Вера и практика: образ жизни Друзей Мэри Мэлман - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Образ родового поместья и человека в нем – в высказываниях Анастасии 1 313.37kb.
Игра «Мы за здоровый образ жизни!» 1 56.39kb.
Здоровый образ жизни молодежи. (10 класс) 1 69.46kb.
Тема 21. Образ жизни как культурологическая категория 4 543.13kb.
Здоровый образ жизни. Полезные советы 1 55.45kb.
Г. Котельнич Религия британцев это спорт 1 224.96kb.
Ирина Гринь «Космическая исследовательница Мэри Д’Эллуар» 1 86.01kb.
Что такое вера и религия Вера 1 43.79kb.
Мой любимый поэт А. С. Пушкин 1 32.84kb.
Занятие №1 (раздел 1) 5 478.04kb.
«Кто такие герои. Святой Георгий Победоносец» 1 99.14kb.
Айпи, айпишник — ip-адрес. Айтишник 1 84.29kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Вера и практика: образ жизни Друзей Мэри Мэлман - страница №1/6

Вера и практика: образ жизни Друзей

Мэри Мэлман
Перевод А. Калинина

Редактор Т. Павлова


Комитетом Религиозного Общества Друзей США/СНГ издаются также следующие книги:

Т. Келли «Свидетельство преданности»

Д. Стир «Введение к книге «Духовность квакеров»

У. Тэйбер «Пророческая традиция или Что значит жить пророчески?»

Если Вы хотите получить более подробную информацию, включая сведения о местонахождении ближайшего собрания Друзей, семинара или группы, изучающей квакеризм, пришлите Ваш адрес, написанный на пустом конверте с маркой по адресу:

125047, Москва, а/я 16 Комитет Религиозного Общества Друзей США/СНГ

© Мэри Мэлман, 1992
Множество людей вложили свое время, усилия и молитвы в публика­цию этой книги. Члены Рабочей Группы переводов Комитета Религиоз­ного Общества Друзей США/СНГ Мэри Мэлман, Ширли Додсон, На­дежда Спасенко и Джанет Райли провели много месяцев в США и в Рос­сии, работая над изданием этой книги и других публикаций Друзей. Мы хотим также поблагодарить Татьяну Павлову и Олега Шалимова за их помощь в редактировании и их предложения. Наши сотрудники в Мо­скве оказали нам большую помощь, и мы глубоко ценим ее. Мы благодарны Богу за оказанную нам милость и водительство, благодарны тем, кто помогал нам своими молитвами, а также многим Друзьям, оказавшим нам финансовую помощь (особенно Валис Ф. Руж, финансировавшей пе­ревод этой книги).

Комитет Религиозного Общества Друзей США/СНГ

Филадельфия, Пенсильвания, США

Июль 1992 года.


ПРЕДИСЛОВИЕ

В наше время крушения старых идолов, потери надежды, отчаянного поиска опоры, духовного идеала, веры, движение Друзей - один из тех очагов внутреннего покоя и света, который может помочь людям вернуться на пути истины и любви. Когда я тридцать лет назад, изучая историю Английской революции ХУЛ века, впервые из книг узнала об этом движении, меня поразили в нем прежде всего чест­ность, духовная стойкость и бесстрашие. Вера в Бога, в Христа, который живет в душе каждого человека независимо от того, знает он об этом или нет, одушевляет это движение вот уже более трехсот лет. Насмешники, которых и сейчас достанет, прозвали этих людей квакерами - «трепещущими», ибо их чувствительные души трепетали, ощущая в себе свет Христовой любви.

Воспитанная в православной вере, я находила много общего между русской духовной традицией и традициями Друзей. Это прежде всего относится к молчанию. Многие рус­ские святые принимали обет молчания; митрополит Антоний Сурожский не раз говорил о том, что Бог открывается человеку только в глубоком молчании. Русский верующий человек всегда помнит о разбойнике благоразумном, который покаянием и верой своей заслужил прощение. Друзья тоже полагают, что Бог может открыться каждому человеку независимо от его пола, расы, возраста и опыта прожитой жизни. Без молитвы в старые времена на Руси не садились за стол, не начинали ни одно дело. То же у Друзей.

Однако Друзья открыты не только для православных и даже не только для христиан, хотя большинство из них христиане. Я встречала среди них и буддистов, и иудеев, и даже атеистов, блуждающих в поисках своего «я» и духовной основы человеческой лич­ности вообще.

Много позднее, уже опубликовав книгу о первых квакерах, я встретила жи­вых Друзей, наших современников, и смогла в полной мере оценить, насколько вся их жизнь и отношение к людям соответствуют этому названию - Друзья. Нет более заботливых, внимательных, чутких людей, чем они. Квакеры скромны и просты, открыты, честны, дружелюбны. Каждый шаг жизни для них, каждое действие в идеале - это служение Высшему. В то же время это та­кие же, как мы, люди, со своими пристрастиями, слабостями, горестями, неосу­ществленными надеждами. Суть - в стремлении, в пути к Истине и Добру, ко­торым они неустанно идут, преодолевая массу внешних и внутренних трудно­стей. Суть - в совместной молчаливой молитве, которая дает единство в Духе и Истине, помогает преодолевать конфликты и делать Божье дело.

