Всеволод Сергеевич Соловьев - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Владимир Сергеевич Соловьев Понятие о Боге 1 357.43kb.
Карпов А. Ю. Всеволод Мстиславич 1 67.55kb.
Всеволод Сергеевич Бурцев Параллелизм вычислительных процессов и... 16 2514.84kb.
Всеволод юрьевич 1 28.54kb.
Теоретическая философия Владимир Сергеевич Соловьев 7 1041.08kb.
Малиновский Всеволод Константинович 1 21.48kb.
Всеволод Эдуардович Багрицкий (1922 1942 ) 1 80.78kb.
Евгений Вахтангов, Михаил Чехов, Всеволод Мейерхольд – сходства и... 1 312.1kb.
А. А. Соловьев И. В. Понкин Преподавание спортивного права за рубежом... 3 767.86kb.
Конкурс исследовательских работ школьников Сибирского федерального... 1 46.53kb.
Конкурс исследовательских работ школьников Сибирского федерального... 1 37.17kb.
Ян Лукасевич о науке[1] 1 331.05kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Всеволод Сергеевич Соловьев - страница №1/8

Всеволод Сергеевич Соловьев
ВОЛХВЫ

"Иисусу же родшуся в Вифлееме Иудейстем

во дни царя Ирода се волсви от востока

приидоша во Иерусалим.. и падше покло-

нишася Ему, и отверзше сокровища своя,

принесоша Ему дары: злато, ливан и

смурну."

(Еванг. от Матф. Гл. II, 1, II).


"И аще имам пророчество, и вем тайны

вся и весь разум, и аще имам всю веру,

яко и горы преставляти, любве же не

имам, ничтоже есмь".

(Первое поcл. к Коринф. Aп. Павла

Гл XIII, 2).

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

I
Императрица улыбнулась, и в ясных глазах ее мелькнул

насмешливый огонек.

- Конечно, - сказала она, - для человека, покинувшего

Петербург два десятка лет тому назад, здесь многое должно

казаться новым и совсем неузнаваемым, но вряд ли

происшедшие перемены могут поразить того, кто покинул этот

город семи или восьмилетним ребенком... Это слишком ранний

возраст для наблюдений, да и воспоминания вряд ли способны

сохраниться в достаточной мере полными.

- Я не был тогда ребенком, ваше величество. Мне сорок

лет, а тогда, стало быть, было двадцать.

Императрица сделала невольное движение назад, с большим

изумлением вглядываясь в своего собеседника.

Перед ней был крепкий и стройный человек среднего роста.

Ни одна морщинка еще не тронула его молодого и красивого,

несколько бледного лица, поражавшего своим твердым и

спокойным выражением. Сразу, не вглядываясь в этого

человека, его можно было принять за юношу, однако теперь,

пристально смотря на него, императрица заметила, что в его

интересном лице уже нет и следа неопределенности, мягкости

и женственности - спутников раннего возраста.

"Но сорок лет!.. Разве это возможно?.. Смеется он, что

ли, надо мною?" - невольно подумала она.

Наконец она сообразила и вспомнила все, что ей было

известно об этом человеке. Вспомнила, что, разрешив Ивану

Ивановичу Бецкому представить его ей сегодня, во время

праздника, она и думала увидеть человека зрелого возраста.

Но, взглянув на него в первую минуту, когда он спокойно и

почтительно склонился перед нею, она забыла о его летах.

Она сразу подметила в нем нечто особенное, в чем еще,

конечно, не могла дать себе отчета, но что ей понравилось.

Через минуту, после первых фраз, она уже перешла с ним в

тот благосклонный, несколько шутливый тон, какой часто

принимала с молодыми людьми и девушками, когда бывала в

хорошем расположении духа. А сегодня весь день она именно

была в таком расположении.

- Возможно ли это? - наконец проговорила она. Где нашли

вы секрет стирать следы безжалостного времени? Какие

волхвы передали вам это искусство, столь драгоценное и для

всех нас, смертных, недостижимое?

