Writercenter ru Выпуск слово редактора Главный редактор - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Writercenter ru Выпуск слово редактора Главный редактор 10 2429.53kb.
Writercenter ru Выпуск 3 Слово редактора 12 3018.71kb.
ббк88. 4 3-47 Главный редактор Д. И. Фельдштейн 19 5351.38kb.
Слово редактора Главный редактор Белка Елена Литературный редактор 9 2698.37kb.
Вестник балтийской Педагогической Академии 25 4410.13kb.
Праславянская письменность 46 3502.95kb.
Итоги и уроки второй мировой войны 35 10018.48kb.
Выпуск №10 (959) 25 февраля – 3 марта 2013 г. Главный редактор 9 973.07kb.
Т ранспорт России и зарубежья Выпуск №11 (960) 4 10 марта 2013 г. 7 617.71kb.
Т ранспорт России и зарубежья Выпуск №14 (963) 25 31 марта 2013 г. 9 872.07kb.
Серия Спортивная психология в трудах отечественных специалистов 19 5135.19kb.
Урок (математика + физика) по теме Производная и её применения. 1 123.98kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Writercenter ru Выпуск слово редактора Главный редактор - страница №1/11

Writercenter.ru

Выпуск 2

....


Слово редактора

Главный редактор

Белка Елена

 

Литературный редактор

Найко Елена

 

Дизайн, верстка

Ула Сенкович

Samuel Haruspex Damey

 

Редактура

NeAmina

Twillait


Найко Елена

Сенкович Ула

 

Корреспонденты

Samuel Haruspex Damey

Амиров Ильмир

Меллори Елена

Сенкович Ула

 

Помощники

Ikki Kartusha

Анна Анакина

Анна Пан

Армант, Илинар

Арн Лилия

ББГ Борис

Бойков Владимир

Бурмистров Денис

Ваевский Ян

Васильев Ярослав

Дёмин Михаил

Джаспер


Колесник Мария

Коновалова Мария

Красовская Яна

Ласточкин Ксандр

Лешуков Александр

Мелоди


Сир Андре

Скалдин Юрий

Фиал

Шенайя


 

Обложка Фото h-studio flickr.com/photos/h-studio/

 

 



Слово редактора

 

 



Вот опять окно,

Где опять не спят.

Может — пьют вино,

Может — так сидят.

Или просто — рук

Не разнимут двое.

В каждом доме, друг,

Есть окно такое…

Марина Цветаева

 

Этот выпуск журнала посвящен городской лирике. Города. Я думаю, большинство людей согласится с тем, что каждый город имеет свою неповторимую индивидуальную атмосферу. Дома, мостовые, парковые аллеи, шум автомобилей — вроде бы всё обычно, но иногда, находясь в другом месте, частенько ощущаешь нехватку до боли привычных декораций нашей жизни. Может, потому что они были немыми свидетелями, а иногда участниками самых важных событий? А возможно, какой-то великий зодчий вложил сердце в базальтовые стены домов, которые глазами окон смотрят прямо в душу и знают наши самые сокровенные тайны? А может быть, люди, живущие в городах, наполняют их особенным биоритмом…



Мы собрали для Вас истории — страшные и не очень, невероятные, фантастические и такие, которые могли бы приключиться с каждым. И кто знает, может быть, какая-то из этих историй могла бы произойти и с Вами?

Приятного прочтения и до новых встреч летом.

 

Белка Елена



 

© 2013. Writercenter.ru. Все авторские права защищены законом. «Мастерская писателей» является товарным знаком, принадлежащим его создателю. Все работы, использованные в журнале, любезно предоставлены авторами и защищены авторскими правами.

