Врата атлантиды - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Реферат по всеобщей истории: Атлантида Студент 1 курса кафедры философии... 1 118.6kb.
Царь земной! войди к Царю Небесному 1 119.19kb.
Парзые врата снэвидэния 1 69.57kb.
Psi-Ops: Врата разума Компания «Новый Диск» 1 19.3kb.
Бореев Георгий Инопланетные цивилизации Атлантиды 11 2049.68kb.
Георгий Бореев Инопланетные цивилизации Атлантиды 11 2046.59kb.
Луна: корень землян, врата в Мир Олег Ермаков Все те, кто поистине... 1 367.53kb.
Города Вавилон Бабили "Врата бога"; евр. Бавéль "Вавилон" и невалá... 1 24.51kb.
Веды это жизнь. Уклонение от Вед это смерть. Другого не дано 5 540.96kb.
Зимняя тема Наконец пришла зима 1 39.83kb.
Литература. Бакланов Г. Я. «Навеки девятнадцатилетние». Беляев А. 1 19.37kb.
Рассказе Томаса Гарди «Три незнакомца» 1 69.25kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Врата атлантиды - страница №1/29



Эндрю Коллинз – Врата Атлантиды. Сенсационные открытия британских ученых


www.e-puzzle.ru
ТАИНЫ

ДРЕВНИХ



ЦИВИЛИЗАЦИЙ

Эндрю Коллинз

ВРАТА АТЛАНТИДЫ



Сенсационные

открытия

британских

ученых

ЭКСМО-ПРЕСС

2002

УДК 820 ББК 63.3(0) К 60

Andrew COLLINS

GATE WAY TO ATLANTIS

Перевод с английского С. Головой и А. Голова

Разработка оформления художника Е. Савченко

Коллинз Э.

К 60 Тайны древних цивилизаций. Врата Атлантиды. — М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. — 544 с.

ISBN 5-04-010052-3
Предание об Атлантиде старо как мир. История ее исследований восходит к временам Платона, который еще в четвертом веке до нашей эры описал ее в двух философских трактатах «Тимей» и «Критий» и по мнению которого она является колыбелью цивилизации. В дальнейшем количество мифов и гипотез об Атлантиде, ее месторасположении и гибели нарастало с потрясающей скоростью. Но технические сложности подводной археологии и явно недостаточная документальная база мешали построению стройной и академически выверенной научной теории, что создало широкое поле деятельности для различных фальсификаторов этой интригующей проблемы.

Однако британскому ученому и писателю Эндрю Коллинзу повезло, и его дерзкий исследовательский энтузиазм принес свои плоды: он сумел найти вход в сокровищницу атлантологических диковинок и теперь щедро делится своими открытиями с заинтересованными читателями.
УДК 820 ББК 63.3(0)

© Andrew Collins, 2000 © Перевод. С. Голова, А. Голов © Издание на русском языке.

ЗАО «Иплюспо «ЭКСМО», 2002 © Оформление. ЗАО «Издательство ISBN 5-04-010052-3 «ЭКСМО-Пресс», 2002


ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие Дэвида Рола 5

ПОИСК НАЧИНАЕТСЯ 34

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ОТКРЫТИЕ

Глава первая

СЛОВА СТАРОГО ЖРЕЦА 41

Глава вторая

НАСЛЕДИЕ ЕГИПТА 58

Глава третья

«АТЛАНТИК* 80

Глава четвертая

АТЛАНТИДА С ПТИЧЬЕГО ПОЛЕТА 98

Глава пятая

БЛАЖЕННЫЕ ОСТРОВА 116

Глава шестая

СОРОКАДНЕВНОЕ ПЛАВАНИЕ 132

Глава седьмая

КЛЮЧИ К КАТАСТРОФЕ 149

ЧАСТЬ ВТОРАЯ КОНТАКТ

Глава восьмая

ВИНОЙ ВСЕМУ НАРКОТИКИ 171

Глава девятая

ОЛЬМЕКИ И СЛОНЫ 188

Глава десятая

ТОРГОВЦЫ ПУРПУРОМ 205

Глава одиннадцатая

КОРАБЛЕКРУШЕНИЯ И МОРЕХОДЫ 218

Глава двенадцатая

ПЛАВАНИЯ ЧЕРЕЗ АТЛАНТИКУ. 230

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЗАВОЕВАНИЕ

Глава тринадцатая

ВОЗВРАЩЕНИЕ В РАЙ 249

Глава четырнадцатая

ВОЗВЫШЕННЫЙ 274

Глава пятнадцатая

ПРЕКРАСНЫЕ БОГИ ИЗ ДАЛЬНИХ КРАЕВ 300

Глава шестнадцатая

НАРОД ЗМЕЯ 316

Глава семнадцатая

ДРЕВНЯЯ-ПРЕДРЕВНЯЯ КРАСНАЯ ЗЕМЛЯ 339

Глава восемнадцатая

ИСПАНЬОЛА ИЛИ КУБА 358

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ КАТАСТРОФА

Глава девятнадцатая

СТАРАЯ ЛУНА РАЗБИЛАСЬ 377

Глава двадцатая

ОГНЕННЫЙ ЗМЕЙ 388

Глава двадцать первая

КОСМИЧЕСКИЙ ПИНГ-ПОНГ 404

Глава двадцать вторая

КОНЕЦ ЛЕДНИКОВОГО ПЕРИОДА 430

ЧАСТЬ ПЯТАЯ ЯВЛЕНИЕ АТЛАНТИДЫ

Г лава двадцать третья

ТАЙНЫ, УШЕДШИЕ НА ДНО 455

Г лава двадцать четвертая

ЗА ГРАНЬЮ СИНИХ ВОД 479

Г лава двадцать пятая . ОДИССЕЯ ВОТАНА 498

Глава двадцать шестая

ЗМЕИНЫЕ КОЛЬЦА ПЛЕЯД 519

Приложение I. ПУРПУР 533

Приложение II. ХЛОПОК 538


ПРЕДИСЛОВИЕ

Атлантида — это, пожалуй, вторая после господа бога тема на нашей планете, вызывающая столько жарких споров, гипотез, насмешек и разногласий. Только за последние годы были опубликованы тысячи книг и статей, так или иначе затрагивающих эту проблему, являющуюся, возможно, величайшей загадкой в истории человечества. Большинство из них было написано не учеными, а, так сказать, «свободными мыслителями», многие из которых высказывают собственные гипотезы, а некоторые пытаются подойти к этой теме беспристрастно, руководствуясь только бесспорными фактами. Представители академической науки со своей стороны упорно отказываются пачкать руки, разбирая легендарные предания о погибших цивилизациях и временах золотого века, предпочитая иметь дело только с «реальной историей», базирующейся исключительно на археологических свидетельствах.

Признаться, не так трудно понять, почему мы руководствуемся полярно противоположными точками зрения. Всевозможные экстраординарные предания — которые мы обычно именуем легендами или эпическими сказаниями, — всегда стимулировали наше коллективное воображение, не обремененное, в отличие от нас самих, грузом фактов и доказательств. Это желание просто взять и поверить в легендарное прошлое — этакие первозданные времена — в последние годы получало обильную пищу в виде трудов писателей-популяризаторов нового поколения, посвятивших страницы своих книг разработке концепции погибшей архаичной культуры со всей ее античной мудростью. Книги таких авторов стимулируют общественный интерес и дают импульс мысли и, хотя и допускают иногда просто обескураживающие ошибки и нелепые фантазии, тем не менее,всегда обращаются непосредственно к воображению и духовной свободе читателей. Для академической же науки воображение, напротив, никогда не играло решающей роли.

Итак, как же нам все-таки быть со словом «Атлантида», так властно затрагивающим наши чувства и эмоции? Почему столь многие из нас склонны верить в существование некой допотопной цивилизации, канувшей во тьму времен? И почему историки и представители академической науки используют любую возможность, чтобы развенчать подобные взгляды, словно беспочвенный бред лунатика?

Как и в случае со многими выдающимися открытиями, сопротивление академической науки напору радикального ревизионизма часто основано не столько на фактах и доказательствах, сколько, по иронии судьбы, на эмоциях. Кстати сказать, ученые в гораздо большей степени, чем обычная публика, подвержены подобным чувствам. Это объясняется тем, что ученые, как правило, имеют собственные интересы и репутации, для которых взгляды ревизионистов представляют серьезную угрозу. Проще говоря, они ощущают постоянную угрозу со стороны революционных идей и аргументов. Имидж спокойного, невозмутимого и открытого новым веяниям и идеям ученого — это, по сути, явление куда более мифическое, чем Платонова Атлантида, опустившаяся на дно моря.