Еще позднее, пожив среди Друзей в Англии, побывав в своеобразной квакер­ской общине и духовном центре Пендл Хилл, я увидела, какие широкие духов­ные горизонты открывают вера и образ жизни Друзей, как помогает решению самых разнообразных вопросов их молчаливая молитва, без которой не начина­ется ни одно дело.

Книга Мэри Мэлман, американки, активной участницы Религиозного Обще­ства Друзей (таково официальное название квакеров), прелестной женщины и моего большого друга, написана специально для русского читателя, интере­сующегося вопросами духовной жизни. Эта книга - своего рода введение в веру и образ жизни Друзей, в их понятия, обычаи, традиции, способ действий и решения разнообразных вопросов, в том числе деловых и конфликтных. Но главное в ней, как мне кажется, то, что на каждой странице сквозь все многооб­разие затронутых тем проступает искренняя вера и любовь.

Татьяна Павлова


ОТ АВТОРА

Хотя я и пыталась передать здесь сущность образа жизни Друзей, надо учесть, что сущность всегда более чиста, нежели то, из чего она извлечена. Надеюсь, что ты, чи­татель этой книги о деятельности и обычаях квакеров, не подумаешь, будто мы, смертные Друзья, всегда вкушаем этот опьяняющий эликсир. То, что я пыталась пе­редать, - это идеал, тот образ богослужения и жизни, который Бог открыл нам и ко­торого мы стремимся достичь. Излишне говорить, что мы зачастую не достигаем цели. Но, с другой стороны, иногда мы все-таки подходим к ней удивительно близко - пусть даже ненадолго, время от времени. Впрочем, как и во всех духовных странствованиях, заблуждения или отступления от прямого пути - всего лишь дру­гая сторона путешествия. Друзья знают, что Свет Христов всегда внутренне присут­ствует, освещая тот путь, следовать по которому уготовал нам Бог. Остальное все за­висит от нас - но всегда с Божьей помощью.

Следует сделать еще одно предостережение. Некоторые особенности квакерской духовной практики, получившие отражение в этой книге, меняются в зависимости от времени и места. Например, в разных местах шаги, которые необходимо сделать для того, чтобы стать членом общины Друзей, могут быть различными. Возможно, какой-то комитет в одном собрании Друзей называется иначе, чем в другом. Некото­рые общины имеют пасторов, другие - нет. Главное, ищите сущность и, найдя, сле­дуйте ей - это приведет вас к соответствующему образу действия, в какие бы формы оно ни облекалось.

В Истине, Мире и Любви

Мэри Мэлман

Мидиа, Пенсильвания, США. Апрель 1991 года


Вера и практика: образ жизни Друзей.

Книга написана по просьбе

Квакерского Комитета США-СССР

Апрель 1991 года

Мэри Мэлман


РЕЛИГИОЗНОЕ ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ

«Дорогие возлюбленные Друзья, мы не налагаем на вас это как правило или форму, которой надлежит следовать, но возвещаем для того, чтобы все руковод­ствовались проблеском света, чистого и святого; и так, шествуя в свете и повинуясь ему, возможно исполнить эти наставления по Духу - не по букве, ибо буква убивает,

а Дух животворит».

(Постскриптум к посланию собрания старейшин в Бэлби, Англия, «К братьям на севере», 1656 год)


ВВЕДЕНИЕ: «ВЕРУЮ...»

«Эта небольшая книга задумана не как истолкование веры Друзей, а как опи­сание порядков и обычаев, сложившихся у нас. Но порядки и обычаи предпола­гают веру». Эти слова из «Руководства к квакерской жизни», написанного в се­редине 50-x годов XX столетия для новых собраний Друзей в Америке, должны отчетливо прозвучать и в начале нашей книги. Она предназначается для лю­дей, которые мало, а то и вовсе ничего не знают о Религиозном Обществе Дру­зей, но которых личный внутренний опыт общения с Богом привел на путь, проторенный Друзьями за триста с лишним лет, - путь поиска Истины, откры­вающейся в человеческом сердце. Быть может, ваши не знающие покоя сердца и умы обретут пристанище среди таких же ищущих - среди Друзей. А если так, то вам будет полезно познакомиться с особенностями вероисповедания, дея­тельности и образа жизни, которые выработаны Друзьями и которые Друзья стремятся соблюдать.

«Друзья восприняли совокупность религиозных и социальных учений, уна­следованных от прошлого, которые всегда подвергаются новым истолкова­ниям по мере постижения Истины... Религиозная группа, следующая опреде­ленным принципам и в то же самое время открытая новым веяниям Истины, пребывает в лучшем положении, нежели группа, приверженная обветшалым традициям либо, напротив, настолько пренебрегающая воплощенной в уна­следованных обычаях мудростью прошлого, что подобна человеку, лишивше­муся памяти. Положительное обычно преобладает над отрицательным, и та группа, которая придерживается вполне определенного и хорошо обоснован­ного образа жизни, имеет преимущество перед группой, сущность которой смутна и бесформенна. Река, стесненная берегами, более глубока и обладает большей мощью, нежели река, растекающаяся по равнине» (Из «Руководства к квакерской жизни» Хаварда Х. Бринтона).