 

 

Содержание



Проза

Реализм

Хорунжий Сергей. "Артист"

Сенкович Ула. "Главное — не сдаваться"

Ласточкин Ксандр. "Сбежавший трамвай"

Ван-Шаффе Александрина. "В унисон"

Бурмистров Денис. "Часы"

Бойков Владимир. "ИнтерNETдевочка"

Сир Андре и Лю Эдвина. "Легенды Тумстоуна"

 

Хоррор

Цыганок Ирина. "Новая жизнь"

 

Мистика

Шиэ Змей. "Возвращение"

Рунгерд Яна. "Рунольф"

Богданов Борис. "Сомелье"

 

Сказка

Фиал. "Пражская легенда о танцовщице"

Скалдин Юрий. "Город и мальчик"

Лысов Михаил. "Волшебник из маленького города"

Сафонова Евгения. "Орден добропорядочных гениев"

 

Фантастика

Ikki. "Эдем внутри"

Алмазная Анна. "Золотой миллиард"

 

Поэзия

Татиевская Елена (Алоната)

Белка Елена

Альтера Таласс

Армант, Илинар

Leshik Birich

Русуберг Татьяна (Суэлинн)

Leshik Birich

Лешуков Александр

Идзанами Эльор

NeAmina

Юханан Магрибский



Ржевская Яна

NeAmina


Лисовская Виктория

Колесник Мария

Пан Анна

Селезнёва Мария

Сатин Георгий

 

ИМХО

Samuel Haruspex Damey. "Городские легенды"

Амиров Эльмир. "Города-призраки"

 

Представляем

Ула Сенкович. "Интервью с Ириной Цыганок"

Ула Сенкович. "Интервью с Александром Гуткиным"

 

На десерт

Меллори Елена. "Туризм для чайников"

 

Каталог "Мастерская писателей"©. Произведения наших авторов



ИМХО. Samuel Haruspex Damey. "Городские легенды"

Говорят, самое забавное в городских легендах то, что по слухам это словосочетание — калька с английского «urban legend» (дословно «байка») — ошибка одного пьяного переводчика. Правда это или нет, никто сейчас толком и не знает, так что вот такие вот дела…

Считается, что история городских легенд началась с 1981 года, когда профессор Ян Брюнвальд издал книжку «Исчезающий попутчик: американские байки и их значение» (в оригинале: «The Vanishing Hitchhiker: American Urban Legends & Their Meanings»). До того как только не звали эти многострадальные городские истории: и легендами, и байками, и слухами, и мифами. Но после этого за ними устойчиво закрепилось название городских легенд (да-да, те самые «urban legends», которые изначально переводились как "байки"; со временем дословный перевод отобрал пальму первенства, и теперь даже продвинутые электронные переводчики дают перевод «городская легенда»). Хотя, конечно, история городских легенд куда более длинная, и еще в древнем Египте ходили страшные слухи о живущих в сточных каналах крокодилах-людоедах (не правда ли, забавное совпадение с современной легендой о крокодилах в канализации?), именно тот резонанс, который вызвала книга, в конце концов и сыграл главную роль в самоопределении этого явления. И пошло-поехало. Городские легенды подхватили сценаристы, дав миру тот самый «Крик», «Я знаю, что вы делали прошлым летом». Кто не смотрел в детстве сериал «Боишься ли ты темноты?», значительной частью состоящий из этих легенд?

Так о чем же рассказывают эти самые легенды? Ученые пробурили землю, и на глубине n метров опущенный микрофон уловил крики и стоны людей. В бочке кваса утопили человека. В канализации/метро живут люди-мутанты и крысы размером с добрую собаку/теленка/слона (смотреть по размерам тоннелей). Если ехать по трассе из точки А в точку В, можно подобрать попутчика, который исполнит одно твое желание, но если подвозит человек плохой, то оно обернется для него же плохим, а если человек добрый, то ему будет хорошо. Все непроверенные слухи, иногда абсурдные, иногда устрашающе близкие к той реальности, в которой живет человек. Но они всегда преследуют одну реакцию: «Ой, да вы что? Неужто?» Главная цель городских легенд — шокировать, вызвать некий резонанс, нечто вроде: «А мы и не догадывались!» Но при этом она — вовсе не ложь. Даже наоборот, чаще всего в основе городской легенды, даже самой фантастической и невероятной, лежат реально произошедшие события. Но факт ≠ легенда, это знают все. Для того чтобы история переродилась в легенду, надо чтобы она затрагивала самые глубокие слои сознания, чистые инстинкты и чувства. Именно поэтому большинство легенд — либо страшные, либо трагичные, либо омерзительные. Но этого тоже мало, история должна не просто эксплуатировать инстинкты и чувства, она должна быть злободневной, острой. Только тогда люди подхватят ее, и спустя сотни рассказов, после одной-двух статей в местных газетах история превратится в легенду — узнаваемую байку, которую будут знать все и вся.