Итак, с одной стороны, перед нами — «энтузиаст-любитель», преисполненный энергии и не отягощенный бременем фактов, а с другой — «упрямый академик», обуреваемый параноидным страхом за свой авторитет и не желающий, чтобы его излюбленная тема оказалась в поле новых интеллектуальных идей и веяний. Две стороны — новаторы-энтузиасты и консерваторы-академики — жестко противостоят друг другу, и никто из них не желает идти на компромисс и поступаться своей позицией.

Как часто бывает в подобных ситуациях, решение следует искать где-то посередине между двумя догматическими крайностями. Да, конечно, факты и доказательства очень важны, и их ни в коем случае не следует игнорировать в процессе построения собственной теории, но воображение и интуиция в равной степени являются незаменимыми инструментами из арсенала компетентного исследователя. А в конце концов все решает взвешенный подход и обстоятельная сдержанность суждений.

Но может ли загадка Атлантиды, хотя бы до известной степени, быть решена исходя из взвешенного подхода? Эндрю Коллинз, автор книги, лежащей перед вами, на мой взгляд, сумел найти срединный путь и избежать крайностей. Он проанализировал огромный массив материалов, способных пролить свет на эту тайну. Большая часть материалов состоит из свидетельств компилятивного характера, утверждающих, что остров Атлантида действительно существовал и даже (частично, разумеется) существует. Чтобы завершить свою книгу, Эндрю пришлось прибегнуть к полету фантазии — но это ничему не мешает, так как его тезис не вступает в противоречие с фактическими свидетельствами. В конце концов, это уже прерогатива искусного пера историка.

Моя же задача — ввести читателя в курс дела перед отправлением в путешествие, которое вам предстоит совершить. При этом я не вправе выдавать всех тех секретов и захватывающих открытий, с которыми вы встретитесь в ходе путешествия в далекое прошлое на страницах книги «Врата Атлантиды». Я лишь познакомлю вас с некоторыми удивительными эпизодами, предоставив рассказывать их подробности Эндрю, вашему гиду и спутнику в дальних странствиях. Однако я должен хоть немного подготовить вас к тому, что вас ожидает.

Начать лучше всего, пожалуй, с нескольких основополагающих вопросов, посвященных загадке Атлантиды.

  • Существовала ли Атлантида в действительности (в любом

виде, в любой форме)?

Это — первый и главный вопрос атлантологии, который можно решить только в том случае, если мы действительно решимся оторваться от своих теплых и уютных кресел и отправимся в неизведанное, избавившись от всевозможных «научных» предрассудков. Решив для себя этот вопрос, мы столкнемся лицом к лицу с целым рядом вопросов, также ожидающих ответа:

  • Где именно могла находиться Атлантида?

  • К какому типу относилась культура атлантов?

  • Когда эта культура достигла расцвета?

  • Можем ли мы утверждать, что Атлантида была уничтожена той или иной природной катастрофой?

Эти ключевые проблемы, в свою очередь, влекут за собой необходимость ответа на увлекательные вопросы, ставшие особенно актуальными в последние годы и затрагивающие важнейшие аспекты существования затонувшего царства.

  • Могут ли эти сведения каким-то образом быть связаны с упоминанием Платоном Атлантиды — «острова, лежащего среди множества других островов», с которых мореплаватели античных времен могли достичь «противоположного континента»?

  • Более того, почему испанские и португальские картографы и мореходы XV в. не раз и не два отправлялись в морские экспедиции в поисках легендарного острова, названного ими Антилия, с которым они связывали огромный континент, не нанесенный пока на карты?

  • И, наконец, может ли все это служить объяснением, почему вновь открытые Вест-Индские острова были почти сразу же отождествлены с погибшим островом Антилия, название которого сохранилось до наших дней в виде Малых и Больших Антильских островов?

Это — лишь некоторые из интригующих вопросов, которые подробно рассматриваются в этой книге — настоящей сокровищнице атлантологических диковин. Ваше путешествие обещает быть нелегким, но его итог с лихвой вознаградит вас за все труды.

* 1 *

В последний год на пороге нового тысячелетия мы столкнулись с целой лавиной материалов, посвященных феномену Атлантиды. По мере того как наш мир приближается к неизбежному концу, предсказанному пророками', поиск Зала Славы Атлантиды достигает своего пика — и все ради попытки проверить точность предречений «спящего пророка» Эдгара Кэйси о том, что эта сокровищница утраченной мудрости будет вновь явлена миру в конце XX века. Добавим к этому семьдесят второй катрен Нострадамуса из «Десятой центурии», поставившего себе целью описать появление «Царя Ужаса» (намеренная неточность перевода)2, что может быть прочитано как наступление в 1999 г. конца света, — и получим рецепт умопомрачительного психопатического варева из ужасной и прекрасной гибели Атлантиды и теорий о конце света и Втором пришествии. Авторы секты «Нью Эйдж» вошли в моду, а издатели во всем мире наперебой подписывают контракты на издание любых книг, так или иначе связанных с катастрофами, мудростью античного мира, древними пророчествами и погибшими цивилизациями.

По ироническому стечению обстоятельств я сам должен был закончить это предисловие к 31 декабря 1999 г. Право, это весьма непростая и, можно сказать, сбивающая с толку задача — писать в прошлом времени о настоящем, будучи поглощенным мыслями о будущем. Поступая так, я полагал, что не искушаю судьбу. Однако тот факт, что вы будете читать «Врата Атлантиды» в 2000 г., ободрял меня и вселял надежды, что будущее — наступит. Таким образом, я нарочно затягивал написание своего введения, чтобы поглядеть, каким будет мир после того, как в нем Не явится Царь Ужаса, Не наступит конец света, оставаясь все той же легендой, а Зал Славы будет по-прежнему ожидать своего открытия где-нибудь под правой лапой пресловутого Сфинкса. Что ж, быть может, хоть теперь мы на ближайшую тысячу лет избавимся от всех этих волнений и ужасов, не дававших нам жить спокойно, и сосредоточим внимание на легенде об Атлантиде, попытавшись прочесть ее в новом свете, с учетом всех свидетельств о ней, которыми мы располагаем.

Это переносит проблему в область методологии, столь близкой моему сердцу. Как историк (моя академическая специальность — египтология; кроме того, я еще и археолог, изучающий ближневосточные древности), я абсолютно убежден в необходимости привлечения свидетельств для исторической их интерпретации. А теперь позвольте изложить в двух параграфах, что конкретно я имею в виду.

Прошлое — это то, что действительно произошло, а мы по определению никогда не можем с полной уверенностью сказать, что именно произошло. Мы сражаемся и имеем дело с нашими несовпадающими историческими оценками событий, ну хотя бы двух великих войн XX века. Не составит особого труда доказать, что хроники и исторические сочинения обусловлены особенностями политических точек зрения (пропаганда) и культурными предубеждениями (этническая составляющая). Кроме того, сочинения историков последнего времени могут содержать диаметрально противоположные истолкования материала источников (факты и свидетельства).

Возьмем крайний пример: вообразите, насколько искаженной предстанет наша история, если некий археолог откуда-нибудь с альфы Центавра раскопает тщательно скрытый Зал Славы Третьего рейха на планете Земля, пережившей катаклизм в XXV веке, но ему не удастся найти аналогичный исторический архив союзников Западного альянса. Какой в его изложении предстанет история человеческой цивилизации двадцатого века? Какое применение найдется материалам «Аненэрбе» (нем. «Наследие предков») — научно-исследовательского центра нацистов, пропагандировавшего идеи некой сверхрасы атлантов, от которой и произошел народ Германии? Наиболее авторитетным археологам и историкам 1930-х гг. небезызвестный Генрих Гиммлер предлагал переписать историю заново в попытке доказать, что арийцы происходили от высшей расы атлантов, и сделать заключение, что все другие этнические группы должны быть изолированы или уничтожены ради сохранения чистоты германской расы. Если бы эти бредовые идеи были единственными материалами по истории XX в., которыми мог пользоваться наш предполагаемый археолог-инопланетянин, ему еще можно было бы простить, что он слишком доверчиво принял этот бред за историческую реальность, просто потому, что он явился бы единственным авторитетом в этой области. Без второго, независимого источника любая историческая истина может легко обернуться исторической ложью.

