Юридический архив - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сборник материалов и документов 8 1168.72kb.
Урок по истории Сибири для 8-10 класса С. А. Кондрашова, начальник... 1 163.28kb.
Архив Л. Д. Троцкого 32 7356.84kb.
Ооо «Юридический центр «правосудие» 1 30.25kb.
Муниципальное казенное учреждение «Лахденпохский архив» 1 158.42kb.
Архив : архив журнала «625» : 2005 : №1 4 701.66kb.
Winrar это мощный архиватор, обеспечивающий полную поддержку архивов... 1 46.05kb.
Открыть архив в Winrar 1 24.9kb.
Специальный архив художественных произведений 1 32.6kb.
Справочник. Калининград 2011 год 47 6543.64kb.
Отчет о работе государственного казенного учреждения Волгоградской... 1 329.28kb.
Итоговый документ 1 49.51kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Юридический архив - страница №1/1

ЮРИДИЧЕСКИЙ АРХИВ


V.M. PLATONOV,

chairman of Moscow city Thought,

candidate of legal sciences, professor,

manager by the department

of political sciences of RUDN
TERRITORIAL DEVICE OF RUSSIA ON PROJECT OF LEGAL CONFERENCE
In area of reformation of the legal system, grounding the waiver of the Provisional government of substantial steps to his change, the ideologists of bourgeoisie advanced idea of continuity of law and order, in obedience to which in the state the action of old laws must be saved to convocation of the Constituent assembly. There were in force basic sources right, which operated at tsarizme. The most odious monarchist laws were abolished, new legal norms entered into an action.
Key words: Constituent assembly, Provisional government, constitutional projects, state-territorial device, right for nation on self-determination, evolution of form of the political system.


В.М. ПЛАТОНОВ,

Председатель Московской городской Думы, кандидат юридических наук, профессор, заведующий кафедрой политических наук РУДН


ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ УСТРОЙСТВО РОССИИ ПО ПРОЕКТУ ЮРИДИЧЕСКОГО СОВЕЩАНИЯ

В области реформирования правовой системы, обосновывая отказ Временного правительства от существенных шагов к его изменению, идеологи буржуазии выдвинули идею непрерывности правопорядка, согласно которой в государстве должно сохраняться действие старых законов до созыва Учредительного собрания. Оставались в силе основные источники права, которые действовали при царизме. Наиболее одиозные монархические законы отменялись, вступали в действие новые правовые нормы.


Ключевые слова: Учредительное собрание, Временное правительство, конституционные проекты, государственно-территориальное устройство, право нации на самоопределение, эволюция формы государственного устройства.

В результате Февральской буржуазно-демократической револю­ции произошли существенные изменения в государственном строе России. На смену монархии пришла буржуазная республика, которая фактически установилась с первых дней после свержения самодержавия. Официально республика в России была провозглашена лишь 1 сен­тября 1917 г. буржуазным Временным правительством, но оконча­тельно решить этот вопрос надлежало Учредительному собранию.

Высшим органом государственного управления в стране стало Временное правительство. Все аспекты его деятельности, как отмечает С. Левчук, были связаны с «удержанием» власти до Учредительного собрания, с попытками придания ей легитимности. Эти обстоятельства позволяют уяснить цель и смысл конституционных проектов, их политико-правовую преемственность с Основными законами Российской империи 1906 г.1

Временное правительство не успело провести Учредительного собрания. Было лишь создано Особое совещание, подготовившее избирательный закон, и на ноябрь назначены выборы.

14 сентября 1917 г. было созвано Демократическое совещание. На нем присутствовали главным образом представители земских, буржуазных и мелкобуржуазных организаций. Представители партии большевиков Советов и фабзавкомов были в явном меньшинстве. Совещание преследовало цель – отсрочить созыв очередного съезда Советов рабочих и солдатских депутатов и Учредительного собрания до окончания войны.