В этой книге вы не найдете указаний на какие-либо догматы или строгие, не подлежащие сомнению правила устроения церкви и управления ею, которым члены общин Друзей должны следовать для того, чтобы считать себя Друзьями. В сущности, у нас нет таких уставлений. Но приводимые далее опи­сания того, что делают Друзья и как мы это делаем, чрезвычайно важны, ибо в этих описаниях находит ясное отражение вера Друзей. А это как раз то, о чем сказано: «По плодам их узнаете их» (Мф.7,16).

«Друзьям следует напомнить о том, что наше Религиозное Общество воз­никло во времена волнений и беспорядков и что оно продолжает свидетель­ствовать о способности Бога вывести мужчин и женщин из смуты внешнего на­силия, внутреннего недуга и всех прочих форм своеволия, пусть и закреплен­ных господствующими в обществе порядками. По мере того, как умирает свое­волие наше, в нас зарождается новая жизнь - и мы освобождаемся от смятения и разочарований, от страхов, чувства гнета и чувства вины. Мы обретаем спо­собность чувствовать Внутренний Свет и следовать его указаниям. Друзьям со­ветуют ставить в центр мироздания не самих себя, а Бога, и во всех аспектах внутренней жизни и внешней деятельности сохранять открытость целитель­ной силе Духа Христова» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное соб­рание Религиозного Общества Друзей. 1972 год)

Внутреннее, непосредственное и преобразующее ощущение Бога - осново­полагающий элемент веры Друзей, составляющий сущность квакерства. Рели­гиозное Общество Друзей, члены которого известны также как квакеры, — не­обычная, полная жизни и подчеркнуто не вписывающаяся в обыденные пред­ставления группа христиан, провозглашающих свою связь со всеми религиями и со всем человечеством через присущее им видение мира, любви, социальной и экономической справедливости и благоденствия всего творения. Мы обре­таем это видение, обращая взор в себя, - для того, чтобы испытать прямые, до­стигающие нас безо всяких посредников, исходящие из Божественного в на­ших сердцах побуждения: жить в мире сем по предначертанью Божьему. Наш опыт продолжающегося откровения, внутреннего познания Бога дал нам это видение, и мы считаем, что оно подтверждено библейским откровением и опы­том наших религиозных общин. Когда мы внутренне слышим глас Божий, ко­торый подтверждается нашим духовным обществом, мы открываем исполнен­ный жизни, вселяющий силу образ верования и жизни, которому мы должны следовать для его воплощения.

Друзья - это искатели истины, подчиняющие свои жизни Божественной воле, которая проявляется в направляющем, пророческом Внутреннем Свете; воле, отождествляемой нами по традиции с Христом историческим и Христом предвечным. Первый шаг духовной жизни начинается с осознания Божествен­ного Присутствия в нас самих - того, что Друзья называют Внутренним Све­том. Наш опыт, наше ощущение этого Внутреннего Света научило нас тому, что Бог присутствует в каждом, а через осознание этого открывается один из принципов, гласящий, что осознание Божественности жизни, как духовной, так и материальной, гораздо важнее догм, религиозных, социальных или поли­тических традиций.

Известный нам по опыту Свет приводит нас к терпимости по отношению к разнообразным верованиям и обычаям - к терпимости, составляющей отли­чительную особенность Религиозного Общества Друзей. Внутренняя, преобра­жающая, побуждающая к внешнему действию вера - плод способности видеть Истину, где бы она ни пребывала, и откликаться на нее, - это не мелкие частно­сти убеждений или обрядности, но средоточие нашей жизни во Христе. Таким образом, следуя нашему принципу продолжающегося откровения и свободы совести, мы, вероятно, настолько терпимы к отличиям, расхождениям верова­ний, взглядов, обычаев и порядков, насколько это в человеческих возможно­стях - впрочем, до тех пор, пока эти отличия не приходят в противоречие с ос­новополагающими квакерскими принципами или этическими нормами и не ве­дут к действиям, обычаям или нравам, которые несовместимы с этими принци­пами и нормами. Мы стремимся сотрудничать со всеми, кто с любовью тру­дится ради мира и справедливости так, как Бог открывает это в их жизни.

Друзья прежде всего открыты постижению, признанию и искреннему, вер­ному следованию Свету, Святому Присутствию в нашей собственной жизни и в жизни других. Эта принципиальная обращенность к Внутреннему Свету и осоз­нание Внутреннего Света позволяют обществу Друзей обрести внутреннее ду­ховное единство, которое проявляется во внешних действиях. Друзья - прак­тические мистики, и непосредственное внутреннее ощущение Бога побуждает и даже заставляет нас трудиться для него, чтобы воплотить понятие ШАЛОМА в жизненную реальность. Мы трудимся ради утверждения на земле мир­ного царства, в котором господствуют любовь, справедливость и гармония.

