За человека маркс Ленин Завенягин Ручьев Каюкин Кузнецов Савицкий Любите Магнитку Ромазан Бремя выбора Гуманный склад души Здесь теб - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
2 группа. Лейкоциты Задание Изучите микропрепарат «Кровь человека» 1 20.79kb.
История донорства крови 1 74.31kb.
Самое дорогое у человека это его самооценка. Самоуважение. Сознание... 1 28.95kb.
Заболевания крови 1 100kb.
Пойдём, нас ждёт машина… 1 358.41kb.
"Человек с большой буквы" 1 50.22kb.
Кровь. Кровеносная система (из раздела «Организм человека») 1 69.39kb.
Корнелия Функе чернильная кровь 40 6046.17kb.
Мир полон приключений, тайн, и искушенья Соблазнительная Хорватия! 1 91.02kb.
Решение ежегодно 14 июня проводить Всемирный день донора крови 3 709.34kb.
Что такое «День Донора»? Кто имеет право сдавать кровь? И какие условия... 1 14.61kb.
Немецкий язык с И. В. Гёте Faust. Der Tragödie erster Teil1 Фауст. 19 6010.58kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

За человека маркс Ленин Завенягин Ручьев Каюкин Кузнецов Савицкий Любите Магнитку - страница №1/3

ЗА ЧЕЛОВЕКА
Маркс

Ленин

Завенягин

Ручьев

Каюкин

Кузнецов

Савицкий

Любите Магнитку

Ромазан

Бремя выбора

Гуманный склад души

Здесь тебя ждут

Мы - одной крови

Самое дорогое у человека…

Кровь за кровь

Красное золото

Кто твой кровный брат?

Донор – значит даритель

Красная история

Красная история

Не судите...

Кровь - это жизнь


Маркс
В конце XIX века увидел свет третий том «Капитала» Карла Маркса. А каким был великий сын человеческий дома?
В восемнадцать лет он тайно обручился с Женни фон Вестфален. Красивая дворянка, дочь тайного правительственного советника, она была на четыре года старше Карла, но их связывала к этому времени долголетняя дружба и общие интересы. Молодая пара посвятила в свою тайну только отца Карла, ведь до получения образования Карлом не могло быть и речи о женитьбе.
Маркс закончил Берлинский университет и через семь (!) лет наконец осуществил свое заветное желание—женился на Женни. Она стала для него всем: любимой женой, заботливой матерью их детей, надежным секретарем и корреспондентом, мудрым советчиком и верным соратником по борьбе. Вскоре молодожены вынуждены эмигрировать, они переселяются в Париж. Первого мая 1844 года у них родилась дочь, по желанию отца ей было дано имя его любимой Женни. В 1845 году родилась Лаура, а в 1847 году — долгожданный сын Эдгар. О материальном положении семьи можно судить по такому факту — на Первый конгресс Союза коммунистов Маркс не приехал — не оказалось денег на билет. Потом последовалм «Манифест Коммунистической партии», революция 1848 года, эмиграция после ее поражения в Лондон.
Увы, здесь Марксов ждали тяжелые испытания. Умер годовалый Генрих Гвидо, следом – маленькая Франциска и Эдгар. Маркс был подавлен, но ему очень помог верный друг — Фридрих Энгельс.
Вскоре к двум дочерям добавилась третья — Элеонора, ставшая общей лю5имицей семьи. Маркс находил .время, чтобы поиграть с детьми, побродить с ними, рассказать им сказку или эпизоды из истории. Он незаметно учил их любить добро и правду, ненавидеть ложь и бесчеловечность, самостоятельно думать и действовать. Дети в шутку прозвали отца за смуглый цвет лица и черные волосы Мавром. Это прозвище все чаще стали использовать с середины пятидесятых годов Энгельс и другие друзья семьи. Вообще в семье Маркса очень любили давать прозвища. Даже во времена самой горькой нужды Карл и Женни не отказывали детям в удовольствии держать домашних животных — птиц, ежа, кошек и даже собаку. Карл и Женни воспитывали своих детей прежде всего своим личным примером. Они уделяли им много времени, терпеливо отвечали на их вопросы, учили их сознательно относиться к своим обязанностям и уже в детские годы шаг за шагом вовлекали их в работу, которую мы сегодня называем общественной или политической работой. Тем самым они укрепляли у подраставших девочек чувство ответственности и сознательность. Позже отец все больше поручал им – просматривать международную прессу, вести свою корреспонденцию. Многие революционеры из разных стран, посещавшие дом Маркса, тоже оказывали влияние на мысли и чувства девушек. В этом кругу они нашли и своих спутников жизни: Лаура вышла замуж за французского социалиста Поля Лафарга, Женни — за французского журналиста Шарля Лонге, Элеонора — за английского врача Эдуарда Эвелинга. Карл и Женни Маркс всей душой любили внуков. Август Бебель писал: «Я был поражен, когда увидел, с какой сердечностью и нежностью Маркс, которого изображали в то время врагом рода человеческого, умел играть со своими внуками и как эти последние были привязаны к деду».

