бы, ел хлеб, лежа на боку, в потолок бы плевал…».

Перефразируя известную поговорку, можно задаться вопросом: Почему, «то, что крестьянину – здорово, фермеру – смерть»?

В дальнейшем нам очень пригодятся эпизоды борьбы фермеров против обанкрочивания и распродаж разорившихся собратьев. Попросите оценить действия американских мужиков «с Айовщины» против законных действий судебных властей, учитывая то, что жили они не изба к избе в деревнях, а рассредоточенно на больших пространствах (это со скольких же кв. км нужно было собирать людей, чтобы в городок явилось пятьсот фермеров), что разорившийся фермер не был вступавшимся за него ни сват, ни брат и даже не ближний сосед. Вот вам и индивидуалисты-конкуренты…

Говорят, что «Новый курс» так и не сумел вытянуть страну из затяжного экономического спада вплоть до самой войны. Да, статистика говорит, что это так. Но за эти годы удалось добиться самого главного – нация выбралась из отчаяния и, поверив в свои силы, вновь «засучила рукава».

Можете задать вопрос: Чего добился и чего не смог добиться Рузвельт в 30-е гг.?

Вслушайтесь в слова речи Рузвельта из инаугурационной речи 1933 года:

«Пришло время сказать правду, и всю правду… Единственное, чего нам следует бояться, – самого страха, безрассудного, безликого, неоправданного ужаса, который парализует необходимые усилия по превращению отступления в наступление»

Мы можем понять здесь американцев, – удар, который потряс Соединенные Штаты в 30-е годы, по силе, по национальной боли сравним с тем ударом, который обрушился на Россию в 90-е. Им, как и нам, чтобы выжить, пришлось отказываться от привычных и для многих дорогих принципов прошлого. И нам, как и им, предстоит прежде всего избавиться от того страха, который ныне беспорядочно бросает нашу страну из одного смертного греха в другой: из уныния – в гордыню.


Возможная тема для самостоятельных работ


Домашнее сочинение (или, по крайней мере, поиск) по I и III разделам хрестоматии:

«Массовый человек» в России (с начала ХХ в. до 1929 г.) – появление, характерные особенности поведения и действий».



1 Именно так назвал свою знаменитую (и неоднократно цитируемую хрестоматией) работу Ортега-и-Гассет.

2 Сделайте ударение на слове «могут».

3 Слово «военный» стоит употребить для ясности – власть диктатора непосредственно опирается на вооруженные силы (армию полицию/милицию, органы госбезопасности).






Он выразился так ясно, что разум отказывался понимать. Станислав Ежи Лец
ещё >>