Эту, возможно, отчасти натянутую аналогию я привел только для того, чтобы показать, с какими проблемами сталкиваются современные историки, изучающие сохранившиеся исторические свидетельства далекого прошлого. Можно ли доверять таким свидетельствам? Если они письменные, то кто автор? Исходя из каких политических или культурных интересов они написаны? Могут ли факты, изложенные в них, быть подтверждены из независимых и не связанных друг с другом источников? Не может ли случиться так, что в них недостает некоего критически важного элемента, отсутствие которого искажает историческую картину, восстановленную нами? Все эти вопросы имеют решающее значение для исторических исследований, и возможность ответа на них непосредственно влияет на достоверность исторического полотна, которое мы пытаемся восстановить. В свете вышеизложенного последний вопрос «Располагаем ли мы достаточным количеством фактов и свидетельств, чтобы делать исторические выводы?» — обуславливает содержание второго параграфа.

рушен в его время. Действительно, древний город Иерихон, одно из ключевых географических упоминаний библейской истории, в конце бронзового века еще не существовал. Однако весьма почтенные ученые, такие, как профессор Кеннет Китчен из Ливерпульского университета, упрямо утверждают, что нынешнее отсутствие доказательств такого вторжения может быть восполнено будущими археологическими находками. Естественный вопрос, возникающий при такой постановке дела, звучит так: как долго нам предстоит ожидать окончательных исторических выводов? Археологические раскопки в Святой земле ведутся непрерывно на протяжении вот уже двух столетий, но никаких свидетельств вторжения израильтян в конце бронзового века до сих пор не обнаружено. Неужели нам придется ждать еще век, чтобы принять окончательное решение? Или не подождать ли уж тысячу лет, чтобы быть абсолютно уверенными в этом вопросе?

Конечно, некоторых археологов «Нью Эйдж» можно упрекнуть в использовании точно такого же методологического постулата. В последние десятилетия строительство пирамид в Гизе приписывали то атлантам (Джон Энтони Уэст), то инопланетянам (Эрих фон Деникен, Захария Зитчин, Ричард Хог- ланд, Алан Элфорд). Некоторым писателям никак не хотелось поверить в то, что простые египтяне, жившие в эпоху Древнего царства, могли справиться с такой задачей без участия более высокоразвитой науки и техники. Право, простота такой логики не может не привлекать. Да, конечно, пирамиды представляют собой поразительные достижения, выходящие за рамки наших сегодняшних научных познаний. Сегодня можно часто услышать, что ученые (даже серьезные египтологи!) утверждают, что такой строительный проект не по силам даже современным строителям. Мы просто еще не знаем, какими методами пользовались египетские зодчие и в чем тут дело: в силе воли или в хронологии работ. Каким образом рабочие фараона Хуфу высекали, перемещали и устанавливали на место 2 300 ООО блоков известняка весом две с половиной тонны каждый на плато Гиза, возведя из них Великую пирамиду всего за 23 года (продолжительность правления Хуфу, указанная в Списке царей, хранящемся в Турине)? Давайте прикинем для себя: 100 ООО блоков в год = 274 блока в день =11 блоков в час = 1 блок каждые 5 минут; и это при том, что работать пришлось бы 24 часа в сутки, не пропустив ни единого дня в году. Согласно более здравым предположениям, в ночное время работу все же останавливали, а значит, дневную выработку необходимо увеличить как минимум на треть. Совершенно ясно, что перед нами — неразрешимая загадка, тайна.

Но обязаны ли мы ради ее решения обращаться к тайнам погибших цивилизаций и культур? Ясно, что ответ следует искать в уже имеющихся фактах и свидетельствах. Несмотря на два века напряженных раскопок и археологических исследований в некрополе Гизы, до сих пор не обнаружено никаких следов или материалов, говорящих о вмешательстве каких-то внешних сил. Имя Хуфу тесно связано с Великой пирамидой благодаря пометкам карьеров-каменоломен на строительных блоках, установленных внутри пирамиды (подлинным, а не поддельным, как считалось прежде), на фрагментах, найденных на дорогах, ведущих к пирамиде, и в усыпальницах приближенных фараона, окружающих комплекс пирамиды. На основе этих данных мы вправе сделать вывод о том, что Великая пирамида действительно была возведена в качестве места последнего прибежища фараона Хуфу из IV династии и что строительство этого впечатляющего монумента, увековечившего память об одном человеке, было завершено в III тысячелетии до н.э. Справедливость этого вывода признают и Грэхэм Хэнкок, и Роберт Боуэл, дуайены археологии «Нью Эйдж», несмотря на их утверждения о том, что возраст Сфинкса составляет 12 500 лет, а начало строительства пирамид относится к эпохе Атлантиды.

Последние исследования, проведенные Кейт Спенс, специалистом по египтологии Кембриджского университета, продемонстрировали, что ориентация на север всех пирамид эпохи Древнего царства постепенно смещалась по мере того, как строители пытались учесть видимый сдвиг в относительном положении околополярных звезд. Наблюдения за поло

жением северного полюса небесной сферы (относительно звезд) показали известные смещения оси вращения Земли (соотносимые с прецессией), которые можно с достаточной точностью датировать при помощи астрономических ретрорасчетов. Так, анализ, проведенный Спенс, указал дату возведения пирамиды Хуфу ок. 2470 г. до н.э., что, как оказалось, на 114 лет позже официально признанной даты, опубликованной в кембриджской «Древней истории» (том 1:2, стр. 995). Интересно заметить, что собственные расчеты Роберта Боу- эла по определению расположения оси погребальной камеры супруги фараона относительно Сириуса позволили получить дату между 2400 и 247 5 гг. до н.э. Дата возведения Великой пирамиды, согласно новой хронологии, полученная методом ретрорасчетов относительно фиксированной даты 664 г. до н.э. (при использовании археологических данных и расчетов эклиптики), выполненных и мной, и другими исследователями, составляет ок. 2430 г. до н.э. Таким образом, все эти новые расчеты подтверждают датировку возведения пирамид в Гизе в эпоху Древнего царства и отвергают возможность какой- либо доисторической датировки — по крайней мере в отношении этих сооружений.

С другой стороны, есть немало аргументов в пользу того, что Гигантский Сфинкс куда древнее пирамид в Гизе. Прежде всего мы проанализировали особенности водной эрозии скальных пород, окружающих изваяние гигантского льва. Эти элементы эрозии, вне всякого сомнения, были сформированы в результате просачивания дождевой воды сквозь ложе плато после сильных ливней. Но возраст Сфинкса — это совсем другое дело. Геолог Роберт Шох первоначально оценил его возраст в диапазоне между 5000 и 7000 гг. до н.э. Хэнкок и Боуэл (в соответствии с датой гибели Атлантиды, указанной Эдгаром Кэйси) отнесли его возраст дальше в глубь времен, к 10 500 г. до н.э., основываясь при этом на теории относительного расположения звезд (а также не скрывая своего желания «подстроиться» под дату гибели Атлантиды, указанную все тем же Кэйси). На самом же деле дата создания Сфинкса, видимо, далеко не столь древняя и относится к плювиальному периоду неолита, то есть примерно к IV тысячелетию до н.э., когда климат в Египте был далеко не столь засушливым, как в наши дни, и такое положение сохранялось вплоть до IV династии, когда началось активное строительство пирамид в Гизе. Окончание этого влажного периода было не резким, а плавным и постепенным процессом. Поэтому количество осадков на плато в Гизе оставалось достаточно высоким в до- династический и архаический периоды ранней истории Египта.

Пожалуй, здесь уместно сделать несколько конкретных замечаний относительно теории расположения Сфинкса, выдвинутой Хэнкоком и Боуэлом. Они утверждают, что Сфинкс ориентирован не только лицом навстречу восходящему солнцу, но и всей фигурой — на созвездие Льва в точке весеннего равноденствия. Кроме того, эти исследователи заявляют, что в связи с астрономическим механизмом, известным как прецессия, оба аспекта ориентации могли совпасть в 10 500 г. до н.э. — то есть в дату гибели Атлантиды, указанную Эдгаром Кэйси. Команде «Владыки бытия» не откажешь в находчивости, но дело в том, что для оценки любой теории необходимо рассмотреть и контраргументы.