Обычно любая городская легенда начинается со слов «один мой знакомый» или «знакомый моего знакомого…», или вообще «сам я этого человека не знаю, но его знает один знакомый знакомого моего друга…» Наслышаны, правда? Обычно предполагается, что цепочка длинная, и докопаться до первоисточника нереально (как тут не вспомнить имена главных героев: один работник, одна продавщица, один совершенно обычный паренек, одна маленькая девочка). Тут уж очень хочется упомянуть Мигрэма и Треворса с их теорией рукопожатий: от человека, утопшего в пресловутой бочке кваса, нас отделяет всего лишь шесть знакомых. (Между прочим, реальная история, распространившаяся в силу злободневности по территории всего бывшего Союза до того, что дети едва не в каждой бочке кваса подозревали наличие трупа).

Но легенда никогда не уходит дальше города или привычных вещей и людей — она должна оставаться острой, востребованной и злободневной. Если это квас — то обязательно тот, который завозят в город, а еще лучше — производят тут же, в двух шагах. Если это история о человеке — этот человек должен хоть как-то соприкасаться с реальностью слушателя и рассказчика (это относится не только к жителям города; сюда входят также так называемые профессиональные легенды, которые тоже относятся к городским). Если это история о происшествии — то оно случилось где-то рядом, может, даже в районе рассказчика.

Тематика городских легенд широка. Нет, даже не так: она всеохватывающая. Нет такой вещи, о которой бы где-то в том или ином виде не существовало байки. Есть и теории заговоров и тайных исследований (к примеру, исследования в Зоне 51: якобы там до сих пор проводят опыты над инопланетянами; сюда же свалкой истории о летающих тарелках нацистов и аппаратах Теслы, которые могут вызывать землетрусы где угодно), есть и криминальные (к примеру, кино «Крик» основано именно на такой легенде), бытовые (парень с серебряной (иногда с простой) сережкой притянул молнию), обновление старых сказок (история о попутчике, исполняющем желания), основанные на непонимании принципов работы техники и общих принципов науки (кошка в микроволновке, а также мобильники, кипятящие воду — относятся также к бытовым), истории о встраивании генов из ГМО-продуктов в генокод человека. За последние двадцать лет появился еще один подвид легенд — кибер-легенды, по большей части героями которых становятся хакеры и взломщики.

Конечно, при такой широте охвата городские легенды не могли не повлиять на культуру и искусство. Более того, именно близость и острота, кажущаяся актуальность сделали мифы благодатнейшей почвой для киноиндустрии и литературы. Ах, сколько книг имеют подоплеку из тех самых городских легенд: это и «Городские легенды» де Линта, и «Американские боги» Геймана, и «Петербург таинственный» Бурлака, и «Темная сторона Москвы» Артемьевой, «Оно» Кинга… А кино? Сериалы «Секретные материалы» и «Сверхъестественное», кино «Крик», «Я знаю, что вы делали прошлым летом», «Женщина с разрезанным ртом». Отдельно стоит упомянуть «Разрушителей мифов» с Джейми Хайнеманном и Адамом Севиджем — программу, в которой проверяется возможная достоверность некоторых популярных городских легенд. Программа весьма доставляет вот уже десять сезонов, и хоть выводы, к которым иногда приходят ведущие, можно оспорить, программа получила титул лучшей программы канала Discovery за 2009 год, что прозрачно намекает на то, что городские легенды все так же прочно занимают свои позиции.

Список сайтов, которые автор перечитал и сам советует почитать, чтобы ознакомиться с явлением в целом и просто ради историй:

www.snopes.com/

americanlegends.livejournal.com/

www.legendsofamerica.com/

onotole.net/

 

 



Samuel Haruspex Damey

writercenter.ru/profile/garuspik/whois/



Представляем - Ирина Цыганок

Ваша первая книга «Слабая ведьма» вышла в 2005 году в издательстве «Альфа-книга», затем появились «Несбывшееся пророчество» 2006 г. и «Печать смерти» 2008 г… Как давно Вы пишете? Расскажите о своем самом раннем творческом опыте.