Ленин жив...
У каждого свой Бог. Мой - Ленин. Самое-самое раннее: первоклашкой читаю со школьной сцены Демьяна Бедного:
«И падали, и падали снежинки
На ленинский, от снега белый, гроб»
А в горле - комок. И неудержимые слезы. Дедушка Ленин ассоциировался тогда с личной трагедией – смертью любимого дедушки (для меня-деди), чудом пережившего царизм, первую мировую, революцию, гражданскую, раскулачивание, спецпереселение, Великую Отечественную, восстановление Родины и родины.
Потом, почти иконой, Ленин вошел в плоть и кровь. С удивлением и завистью знакомился с его взглядами, гражданской позицией, настойчивым поиском своего места в российской истории. Поражался его требовательности, бескомпромиссности, даже жесткости в отношениях с ближайшими товарищами по партии. Разгадка - в эпиграфе к главной, на мой взгляд, ленинской книге «Что делать?»: «Партийная борьба придает партии силу и жизненность, величайшим доказательством слабости партии является ее расплывчатость и притупление резко обозначенных границ, партия укрепляется тем, что очищает себя». Ильичу, как его между собой звали друзья - Старику, был тогда 31 год. А то, что эти годы он дружно жил с тещей, с удовольствием колесил с молодой женой на велосипеде, лишь подтверждает его обычность, человечность.
Мне всегда было мало Ленина из школьной или вузовской программы. Интересно было читать его, взахлеб, как художественную литературу, ибо и писал он, словно Бальзак, сразу набело, и действовать был вынужден так же - решительно, уверенно, без тени сомнения.
Царь боится народа и стреляет в безвинных? Ответить вооруженным восстанием. Развязана империалистическая война? Повернуть штыки против ее вдохновителей. Россия погрязла в демболтовне? Взять власть и строить жизнь по новым, справедливым законам.
Ни разу и ни в единой ситуации я не усомнился в верности ленинских поступков. Его били справа и слева, а он выживал. И когда германец лез на Питер и Москву, и когда Антанта, и когда вводили «военный коммунизм» и НЭП, и когда мешали свои в доску «левые коммунисты», и когда бросили Россию настоящие патриоты, не понявшие Октября...
Когда появляется повод, как сейчас - в день рождения Ленина, вспомнить о нем, верная прислужница любого режима - журналистская братия забрасывает нас цитатами, случайно выдернутыми из огромного ленинского наследия. Не забудем, несправедливая критика - это замаскированный комплимент.