Во-первых, возникает вопрос о точности их датировки — точности, которая, по моему мнению, просто не могла быть получена в те доисторические времена. Например, рассвет в точке весеннего равноденствия, когда Солнце находилось в созвездии Льва, мог наблюдаться в любое время между 11 500 и 9000 гг. до н.э., так что приводимая Хэнкоком и Боуэлом дата (10 500 г. до н.э.) представляется, мягко говоря, натянутой. Как мы уже отмечали, период эрозии Сфинкса и ее прекращения имел еще более широкий диапазон. А диапазон разброса дат для расположения оси Великой пирамиды относительно Сириуса должен рассматриваться с аналогичной гибкостью (хотя, применительно к данному случаю, и в гораздо более узких пределах).

Кроме того, с точки зрения перспектив египтологии здесь присутствует и более важный аспект. Многие египтологи выражают несогласие с базовыми допущениями, которые Хэнкок и Боуэл использовали в своих расчетах. Дело в том, что климат Египта таков, что изменения времен года там не столь резко отличаются друг от друга, как на севере Европейского континента. Точки равноденствия могли иметь значение скорее для древних обитателей Европы, поскольку они отмечали моменты рождения и смерти года, тогда как для египтян в эпоху фараонов эти точки такого значения не имели. Нетрудно доказать, что Боуэл и Хэнкок грешат тем, что можно назвать евроцентрическим взглядом на античный мир. Что действительно имело для Египта жизненно важное значение — это наступление разлива Нила, отмечаемое на небесной сфере гелиакальным восхождением звезды Сопдет (греческ. Сотис, современный Сириус). Именно такое восхождение и отмечало египетский новый год, начинавшийся с очищения земель и получения в дар плодородного ила, приносимого водами с нагорий Восточной Африки. Первое появление Сириуса каждый год приходится на середину июля, что весьма близко к самому долгому дню (т.е. точке летнего солнцестояния). В результате вышеизложенного, видимо, есть больше оснований предполагать, что Сфинкс ориентирован на созвездие Льва именно в это время года. Сегодня египтологи сходятся во мнении, что созвездие Льва стало появляться в восточной части горизонта на рассвете около точки летнего солнцестояния не в одиннадцатом, а всего лишь в третьем тысячелетии до н.э. — то есть как раз в эпоху ранних династий фараонов и начала строительства пирамид Древнего царства.

Разбирая далее гипотезу Хэнкока и Боуэла, следует заметить, что такая ситутация никак не могла возникнуть в дофа- раоновские времена, когда климат был гораздо более влажным и местное население не столь сильно зависело от ежегодных разливов Нила. Это, в общем, не противоречит возможности того, что жители Египта в доисторические времена рассматривали точки равноденствия в качестве куда более важных календарных дат, чем их потомки много веков спустя. Эту точку зрения подтверждают находки доисторического поселения Набта Плайя (ок. 6000 г. до н.э.), открытого Фредом Вендорффом и расположенного в иссохшей в наши дни пустыне Сахара к западу от Асуана. Проведенное им исследование каменных окружностей и линий в Набта показывает, что здесь мы имеем дело с календарной площадкой, строители которой были опытными наблюдателями, умевшими отмечать сезонные астрономические изменения.

И здесь следует привести наиболее весомый контраргумент Хэнкока и Боуэла в пользу их теории о том, что Сфинкс был ориентирован по солнцу. Сфинкс действительно обращен лицом на восток и, по утверждению этих исследователей, смотрит точно в точку, где солнце восходит в день весеннего равноденствия. Это важный плюс в пользу их теории, ибо удовлетворительный способ датировки подобрать все же весьма трудно.

Однако египтологи могут в ответ на это возразить, что утверждение о том, будто египтяне в расположении звезд созвездия Льва усматривали сходство со львом — это всего лишь предположение Хэнкока и Боуэла. Астрономические карты звездного неба, изображенные на потолках погребальных камер гробниц фараонов в Долине Царей, свидетельствуют, что со львом в те времена отождествляли совсем другую группу звезд. В самом деле, у нас нет четких свидетельств, чтобы доказать, что зодиакальные созвездия в том виде, как они нам известны, признавались в Египте до периода Птолемеев (после 300 г. до н.э.), то есть до момента появления греков в долине Нила.

В результате всех этих альтернативных трактовок и интерпретаций надо признать, что есть весьма серьезные сомнения в существовании какой бы то ни было связи между сооружением и ориентацией Гигантского Сфинкса и датой гибели Атлантиды (10 500 г. до н.э.), объявленной последователями Эдгара Кэйси. Но окончательное решение еще не вынесено.

Впрочем, существует ряд фактов, связанных со Сфинксом, которые свидетельствуют, что он может быть гораздо старше пирамид. Текст на небольшой стеле, найденной в храме Изиды Владычицы Пирамид (расположенном с восточной стороны от крайней южной пирамиды комплекса усыпальницы Хуфу), говорит о том, что Сфинкс, видимо, уже стоял на своем месте, когда зодчие Хуфу еще только разрабатывали проект Великой пирамиды. В этом тексте упоминается о ре

монтных работах, которые провели рабочие Хуфу по восстановлению огромной статуи льва; кстати, свидетельства этого ремонта (в виде формы блоков, характерной для Древнего царства, и примыкающих к природной скале, находящейся в теле Сфинкса) были получены в археологических раскопках. Кроме того, эта «Инвентарная стела», по-видимому, относится к позднему периоду (правления XXVI династии) и представляет собой копию оригинала эпохи Древнего царства, но у нас нет никаких сомнений подозревать, что содержание текста было радикальным образом изменено. То, что в тексте встречаются поздние варианты написания имен богов, отнюдь не означает автоматически, что и весь указ, высеченный на стеле, был сочинен жрецами в конце I тысячелетия до н.э. Можно ли предположить, что жрецы-чиновники в Гизе в один из периодов истории Египта могли по какой-то причине забыть, что Сфинкс высечен в правление Хефрена? Если текст на стеле утверждает, что Сфинкс нуждался в починке еще во времена правления отца Хефрена, то вполне ясно, что мы должны принять это утверждение на веру до тех пор, пока не найдем какого-либо более достоверного доказательства противного.

Таким образом, Сфинкс и его храм, по-видимому, старше пирамид Хуфу, Хефрена и Менкаура, но насколько — об этом можно только гадать. Ясно одно: на сегодня нет никаких археологических или астрономических оснований для того, чтобы отнести дату его создания на 8000 лет до начала строительства пирамид. Картины ветровой и водной эрозии сформировались в конце IV — середине III тысячелетия до н.э., во времена основания поклонниками Гора государства фараонов, в века, на которые приходится правление фараонов I — IV династий.

Таким образом, мы имеем и положительные, и отрицательные (отсутствие) свидетельства, заставляющие меня отвергнуть какую бы то ни было связь Атлантиды с монументами в Гизе. Необходимы более веские аргументы, чем откровения «спящего пророка», чтобы перевернуть с ног на голову те доказательства, которыми мы располагаем. Это — задача археологии и вообще изучения Древнего мира. Предвзятые взгляды — слабый контраргумент перед лицом реальных археологических фактов.

Итак, мне хотелось бы закончить дискуссию о монументах в Гизе изложением мнений двух хорошо известных членов «альтернативного общества изучения Египта» — Яна Лаутона и Криса Огильви-Хералда, рассмотревших различные свидетельства об Атлантиде куда более подробно, чем мне удалось сделать это в настоящей книге. Во введении к своей книге «Гиза: истина» (1999 г.) эти исследователи пришли к следующим, вызвавшим бурю возражений, но тем не менее весьма убедительным выводам:

«...мы усматриваем явную тенденцию, возникшую почти сразу же, как начались раскопки на плато (в Гизе. —Прим. пере в.), и которая особенно усилилась в последние годы — отчасти вследствие страха перед наступлением нового тысячелетия и способности технологий Internet распространять всякую чушь со скоростью лесного пожара, так что многие охотно поверили в ее реальность. Мы же не сомневаемся в том, что большая часть шумихи, окружающей раскопки на плато, в лучшем случае представляет собой недоразумение, а в худшем — полнейшую чепуху».