Совещание оказало существенную помощь буржуазному правительству, высказавшись за создание третьего коалиционного Временного правительства. Оно избрало постоянно действующий орган – Временный Совет Республики, или Предпарламент, для контроля над деятельностью Временного правительства. В данном случае бур­жуазия и Временное правительство рассчитывали на веру народа в то, что если появился Предпарламент, то скоро будет и парламент.

В условиях нарастания революционного подъема ЦК партии большевиков счел ошибочным участие в Предпарламенте. На первом же заседании 7 октября 1917 г. большевистская фракция покинула этот орган.

В области реформирования правовой системы, обосновывая отказ Временного правительства от существенных шагов к его изменению, идеологи буржуазии выдвинули идею непрерывности правопорядка, согласно которой в государстве должно сохраняться действие старых законов до созыва Учредительного собрания. Оставались в силе основные источники права, которые действовали при царизме. Наиболее одиозные монархические законы отменялись, вступали в действие новые правовые нормы.

Временное правительство создало специальный орган – Юридическое совещание, на которое возлагалась выработка проектов наиболее важных законодательных актов, в том числе, к предстоящему, но все время откладывавшемуся Всероссийскому Учредительному собранию. Постановлением от 26 июля 1917 г. на Юридическое совещание были возложены «подготовительные и организационные работы, связанные с открытием Учредительного собрания»1.

Но каков был тогда государственный строй? Монархический? В таком случае на Керенского и Зарудного, подписавших этот акт, тоже ложится вина были за «отречение» монарха. И только в «Известиях» от 3 сентября 1917 г. (а отнюдь не в Собрании узаконений) мы читаем, в виду мятежа Корнилова, что Временное правительство, «считая нужным положить предел неопределенности государственного строя… объявляет, что государственный порядок, которым управляется Российское Государство, есть порядок республиканский, и провозглашает Российскую Республику». И только в октябре 1917 г. (Собран, узак., ст. 1846) была объявлена распущенной Государственная Дума Николаевского самодержавного режима. Так официально пишется первая и последняя российская «буржуазная» конституция2.

Разработкой и рассмотрением предложений по проекту конституции Республики занималась созданная при Юридическом совещании Особая комиссия1. Она действовала с 11 октября по 24 октября 1917 г. и не завершила своей работы2. Председателем Особой комиссии вначале был Н.И. Лазаревский, а впоследствии В.М. Гессен.

Главной задачей работы комиссии являлось «исключительно освещение вопросов, которые предстоит разрешить Учредительному собранию»3. Разработка раздела, посвященного принципам федерализма, автономии и самоуправления, была поручена Н.И. Лазаревскому, вопросами разграничения компетенции законодательных органов в центре и на местах занимался И.А. Ивановский.

Комиссия подготовила проект, которому не суждено было стать законом. По проекту Россия объявлялась буржуазной рес­публикой во главе с президентом, избираемым непосредственно Учредительным собранием сроком на один год. Предполагался также двухпалатный парламент. Права президента в проекте очень напоминали компетенцию царя, предусмотренную Основными законами Российской империи 1906 г., были необычайно широкими. Компетенция верхней и нижней палат схожа с Государственным советом и Государственной Думой. Комиссия Юридического совещания за основу взяла царское законодательство, но несколько изменила его.

Среди разработанных Особой комиссией проектов выделялись: проект «Об организации временной исполнительной власти при Учредительном собрании»4, «Тезисы по вопросу о верхней палате»5, «Статьи Основных законов по вопросу об автономии (федерации)»6.

Вопросы государственно-территориального устройства «Предварительный проект статей Основных законов по вопросу об автономии (федерации)» решал весьма традиционно: ст. 1 провозглашала государство Российское «единым и неделимым».