Опыт восприятия внутренним слухом слова Божьего, опыт непосредствен­ного постижения Божественной воли имеет большое влияние на духовное и мирское поведение Друзей и на устройство нашего религиозного сообщества или общины - то есть на все то, что мы называем образом жизни Друзей. По­знать Бога в религиозных категориях значит внутренне, так или иначе, ощу­тить нашу греховность (впрочем, многих современных Друзей это слово сму­щает, и нам хотелось бы заменить его другим). Если мы избираем обращение к Свету и живем, повинуясь ему, то в этом случае мы испытываем прощение (от Бога и самих себя), чувство любви, внутреннего мира и общности с Богом - то есть испытываем то, что приносит с собой спасение, вступление в Царствие Не­бесное. Но вступить в царство Божие значит вступить также и в обыденный мир, хотя он выглядит перевернутым, отличающимся от мира, в котором правит Бог. Таким образом, обращение к Свету и постижение общности с Богом оказывают непреходящее воздействие на повседневную жизнь. Наша жизнь есть отражение нашей веры. Заметим, что это положение совершенно незави­симо от того, являетесь ли вы членом Религиозного Общества Друзей или нет.

Однако, хотя постижение и переживание внутреннего Божественного При­сутствия и следование указаниям Божиим и Божьей воле в конечном итоге да­руются каждому верующему по вере его, первоосновой Религиозного Обще­ства Друзей является не отдельный верующий, а молитвенная община, провоз­вестница и хранительница откровения, которое несут Друзья. А потому для того, чтобы по-настоящему понять квакерство, надлежит сначала погрузиться в богослужение Друзей и понять его. Именно из него возникают личные и об­щие «побуждения» (то, что открывается нам через познание Внутреннего Света). Как распознать эти побуждения и как следовать им - об этом поведает наше Руководство. А затем будет рассказано о том, как претворяется этот опыт - в нашей собственной жизни и как, исходя из него, мы ведем дела нашего ду­ховного сообщества, организуем наши молитвенные общины, что Друзья де­лают и почему, какую структуру мы формируем и каким правилам и обычаям следуем, чтобы жить согласно тому, что нам открылось. Этот образ жизни вы­работан Друзьями под впечатлением непосредственного присутствия Бога, ко­торое воздействует на каждого из Нас в отдельности и на всех вместе.
БОГОСЛУЖЕНИЕ ДРУЗЕЙ

Говоря предельно просто, молитвенное собрание есть основа основ всего, что де­лают Друзья. В этом собрании людей, преданных вере, мы с наибольшей силой ис­пытываем таинство внутренней общности с Божественным и друг с другом. В мо­литвенных собраниях мы обнаруживаем присутствие Света Христова в нас самих и учимся слышать Слово Божие. Мы учимся понимать, к чему призывает нас Бог. Слышание голоса Божьего, звучащего и среди молящихся и внутри каждого, корен­ным образом изменяет жизнь. Именно это молитвенное слышание является осно­вой Религиозного Общества Друзей и средоточием жизни каждого члена общины. Возможно, для некоторых это звучит странно или попросту непонятно. Однако Друзья давно ощущают силу и внутреннюю гармонию жизни, основанной на таком духовном единстве. Следующее далее описание богослужения восходит к истокам квакерского движения, возникшего в Англии XVII века.

Группа людей, стремящихся к постижению Истины через поиски Бога внутри себя, собирается как можно чаще в тихом, простом месте. Друзья убедились, что собрания лучше всего проводить в скромном, неукрашенном помещении, в котором, как пра­вило, нет ни картин, ни свечей, ни иных украшений, - в чьем-либо доме, в доме для собраний (так квакеры называют свои церкви, построенные в очень строгом стиле, без шпилей и колоколен), либо в каком-нибудь другом месте, даже на открытом воздухе. Обстановка, в которой происходит богослужение, должна как можно меньше отвле­кать молящихся.

В помещение, избранное для молитвенного собрания, входят без лишних разго­воров и суеты. Собравшиеся спокойно сидят на стульях или скамьях, тесно придви­нутых друг к другу, а если группа невелика, то лучше всего сдвинуть стулья или скамьи кругом. Смысл этого состоит в том, чтобы осознавать физическое присут­ствие других молящихся, а также иметь возможность видеть и слышать друг друга.

Священников, отправляющих службу, нет; службой руководит Дух Божий, и все присутствующие стремятся внимать и следовать ему. Решающее значение имеют чувство ожидания и готовность слышать, поэтому существенно важна подготовка к собранию посредством молитвы, медитации и чтения Писания или иных вдохно­венных книг. Это создает благодатную почву, на которой произрастают семена Духа.

Молитвенное собрание начинается в тот момент, когда первый пришедший са­дится и погружается в поиски безмятежного, глубокого сосредоточения сердца и ума. Приходят другие, садятся и тоже погружаются в молчание. Поиск внутреннего центра может осуществляться посредством молчаливой молитвы, размышления над собственной жизнью и собственными поступками, их пересмотра, припомина­ния какого-либо отрывка из Писания или иных исполненных высокого смысла тек­стов, образов, картин или песен; путем упорядочения того хаоса мыслей, который часто возникает, как только мы спокойно усаживаемся, стараясь ни на что не отвле­каться; через исследование неотступно преследующих нас мыслей, ибо, возможно, это Бог по какой-то причине привлекает наше внимание к ним; посредством меди­тации и так далее.