Разумеется, «отсутствие доказательств является доказательством отсутствия»; оно может не быть подтверждением отсутствия, но, тем не менее, является доказательством. Мы вправе действовать, только оперируя реальными фактами, а не чем-то таким, что когда-нибудь будет обнаружено в будущем. Если бы мы были вынуждены ожидать будущих открытий, прежде чем делать определенные выводы, мы так никогда и не смогли бы прийти ни к какому заключению. Итак, мы обязаны исходить из того, что уже знаем, а не из того, что можем когда-нибудь узнать. Время и постоянно идущие археологические раскопки приводят к всеобщему консенсусу относительно тех или иных реальных исторических «фактов», которые наверняка не изменятся в зависимости от времени и новых археологических открытий.

По иронии судьбы, Атлантида в этом отношении имеет лучшую репутацию, чем библейская археология или другие претенденты на место в Зале Славы, — просто потому, что поиски погибшей цивилизации по-прежнему находятся в том же младенческом состоянии, что и ее археологические исследования. Подводные исследования материков, опустившихся на дно морское, и погибших цивилизаций — дело для археологии относительно новое. К тому же технические средства для подобных исследований появились буквально в самое последнее время. Подводная археология — наука совсем новая, и пройдет еще немало времени, прежде чем ее можно будет поставить в один ряд с археологией сухопутной. Библейские земли давно изрыты и ископаны вдоль и поперек поколениями ученых, чего никак не скажешь о необъятных просторах Атлантического океана и его подводных шельфов. В этом (и только в этом!) случае можно с уверенностью утверждать, что отсутствие доказательств не является доказательством отсутствия, и такое положение дел будет продолжаться еще лет 20. Благодаря новейшим техническим средствам, таким, как сонары, магнитометрия, техника фотографирования сквозь толщу вод и проч., любые погибшие города и ушедшие на дно царства будут обнаружены весьма скоро, так что мы еще успеем сами увидеть это. Если же и тогда не будет найдено абсолютно ничего, вот тогда — и только тогда! — мы сможем с полной уверенностью сказать, что легенда об Атлантиде — это всего лишь миф.

Предание об Атлантиде, по-видимому, старо как мир. Происхождение этой истории восходит к временам Платона, который в IV в. до н.э. написал два философских трактата — «Тимей» и «Критий». Однако в своих произведениях знаменитый поэт и философ сообщает нам, читателям, о том, что на самом деле она восходит к его предку — афинскому архонту (главе городского совета) и законодателю Солону. Солон совершил поездку в Египет как раз в то время, когда трон Египта занимал Амазис (570 — 526 гг. до н.э.), последний великий фараон XXVI династии. Там, в его столице Саисе, расположенной в дельте Нила, Солон и узнал от одного жреца о погибшем острове Атлантида. Старый египтянин (Плутарх называет его Сенчис, что представляет собой, по-видимому, греческую версию имени Синху, сокращенный вариант от Сусинху = Шошенк), поведал ему, что разрушение этой древнейшей из цивилизаций произошло в результате землетрясений и наводнения примерно за 8000 — 9000 лет до приезда знатного афинянина в Саис. По нашим подсчетам, это могло случиться в период между 9750 и 8570 гг. до н.э.

Одного этого совершенно сказочного «факта» об истории Атлантиды оказалось вполне достаточно для полного отрицания ее существования «серьезными» историками, которым отлично известно, что, согласно археологическим свидетельствам, самая ранняя из известных городских цивилизаций датируется примерно 4000 г. до н.э. Более того, легенда об Атлантиде рассказывает и о конфликте между островной державой и городом-государством Афины. Однако нам известно, что Афины были основаны микенцами не ранее конца бронзового века, примерно ок. 1550 г. до н.э.

Если бы в X и IX тысячелетиях до н.э. действительно существовала высокоразвитая культура Атлантиды, погибшая во время грандиозного катаклизма, каким образом знания о ней могли сохраниться на протяжении 5000 лет полного мрака до нового «возрождения» цивилизаций Ближнего Востока, имевшего место примерно в V тысячелетии? Каким образом ее технические достижения и пресловутая «мудрость» могли уцелеть на протяжении стольких тысячелетий? Эти ключевые вопросы лежат в основе последних попыток провести «пере- датировку» пирамид в Гизе и Сфинкса, отнеся их к гораздо более ранней эпохе, чем середина III тысячелетия до н.э., когда, по мнению египтологов, правили фараоны IV династии.

Разумеется, столь невероятный разрыв между Золотым веком Атлантиды и мощным подъемом древнеегипетской цивилизации кажется столь пугающим, если принимать всерьез другое утверждение Платона — о том, что культура атлантов в техническом, военном и художественном отношении была сравнима с Афинами времен самого Платона (или хотя бы

Древнего царства Египта). В самом деле, Плутарх в своих «Жизнеописаниях» указывает, что Платон сам «доработал» и во многом «дополнил» историю Атлантиды, которую некогда привез в Афины Солон. Если культуру Атлантиды, которую мы пытаемся отыскать, рассматривать как развитую цивилизацию эпохи неолита или даже мегалита, не оказавшую, однако, непосредственного влияния на гораздо более поздние монументы в Гизе (или в какой-либо другой точке античного мира), то многие трудности с датировкой отпадут сами собой. Таким образом, крайне важно обратиться к первоисточнику (Платону) и генезису эпического предания об Атлантиде. Это и является исходным постулатом и отправной точкой книги «Врата Атлантиды».

Признаться, меня весьма удивило, какая масса постплато- новских материалов, касающихся Атлантиды, была введена в научный оборот именно в результате поистине детективной работы Эндрю над этой книгой. Он знакомит нас с сочинениями Прокла Деидоха (412 — 485 гг. н.э.), приглашает на жаркие дебаты в священных залах Платоновской академии, примыкавшей к знаменитой Александрийской библиотеке, — дебаты, которые, несмотря на громадный объем источников, которыми располагали философы тех времен, так и не смогли дать однозначного ответа на вопрос о том, существовала ли в действительности платоновская Атлантида. Но затем автор предлагает нам новую лавину свидетельств: тут и отчеты мореходов древности, прокладывавших маршруты своих плаваний к восточному побережью Атлантики, и труды ученых эпохи классической античности, например, географа Страбона, историка Диодора Сицилийского, биографа Плутарха и натуралиста Плиния Старшего.

Здесь перед нами встает некая дилемма. Да, было бы вполне здравым поступком просто отвергнуть рассказ Платона об Атлантиде как чистой воды вымысел, фантазию, своего рода литературную оболочку для изложения его философских взглядов. Но если бы дело было только в этом, то почему же мы встречаем такую массу материалов, никак не связанных с платоновскими диалогами и рассматривающих некое место,

именуемое по-разному: Атлантида, Атлантиды, Антилия, Антиллы, Геспериды, Ацтлан и Тулан, но неизменно расположенное где-то в Атлантическом океане?

В самом начале своего «Введения» я упомянул о том, что профессиональные историки по большей части стараются держаться в стороне от дебатов об Атлантиде. С годами, когда за стенами академических башен из слоновой кости возникает и разлетается по свету все больше и больше самых экзотических теорий, само слово «Атлантида» сделалось своего рода синонимом профана и пустомели-богохульника. Пресловутое «слово на А» нельзя было произносить из страха быть осмеянным или даже подвергнуться остракизму. В 1950-е годы картина радикально изменилась после создания вполне «респектабельной» теории об Атлантиде, пустившей глубокие корни в 1960-е годы, после раскопок, проведенных профессором Спиродоном Маринатосом на острове Санторини в Эгейском море.

Маринатосу посчастливилось раскопать возле селения Ак- ротири, у южного побережья о. Санторини, античный город эпохи бронзового века, разрушенный землетрясением и затем погребенный под слоем вулканического пепла толщиной несколько десятков метров. Ученым было дано известно, что на центральном вулкане острова Санторини (античная Фера) в начале эпохи бронзового века (ок. 1500 г. до н.э.) взорвался верхний конус, но теперь греческий профессор археологии сумел отыскать главный город острова, погибший во время этого катаклизма! Изучение найденных артефактов показало, что жители античного Акротири в культурном отношении были тесно связаны с представителями минойской культуры на Крите.

