Взаимодействие россии и китая в сфере безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Страны-участницы Ассоциации государств Юго-Восточной Азии /асеан/... 1 89.93kb.
Закон приморского края о краевой целевой программе "развитие г. 1 336.84kb.
Диалог высокого уровня по вопросам политики в сфере повышения готовности... 1 56.9kb.
Российская академия народного хозяйства и государственной службы 1 201.01kb.
«Специфика интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе» 5 511.5kb.
Государственная структура Австралии 1 112.85kb.
Ситуация в азиатско-тихоокеанском регионе 1 176.52kb.
Ситуация в азиатско-тихоокеанском регионе 1 206.94kb.
Попова Людмила Валерьевна 1 25.99kb.
Государства подчеркнул важность идеи Транс-Тихоокеанского партнерства... 1 17.61kb.
Дипломатические отношения между СССР 1 и Китаем в 1924-1929 г 1 237.92kb.
Французской дипломатии следует принимать в расчет сложившуюся в мире... 1 48.8kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Взаимодействие россии и китая в сфере безопасности в азиатско-тихоокеанском регионе - страница №1/1

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ РОССИИ И КИТАЯ В СФЕРЕ БЕЗОПАСНОСТИ

В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ
В.В. Ярмоленко,

Национальный университет «Острожская академия»

(г. Острог, Украина)
В постбиполярный период все более весомое место в международных отношениях составляет Азиатско-Тихоокеанский регион, в котором проживает большая часть населения планеты. В начале ХХІ века АТР сконцентрировал в себе огромный экономический и военно-политический потенциал, что позволяет говорить о выходе стран указанного региона на международную арену в качестве влиятельных геополитических и геоэкономических игроков. В это же время, ряд глобальных и региональных держав, среди которых, главным образом, США, Китай и Япония, претендуют на влияние в АТР, что свидетельствует о формировании в Восточной и Юго-Восточной Азии нескольких влиятельных полюсов силы. Кроме того, нужно учитывать наличие целого ряда проблем и споров, связанных с территориальными проблемами в отношениях между государствами региона, а именно вокруг Парасельских островов и архипелага Спратли в Южно-Китайском море, островов Сенкаку (Дяюндао), скал Лианкур, Корейский вопрос, проблема Тайваня и др.

Развитие военно-стратегической ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе по многим параметрам сильно отличается от процессов, происходящих на евроатлантическом направлении. Это связано с практическим оформлением в АТР нескольких центров силы, отсутствием развитой сети переговорных механизмов, аналогичной европейской сети, мер доверия и т.п. Более того, в сознании политического класса большинства азиатских государств не без основания присутствует мнение о несоответствии европейского опыта специфике и реалиям современных международных отношений в АТР. Это, в свою очередь, связано с весьма различающимися представлениями отдельных стран региона об источниках угроз их национальной безопасности, наличием неразрешенных конфликтов и территориальных споров, а также с неравномерностью социально-экономического развития. Именно страны АТР относятся сейчас к числу государств, наиболее быстро наращивающих свои военные расходы [8].

На вышеупомянутом фоне отношения и взаимодействие между Россией и КНР играют важную стратегическую роль в указанном регионе.

Актуальность исследования состоит в необходимости проанализировать роль и значение взаимодействия России и Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, как влиятельных геополитических игроков, имеющих в наличии мощный военно-политический потенциал.

Соответственно, необходимо определить следующее задачи указанного исследования:


  • Систематизировать основное положение и интересы России и Китая в АТР;

  • Проанализировать основные направления и инициативы по взаимодействию двух стран в сфере безопасности в регионе;

  • Определить перспективы дальнейшего взаимодействия России и КНР в сфере безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Главные внешнеполитические интересы Китая в Восточной Азии после окончания «холодной войны» формировались вокруг потребностей, во-первых, заполнить стратегический вакуум, образовавшейся после ухода Советского Союза из региона, и закрепить здесь свое лидерство в экономической, политической и военной областях, во-вторых присоединить Тайвань, полностью исключив возможность объявления его независимости, и в-третьих, не допустить резкого нарушения баланса сил в регионе за счет усиления военного потенциала Японии и превращения ее в ядерную державу, в своего стратегического соперника [1, с. 112].

Для Китая сотрудничество с Россией становится фактором сохранения баланса в регионе и одним из противовесов внешнему фактору – американскому и японскому влиянию. Очевидно то, что дезинтеграция Советского Союза ликвидировала угрозу Китаю с севера, а любая внешняя напряженность повышает заинтересованность Китая в сотрудничестве с Россией, и одновременно ‒ значимость России для других государств, ведущих активную политику в Евразии [2, с. 269 ‒ 270].