Говоря это, она все продолжала вглядываться в его

спокойное и бледное лицо, на котором мелькнула теперь

улыбка, почему-то показавшаяся ей загадочной.

- Да, я знаю, я очень моложав, - сказал он, - но не

знаю, ваше величество, большое ли это благополучие... иной

раз даже не совсем лестно казаться моложе своего возраста.

Что было в этих словах - упрек? Во всяком случае, лицо

императрицы внезапно стало серьезным. Ее шутливый

благосклонный тон исчез, и она уже как бы совсем новым

голосом спросила:

- И все эти двадцать лет вы провели за границей, князь?

- Нет, ваше величество, я два раза приезжал в Россию,

только не был в Петербурге.

- Двадцать лет - это много, много времени, и от двадцати

до сорока - лучшая пора жизни! Если вы так изумительно

сохранились, вы должны были провести эти годы безмятежно и

счастливо?!

Лицо его оставалось спокойным, и он ничего не ответил.

Императрица продолжала:

- Да, я знаю, помню, Иван Иванович говорил мне, что вы

ученый, что вы много работали, чуть ли не во всех

университетах Европы - и в Германии, и в Англии, и во

Франции... Я очень вам завидую, князь. Но что мне особенно

приятно, это то, что вы, проведя почти всю жизнь в чужих

краях, вдали от родины, не забыли русского языка и

выражаетесь на нем так, как бы никогда отсюда не выезжали.

Ваше величество, я в детстве говорил и думал по-русски,

я никогда не забывал, что я русский, и берег в себе это. А

что я правильно изъясняюсь - что же в том удивительного?

Когда-то наш язык был чуждым для вашего величества, а вы

его знаете не хуже моего, а, быть может, и гораздо лучше.

Екатерина едва заметно кивнула головою и наградила

своего собеседника прекрасной улыбкой.

- Я русская, - проговорила она.

В это время в их разговор ворвались раздавшиеся

неподалеку звуки музыки, шум и движение придворной толпы.

Императрица, всегда жадно и с интересом вглядывавшаяся в

новых людей и увлекавшаяся в первую минуту своими

наблюдениями и впечатлениями, вспомнила, где она, и

решила, что пора прекратить эту беседу. Но все же ей как

бы жаль было сразу отпустить нового знакомца. Она сделала

шага два вперед, остановилась и обратилась к нему:

- Теперь вы остаетесь здесь, неправда ли? Вы приехали не

для того, чтобы снова возвратиться в Европу?

- У меня еще нет никаких определенных планов, ваше

величество.

- Передайте вашему батюшке, что я сожалею о его недуге,

что я довольна была познакомиться с вами. Да, я всегда

любила вашего отца, я думала одно время, что он может быть

одним из моих деятельных помощников... По правде сказать,

я сердилась на него за то, что он всегда упрямо

отстранялся от серьезной роли, какую мог бы играть при его

дарованиях. Но я уже давно не сержусь... Быть может, он и

прав... Как бы ни было, старого я не забываю: в трудное

время он оказал мне немало услуг - и я ему благодарна...

До свидания, и прошу помнить, что сын князя Захарьева-

Овинова может всегда рассчитывать на мое расположение.

Она протянула ему руку с той величественной грацией,

которая, казалось, ей одной была присуща.

Ваше величество, из глубины сердца благодарю вас

и за отца, и за себя! - сказал князь, прикасаясь губами к

руке императрицы.

Нарядная толпа их разделила.


II
Разговор этот происходил в стенах бывшего Воскресенского

Новодевичьего, так называемого Смольного, монастыря,

уже несколько лет превращенного в "воспитательное общество

для благородных девиц".

Это воспитательное общество было устроено императрицей

по образцу известного Сен-Сирского института близ Парижа.

Много нежных забот положила Екатерина на этот созданный ею

с помощью Ивана Ивановича Бецкого рассадник женского обра

зования. Она заботилась о воспитывавшихся в нем девочках

как о собственных детях.