Способов, которыми достигается «сосредоточенность», - мириады; они ме­няются — и не только в зависимости от индивидуальности человека, но и от вре­мени. Следует сказать со всей честностью, что сосредоточиться на каждом моли­твенном собрании не всегда легко, а иногда даже невозможно. Хотя по мере обрете­ния опыта сосредоточение, как правило, достигается легче, временами оно может оставаться разочаровывающе непрочным, ускользающим. Когда оно ускользает, расслабься и начни сначала. Бог по-прежнему присутствует в нас, и связь с Ним не прерывается; она может лишь временно стать менее ощутимой. Просто откройся снова тишине и покою, воспринимай приходящие мысли - и постоянно возвра­щайся к спокойному центру своего бытия. Из этой открытости и придут тебе «про­зрения» - внутреннее осознание того, что Бог ведет тебя к некоей Божественной цели, и наступит понимание воли Божьей по отношению к тебе и твоему духовному сообществу.

В любой момент кто-нибудь может подняться и сказать о том, что было явлено ему(ей) от Бога во время молчания, молитвы, пения, чтения Писания и так далее. Таково наше изустное служение. Любой человек - женщина, ребенок, мужчина -может говорить на молитвенном собрании Друзей, ибо всякий, призванный Ду­хом, является служителем. Среди самых значительных служителей, появляв­шихся в среде Друзей, были, да и сейчас есть, женщины. Принципом, которым надлежит руководствоваться при изустном служении, является, во-первых, то, что возвещаемое исходит от Бога и, во-вторых, возвещаемое имеет значение не только для говорящего, но и для других членов группы. Зачастую возвещаемое за­трагивает какую-то мысль, которая, возможно, является и другим или вызывает более глубокое рассмотрение вопроса, что может привести к новым возвещениям. Иногда возвещаемое может на первый взгляд не иметь смысла для возвещаю­щего и даже для многих других, внимающих сказанному. Но ежели Дух заставляет тебя говорить, то следует просто верить в то, что в сказанном у Бога есть цель, что сказанное имеет смысл для кого-то. Изустное служение воспринимают в тишине, не пытаясь дать ответ на сказанное, оспорить или обсудить его. Участвующие в молитвенном собрании умиротворенно ожидают в покое Господа, чтобы разли­чить, будет ли еще ниспослан Свет и последует ли новое изустное служение.

Обычно Друзья говорят всего один раз в течение молитвенного собрания, но са­мое важное состоит в том, чтобы следовать наставлениям Духа. Если ты искренне следуешь наставлению Внутреннего Света, то ты принимаешь полное участие в бо­гослужении, независимо от того, говорил ты или нет. В частности, важнейшим служением является молчаливое ожидание Господа, которое углубляет и расши­ряет открытость сердец и умов внутреннему гласу Божьему.

«Помните, что каждому дана доля ответственности за молитвенное собрание, состоящая либо в молчании, либо в слове изреченном. Будьте усердны в посещении соб­раний и во внутренней подготовке к ним. Будьте готовы говорить по указанию Света. Воспринимайте служение других добросердечно и избегайте губительной критики» («Вера и практика». Филадельфийское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей. 1972 год).

Хотя многие, пожалуй, даже большинство молитвенных собраний проходят в об­становке медитации и спокойствия, может случиться, что Дух являет себя в жизни и его пламя мощно проходит среди молящихся, тогда оно может породить сильные чувства и страстное служение. Некогда Друзья проводили особые молитвенные соб­рания, называвшиеся «радениями», поскольку были уверены в том, что пламенный Дух Пятидесятницы пребудет с ними и тем самым Религиозное Общество привле­чет много последователей. Подобные собрания могут случаться и ныне, но их нельзя предсказать. (Предание говорит, что Друзей стали называть «квакерами», т.е. «трепещущими», еще и потому, что недоброжелатели, смеясь над нами, говорили, что на молитвенных собраниях они «трепещут». Впрочем, мы смеемся последними и с радостью приняли данное нам название.)

Детям следует посещать молитвенные собрания тогда, когда они уже могут си­деть сравнительно спокойно и начинают понимать, что такое молитвенное собра­ние. Иногда дети присутствуют на молитвенных собраниях несколько меньше, не­жели взрослые. Это зависит от потребностей собрания и от возможности присмо­треть за детьми, пока их родители продолжают участвовать в богослужении. Можно также проводить и особое молитвенное собрание для детей отдельно от регуляр­ного, обычного молитвенного собрания. Но детей всегда необходимо вводить в обычное молитвенное собрание (и лучше раньше, чем позже) и приветствовать их участие.

«Семейное богослужение дома может помочь детям понять, что молитва - это драгоценная и важная часть их повседневной жизни. Общаясь с Богом по-своему и осознавая, что ответы могут быть даны в формах, недоступных их пониманию, дети постепенно обретают важнейшие элементы религиозного опыта. Мы можем сде­лать многое для того, чтобы помочь нашим детям почувствовать близость Божией любви. Уже в раннем возрасте они могут прийти к пониманию смысла молитвенных собраний, принять их и наслаждаться ими и могут испытать, что значит спокойное ожидание Духа.» («Вера и практика». Нью-Йоркское ежегодное собрание Религиоз­ного Общества Друзей. 1988 год).