В 1990-е годы относительно возросла важность отношений на региональном уровне. Это изменение обусловлено крушением биполярного мира, последующим сокращением роли внешних факторов и необходимостью для России найти новое место в Азиатско-Тихоокенском регионе [2, с. 271].

АТР важен для России и с точки зрения того, что к нему перемещается центр военно-политического соперничества между государствами. Именно в Азиатско-Тихоокеанском регионе находится пять государств с наиболее многочисленными армиями ‒ Россия, США, Китай, Индия, КНДР [8].

В начале ХХІ века Россия заметно начала укреплять свои позиции в АТР, ярким подтверждением чему является участие российской стороны в АТЭС, диалоге АСЕАН, и др. Так в 1998 году, не в последнюю очередь, за поддержки Китая, Россия вступила в организацию Азиатско-тихоокеанского сотрудничества (АТЭС). Тем самым Российская федерация обеспечила свое присутствие в качестве полноправного участника консультаций по вопросам развития Азиатско-Тихоокеанского региона [4].

В 2004 году Россия официально присоединилась к «Договору о дружбе и сотрудничестве в ЮВА» и в течение последующих лет участвовала в ряде саммитов АСЕАН и Восточноазиатских саммитов, существенно продвинувшись в своем возвращении в Юго-Восточную Азию. Возвращение России, обладающей множеством стратегических ресурсов, в ЮВА говорит в большей степени о намерениях реализовать конкретные интересы [3].  

Следует заметить, что обе стороны тесно сотрудничают по ряду вопросов связанных со стабильностью и безопасностью в АТР в рамках как двусторонних отношений, так и в формате АРФ, РИК, ШОС, АСЕМ и ВАС. В тоже время РФ и КНР в высокой степени заинтересованы в развитии шестисторонних переговоров по Корейскому вопросу.

Важным шагом на пути реализации взаимодействия России и Китая в области безопасности в АТР на современном этапе стало выдвижение инициативы двух сторон, в сентябре 2010 года во время визита в Пекин российского лидера Д. А. Медведева, по формированию в Азиатско-Тихоокеанском регионе архитектуры безопасности и продвижения ее в различных форматах. Министр иностранных дел России С. В. Лавров пояснил, что инициатива базируется «на внеблоковых началах и принципах равной и неделимой безопасности для всех». Она станет во главу угла в сотрудничестве России со странами АСЕАН, взаимодействии Москвы и Пекина в рамках Восточноазиатских саммитов и др. Россия готова «по максимуму задействовать восточный вектор, который всегда присутствовал в российской внешнеэкономической и внешнеполитической деятельности», подчеркнул министр [6].

Указанная инициатива нашла свое отражение в Совместном заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики по текущей ситуации в мире и основным международным вопросам от 16 июня 2011 года. В частности, в документе подчеркнуто мнение двух сторон о том, что сотрудничество в АТР должно строиться на открытости, инклюзивности, поиске точек соприкосновения, взаимопонимания и компромиссов, общих интересах. Стороны подтверждают намерение предпринимать скоординированные усилия, способствующие созданию в регионе открытой, транспарентной и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества, основанной на нормах и принципах международного права, признании неделимости безопасности и учете взаимных интересов всех государств [7].

Кроме того, в упомянутом заявлении важная роль последующей координации во взаимодействии сторон лежит на международных региональных объединениях, главным образом – ШОС, партнерский диалог АСЕАН, РИК и др. Россия и Китай подтверждают готовность сотрудничества с другими сторонами, представляющими страны региона, по вопросам безопасности.

5 июня 2012 в Пекине лидеры Китая и России договорились о том, что военные ведомства России и Китая будут поддерживать отношения друг с другом для обеспечения безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. «Важную роль отводим совместной инициативе по укреплению безопасности в АТР. В этом контексте, конечно, будем поддерживать отношения между нашими военными ведомствами», ‒ заявил Путин по итогам переговоров с председателем КНР Ху Цзиньтао. «Мы за формирование в регионе открытой и равноправной архитектуры безопасности и сотрудничества, основанной на принципах международного права», ‒ добавил президент России [5].

Владимир Путин также акцентировал внимание на последовательном выступлении за формирование справедливого миропорядка, объединении усилий всех государств по борьбе с современными угрозами, среди которых российский лидер выделил терроризм, экстремизм, распространение оружия массового поражения, масштабные экономические кризисы [5].