Маринатос и его академические коллеги не замедлили усмотреть в этом разгадку тайны Атлантиды. В целой серии книг и публикаций они поведали миру о том, что взрыв Феры/Санторини послужил исторической моделью-прототипом для платоновского погибшего царства — Атлантиды. Поначалу многие археологи и историки приняли эту версию.

В конце концов, Фера, подобно Атлантиде, частично опустилась под воду; минойцы, как и атланты, были искусными мореплавателями; Минойское царство на Крите враждовало с материковой Грецией и, в частности, с Афинами (как об этом гласит легенда о Тесее, победившем Минотавра), что опять- таки находит параллель в платоновской истории о конфликте между афинянами и атлантами; более того, оказывается, цивилизация на Крите была уничтожена громадными приливными волнами, возникшими после взрыва на Фере, что сразу же освободило греков от жестокого гнета минойцев.

Неудивительно, что академическое сообщество отдало именно этой теории об Атлантиде явное предпочтение по сравнению со всеми остальными. Она ведь была основана на археологических находках и свидетельствах и как будто соответствовала многим элементам платоновского рассказа. Однако еще до трагической гибели профессора Маринатоса на раскопках в Акротири в 1974 г. у многих начали возникать серьезные сомнения. Результаты дальнейших археологических раскопок показали, что Крит погиб не в ту эпоху, когда произошел взрыв Феры (позднеминойский период iA). Напротив, он процветал еще более века, пока не погиб в результате военного вторжения и оккупации его греками из Микен (позднеминойский период iB).

Но еще более пагубными для теории о средиземноморском происхождении Атлантиды оказались детали рассказа Платона, которые просто не совпадают с эгейской версией. Не последнее место занимает тот факт, что платоновская Атлантида находилась где-то за Геркулесовыми столбами, которые с незапамятных времен отождествлялись с Гибралтарским проливом. Поэтому местонахождением платоновской Атлантиды является Атлантический океан, а никак не Средиземноморье.

В своем «Тимее» Платон указывает на существование за Атлантидой «противоположного континента», который, несомненно, представляет собой указание на обе Америки. Пишет Платон и о «других островах», расположенных непосредственно перед великим континентом. Не менее интригующей выглядит и другая деталь. В тексте мы встречаем упоминание о «мелком море», расположенном между мореплавателями и «противоположным континентом». Это место, весьма опасное из-за непроходимого фарватера или/и водорослей, некогда находилось над водой, выше уровня моря, будучи составной частью материка Атлантиды. Как вы увидите, познакомившись с материалами этой книги, Платон, вероятно, ссылался на отмели Саргассова моря и, возможно, банки, окружающие Багамские острова. Впрочем, Платон был не единственным автором, упоминавшим об этом таинственном регионе. Аристотель, Феопомп, Псевдо-Скилакс, Страбон, Мар- целл и Плутарх также приводят различные ссылки на противоположный континент, море, покрытое водорослями, и острова на крайнем Западе.'

Никто из этих авторов отнюдь не имеет в виду, что Атлантида расположена в Антлантике. Политическая и катастрофическая истории падения Атлантиды вполне соответствуют версии «Фера — Атлантида», а география и хронология явно противоречат ей. Как следствие этого, академическая наука способна решить только часть загадки Атлантиды. К сожалению, большинство ученых так всю жизнь и довольствуются таким половинчатым решением.

Однако совпадения и несоответствия между традиционным взглядом на Атлантиду и археологическими свидетельствами, обнаруженными на острове в Эгейском море, отнюдь не заставляют нас полностью отвергать либо средиземноморские, либо атлантические элементы этой гипотезы. Более взвешенный подход к этой проблеме — рассматривать рассказ Платона как некую амальгаму исторических событий, намеренно сведенных воедино для формирования истории, которую афинская аудитория того времени могла легко воспринять и усвоить. Платоновская версия представляет собой красочную адаптацию первоначальной истории, которую он, по его собственным словам, получил в наследство от своего предшественника и родственника — Солона или, не исключено, из какого-то другого источника, с которым он познакомился в ходе своего собственного путешествия в Египет. Ядро этой истории тесно переплетается в «Тимее» и «Критии» с другими традициями — в том числе и с памятью о разрушении Феры и последующей гибели минойской культуры на Крите в конфликте с микенскими Афинами и их союзниками с материковой Греции.

Но если мы, так сказать, отделим этот второй слой от первоначальной легенды, мы снова возвратимся к самому ядру рассказа — преданию о цивилизации некоего острова Атлантида, который в незапамятные времена существовал где-то за Геркулесовыми столбами. Первоначальная легенда не имеет никаких параллелей и исторических прецедентов в Средиземноморье, а важнейшие ее элементы — острова, находящиеся в Западном океане, море, покрытое илом, и далекий континент — вероятнее всего, не являются собственным сочинением Платона.

Легенда об Атлантиде продолжала напряженно дебатироваться и обсуждаться и за пределами эпохи язычества, во времена сожжения раннехристианскими фанатиками знаменитой Александрийской библиотеки. Нет никаких сомнений в том, что в эпоху географических открытий поиски Атлантиды также являлись доминирующим фактором. В ходе своих поисков острова Антилия — название которого, как убедительно доказывает Эндрю, представляет собой лишь фонетический вариант Атлантиды, — испанцы и португальцы продвигались все дальше и дальше на запад до тех пор, пока Колумб не сделал свое знаменитое открытие, достигнув в 1492 г. берегов Вест-Индии. В этих походах им двигало стремление отыскать сказочные «Семь Городов» Антилии и знаменитое Эльдорадо.

Затем настал черед австрийского иезуита и ученого Ата- насиуса Кирхера, который в XVII в. первым высказал в своих трудах идею о том, что в Атлантическом океане некогда существовал отдельный материк Атлантида.

Распространено мнение, что современный всплеск интереса к атлантологии (науке, изучающей Атлантиду) начался с книги бывшего конгрессмена США Игнация Доннелли, озаглавленной «Атлантида: мир до потопа». Этот нашумевший

том буквально распалил воображение огромных масс американской и европейской читающей публики. «Атлантида» Доннелли вышла в 1882 г., в самом конце века великих открытий. На протяжении предыдущих 60 лет благодаря дешифровке египетских иероглифов великая цивилизация Древнего Египта постепенно открывалась западному миру. За год до выхода в свет «Атлантиды» в Царском тайнике в Западных Фивах были найдены мумии великих фараонов Нового царства. Лет за десять до этой находки Генрих Шлиман начал раскопки приамовской «продутой ветрами Трои» (1870), а затем, шесть лет спустя, «Золотых Микен» Агамемнона (1876). И оказалось, что век героев, считавшийся поэтическим вымыслом Гомера, был реальным историческим фактом. И вот, в этой атмосфере постоянных открытий и находок, характерной для XIX в., ответы на загадку Атлантиды предстали вполне реальными и достижимыми. Но, на мой взгляд, целый век археологических раскопок, прошедший с тех пор, не слишком сдвинул дело с мертвой точки. Врата к захватывающим открытиям так и остаются открытыми для всех храбрецов, дерзающих переступить их порог.

Чего же столько лет ищут ученые и археологи? К сожалению, сама проблема идентификации культурных памятников и следов Атлантиды раскрашена в тона романтического вымысла. Сегодняшним возрождением этого аспекта мифа об Атлантиде мы во многом обязаны классическому приключенческому и научно-фантастическому роману Жюля Верна «Двадцать тысяч лье под водой», впервые увидевшему свет в 1869 г. В нем погибший допотопный город показан согласно лучшим классическим образцам греческого и римского мира. На морском дне тут и там виднеются причудливые руины храмов и дворцы, украшенные колоннами и скульптурными архитравами.

«Там перед моим взором, разрушенный, в руинах, лежал город. Крыши его были снесены, храмы обрушились, арки рухнули, колонны тут и там лежали на земле. В них было нетрудно узнать характерную массивность, присущую тосканской архитектуре. Далее виднелись развалины гигантского акведука, высилось основание Акрополя с зыбкими очертаниями Парфенона; там угадывались контуры причала: словно античный порт некогда располагался прямо на берегу океана и исчез вместе с его купеческими кораблями и боевыми галерами. Еще дальше угадывались линии обрушившихся стен и широких пустынных улиц —точь-в-точь подводные Помпеи. Такова была картина, которую капитан Немо явил перед моими глазами!