По мере того, как участвующие в молитвенном собрании начинают ощущать ду­ховное единство с Богом и друг с другом, возникает глубокое переживание общно­сти души со Христом, с Божественным, с Источником самой жизни. По мере того, как это чувство крепнет в сердцах и умах пребывающих в покое верующих, им мо­жет открыться понимание того, как надлежит жить, или осознание необходимости более последовательного продолжения избранной жизненной линии, либо ее изме­нения; или же может открыться, что Бог желает, чтобы ты или избранная молитвен­ная община некоторым образом свидетельствовали о Божественном Промысле. Можно испытать самые различные чувства и озарения - от успокоения или вдохно­вения до раскаяния по поводу жизни, которую ты ведешь. Все эти озарения и пости­жения Друзья и воспринимают как наставления. Когда участвующие в богослуже­нии достигают глубинного, внутреннего духовного единства, Друзья называют такое богослужение «единением». Описать «единение» так, чтобы можно было узнать его, невозможно, поскольку каждый из присутствовавших на нем, вероятно, описал бы его по-разному. Но ты будешь знать совершенно точно, когда оно состоялось.

«Когда я вошел в молчаливые собрания людей Божиих, я обнаружил среди них тайную силу, которая тронула мое сердце. И поскольку я открылся ей, я обнаружил, что зло во мне ослабевает, а добро возвышается. Таким образом, именно это связало и объединило меня с ними» (Свидетельство Роберта Баркли, Друга, жившего в ХVII веке).

Официально молитвенное собрание заканчивается тогда, когда один или два на­значенных участника собрания, обычно наделенные особой чувствительностью или обладающие большим опытом, пожимают руки окружающим, после чего все пожи­мают руки друг другу. В прошлом это происходило тогда, когда назначенные для ве­дения собрания люди ощущали, что Дух освободил собрание. Это и теперь является наилучшим способом завершения молитвенных собраний, но напряженность и ограничения современной жизни заставили установить в большинстве собраний временной предел - обычно час или что-то около часа. Заканчивать раньше значило бы лишить присутствующих возможности участвовать в богослужении, так как ко многим духовное просветление приходит медленно. Каждому участнику молитвен­ного собрания надлежит выяснить, что наиболее приемлемо для его молитвенной общины, и быть готовым к тем изменениям, которые подскажет Дух.


«ВНЕМЛИ СВЕТУ»

Итак, Бог посылает нам то, что Друзья называют «побуждением» - то, что Бог говорит непосредственно нам; то, что мы постигаем, когда открываемся Богу внутри себя; то, что мы учимся признавать голосом Божьим, призывающим нас к божественной цели. Молитвенное собрание - центр Религиозного Общества Друзей потому, что оно является источником внутреннего единства нашего духовного сообщества относительно того, что нам надлежит сделать для воплощения полученных нами побуждений в мирскую реальность. Мы выве­ряем побуждения, испытывая их Писанием, молитвой и богослужением, и делаем это вместе с нашим сообществом собирающихся на богослужения. Поскольку побуждение является внутренним опытом, зачастую, когда возникает необходимость в конкретных внешних дей­ствиях отдельного человека или всей общины, для достижения единства действий прово­дятся деловые собрания Друзей, которые будут описаны позднее.

Побуждение может принимать множество форм и в разное время по-разному предста­вляться разным людям. Оно может проявиться легким толчком, настоятельным водительством, сбивающей с толку или сложной идеей, мыслью, которая становится неотступной, яс­ным осознанием или прозрением относительно того, что надлежит предпринимать в кон­кретных случаях, как поступать в определенных ситуациях или что сказать по данному по­воду в молитвенном собрании - и это лишь немногие из возможных проявлений побужде­ния. Побуждение может иметь значение только для тебя, но может иметь смысл и для дру­гих участников твоего собрания или для твоего сообщества, или для твоих соседей, или на­ции - или, быть может, для всего человечества.

Хотя побуждение может прийти в любой миг и в любом месте, молитвенное собрание имеет исключительную важность для развития нашей открытости Духу и нашей способно­сти внимать указаниям Божиим, различать их и находить им подтверждения, ибо иногда (хотя и не всегда) побуждения бывают тонки и трудноуловимы. Наряду с необходимостью испытать водительство словами Писания, жизнью и учением Иисуса Христа, другими духов­ными текстами, нашей личной молитвой и внутренним духовным диалогом молитвенные собрания и деловые собрания дают возможность испытать водительство совместно с собравшейся общиной.