Определяя дальнейшие перспективы, нужно отметить одну из китайских точек зрения, в которой рассматривается роль России как государства-члена ШОС, и необходимость направлять и усиливать сотрудничество РФ и КНР в рамках ШОС и диалога с АСЕАН, искусно используя со стороны Китая стратегическое противостояние между крупными странами; блокировать однополярные подходы отдельных стран к управлению процессами и вмешательству в дела стран Юго-Восточной Азии Также высказывается необходимость сотрудничества с Россией в вопросах блокирования вмешательства внерегиональных игроков в вопросы Южно-Китайского моря, а также в усилиях по поддержанию стабильности и безопасности в ЮВА, и установления между Москвой и Пекином «негласного взаимопонимания» [3]. 

Руководитель института России Китайской академии современных международных отношений Фэн Юйдзюнь высказывает мнение о необходимости превращения шестисторонних переговоров по Корейскому вопросу в основу дальнейшего сотрудничества в области безопасности, где среди основных вопросов, кроме ядерной проблемы КНДР, также будет рассматриваться и размещение американских ПРО в Восточной Азии [9].

Подытоживая вышесказанное нужно отметить, что в современных условиях и положении дел, которые существуют на современном этапе в Азиатско-Тихоокеанском регионе в сфере стабильности и безопасности, важным фактором выступает необходимость взаимодействия в указанном регионе России и Китая, как двух влиятельных центров силы, имеющих весомый военно-политический и экономический потенциал. Обе стороны заинтересованы в формировании архитектуры безопасности в АТР, которая гарантировала бы совместное участие стран региона в процессе поддержания стабильности и баланса сил и могла бы обеспечить противодействие современным угрозам, таким как терроризм, экстремизм, распространение ОМП и др. Указанная архитектура должна нести внеблоковый характер Ключевую роль в указанном механизме должны играть международные региональные организации и объединения в Восточной и Юго-Восточной Азии. В этом контексте заметный потенциал имеют ШОС и РИК, в которых непосредственно лидирующую позицию составляют именно РФ и КНР.

В это же время, прослеживается определенная асимметрия в интересах и положении в указанном регионе России и Китая. Российская сторона в большей мере заинтересована в обеспечении своего экономического присутствия, которое выражено в первую очередь поставками энергоресурсов в страны Восточной и Юго-Восточной Азии, а также привлечение потенциала указанных государств в развитие Восточной Сибири и Дальнего Востока. Главными приоритетами Китая являются реализация идеи объединения страны (главным образом, присоединение Тайваня), поддержание ее целостности (борьба с сепаратизмом и экстремизмом) и становлении своего мощного военно-политического влияния в АТР на противовес США и ее союзникам Японии и Южной Корее.


ЛИТЕРАТУРА:

  1. Арешидзе Л. Г. Международные отношения в Восточной Азии [Текст]: Угрозы и надежды. М., 2007. 296 с.

  2. Воскресенский А.Д. Россия и Китай: Факторы взаимодействия [Текст] // Китай в мировой политике. М.: МГИМО(У) ; РОССПЭН, 2001. С. 267-289.

  3. Ли Пэн Е сю джунши ылуосы чун фань ятай (Необходимо обращать больше внимания на возвращение России в АТР) [Электронный ресурс] // Хуаньцю шибао. ‒ Режим доступа: http://www.nato.bz/ru/news/20120907/04866.html

  4. Парамонов В. Отношения между Россией и Китаем: история, современность и будущее [Электронный ресурс] / В. Парамонов, А. Строков, О. Столповский / Время Востока. – Режим доступа: http://www.easttime.ru/analitic/3/8/523.html

  5. Россия и Китай будут совместно обеспечивать безопасность в АТР [Электронный ресурс]. ‒ Режим доступа: http://www.yagrazhdanin.ru/post/207

  6. Россия и Китай продвигают инициативу формирования в АТР архитектуры безопасности [Электронный ресурс] // NATO.bz. – Режим доступа: http://www.nato.bz/ru/news/20120907/04866.html

  7. Совместное заявление Российской Федерации и Китайской Народной Республики по текущей ситуации в мире и основным международным вопросам [Электронный ресурс]: 16 июня 2011 года / Президент России. - Режим доступа: http://news.kremlin.ru/ref_notes/967

  8. Трифонова И.А. Геополитические приоритеты России в Азиатско-Тихоокеанском регионе [Электронный ресурс] // Мир и политика: научно-политический журнал. ‒ Режим доступа: http://mir-politika.ru/179-geopoliticheskie-prioritety-rossii-v-aziatsko-tihookeanskom-regione.html

  9. Фэн Юйцзюнь Стремиться к соразвитию [Электронный ресурс] // Стратегия России. №2. 2012. ‒ Режим доступа:

http://sr.fondedin.ru/new/fullnews_arch_to.php?subaction=showfull&id=1330502430&archive=1330502952&start_from=&ucat=14&




Автор пишет только половину книги: другую половину пишет читатель. Джозеф Конрад
ещё >>