Где я? Куда я попал? Я должен был узнать это во что бы то ни стало. Я собрался было что-то спросить, но капитан Немо жестом остановил меня и, указав на глыбу известняка, лежавшую на огромной базальтовой плите, прочитал на ней одноединственное слово: «Атлантида».

I

Этот образ еще активнее стал преследовать наше воображение после выхода знаменитого голливудского фильма «Атлантида: погибший континент» и многих популярных научно-фантастических фильмов. Все это вскоре привело к чрезвычайно активному поиску археологических свидетельств существования Атлантиды. Исследования, проводившиеся аквалангистами на отмелях шельфа Багамских островов, позволили обнаружить отдельно стоящие каменные блоки явно неприродного происхождения, весьма похожие на барабаны рухнувших колонн. Точнее говоря, так как классическая модель Атлантиды активно дополнялась романтическим вымыслом, эти следы рухнувших «монументов» незамедлительно были объявлены доказательствами существования погибшей цивилизации. Однако убедительные объяснения столь необычных находок словно специально предназначались для тех, кто хотел взглянуть на них... Барабаны древних каменных колонн при ближайшем рассмотрении оказались сделанными из... современного цемента. Более интересные в этом отношении находки гранитных блоков и других плит из твердых пород тоже, к сожалению, имеют, как оказалось, вполне прозаическое объяснение. Парусные суда, некогда бороздившие эти воды, брали на борт в качестве балласта плиты, «добытые» на местах археологических раскопок памятников Древнего мира. И прежде чем древние классические города были взяты под международную защиту, не считалось чем-то предосудительным выламывать и брать на борт фрагменты древних руин в качестве простого балласта. Затем этот «балласт» сбрасывался на мелководьях у берегов Нового Света, а суда на обратном пути доверху нагружались всевозможными экзотическими товарами из обеих Америк. Да, я допускаю, что такая практика не всегда может служить удовлетворительным объяснением всех таких находок. Дело в том, что для выяснения всех аспектов этой проблемы необходимо провести in situ} идентификацию целой группы таких блоков, образующих некое сооружение или, по крайней мере, фундамент грандиозной постройки. Между тем мы с нетерпением ждем поистине незаурядного археологического открытия такого рода, которое подтвердило бы подлинность широко разрекламированных находок недавнего прошлого. Незачем и упоминать, как часто нам приходилось читать о находках таких подводных «зданий» на шельфе Багамских островов, но затем, как только заходила речь о проверке подлинности таких находок, место предполагаемой сенсации в очередной раз терялось под волнами.

В самые последние годы, на пороге третьего тысячелетия, эксплутация легенды об Атлантиде достигла своего апогея. Поклонники «древней мудрости» нарасхват раскупают многие миллионы экземпляров книг такой тематики, так что читательский бум переходит все общественные и культурные границы. Это неформальное, неструктурное и, если так можно выразиться, анархическое движение стало как бы символом протеста для тех, кто ищет ответа на волнующие вопросы, являющегося альтернативой воззрениям традиционных религиозных учений. В этом смысле древняя мудрость стала некой всемирной истиной, религиозные догматы рассеяны в сочинениях авторов, претендующих на роль мудрецов высокого посвящения и прочих интернетовских гуру, распространяющих новые откровения через всемирную паутину.

Страсть и интерес к исследованиям проблемы Атлантиды

In situ Qiam.) — на месте.

остаются феноменом международного порядка. Мы видим, как американские атлантологи буквально обшаривают шельф Багамских островов («Ассоциация в поддержку исследований и просвещения», Д.Мэнсон Валентайн, «Общество морской археологии», Дэвид Цинк, Алан Ландсбург); исследования Атлантиды в Восточной Атлантике и возле Средне-Атлантического хребта ведут российские подводные лодки, изучающие глубины вокруг Корнуэлла и Азорских островов (Вячеслав Кудрявцев, Игнаций Доннелли, Николай Жиров, Христиан О’Брайен); и сам гроссмейстер исследователей древней мудрости, Грэм Хэнкок, обследовал с аквалангом буквально каждый уголок и закоулок наших океанов, стремясь отыскать следы погибшей цивилизации. Но, несмотря на все эти совместные усилия, ученые так ничего и не нашли — ни затонувших городов, ни цивилизаций 12000-летней древности...

Тем временем на суше ведутся аналогичные исследования. В последние годы мы услышали об одном эксцентричном британском ученом (Джоне Блэшфорд-Снелле), исследующем перуанско-боливийское плато в поисках свидетельств существования города атлантов. Другие, более квалифицированные исследователи (Питер Джеймс и Ник Торп) утюжат Анатолию, стремясь найти руины погибшего города Танта- лис, основываясь всего лишь на... созвучии названий, а не на каких-либо любопытных исторических исследованиях; а Рэнд Флеммат и Грэм Хэнкок (в который уже раз!) настаивают на том, что нам надо заглянуть под ледяную шапку Антарктиды. Один немецкий археолог (Эберхард Цанггер) также попытался связать с историей Платона другую легендарную историю, предложив отождествить гомеровскую Трою с царством атлантов (на мой взгляд, явно неудачно). И, наконец, нас то и дело кормят рассказами об исследованиях неких международных экспедиций, состоящих из самозваных «археологов» (Фонд Шора, Фонд «Гермеса» Найджела Эпплби), собирающихся то разобрать по камешку плато Гиза, то перекопать все до единого поля и деревни в его окрестностях в поисках пресловутого Зала Славы. И вновь никому не удалось найти ничего, подтверждающего истинность легенды об Атлантиде, — никаких руин Атлантиды в поддержку кандидатур Перу или Анатолии на роль легендарного острова и, разумеется, никакого Зала Славы в окрестностях Гизы. В самом деле, как я уже отмечал, археологическая конюшня «Нью Эйдж» начинает заваливать нас книгами (разного достоинства), на все лады варьирующими все, что уже было написано и сказано об Атлантиде и Зале Славы за последнее десятилетие («Правда о тайне Звездных ворот в Гизе»). При этом выясняется, что блестящие вроде бы идеи о связи Гизы с Атлантидой являются на самом деле более чем потрепанными.

Надо признать, что «Врата Атлантиды» предлагают гораздо более свежий подход к исследованиям Атлантиды, возвращающий нас к подлинным свидетельствам докэйсовских времен. Подвергнув тщательному и всестороннему анализу материалы античных источников, ставших в последние годы доступными для широких исследователей, Эндрю Коллинз пришел к заключению, что фольклорные традиции преданий о погибшем царстве основаны на памяти о реальном географическом объекте, известном как Атлантида (и всевозможные ее варианты). Однако материальные свидетельства о ее существовании не только скрыты от нас под толщей вод, но и погребены в трудах историков, географов и хронистов, а также в мифах и легендах древних народов. Взятые вместе, эти источники рисуют интереснейшую картину культуры погибшего острова — не только такого, каким его описывает Платон, но и острова, действительно лежавшего где-то за Геркулесовыми столбами, между землями, известными нам как Старый Свет Средиземноморья, и Новым Светом — то есть обеими Америками. Именно этот остров в Атлантике и его жители и легли в основу предания об Атлантиде и занимательной истории, рассказанной Платоном о временах Золотого века.

Итак, какой оценки заслуживает эта книга? На мой взгляд, существует некая дихотомия феномена Атлантиды, глубоко заложенная во всех нас. Я только что потратил немало усилий, пытаясь доказать важность фактов по сравнению с эмоциональными доводами. И историк, сидящий во мне, должен признать, что в книге, увы, не представлено решающих археологических свидетельств о погибшем царстве Атлантида. Но непокорный человеческий дух во мне с тем же основанием ждет, что где-то некие факты еще ожидают своего первооткрывателя. Эндрю Коллинз собрал массу устных и письменных свидетельств за последние 2500 лет в поддержку идеи существования на Карибском архипелаге погибшей островной культуры, оставившей след в традициях Нового Света и Центральной Америки. На мой взгляд, его книга — выражение веры в память человечества об Атлантиде.

С нетерпением буду ожидать новых открытий, ожидающих нас в ближайшие десятилетия.