В начале семидесятых годов она переписывалась о своем

Смольном с Вольтером, передавала ему об успехах

воспитанниц, спрашивала его советов относительно того,

какие пьесы играть девочкам. Великий льстец отвечал ей

таким тоном, будто он и сам был глубоко заинтересован

Смольным, давал советы и пропитывал свои письма тончайшей

лестью.

Так проходили годы. Царица не забывала Смольного.



Вот и теперь в институтских стенах по случаю рождения

великого князя Константина Павловича было назначено

празднество.

Праздник этот был не институтский, а придворный - только

с участием воспитанниц. Приглашен был весь двор и "обоего

пола особы первых пяти классов".

Стояла чудная майская погода. Густой монастырский сад,

разбитый по плану знаменитого Растрелли, недавно оделся

яркой зеленью и запестрел цветами.

Теперь весь этот сад преобразился: в его аллеях была

устроена блестящая иллюминация, на каждом шагу возвышались

причудливые киоски и павильоны. В глубине главной аллеи

возвышался "древний храм", созданный во мгновение ока, но

тем не менее производивший величественное впечатление.

Однако в саду пока еще не было заметно особого движения.

Светлый майский вечер наступал медленно. Иллюминацию

только что начали зажигать, и огоньки едва заметно мигали

среди розового света, лившегося с неба.

Все приглашенные находились в большом институтском зале

и прилегавших к нему комнатах. Весь этот огромный зал был

снизу доверху обставлен оранжерейными тропическими

растениями и изукрашен венками и гирляндами из живых

цветов. То там, то здесь выделялись искусно сделанные из

таких же цветов вензеля императрицы и целые слова и фразы.

Эти фразы должны были выражать чувства благодарности и

любви воспитанниц к их августейшей благодетельнице, а

также те правила добродетели, какими они намерены

руководствоваться в жизни.

В глубине зала возвышалась так называемая Парнасская

гора, с ее вершины на многочисленных зрителей глядели

хорошенькие личики муз, изображаемых девятью

воспитанницами, одетыми в костюмы древнегреческого покроя

и имевшими каждая в руках свои классические атрибуты.

Нужно было отдать справедливость распорядителям

празднества и главному его руководителю, "воспитателю

детскому, человеку немецкому", как его называли тогдашние

зубоскалы, - Ивану Ивановичу Бецкому: все девять муз были

одна другой красивее и милее, а мягкие складки древне

греческих одеяний и нежные цвета тканей еще более выделяли

их юную красоту и свежесть, грацию и чистоту их

девственных форм. Да и вообще в этом рассаднике женского

образования в то время благодаря какой-то счастливой

случайности красота и привлекательность вполне

торжествовали над дурнотой. Это можно было заметить,

обратив внимание на два больших амфитеатра, устроенных по

обеим сторонам стеклянной двери, ведшей из зала в сад. На

этих амфитеатрах среди цветов и зелени разместились все

воспитанницы Смольного, не принимавшие участия в программе

празднества. Здесь были девочки начиная с семи- и

восьмилетнего возраста и кончая семнадцатью и

восемнадцатью годами.

Многочисленные любители красоты и юности, находившиеся

теперь в зале, могли вдоволь налюбоваться бесконечным

разнообразием детских и венских лиц, из которых почти

каждое останавливало на себе внимание если и не особенной

красотою, то, во всяком случае, миловидностью и

привлекательностью. Дурнушек решительно не было, или,

вернее, они встречались только как исключения. Да и

вдобавок эти редкие исключения были так искусно рассажены,

что наблюдатели их совсем не могли заметить.

Девушки и девочки, хотя и одетые в свои форменные

однообразные платьица, тем не менее, очевидно, употребили

немало искусства на свой наряд и прическу, и каждая из них

готова была выдержать самую строгую критику. А строгих

критиков-знатоков оказывалось много. Уже с самого начала

праздника оба амфитеатра стали ежеминутно все более и

более окружаться блестящими кавалерами в раззолоченных

кафтанах. Правда, почти все эти кавалеры не отличались

молодостью, но зато их грудь была украшена знаками высших

отличий, их осанка говорила об их государственном

значении. Их важные лица, перед строгим выражением которых

трепетало ежедневно великое множество подчиненных и

просителей, теперь освещались добродушной и нежной

улыбкой.