Н.И. Лазаревский последовательно проводил идею партии кадетов о единой России. Он считал даже автономию одной из ступеней «умаления» централизации государственной власти. «Слово это в науке, – писал он в 1913 г., – не имеет твердо установленного значения. По этимологии, определяющей его обычное употребление, это слово обозначает наличность своей законодательной власти. Поскольку всякое государство естественно законодательствует, указание на его автономию излишне, и это слово обыкновенно применяют к негосударственным единицам (провинциям), которые, несмотря на то, что они не государства, тем не менее обладают законодательною властью, т. е. имеют право издания постановлений с силою закона. Сила закона состоит в том, что закон может быть отменен или изменен только новым законом, и таким образом при коллизии закона с незаконодательным актом применяется закон, а из двух несогласных между собою законов применяется позднейший. В государствах с единою законодательной властью никакое постановление местных властей не может отменить закона; в государствах же, где отдельным провинциям предоставляется по тем или другим вопросам автономия, по этим вопросам позднейшие постановления местной власти отменяют для данной провинции несогласные с ним ранее изданные законы центральной власти. При этом существенно отметить, что термин автономия применяется обыкновенно к таким образованиям, которые получают свое право издания законов от центральной законодательной власти: она при этом определяет и организацию автономной провинции, и круг тех предметов, по которым она может законодательствовать, с тем, что эта организация и этот круг предметов могут быть изменены только центральною, а не местною законодательною властью»1.

Категоричным было и решение национального вопроса: единственной нацией, в отношении которой было признано право на некоторую самостоятельность «на основаниях и в пределах, установленных законом о взаимных отношениях России и Финляндии, принятым Учредительным собранием» (ст. 2 указанного проекта), были признаны финны. Данное решение было в достаточной степени спорным и служило лишь катализатором национальных центробежных тенденций.

Страна требовала признания права нации на самоопределение или хотя бы широкой автономии (национально-территориальной, национально-культурной), а взамен получила лишь предлагаемое ст. 3 рассматриваемого законопроекта право областной автономии: наиболее четко в проекте (ст. 4) указывалось, что пределы «ведомства» и устройство областных органов власти будут полностью определяться законами, издаваемыми центральной законодательной властью.

Внешне неизменная форма государственного устройства, унитаризм, подверглась серьезной деформации, а созданный Особой комиссией проект, полностью игнорируя это обстоятельство, противоречил своему исходному названию – «об автономии и федерализме», продолжил унитаристские принципы Основных законов Российской империи 1906 г.

Таким образом, фактическое сопоставление указанного проекта с реальными процессами в эволюции формы государственного устройства России, начиная с середины июня 1917 г., позволяет констатировать, что проект не отвечал фактическим условиям распада государства накануне октябрьских событий.

В сентябре 1918 г. на Уфимском совещании был подписан Акт об образовании Всероссийской Верховной Власти, учреждавший Всероссийское Временное правительство2. В области государственно-территориального устройства данным документом провозглашалось признание за отдельными областями России прав широкой автономии, «обусловленной как географическим и экономическим, так и этническим признаками, предполагая окончательное установление государственной организации на федеративных началах полновластным Учредительным Собранием».

В приказе Верховного правителя и Верховного главнокомандующего А.В. Колчака от 28 июля 1919 г. подтверждалось: «Мы ведем борьбу за русское национальное дело восстановления Родины, как свободного, единого и независимого государства. Мы ведем борьбу за право самого народа путем свободных выборов и голосования в Учредительном Национальном Собрании определить свою судьбу в устройстве государственной власти…»1

Единой конституционной программы в вооруженных силах Юга России не существовало. Конституционно-правовая политика Правительства Юга России была сформулирована в августе 1920 г. следующим образом: объединение различных частей России «в одну широкую федерацию, основанную на свободном соглашении»2.

В январе 1920 г. в Париже был опубликован проект Основ Конституции Российского государства3, главные идеи которого заключались в следующем: форму государственного устройства должно определить Учредительное собрание; глава государства избирается общим собранием двух палат простым большинством голосов; все акты, издаваемые главой государства, скрепляются подписью канцлера; глава государства назначает и увольняет высших чиновников, созывает палаты и областные съезды.

Другие государственно-политические программы партий и объединений предлагали различные формы государственного устройства России от унитарной монархии до конфедерации демократических республик.