— Третий класс. На бумаге. Красивым почерком (потом всё зачёркивала и добавляла каракулями правку). Даже есть где-то та самая тетрадка. В третьем классе в соавторстве с двоюродной сестрой написали фантастический рассказ на тему похищения землян НЛО. Сюжет помню смутно — что-то о прекрасных землянках, истязаемых гнусными инопланетянами. Должно быть, жесть была. «Пионерская правда», куда мы это дело посылали, не приняла! Но так, чтобы роман — получилось написать только в 2005 году.

 

Как возникла идея первой книги? Долго пришлось ждать публикации?



— Говорят же: «Идеи носятся в воздухе». Мне, правда, нравится более современная интерпретация, что всех нас питает одно информационное Облако. Так вот, в один прекрасный день 2005 года Облако навеяло мне мысль о том, что в романах, как, впрочем, и в жизни, царит полная несправедливость! Смелые и материально обеспеченные рыцари достаются прекрасным принцессам или, на худой конец, прекраснодушным золушкам. А как же быть меркантильным девицам без особых талантов и с не самой идеальной фигурой?! Так родилась «Слабая ведьма» — роман, призванный, ни много ни мало, восстановить мировое равновесие.

Естественно, написав 18 алок текста, я просто не могла оставить такой «титанический» труд «в столе» и немедленно после завершения последней главы отправила роман в издательство. О существовании бета-ридеров я тогда не подозревала, а показать роман друзьям и родным просто не решалась — уж очень не вязался мой имидж старшего следователя с легкомысленной фэнтези-историей (но о следствии — это отдельная песня).

Когда книга вышла, оказалось, что Облако «навевало мысли» не мне одной, о чем мне весьма жестко объяснили читательницы в комментариях, указав, что моя «Ведьма» — не более чем Вольхо-клон. Сразу скажу, девушки сделали доброе дело — без них я бы, наверное, так и не познакомилась с творчеством замечательной белорусской писательницы Ольги Громыко!

А тогда, ни о чем не подозревая и ни на что особо не надеясь, я послала свой «протест» в «Альфа-книгу» и спустя месяц, как и обещали на сайте издательства, получила кратко-вежливый ответ, что роман принят. Не помню, прыгала ли я от радости, но ощущение точно было приятным!

Почему именно «протест»? Это мой личный внутренний протест против литературной несправедливости: почему это главные героини в фэнтези всегда добрые и красивые?! (Это, наверное, зависть…) Встречаются, конечно, и прекрасные злюки, и добрые дурнушки, но уж одно из качеств есть непременно. А если нет — то персонажа ждёт либо быстренькая смерть во имя сюжета, либо роль второго плана — для оттенения той самой классической героини. А если ГлавГерша не очень добрая и не самая красивая, и даже не слишком юная, так что — ей уже и счастья не видать? Вот я попыталась восстановить справедливость в меру своих сил…

 

Ваше впечатление от обложки? Она отвечает характеру книги? Художники читают текст или просто подбирают подходящую для продаж картинку?



— Все обложки к моим романам вполне отвечают и характеру героев, и сюжету. Мне вообще грех жаловаться, хотя ни художники, ни издатель со мной не советовались, нарисованные персонажи оказались вполне узнаваемы, обложки — симпатичными, а отдельные детали позволяют сделать вывод, что художники хотя бы фрагментарно знакомились с текстом, прежде чем что-то нарисовать. Слышала много страшных историй о всевозможных монтажах на обложках из Бориса Валеджо и прочих знаменитых художников, но мне повезло — никого из героев известных картин или популярных актеров я на «своей» обложке не узнала. Более того, графические работы О.Бабкина к «Печати смерти», на мой взгляд, сами по себе интересны и достойны уважения.