И всего больше нежности и ласки было разлито на

некрасивом, мясистом, до времени обрюзгшем лице

баловня счастья Бсзбородки, который будто так и прирос

к месту у амфитеатра. Его щурившиеся, блестящие и влажные,

как у блаженно дремлющего кота, глазки то и дело

загорались, перебегая от одного хорошенького

личика к другому. Наконец он не выдержал, покачнулся,

сделал несколько шагов на своих толстых ногах к

самому амфитеатру и начал нашептывать что-то,

очевидно, очень милое, избранной им белокурой головке.

Его примеру последовали и другие. Девицы улыбались,

кокетливо и мило вскидывали глазами, прелестно краснели и

отвечали на обращаемые к ним комплименты сановников - кто

односложно и робко, а кто и с милой детской смелостью.

Среди наполнявшей зал громадной толпы гостей то здесь,

то там мелькали четыре весталки. Да, "весталки" - так были

названы четыре девушки, только что кончившие выпускные

экзамены, но еще не покинувшие институтских стен. Они были

одеты все в белом, в белые туники из тонкой шерстяной

ткани, с белыми розами, вплетенными в их длинные и густые

распущенные волосы. Они носили название весталок, и им еще

предстояло принять участие в дальнейших нумерах программы

празднества. Первоначальная же их роль заключалась в том,

что они у входа в зал встречали и приветствовали гостей.

Все эти четыре весталки по красоте и изяществу были

лучшими перлами Смольного института, и старик Бецкий

невольно потирал себе руки от удовольствия, наблюдая за

ними, видя, какое впечатление они на всех производят, с

какой грацией, скромным достоинством и любезностью они

исполняют роль хозяек этого душистого, наполненного

зеленью, цветами и красотою зала.

Императрица уже успела сказать ему, что она очень

довольна его выбором и что никогда еще с самого основания

института из его стен не вступали в свет такие красавицы,

как эти четыре весталки.

Он видел, как видели это и все здесь собравшиеся,

что вообще императрица довольна всем и находится в самом

лучшем настроении духа. Теперь он, остановясь несколько в

сторонке, не без изумления наблюдал, как долго и оживленно

императрица говорила с представленным им ей сыном его

старого друга, князя Захарьсва-Овинова. Разговора он не

мог слышать, но видел внимательное, оживленное лицо

государыни. А он давным-давно в мельчайших тонкостях

изучил это лицо. Он видел благосклонную, искреннюю улыбку,

которой Екатерина на прощанье одарила своего собеседника.

Эта улыбка была многозначительна - так Екатерина улыбалась

только тогда, когда отпускала людей с тем, чтобы с ними

снова встретиться.

Когда государыня прошла дальше, по направлению к

Парнасской горе, и когда за нею, осторожно протискиваясь

вперед и всеми силами стараясь опередить друг друга,

устремились придворные, Бецкий величественной походкой и,

вызвав на своем тонком, породистом лице добрую улыбку,

которая, как многим казалось, имела большое сходство с

улыбкой императрицы, подошел к князю и почти незаметным

движением, но крепко стиснул ему руку.

- Любезный друг, поздравляю от сердца, - проговорил он.

Но князь взглянул на него так рассеянно и неопределенно,

как будто его не узнал, как будто не слышал слов его.

Бецкий хотел было изумиться и сказать что-то, но в это

же мгновение к нему спешно подошел молодой придворный

кавалер и торопливо передал ему, что государыня его

спрашивает. Он оставил князя и несколько ускоренным, но

неизменно величественным шагом направился к Парнасской

горе.

Между тем внимание императрицы, оказанное ею человеку,



почти никому здесь неизвестному, всех заинтересовало.