Магнитка не верная
Авраамий Павлович Завенягин родился в семье тульского машиниста в первый Первомай ХХ века. В 1917 году вступил в РКП(б). Служил в Красной Армии, в двадцатые трудился в партийных и советских органах. В 30-м окончил Московскую горную академию и стал…ее деканом. Потом директорствовал в Гипромезе (Ленинград) и на метзаводе имени Дзержинского, откуда и был направлен на Магнитку. В 33 года – и сразу директором. Почти 4 года на должности сумасшедшей ответственности. Показатель – перевели в 37-м первым заместителем наркома тяжелой промышленности СССР. Дважды герой Социалистического труда, лауреат Сталинской премии, зампред Совмина, член ЦК КПСС. Руководил главными предприятиями советской оборонной промышленности. Умер после облучения на испытаниях ядерного заряда в последний день памятного 56-го.
Согласитесь, достойнейший человек. И я испытываю стыд и боль за местных магнитогорских ворошителей советской истории. Почему? Живу на самом берегу Урала на проспекте Ленина и хорошо вижу следы первой плотины, из последнего замеса которой был выполнен бюст Ильича. А остановку автобуса назвали именем Завенягина. И вот ее не стало. Нет, остановка осталась, но имя ее стерли и вывели “Храм Вознесения Господня”. Вижу, действительно посещают по выходным сей объект стоимостью в сотни миллионов рублей, вычтенных без всякого спроса из наших зарплат, десятки и сотни бабулек. А в остальные дни нас пичкают церковной остановочной рекламой вместо напоминания о добром и славном земляке. Словно в доказательство моих слов для посетителей церкви устроили специальную трамвайную остановку и назвали ее …“Поселок Старая Магнитка”, а именем храма поименовали находящуюся на значительном удалении другую -крупную.

Певец Магнитки
Страшно огорчает, что 90-летие певца Магнитостроя Бориса Ручьева отмечено исключительно воспоминаниями его современников об эпохе ГУЛАГа. Почему? Нетрудно догадаться. Поэт был репрессирован в 1937-м и реабилитирован в 1956-м. А ведь сам Ручьев не любил распространяться о той поре, считая свой арест несчастным случаем:
У дальнего моря я долю кляну,
Что в горькой разлуке живу я в войну,
Что в первой цепи не шагаю в бою
И люди не знают про доблесть мою.
Смотрите, не личная драма занимала поэта на Колыме, а трагедия родной Страны Советов. И там он помнил о Магнитке, мечтал возвратиться. Даже вот так:
Если я умру без слова,
Люди, будьте так добры,
Отвезите гроб тесовый
До высот Магнит-горы.
Под утесом положите
И поставьте столб с доской:
«Похоронен старый житель
и строитель заводской».
А «старому» жителю было 29 лет...
Да, Борис Ручьев прибыл на Магнитку семнадцатилетним в 1930 году. С амбициями поэта, уже не один год публиковавшегося в газете «Красный Курган». Он и фамилию сменил — с Кривощекова на Ручьева.
Второй родиной Борис Ручьев назвал Магнитку. Так же озаглавил он и свой первый поэтический сборник, изданный в Свердловске и в Москве в 1933 году. Ему было только девятнадцать, а он уже поработал и землекопом, и плотником, и бетонщиком, даже выдвинулся в журналисты «Магнитогорского комсомольца».
«Правда» назвала «Вторую родину» лучшим поэтическим произведением о Магнитострое. Ручьева делегировали на совещание Российской ассоциации пролетарских писателей, а потом и на I съезд советских писателей, где ему был вручен членский билет за подписью самого Горького. Потом он поступил в Литературный институт им. М. Горького. Что означало счастье по Ручьеву?
Свой первый город,
недоступный бурям,
Никем еще не виданный вовек,
Весь — без церквей,
без кабаков,
без тюрем,
Без нищих,
без бандитов,
без калек.
Сегодня поэт не узнал бы этот город. Кабаков пруд пруди, нищие и калеки на каждом углу. «Новые русские» с завидной легкостью «прикупают» депутатские мандаты.
Борис Ручьев и после реабилитации не озлобился. Он продолжал славить Магнитку, людей труда. И советская Родина его оценила. Он стал лауреатом премии, награжден орденами Трудового Красного знамени и орденом Октябрьской революции. Конечно, кое-кому хочется вспоминать не это, а «большевистские» преследования.
Ручьеву судьба отвела немного – всего шестьдесят лет. Но и этого ему с дивой хватило, чтобы заключить:
Мы оба историей стали,
Хотя и неравен наш век:
Ты — мир из бетона и стали
Я — мастер твой, но человек.
По праву всего поколенья,
Что было твоим — целиком,
Я стал твоим слухом и зреньем
И верным твоим языком.