К тому же, никакая обложка не может испортить хорошую книгу! То, что кажется безобразным Вам или мне, вполне может выглядеть прекрасным в глазах какого-нибудь Игоря Тютькина — о вкусах не спорят (ну, не может же пословица врать?). Поэтому, увидев на обложке своего романа об интеллигентном вампире какого-нибудь «гламурного подонка» в стразиках, не паникуйте, очень может быть, эта обложка принесет Вам успех!

 

Ваш любимый жанр?



— Фэнтези и мистика. Я «виртуальный эскапист» — да простят мне знатоки псевдотермин. В реальности от проблем стараюсь не бегать, но отдыхать где-то надо… Фэнтези — жанр, который дает наибольший простор для «миротворчества» — не в смысле поддержания мира, а в смысле создания новых миров.

 

Что, по-вашему, более востребовано издательствами?



— Мне кажется, сейчас издательства больше интересуют детективы и женская проза, причём реалистическая. Из фантастики: научная фантастика — её (на мой взгляд, не слишком успешно) пытаются возродить многие издательские дома, и альтернативная история, особенно отечественная. Истории о «попаданцах», по-моему, себя исчерпали… Впрочем, если подвернется талантливый автор, я бы и про «попаданцев» почитала с удовольствием, а значит и другие читатели тоже!

А вообще, хорошая книга — всегда востребована. Но вот дать определение хорошей книге… Примерно та же история, что со смыслом жизни — ускользающее понятие.

 

Договор с издательством. Что бы Вы посоветовали?



— С крупным, известным издательством — посоветовала бы "не заморачиваться" — подписывать то, что прислали. Честно! Мошенничать с вашим первым литературным опытом попросту нерентабельно! Ну, а если вдруг ваш гениальный бестселлер всё-таки украдут и несказанно обогатятся — существует суд и лингвистическая экспертиза, отсудите себе гонорар, взыщете убытки, моральный вред и ещё кучу всего. Если что, я — юрист, за половину «золотых гор» готова защитить ваши права в суде! (подмигиваю)

А если без шуток — то внимательно прочтите договор, и если с чем-то не согласны, напишите Издателю, скорее всего, вам пойдут навстречу. Договор — это ведь документ, в котором люди ДОГОВАРИВАЮТСЯ, вот и поговорите с другой стороной! Думаю, вы сумеете найти обоюдоприемлемое решение.

Ну, а если текст договора уж очень запутан, а речь идет о значительной сумме — не занимайтесь «самолечением», обратитесь к юристу — обычно это окупается.

 

Вашу рукопись приняли сразу или редактор попросил внести изменения? Приходилось сталкиваться с редакторской правкой?



— Редактор указала на ошибки, повторы местоимений и кое-где предложила убрать слишком длинные сноски, включив их в текст. Ничего кардинального менять меня не просили, ни урезать, ни дописывать. Общались очень корректно, вообще об ужасах «редакторской правки» знаю только понаслышке, а слухам привыкла не доверять…

 

Расскажите немного о себе: Ваш литературный опыт, профессия или хобби.



— О себе… Хм… Ну, тут мне требуется уточнение: что именно интересно? Профессия, специальность? По первой специальности и образованию — инженер-криогенщик — мечтала отправлять в космос ракеты (проектировать охлаждающие системы для ракетных двигателей), но тут грянули «лихие девяностые». Второе высшее — юрист, большую часть жизнь (да что там, до пенсии!) проработала в милиции: сначала — следователем, потом — в следственном отделении по борьбе с бандитизмом — никакой романтики, замечу… Ещё работала бухгалтером, и «челноком», и продавцом… — время такое было. «Не дай вам бог жить в интересное время» — кажется, китайская мудрость.

А хобби — «вотэтавот».

 

Хотелось бы уточнить насчет пенсии. Как такое возможно?



— В подразделении, где я работала, льготный стаж 1 — за 1,3 года. 20 лет выслуги благополучно минули к 38 годам. Можно оставаться и работать дальше. И искушение велико. Но можно попробовать что-то другое — не хуже или лучше, просто другое — жизнь «на гражданке» сильно отличается от любой службы, есть свои минусы и плюсы. И тут уже вопрос предпочтений: кто-то любит арбуз и не собирается изменять своим вкусам, а кого-то нестерпимо тянет попробовать свиной хрящик…

Я уже пятый год «на гражданке», работаю юристом.