Многие взгляды были устремлены теперь на князя. О нем

спрашивали друг у друга. Из числа особенно

заинтересовавшихся им был князь Щенятев, молодой человек,

известный всему Петербургу, бросавшийся всем в глаза своим

чрезмерным франтовством и комичной наружностью.

Разряженный в пух и прах, весь сверкающий бриллиантами,

князь Щенятев теперь метался от одного к другому. Его

брови поднялись и представляли из себя два вопросительных

знака, глаза горели ненасытным любопытством,

маленький, подобный пуговке, носик покраснел.

Захлебываясь и шепелявя, князь обращался к каждому:

- Бога ради, кто это? Кто? С кем это государыня так

долго говорила?

Но никто ему не мог удовлетворительно ответить, а ему

никак невозможно было успокоиться. Он не был в состоянии,

по существу своего характера, чем-нибудь теперь

развлечься, о чем-нибудь подумать, пока не решит вопроса:

кто это? - пока в свою очередь не получит возможности

удовлетворить любопытства других.

Но вот он заметил невдалеке от себя человека, почти так

же, как и сам он, блестяще одетого, но уже не молодого, с

добродушным и приятным лицом. Это был не менее его самого

известный всему Петербургу того времени богач, граф

Александр Сергеевич Сомонов, тот самый Сомонов, про

которого Екатерина, знакомя его с одним из иностранных

посланников, сказала: "Вот человек, делающий все

возможное, чтобы разориться, но разориться никак не

могущий".

Князь Щенятев сообразил, что граф, наверное,

удовлетворит его любопытство, подлетел к нему и,

почтительно кланяясь, начал свою фразу:

- Граф, позвольте спросить вас, вы, наверно, знаете, кто

этот молодой человек, с которым государыня так долго

говорила?

Граф взглянул, добродушно улыбнулся и медленно

выговорил:

- Какой молодой человек?

- А вон тот, вон, видите, в темно-фиолетовом кафтане!

Разве ваше сиятельство не изволили заметить, его Иван

Иванович представил государыне... Вон тот, в фиолетовом

кафтане...

- Это вовсе не молодой человек, - так же протяжно и

невозмутимо сказал граф Сомонов.

Брови князя Щенятева поднялись еще выше глаза готовы

были выскочить, вся его длинная фигура на тонких, как

жерди, ногах изобразила недоумение.

- Как? - мог только произнести он, не пони мая, что

такое говорит ему граф.

- А так, что это вовсе не молодой человек,

потому что он лет на пятнадцать вас старше.

- Не может быть!

Если я говорю, значит - знаю. Действительно, он

моложав необыкновенно...

- Да кто он? Кто? Ведь вы его знаете, граф?

- Конечно, знаю.

Щенятев весь так и впился в графа, прямо в его рот,

будто желая схватить слова, пока они еще не вылетят.

- Конечно, знаю, - повторил Сомонов. - Неделю тому назад

это был господин Заховинов, а сегодня - это князь Захарьев-

Овинов.

Щенятев хлопнул себя по лбу.



- И как я не догадался!

- Почему же вы должны были догадаться? Но Щенятев был

уже далеко и передавал направо и налево разные подробности

о господине Заховинове, превратившемся в князя Захарьева-

Овинова. Подробности эти были им тут же изобретаемы; но

этот процесс творчества происходил бессознательно, ибо

князь Щенятев был всегда уверен в том, что он только что

выдумал, и искренно считал эту выдумку правдой.


III
Тот, кто обратил на себя внимание этого, по большей

части только имеющего веселый вид, но в сущности

скучающего общества, жадного до всякой новинки, неспешно

отошел в сторону. Он остановился почти у самой стены зала,

скрытой широколиственными тропическими растениями, венками

и гирляндами цветов.