Идея водительства может показаться трудной или удивительно новой, или же имеющей значение лишь для людей особенно благочестивых, людей особой святости, духовности. Позвольте заверить вас в том, что это не так. Опыт получения побуждений обычен и в тоже время необыкновенен. Это может происходить с каждым. Ты и я, каждый мужчина, каждая женщина и каждый ребенок - все мы причастны Богу, который постоянно действует в нас, хотя проявления этой деятельности мы можем именовать различно или вообще оставлять без названия. Сегодня кто-то из нас постоянно осознает Божественное Присутствие, иные пока не обнаружили его в своей жизни. Некоторые из нас решают открыться и следовать ему, другие - нет. Мы можем сделать и делаем свободный выбор: слушать ли нам глас Божий и следовать ли ему, ибо Бог сотворил нас для того, чтобы мы делали этот выбор. Когда мы решаем открыться и следовать тому, к чему нас призывает Бог, наша способность постигать Бога, говорящего с нами, увеличивается и расцветает. Когда же мы решаем пренебречь Све­том и водительством Света, наша способность воспринимать слова Бога уменьшается и мо­жет отмереть. Молитвенное собрание питает ту, часто пребывающую в небрежении, частицу нас самих, которая слышит внутренний глас Божественного и позволяет нам определять, действительно ли то, что мы слышим, исходит от Бога. Но как мы делаем это? Друзья дости­гают этого многими способами, которые всегда зависят от своеобразия их личных характе­ров, а также от высшего предназначения каждого. В ХVII веке побуждения, ниспосланные Джорджу Фоксу, заставили его идти к людям, уже внутренне искавшим Бога, и призывать их собраться в великий народ; и они основали Религиозное Общество Друзей. Побуждения, ниспосланные жившему в ХVIII веке в Филадельфии квакеру по имени Джон Вулмэн, заста­вили его содействовать реализации идей экономической и социальной справедливости среди бедных и поверженных и в течение многих лет странствовать по Америке и Англии, призывая Друзей освободить имевшихся у них рабов и объединиться для того, чтобы повсе­местно покончить с рабством.

Дневники и сочинения Друзей полны описаниями подобных переживаний. Для читате­лей этой книги, вероятно, особый интерес может представлять следующий пример. Речь идет о побуждении, ниспосланном Джанет Райли, которая участвует в распространении Религиозного Общества Друзей в бывшем Советском Союзе. История Джанет начинается с момента, который она считает началом своего вовлечения в этот проект.

«Я - обыкновенный человек, ведущий обычную жизнь, и побуждения приходят ко мне, кажется, так: сначала появляется склонность что-то сделать. Это - нечто большее, нежели идея, мысль; я чувствую, что нечто подталкивает меня изнутри или лучом освещает путь в определенном направлении. Иногда это ощущение бывает сильным и драматичным, иногда оно смягчается, но всегда требует внимания. Если я почему-то не хочу обращать вни­мание на этот зов, то мне нужна самодисциплина, которая не позволит мне отгонять, оттал­кивать побуждение и позволяет понять, исходит ли оно от Бога или же от меня самой, от моих личных интересов. Поначалу я предпочитаю сама, внутренне переживать побуждение, а затем я размышляю над ним вместе с другими. Когда я встречаю человека, который полу­чил побуждение, подобное моему, это служит подтверждением истинности моего побужде­ния. Такие случаи происходили достаточно часто для того, чтобы ныне я ощущала различие между глубинным духовным побуждением и чем-то, обусловленным только моим личным интересом.

Несколько лет назад, когда я жила в маленькой духовной общине Севен Оукс («Семь Дубов»), находящейся в удивительно красивой части гор Голубого Хребта в Вирджинии близ Вашингтона, я стала задаваться вопросом: «Что мне делать со своей жизнью?» И хотя мне жилось в Севен Оукс очень счастливо, я испытывала некоторое внутреннее беспокойство. Мне было за сорок, я вырастила троих детей и нянчила внук. Я поработала на разных рабо­тах, ни одна из которых, по-видимому, не была связана с глубинными устремлениями моей души, и я часто испытывала нечто близкое к отчаянью вследствие этого чувства личной неосуществленности. Однажды я находилась в моей комнате, из окон которой открывался чу­десный вид, и в момент подступившего отчаянья я внутренне произнесла молитву, прося Бога открыть мне, как я должна жить дальше. Это было как если бы я вручила мою жизнь Богу. Я сидела на кровати - и вдруг меня охватило глубокое чувство внутреннего мира, фи­зического и духовного. Глядя на горы, подымавшиеся за лужайкой, я ощутила связь внутрен­него и внешнего мира, и этот опыт ведет меня во всем, что я с тех пор делаю, работая во имя мира. Не было никаких сомнений в том, что я должна последовать этому побуждению.

Через несколько дней я пришла в Школу права университета Вирджинии на выступление одного дипломата из советского посольства в Вашингтоне. До гласности было еще далеко, и собравшиеся были настроены презрительно, враждебно и все сильнее распалялись в критике коммунизма. В основе настроения собравшихся лежало убеждение: «Мы правы, вы - нет». В конце концов дипломат, подняв палец, сказал публике: «Беда в том, что выдумаете, будто правы, и хотите, чтобы и я поверил в это. А я не верю. Но мы можем ужиться». Его словам ис­кренность произвели на меня впечатление, и я почувствовала, что я заодно с ним. По мере того, как он рассказывал в очень личных выражениях, о своей опечаленности тем, что второй договор об ограничении стратегических вооружений, работе над которым он отдал столько сил, не подписан, его искренность растопила враждебность слушателей, их настроенность на противоборство. И в ходе лекции я почувствовала побуждение сосредоточить свою работу во имя мира на Советском Союзе. Вскоре я решила последовать этому побуждению.