 

У Вас такой необычный жизненный опыт. Не возникало желания писать детективы?



— Детективы… Вот как раз недавно впервые захотелось написать детектив, а до этого даже не читала — хотя в юности обожала Р. Стаута, Д.Френсиса, и Чандлера, и Кристи.

Штука в том, что преступление — это не смешно. Это при том, что все мы (милиция, врачи, гробовщики...) профессионально деформированные люди и любим шутить на «черные темы», преступление — это грязно, больно и скучно. Поэтому, чтобы написать по-настоящему хороший детектив, надо быть счастливой домохозяйкой (это без иронии), просто тогда будет действительно и с юмором, и увлекательно, и драматично, и т.п.

 

Как Вы учились писать? Вам помогал кто-нибудь в сети или в реале?



— У меня все случилось «неправильно»: я сначала написала первый роман (детские рассказы в счёт не берем), а потом стала учиться. Очень помог форум «ЭКСМО» и люди, которых я там встретила. Учусь до сих пор, есть ли прогресс — судить не мне.

 

Ваши любимые авторы и произведения?



— О, их много. Я практически всеядна! Люблю Р.Киплинга, Дж.Мартина, Р.Адамса, Урсулу Ле Гуин, Р.Шекли, Г.К.Честертона, О.Генри, Б.Гарта, Д.Френсиса, А.Толстого, В.Пелевина, К. Воннегута, да много кого! Последнее время больше и чаще читаю в Сети, в первом выпуске Вашего журнала обнаружила ссылки на произведения двух моих любимых авторов — Татьяну Богатыреву и Мааэринна, искренне считаю, что их произведения не уступают изданным.

 

Вам знакомо понятие — «писательская блокада»? Если да, то знаете секрет, как начать писать?



— Мне знакомо понятие «лень» и не только писательская. А так, много ли надо графоману, чтобы засесть за новый роман? Пожалуй, только очередная «гениальная идея». А! Ещё я очень завистливая! Стоит прочитать что-нибудь увлекательное, особенно в Сети, и тут же тянет написать «не хуже» — не факт, что удается, но стимул потрясающий! Так что зависть — источник моего вдохновения.

 

Как Вы считаете, книга должна служить для развлечения или учить чему-то высокому, жизненному, открывать неизведанное? Может ли автор своим творчеством изменить мир?



— Лично я предпочитаю «ол инклюзив», и не только в отпуске — хороший роман и учит, и развлекает, и о жизни заставляет задуматься. Художественное произведение, написанное исключительно, чтобы поучать, ничего, кроме ломоты зубовной, вызвать не может.

Может ли автор изменить мир? Ну, как минимум, свой внутренний — это ведь тоже немало!

 

Как Вы относитесь к критике? Она полезна или убивает творческий потенциал?



— Я люблю критику. Трепетно. (Честно!) Любая, даже самая неконструктивная критика

может пойти на пользу. Хотя бы как черный пиар.

 

Даёте отпор злобным кусателям? Совсем не задевает?



— Отпор? Нет. Обычно уходят сами — скучно критиковать такое миролюбивое существо, как я!

А по поводу задевает: если критик указал на реальные недостатки — глупо обижаться на правду, а если «наплёл с три короба» — то обижаться на брехню ещё глупее.

 

Что ценнее — напечатанная книга или электронная копия? Книги на бумаге сохранятся или исчезнут с прилавков?



— Мне нравятся бумажные книги. Запах типографский краски. Глянцевые суперобложки и кожаный переплет. Но — нужно смотреть правде в глаза — собираясь в отпуск (где традиционно больше времени для чтения) я возьму с собой планшетник (да здравствует WI-Fi, и даже флэшки брать не надо!)

 

В какой степени Вы сами присутствуете на страницах своих книг?



— Не возьмусь оценить в цифрах или процентах. Но присутствую… Лезу из всех щелей, а куда деваться? Книга — это как моноспектакль, автор — один во всех ролях.

 

Как вы относитесь к смерти? Сейчас авторы руками литературных героев лишают жизни «врагов» и всех, кто под прицел попадёт. Автор несёт ответственность за своих выдуманных персонажей?