Звезда Люциана
В Магнитогорске родные и товарищи поздравили с 80-летием со дня рождения одного из авторов энциклопедии Челябинской области Люциана Дмитриевича Каюкина.
Магнитогорск преобразован в город решением Президиума ВЦИК в 1931 году.
В тот же год в курганском райцентре Мокроусово родился Люциан Каюкин. Конечно, это совпадение - случайность, но символ первой советской социалистической пятилетки стал камертоном всей его судьбы, сложившейся словно звонкий гимн ленинской мечте-идее создания общества социальной справедливости и добра. Его главное дело в жизни - слово. Помните, у Валентина Берестова:
“Как хорошо уметь читать!
Не надо к маме приставать,
Не надо бабушку трясти:
“Прочти, пожалуйста! Прочти”.
Не надо умолять сестрицу:
“Ну, почитай еще страницу”.
Не надо звать. Не надо ждать,
А можно взять и почитать”.
Эта детская читалочка невольно сама собой вспомнилась, когда на днях посчастливилось встретиться с юбиляром трудовой Магнитки. Почему? А вот возьмите и почитайте.
В тридцатые годы многие родители называли своих детей вычурно, не избежал этого и наш герой. Отец Дмитрий Тимофеевич, руководитель райпотребсоюза, любитель литературы, назвал сына в честь французского писателя Люцианом. Отец ушел на фронт в Великую Отечественную, погиб... Мать Татьяна Андреевна однолюбка, одна подняла четверых детей. После призвания мужа на фронт устроилась на работу машинисткой в райком партии, так и Люциан приобщился стучать по клавишам. К слову, забегая вперед, и сегодня не отстал от жизни и руки освоились с компьютерной мышкой и клавиатурой, сканером и принтером.
Он как-то сразу самой обстановкой духовного возрождения России потянулся к книге, знаниям и после школы с большой охотой с дружками, начитавшись газетных статей о легендарном ММК, на переломе двадцатого века махнул в Магнитку. Что там говорить, паровоз здесь сельские пацаны увидели впервые в жизни, а чарующий каждого из нас с детства трапецеидальный профиль Магнит-горы и мощь чернометаллургического гиганта не оставила сомнений для выбора вуза – конечно, МГМИ. Так Люциан, насквозь прочитанный ребенок, окунулся на 5 участке, что на теперешней Луговой, в доселе неизвестную ему атмосферу пыльной Горы, горящей агломерации, где невозможно было смотреть как в считанные минуты только что надетая белая рубашка превращалась в подобие рабочей фуфайки. Как знать, может быть, так и вышел бы из Люциана очередной металлург, но не было бы счастья да несчастье помогло вовремя остановиться. Лихой поворот на турнике в барачном общежитии кончился падением и тяжелой травмой правой руки. В институте сразу предложили академический отпуск и отправили студента “на второй год”. Но не тут-то было. Студент вернулся домой, а чтобы не быть обузой матери, устроился по зову души литературным сотрудником в районную газету ”Ленинский путь”, а заодно диктором и корректором. А когда рука поджила и наступил следующий учебный год, Люциан оказался опять в Магнитке, но поступил уже в располагавшийся тогда на гортеатре в Соцгороде педагогический институт на факультет русского языка и литературы. Гордился, что заслужил солидную стипендию в 250 рубликов, на которые можно было прожить и без маминой помощи. Более того, исключительно грамотного, порядочного, дружелюбного, общительного студента избрали председателем комитета тысячной профсоюзной организации, а заодно и членом Ученого Совета с правом решающего голоса. Люциан с огромной теплотой вспоминает добрым словом за науку тогдашнего ректора Ивана Степановича Шмакова и секретаря партийного комитета Арсения Николаевича Державина, у которых учился жить в согласии с совестью. Получив приличные знания, когда настало время выбора рабочего места после дипломирования, Люциан не искал теплого местечка, а с большой радостью и ответственностью, как все выпускники, отправился по распределению сеять разумное, доброе, вечное на первых порах в школу в провинциальный Кыштым. Через два года уже сам распорядился