Дэвид Рол, Кент.
ПОИСК НАЧИНАЕТСЯ

Вторник, 2 сентября 1998



Чтобы очутиться здесь, мне потребовалось почти 20 лет напряженных исследований. Оказавшись наконец на этом острове, буквально кишащем москитами, исполняющими свой неистовый танец, пока солнце медленно поднималось над восточным краем горизонта, я обнаружил себя окруженным со всех сторон толпой благожелательно настроенных местных жителей. Все они были преисполнены желания помочь мне или оказать какую-нибудь услугу.

Мы с моим коллегой на ломаном испанском кое-как постарались объяснить им цель нашего визита, состоявшего в том, чтобы попасть в пещеры Пунта дель Эсте, расположенные на юго-западной оконечности этого островка, лежащего в субтропиках. Мы все еще надеялись уговорить водителя местного такси доставить нас за какие-то 40 километров к месту нашего назначения, но все наши старания оказались тщетными. Местные лихачи все до единого отказывались везти нас в такую даль. Наконец мы поняли, что нам придется попытаться подыскать попутку в Нуэва Герона, единственном городишке, до которого мы кое-как — благо быстро — добрались на стареньком такси-развалюхе, которое и за версту не пустили бы на улицы Европы.

Осознав наконец все трудности предстоящего нам пути, мы решили подстраховаться и обзавестись не только машиной с опытным водителем, но и археологом из местного музея. Джонни Родригес, приземистый, ростом чуть выше пони, молодой человек лет двадцати с небольшим, почти не говорил по-английски, но зато был хорошо знаком с пещерами, куда мы направлялись.

Сюда еще не ступала нога туриста. А между тем в этой зоне, находившейся под контролем военных, сохранилось немало интереснейших для археолога мест, доступ к которым был разрешен только тем, у кого имелись соответствующие документы и пропуска. К несчастью, наши путеводители бессовестно умолчали об этом факте, так что все наши надежды на успех этого визита целиком и полностью сосредоточились в руках Джонни и водителя, утверждавших, что они сумеют провести нас через блокпост, охраняемый вооруженными коммандос. Они утверждали, что там у нас не возникнет никаких проблем, и оказались правы. После короткого разговора с двумя военными, попыхивавшими сигарами, шлагбаум поднялся, и нас пропустили. Дальше нам предстояло ехать по недружелюбно настроенной к нам территории, кишмя кишевшей крокодилами и всевозможной ядовитой живностью.

Да, это оказалось едва ли не самым изматывающим и опасным путешествием, которое мне когда-либо доводилось совершать! Проехав несколько километров по каменистой местности, мы столкнулись с тем, что дорога в самом буквальном смысле слова кончилась.

Утро уступило место полудню; солнце стояло уже высоко и немилосердно жгло нашу продубленную кожу, а над нашими головами недвусмысленно кружились черно-белые грифы. У самого края густо заросшего болота наша компания решила оставить автомобиль. Прямо перед нами виднелась группа заброшенных бетонных зданий, построенных в годы «холодной войны» и служивших телекоммуникационным центром. Одно из зданий, несмотря на свой непритязательный вид, служило жильем кучке мужчин, по виду отдаленно напоминавших военных, но без униформы. Что могло заставить этих людей поселиться в столь ужасном климате, оставалось неясным. Как бы там ни было, они превратились в настоящих стражей священных пещер Пунта дель Эсте, и без их позволения мы и шагу не могли ступить. И пока Джонни и водитель перекинулись с ними парой шуток и весело рассмеялись, мы предложили им несколько бутылок прохладительной воды и пачку сигарет.

Мне рассказывали, что самая большая беда во всей стране — это ядовитые насекомые, и за все время мне так и не удалось найти ни клочка земли, где я мог бы провести ночь в относительной безопасности. Мне хотелось броситься в ближайший аэропорт, схватить билет на рейс и навсегда улететь отсюда!

Увы, мне предстояло остаться здесь на многие месяцы... Во сне я даже уже побывал в пещерах. Я чувствовад, как некий невидимый genius loci3 уже окликает и манит меня в эти мрачные логовища. Причина, по которой я все же решился приехать сюда, заключалась в одном археологическом и историческом факте. Факте, который привел меня к заключению о том, что внутри одной из этих пещер может таиться ответ на одну из величайших загадок в мировой истории.

Об этой пещере известно очень мало. И хотя различные испанские археологи уже наведывались в эти места, статей о результатах их исследований практически не было. Однако, несмотря на явный недостаток информации, я инстинктивно чувствовал, что здесь явно скрыта какая-то тайна. Стены и потолки пещеры были густо испещрены странными петроглифами, выражавшими какие-то древнейшие мифы и легенды неведомого народа, посвященные истории человечества в самом начале времен. О, я должен был собственными глазами увидеть их и попытаться проникнуть в их смысл!

Мы брели по узкой тропинке, кишмя кишевшей огромными песчаными крабами, которым наше вторжение на их территорию явно не доставляло удовольствия. Нездоровый климат этих мест заставил меня усомниться в оправданности мотивов, побудивших меня отправиться сюда.

Наконец мы выбрались на чистое место, и прямо перед нами разверзлось устье большой открытой пещеры. Металлическая табличка на каменной стене пещеры извещала, что мы достигли цели наших странствий: «Punta del Estes Cueval»4. Неожиданно у меня заурчало в желудке. А что, если я ошибал

ся и здесь нет ничего, представляющего хоть малейший интерес для меня?

Когда мы вступили в неприветливое чрево пещеры, перед нами вовсе не возник никакой сверхъестественный страж; разве что вспорхнули мотыльки да поднялся несметный рой москитов.

Но буквально через миг мы увидели прямо перед собой тусклые следы красных и черных петроглифов, по большей части образовывавших целые скопления кружков, колец и других геометрических фигур. Над головами у нас сияли два круглых световых окна, высеченных в мягких породах руками древних мастеров и позволявших солнечному свету проникать внутрь. На земле, прямо под ногами, я заметил обломки древних полукруглых раковин, много веков назад брошенных здесь местными обитателями — америнди5.

Джонни кое-как объяснил по-испански, что прямо под этими световыми окнами некогда находился каменный помост или алтарь, вокруг которого, вероятно, представители древних племен совершали некие церемонии и ритуалы. На месте древнего помоста сегодня возвышалась его грубая цементная копия, позволявшая нам воочию представить себе, как мог выглядеть древний алтарь в те доисторические времена. Джонни поведал также, что заднее световое окно, сегодня почти закрытое небольшой земляной насыпью, по мнению некоторых археологов, использовалось в качестве метки, показывающей прохождение планеты Венера. Однако когда мы задали ему вопрос о том, были ли когда-нибудь опубликованы академические работы по этой тематике, Джонни лишь покачал головой.

Затем Джонни привлек наше внимание к главной достопримечательности пещеры — огромному многоэлементному петроглифу, состоящему из последовательности концентрических колец; некоторые из них были наложены друг на друга, создавая впечатление огромных дождевых капель, от которых по воде расходятся бесчисленные круги. А в центре этих кругов, похожих на громадную мишень, находилось изображение громадного, похожего на стрелу дротика.

Пытаясь перевести и осознать взгляды Джонни на символическое значение этого пещерного рисунка, я принялся внимательно рассматривать отдельные петроглифы. Надо признаться, они напоминали образцы мегалитического искусства, высеченные на некоторых стоянках древнего человека эпохи неолита и раннего бронзового века в Бретани и на Британских островах. Как ни странно, эти образцы восходили как раз к этому же периоду. И было трудно не увидеть в них орбит планет или периодов рождения звезд.

Понемногу привыкнув к рассеянному полусвету пещеры и неотвязным москитам, я начал замечать нечто более важное. Оказывается, на стенах и потолке этой доисторической «Сикстинской капеллы» сохраняется то, что можно считать символическим языком, выраженным в виде абстрактных символов. По-видимому, этот язык хотел поведать о каких-то событиях глубокой древности, произошедших в Западном полушарии задолго до рассвета истории человечества. Более того, я начинал понимать, что, может быть, именно здесь кроется ключ к пониманию роковой судьбы и причины гибели Атлантиды. Но, прежде чем поделиться волнением и радостной тревогой, которые я испытал во время своей поездки в Пунта дель Эсте на острове Молодости, нам придется вернуться к началу — в древние Афины, где примерно 2350 лет назад возникла легенда об Атлантиде.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ОТКРЫТИЕ


следующая страница >>



Работа — это разновидность невроза. Дон Херолд
ещё >>