— Если позволите, то сошлюсь на собственный текст. В романе «Слабая ведьма» в пантеоне богов Смерть носила имя «Добрая сестра», а её сестра Жизнь, соответственно… «Другая сестра». Это чтобы не гневить богиню. Сублимировать неприязнь через убийство персонажа — имхо, попахивает патологией… К тому же никто ещё не досаждал мне так сильно. Несет ли автор ответственность за героев? Не то чтобы ответственность, но меня часто мучает совесть за героев, которых я бросила на середине пути, а есть и такие.

 

Вы верите в любовь на всю жизнь, «пока смерть не разлучит…»?



— Верю, на примере своих родителей. Однако так везет далеко не каждому…

 

Опишите свой самый счастливый день.



— В голову приходят одни банальности: вечер пятницы в середине августа — все родные здоровы, погода — отличная, зарплата получена… а, да, в кармане приглашение на вручение Оскара за сценарий по моему роману!

На самом деле, счастье бывает такое разное — главное, чтобы САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ день — еще оставался впереди!

 

Как Вы относитесь к страху? Это разрушительная эмоция или в ней может быть некий созидательный элемент — вырвался и счастлив?



— Я не поклонница чистого хоррора, да и психологический триллер не всякий осилю. Это вопрос адреналина. Мне его и в жизни хватает. Но такой способ пощекотать нервы ничуть не хуже и куда безопаснее прыжков с парашютом.

 

Считается, что литература жанра хоррор пропагандирует насилие и оказывает негативное влияние на неокрепшую психику.



— Тут следует сразу уточнить: человек с неокрепшей психикой — это кто? Ребенок или просто душевнобольной? И что именно и как он станет переносить из книги в реальный мир? Если речь идет о «вывертах» с игроманами, которые идут «мочить» врагов в реальности — то такие истории на слуху, широко обсуждаются, но случаются крайне, исчезающе редко. Из моего личного 15-летнего опыта работы в органах — насилие в подавляющем большинстве случаев совершается на почве бытовых или личных отношений. Второе место — корысть. «Читателей» среди преступников (имеются в виду насильственные преступления, а не квалифицированные виды хищений) единицы. Никто из них никакого хоррора не читал, максимум — «Преступление и наказание» в школьном курсе литературы — так что, пожалуйста, можно делать вывод — Достоевский написал опаснейший для неокрепшей психики роман! Обычно в основе девиантного поведения лежит насилие физическое и/или моральное в семье, реже — в школе, на улице. Книга может выступить катализатором психического срыва, но с тем же успехом катализатором может стать плюшевый розовый слоник (ну вот бесит он меня, к примеру!). Поэтому заботиться о неокрепшей психике необходимо родителям путем личного, непосредственного участия в жизни чада. Создавать ему психологически комфортные условия проживания — общения и совместного времяпрепровождения. Вот тогда и привьются неокрепшей психике общечеловеческие ценности. И никакой придуманный монстр его с пути истинного не собьёт!

А если речь идёт о новом законе, защищающем детей от вредоносного контента в Интернете — то меня он, правду сказать, немного пугает (закон, а не контент).

Я — человек лояльный и убеждена, что принятые законы необходимо соблюдать! Поэтому законодателю нужно быть чрезвычайно взвешенным в своих действиях, не поддаваться всеобщему ажиотажу и не искать популистских решений.

У нас в УК чётко прописан запрет на изготовление и распространение литературы экстремистского толка, призывающей к религиозной, межнациональной и межрасовой конфронтации, на мой взгляд — это разумно и этого достаточно. Введение новых запретов и ограничений в Интернете, на мой взгляд, никого не защитит, но вызовет трудности в доступе к вполне легальной информации и, как результат — социальную напряженность, поэтому хочу надеяться на мудрость наших законодателей в этом вопросе.

Ещё раз повторюсь, на мой взгляд: не только «красота в глазах смотрящего», но и «уродство» и «страх».

 

Вы используете в книгах реальные события, описываете реальных людей?



следующая страница >>



Я не замечал, чтобы честность людей возрастала с их богатством. Томас Джефферсон
ещё >>