своей свободой и вернулся домой, где неожиданно для себя в комсомольском возрасте стал директором курганской сельской школы. О, это оказалось судьбоносным назначением во всех смыслах. Он не только учил других, но учился сам у учителей его старше и учеников его младше. Из песни слова не выкинешь, выделил из всех выпускниц высокую стройную длинноволосую красавицу, которую вызывал к доске почему-то явно чаще других. Они не хотели признаваться себе, что это уже любовь и спокойно расстались, но их новая встреча была не за горами и уже на-все-гда! Пока Людмила училась профессии, Люциана быстро приметили и командировали прямиком на заведование районо.
И снова потянула к себе Магнитка. Теперь не мальчиком, но мужем тридцатилетний скромный, на знающий себе цену Люциан направился к секретарю горкома Михаилу Федоровичу Ненашеву, который определил его вместо школы в возглавляемый Федором Андреевичем Авраменко Левобережный райком партии инструктором отдела пропаганды и агитации. Потом он трудился заведующим кабинетом политпросвещения, консуль­тантом комсомольского политпросвета горкома партии, после создания Ленинского райкома под началом Евгения Владимировича Ануфриева заведующим отделом пропаганды и агитации, секретарем райисполкома с председателем Александром Васильевичем Кузнецовым, начальником отдела кадров завода металлоконструкций, секретарем заводской партийной организации.
Как видите, не отказывался решительно ни от какой нужной стране и ее людям работы. Как член общества “Знание” вел активную лекторскую деятельность. Везде он был в своей стихии, много читал, много знал и оборачивал свои знания на пользу взрослым и юным землякам. Награжден медалями, Почетными грамотами ЦК комсомола и Челябинского обкома партии, удостоен звания “Ветеран Магнитки”. Перерегистрировался в компартии и продолжил активную общественную деятельность- секретарем горкома партии, активно проводил в жизнь решения партии по месту жительства, в школах и других учебных заведения города.
Люциан Дмитриевич удивительно разносторонний человек. Никакое дело он просто не способен выполнять спустя рукава. Его давние коллеги по партийной и советской работе отмечают его грамотность, желание и умение содействовать в самой неожиданной просьбе. Как лектор по атеистическому воспитанию и международному положению, провел сотни лекций и бесед в рабочих и студенческих аудиториях. Завел садовый участок в “Машиностроителе”. Уговорили войти в правление, стал заместителем и исполнял обязанности председателя товарищества. Со студенческих лет занимался литературным творчеством. В 1970 за поэму, посвященную 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, получил 1-ю премию в литературном конкурсе, организованном ММК. Родились дочки Светлана и Елена, он сам ходил на все школьные собрания и мероприятия, проводил интереснейшие классные часы. Помогал дочерям растить внуков Павла и Марию, правнук Даниил в дни встреч искренне бросается на шею и признается: ”Деда, я тебя люблю”. Огромная домашняя библиотека во всю стену его рабочего кабинета заставила перейти на удивительный режим. Пока неметаллургическая Магнитка спит, он с четырех часов утра уже за столом, за книгой или компьютером. Библиотека пополняется и своими заметками, которые находят место в городских, областных и центральных органах массовой информации.
Как венец его красивой и плодотворной общественной деятельности – многолетний труд (уточню, бесплатный!) по подготовке энциклопедии Челябинской области. Этот семитомник Ассоциация книгоиздателей России признала "Лучшим словарно-энциклопедическим изданием".
Свое слово скажут и читатели и почитатели. Знание-сила и земляки-южноуральцы на доброе слово ответят добрым делом. Сейчас на доме, в котором живет Люциан Дмитриевич, красуется доска: ”Первый в СССР крупнопанельный бескаркасный дом”. Думается, наш герой достойно живет и заслужил не меньшего отличия, чем строители. Да украсит сей приют Звезда Люциана.