В заключение сделаем следующие выводы:

1. В результате Февральской революции Россия сделала новый шаг на пути превращения в буржуазное государство, хотя многочисленные пережитки феодализма сохранялись и были устранены лишь Октябрьской революцией. Коренным образом изменилась форма правления. Россия стала сначала монархией без монарха, а затем была провозглашена республикой.

2. Форма государственного единства не претерпела сколько-нибудь заметных изменений. В России сохранялся бюрократический унитаризм. Временное правительство стремилось сохранить единую и неделимую Россию, хотя в стране развивалось движение за независимость, федерацию, автономию многочисленных народов империи.

3. Подготовленный Особой комиссией при Юридическом совещании проект Конституции Российской республики практически не менял сложившегося к 1917 г. государственно-территориального устройства.



4. Лишь Октябрьская революция и гражданская война в полной мере заставили все слои общества, а особенно находящихся у власти, осознать необходимость закрепления за отдельными территориями России прав широкой автономии, «обусловленной как географическим и экономическим, так и этническим признаками, предполагая окончательное установление государственной организации на федеративных началах полновластным Учредительным собранием»1.
Библиографический список:


  1. Акт об образовании Всероссийской Верховной власти 26 (8) – 10 (23) сентября 1918 г. // Архив русской революции. М., 1991. Т. 12. С. 189–193.

  2. Воспоминания генерала барона П.Н. Врангеля. М., 1992. Ч. 2. С. 26.

  3. Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М.: Высшая школа, 1983. С. 327.

  4. Лазаревский Н.И. Русское государственное право. Т. 1. СПб., 1913. С. 217, 218.

  5. Левчук С. Конституционные проекты Временного правительства России в межреволюционный период 1917 года // Право и жизнь. 1996. № 10. С. 143.

  6. Основы Конституции Российского государства // Архив русской революции. Берлин, 1922. С. 263–287.

  7. Стучка П. Учение о Государстве и Конституции РСФСР. Третье пересмотренное издание (извлечение). М., 1923. С. 5.

  8. Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. М., 1999. С. 440.



1 Левчук С. Конституционные проекты Временного правительства России в межреволюционный период 1917 года // Право и жизнь. 1996. № 10. С. 143.

1 Собрание узаконений. 1917. № 71. С. 404.

2 Стучка П. Учение о Государстве и Конституции РСФСР. Третье пересмотренное издание (извлечение). М., 1923. С. 5.

1 Собрание узаконений. 1917. № 201. С. 1744.

2 Ерошкин Н.П. История государственных учреждений дореволюционной России. М.: Высшая школа, 1983. С. 327.

3 Протокол Особой комиссии при Юридическом совещании № 1 от 11 октября 1917 г. // Учредительное собрание. Россия. 1918. Стенограмма и другие документы / Составитель Т.Е. Новицкая. М.: Недра, 1991. С. 33.

4 Проект закона об организации временной исполнительной власти при Учредительном собрании, а также проект формы издания законов при Учредительном собрании // Учредительное собрание. Россия. 1918. С. 44.

5 Там же. С. 51–53.

6 Предварительный проект статей Основных законов по вопросу об автономии (федерации) // Там же. С. 44.

1 Лазаревский Н.И. Русское государственное право. Т. 1. СПб., 1913. С. 217, 218.

2 Акт об образовании Всероссийской Верховной власти 26 (8) – 10 (23) сентября 1918 г. // Архив русской революции. М., 1991. Т. 12. С. 189–193.

1 Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней. М., 1999. С. 440.

2 Воспоминания генерала барона П.Н. Врангеля. М., 1992. Ч. 2. С. 26.

3 Основы Конституции Российского государства // Архив русской революции. Берлин, 1922. С. 263–287.

1 Акт об образовании Всероссийской Верховной власти 26 (8) – 10 (23) сентября 1918 г. // Архив русской революции. М., 1991. Т. 12. С. 189–193.





Кто ни на что не надеется, никогда не отчаивается. Сенека
ещё >>