Толпа двигалась перед ним взад и вперед. Одно за другим

мелькали разнообразные, незнакомые ему лица, и его светлые

глаза следили за ними, встречая и провожая их спокойным,

даже как-то чересчур спокойным взглядом. На бледном и

неподвижном, будто застывшем лице его нельзя было прочесть

ни скуки, ни веселья, ни горя, ни радости, ни доброты, ни

злобы. Это лицо в рамке окружавшей его зелени и цветов

казалось почти неживым, почти мраморным изваянием. Даже

самый блеск его глаз временами становился каким-то не

естественным, нечеловеческим, жутким. Внимательно глядя

теперь на это лицо, нельзя уже было найти в нем молодости:

несмотря на отсутствие морщин, несмотря на всю чистоту его

очертаний, это было лицо не молодое и не старое -

странное, поразительное лицо, будто вышедшее из неведомого

мира, где нет ни времени, ни пространства, где действуют

иные, неземные и нечеловеческие законы.

Если бы императрица теперь взглянула на него, она

изумилась бы, может быть, даже еще больше, но изумилась бы

иначе. Она своим проницательным и тонким взглядом сумела

бы подметить в нем всю его необычайность, ускользавшую от

рассеянного взора толпы, и ей, твердой и смелой, полной

сознания свой силы, разума и знаний, наверное, стало бы

неловко, и она смутилась бы, остановясь в недоумении перед

новым, неясным и непонятным вопросом.

Но ведь это был не призрак, не дух, не выходец из

могилы. Это был живой человек, явившийся хоть и издалека,

вышедший хоть из тьмы и неизвестности, в которых он до сих

пор скрывался, но теперь уже получивший известность.

Прошлое его не было прошлым неведомого авантюриста и иска

теля приключений. В этом прошлом была тень, но тень эта

теперь рассеялась... Еще немного времени и человек этот

уже не станет возбуждать никаких вопросов...

Да, это был живой человек, как и все, и в нем теперь

мелькали живые человеческие мысли. Живые...

человеческие... но все же, наверно, ни у кого из

находившихся в этом прекрасном зале не было таких мыслей!

"Зачем я здесь? - думал он. - Зачем надо это? Что

неожиданное, что неизбежное ждет меня в этих стенах, среди

этой толпы, не нужной мне и которой я не нужен, так как

между нами нет ничего общего. Я здесь, так как неизбежно

должно совершиться нечто знаменательное в моем сущест

вовании... Я знаю это, но что же меня ждет? Как обойти мне

грозящую опасность? Опять борьба во тьме, с невидимыми

врагами!.. Но ведь немало было этой борьбы - и тьма

рассеялась, и я выходил победителем. До сих пор я

погружался в роковую тьму, весь закованный в мое заветное,

с таким трудом добытое мною оружие - и я знал свою силу, я

верил в нее. Тьма не страшила меня, неведомые враги

казались мне ничтожными. Я боролся с радостью, почти с

восторгом - и потом мне всегда хотелось труднейшего,

бесконечно труднейшего!.. Мне становилось почти обидно,

что борьба так ничтожна, что победа так легко дается..."

"Я креп с каждой битвой, и я знаю теперь, как много

прибавилось во мне сил... Откуда же это непостижимое,

странное смущение, почти робость?"

"А, так вот он где новый враг мой! Смущение, моя робость

и есть враг; я его вижу, наконец, чувствую, осязаю - и я

должен побороть его!"

Во всем существе его произошло нечто неуловимое, чего

нельзя передать словами. Это было могучее усилие воли,

напряжение всех духовных сил. И через несколько мгновений

он уже был победителем. Глаза его вспыхнули новым огнем,

мертвенное лицо оживилось. Ни смущения, ни робости. Он

глубоко вздохнул всей грудью. Будто давящая тяжесть спала

с его плеч, будто он вышел на чистый воздух из душной

темницы, порвав мучительные оковы.

Теперь, глядя на него, нельзя было испугаться его

загадочного вида, нельзя было принять его за каменное

изваяние. Жизнь нахлынула на него, и в этой жизни было для

него много счастья, так как счастье для него заключалось в

сознании свой силы.

"Только это? Опять только это! - мелькало в его мыслях,


следующая страница >>



Когда я пишу картины, я чувствую себя сумасшедшим. Единственное различие между мною и сумасшедшим в том, что я не сумасшедший. Сальвадор Дали
ещё >>