ИЗ КУЗНЕЦОВ
2007 год проходит в Магнитогорске под знаком 75-летия легендарного металлургического комбината. А Захар Петрович Кузнецов отмечает и личный 75-летний юбилей. Столько он состоит членом Коммунистической партии.
Родился в Белоруссии 20 января 1909 года. В роду все были кузнецами, поэтому и фамилия - Кузнецовы. При царизме еврейских школ не было, так что учился на дому. Евреям запрещали жить и в крупных городах, и иметь землю, оттого их обилие в рядах революционеров. После установления Советской власти пошел в школу, сразу в 4-й класс. И всегда оказывался впереди. В школе сидел на первой скамейке, то ли из-за зрения, то ли хотелось много знать. Правда, в ВУЗе выучиться не удалось, был старшим среди пятерых детей, отец хотел оставить его в кузнице, но он самостоятельно устроил свою жизнь.
В 1926 году Захар поступил в комсомол, сразу стал секретарем районного центра Ляды. В 1927 году началась подготовка к коллективизации, побывал на курсах но землеустройству. А всего учился на 20 курсах, где недели, а где и месяцы. Но это потом, а пока пошел сам на создание еврейского колхоза. Отработал год. Пригласили в райисполком, избрали депутатом райсовета, потом и председателем поселкового Совета. Познакомился там с будущей женой Ниной, потом родившей четырёх сыновей и дочь. Образовали еврейский национальный район (евреев - более 50%), так что приходилось общаться и на русском, н на иврите. Национальным вопросом приходилось заниматься довольно плотно. В 1931 году перевели заведующим в Дубровну. Опять курсы, теперь уже в Минске.
В 1932 году Захар вступил в ВКП(б). В 33-м избрали председателем горсовета. Болезненно, но решали национальный вопрос, например, поступление еврейских детей в белорусские школы, и наоборот, белорусов на мануфактурную фабрику. По раскулачиванию? В районе из 15 тысяч человек раскулачили только одного. Создали и национальную латвийскую школу, организовали рабфак на еврейском языке. Получать благодарности от жителей было очень приятно.
В 1936 году создали специальный отдел в райисполкоме. Уже тогда готовились к войне с Германией. Готовились, готовились к войне. Да, людей ориентировали на спокойный труд, а сейчас это ставят в вину, говорят, что руководство, якобы, ничего не предпринимало. Не все понимали это. Сбежал председатель райисполкома. Захара снова поставили на это место. Одновременно был и партийным секретарём райисполкома, членом бюро райкома партии. Борьба с вредителями шла, и число их множилось, В ГПУ стали больше привлекать рабочих, не очень опытных, так что с их стороны перегибы, конечно, были. Но он никого не боялся, отстаивал своих, если видел несправедливость, разбирались вплоть до ЦК. Получалось. Занимались и текущими вопросами: возвращали скот, хозяйственные постройки или компенсировали их утрату, если ошибочно их передали в колхоз. Сам по зрению оказался невоеннообязанным, но все равно выпрашивался на курсы, готовился воевать, заимел браунинг. Сделали политруком, направили в райком партии.
Пришёл 1939-й год. Без единого выстрела освободили Западную Белоруссию, отодвинули нашу границу, скрытно от фашистов построили аэродром, на это ушло три месяца. Поработал и редактором районной газеты. В 40-м году вызвали в ЦК Компартии Белоруссии, поручили работать в обкоме партии заместителем заведующего отдела пропаганды и агитации. Уехал без семьи в освобожденные районы, начали готовить в лесах склады для организации партизанских отрядов. То, что война неминуема, ощущали все руководители. Для них война не стала шоком. Вывозить семьи руководителям в первые дни войны запрещалось, что6ы не создавать лишней паники. Захара Петровича перевели из райкома в райвоенкомат ответственным по массовой работе среди населения. Продолжалась мобилизация, ввели пропускной режим. Наступление немцев оказалось стремительным. Утром выезжаешь по делим на Восток, а вечером уже останавливают - проезда нет, пункт взят фашистами. Просился в армию, но из-за зрения не взяли. С семьей эвакуировался в Челябинскую область, откуда после войны на родину, в Белоруссию вернуться уже не довелось Работал в Бредах, с шахтерами, началось освоение целины – организовывал по партийной и советской линии и систему снабжения, и органы образования, и культуры. Никогда не считал себя маленьким человеком, однажды дошел до самого Николая Ивановича Рыжкова, правда, еще не премьера, а Свердловского руководителя.
А вышел па пенсию -переехал к дочери в Магнитогорск. Здесь мы с ним и познакомились как соседи-компартийцы 133 микрорайона. Годы и десятилетия возился психолог-воспитатель от бога Захар Петрович Кузнецов и с ребятней, и со взрослыми. Здоровья Вам, Захар Петрович!

Наш человек с Магнитки
Александра Савицкого мало кто не знает в нашем городе. Я знаю его всю жизнь. Ровесники, мы и жили по соседству, и учились в одной школе №4, в одном горно-металлургическом институте, потом — комсомольская и партийная работа в Орджоникидзевском районе.
После запрета КПСС Александр Савицкий с должности первого секретаря Магнитогорского горкома ушел на неизведанную стезю — возглавил местный лицей Российской академии наук. Я вернулся на комбинат инженером.
С девяностых годов мы с Савицким — в политической оппозиции, вместе работаем в бюро горкома КПРФ. Ныне он изгнан из лицея под надуманными предлогами, 12 раз по суду восстанавливался в должности, но так и не допущен до работы мэром Аникушиным. Последний — депутат челябинского Законодательного собрания, так что привлечь его к ответственности невозможно. Позицию стороннего наблюдателя занял и губернатор Петр Сумин. Когда-то секретарь обкома КПСС, потому и возглавил областной Совет народных депутатов в начале 90-х, он воздержался от перерегистрации в КПРФ, а ныне слывет верным путинцем, активистом «Единой России».
Но сегодня я хочу рассказать о другом Савицком. Вернее, пусть он расскажет о себе сам. Где, как не в поэзии, человек наиболее искренен, открыт, растревожен!
Нечистая сила на Русь
поднялась
И правит вкривь, как попало...
Душа изболелась и извелась,
И что-то на сердце упало.
Неравнодушный, обожаемый за свое подвижничество лицеистами, он не черствеет от ударов судьбы.
Нам недруги затем даны,
Чтоб мы в своей свободной
доле
Не потеряли собственной
страны,
А им простили наши боли.
Где-то он обронил: «Мне лгать нельзя». И эта искренность составляет суть его характера, его души, его поэзии.
Савицкий удивительно смелый человек. Требовательный
прежде всего к себе, он и других судит, не боясь ответного удара. Слушая Александра, я поражался его неумению, при всей многоопытности партийного лидера, строить речь лаконично, доходчиво, ясно. И тут же прощал ему этот недостаток: ведь настолько поэт ярок. Вот он пишет стихи романса на музыку Г. Свиридова к кинофильму «Метель».
Не уходи, не уходи,
Прекрасных дней моих
Воспоминанье,
Моя надежда и любовь,
Отрада чудная,
Боль и страданье.
Я так люблю, я так люблю.
Нет сил расстаться мне
С твоей красою,
И нежностью, и добротою,
Нет сил расстаться мне
С твоей судьбою.
Че-ло-век — так хочется безыскусно сказать о поэте и патриоте, академике и изобретателе, коммунисте и любимом отце и муже Александре Савицком. Ничто человеческое ему не чуждо.
Где кончается лирик и начинается физик?
Когда ты молишься и строго
Кладешь на сердце быстрый
крест,
Я думаю: святые понемногу
Сдвигаются с привычных мест.
…Хоть я не верю божествам,
И дух мой ласков, но свободен,
Твоей души чудесный храм,
Любви твоей, мне так угоден.
И совсем неудивительно, что редактирует поэта его Муза — любимая жена Любовь. Такой же духовно богатый человек, патриот, коммунист.
Но чистая сила есть на Руси,
Ее не сломить, не изгадить,
Она прорастает: коси не коси,
Ее никому не изгладить!


следующая страница >>



Всеобщее образование породило массу людей, которые умеют читать, но не умеют понять, что стоит читать. Джордж Тревельян
ещё >>