Несколько месяцев спустя я встретила Кента Ларраби, Друга, странствовавшего по общи­нам Друзей в США и рассказывавшего об опыте, который он обрел в Советском Союзе. Кент поведал, что однажды ночью, когда он был в Советском Союзе, он проснулся, увидел в углу своего гостиничного номера свет и услышал голос, велящий ему способствовать созданию в Москве собрания Друзей. Это было столь сильное переживание, что, когда он вернулся в США, он почувствовал побуждение объехать собрания Друзей и рассказать о том, что ему было явлено. Когда Кент сообщил мне о своем переживании, я почувствовала, как это близко тому, что открылось мне самой, я также ощутила побуждение создать собрания Дру­зей в Москве.

В то время я красила и обклеивала стены обоями ради заработка. Это занятие привело меня в дом Джея и Кэролин Уоррелл, Друзей, с которыми я дружу уже 20 лет. У меня было много времени для размышлений над всем тем, что происходило в моей душе. Я была взволнована моим переживанием и захотела вовлечь в намечавшийся проект Джея, зная его как хорошего организатора. Но когда я спросила его, он ответил, что просто не сможет участво­вать, поскольку уже перегружен обязательствами. Я приняла это объяснение и, хотя испы­тала разочарование, не увидела необходимости форсировать что-либо.

Очень важно не форсировать что-либо, поскольку побуждением нельзя манипулировать. Это могучая сила, мощь которой исходит от Духа и Истины, а не порождена хитроумием и лукавством.

Между тем, поскольку я была очень взволнована явившейся мне мыслью, я ежедневно беседовала о ней с Джеем, пока малярничала в их доме. В какой-то момент, когда мы были на кухне и я, умываясь после работы, продолжала говорить о своем переживании, Джей вне­запно прервал меня, хлопнул рукой по столу и сказал: «О’кей, мы это сделаем!».

После этого Джей, Кенти я в течение нескольких дней беседовали на лужайке под дубами Севен Оукс. С одной стороны вдоль лужайки росли кусты сирени, над которыми проносились стайки колибри. Мы вновь и вновь говорили о возможности донести квакерство до со­ветских людей. Потом мы шли искупаться и поесть - и снова возвращались на лужайку, сади­лись и продолжали разговор. Во время одной из бесед через лужайку пронесся мощный шквал, заставивший нас уйти в дом и завершить встречу при свечах. Это было так волнующе.

Мы образовали маленький комитет, в который вошли заинтересованные Друзья, и стали собираться примерно раз в месяц, обычно в Филадельфии. Мы начинали наши собрания ве­чером в пятницу и заканчивали в воскресенье, наслаждаясь молитвой и сопричастностью друг другу. Продвижение идеи создания общины Друзей в Москве стоило нам больших уси­лий, поскольку некоторые Друзья не принимали этот замысел. И тем не менее мы чувство­вали, что явленное нам побуждение подлинно и соответствует Истине. Мы назвали нашу группу Квакерским комитетом США-СССР.

Мы также спрашивали себя, с чем будет сопряжено осуществление мечты о создании об­щин Друзей в Советском Союзе в самой чистой форме. После нескольких собраний нам стало ясно, что следует установить духовную связь между советскими людьми и американ­цами. Положив эту идею в основу нашей работы, мы стали изыскивать проекты, осуществ­ление которых создало бы духовные узы и помогло бы нашим двум странам действовать вместе. Для начала мы решили осуществить совместный советско-американский детский и литературный проекты.

Перед литературным проектом распахнулись двери. Мы встречали советских граждан в неожиданных местах, в неожиданное время, причем эти люди неожиданным для нас обра­зом мыслили в том же ключе, что и мы, а среди них были сотрудники посольства, издатель, писатели, простые люди, которых привлек проект и ощущение духовной связи с нами. Путе­шествуя по стране, я встречала людей, уже желавших услышать то, что мы говорили, или, ка­залось, ожидавших услышать это. Один советский дипломат из посольства в Вашингтоне только что прожил некоторое время у Друзей в Ричмонде, штат Индиана. Другой мужчина встретил нас у порога своего учреждения в Москве, держа в руках экземпляр «Веры и прак­тики». Все это служило для нас зримым подтверждением того, что явленное нам побужде­ние есть побуждение в Истине.

Так начался «Опыт человеческий» - совместный издательский проект советских и амери­канских писателей. Книга была отредактирована советско-американской коллегией, провед­шей несколько встреч в обеих странах. Советское и американское издания книги увидели свет в мае 1989 года. В ознаменование этого семнадцать советских писателей и консультан­тов, принявших участие в проекте, встретились со своими американскими коллегами на пи­сательской конференции, состоявшейся в Доме собраний Друзей в столице США. Мы на­чали и завершили конференцию в молчании. Василий Белов, Борис Якимов и Юрий Кузне­цов побывали в Севен Оукс, где мне впервые была открыта моя миссия, и постояли на лу­жайке под дубами. Мы даже привели некоторых советских писателей на молитвенные собра­ния Друзей.

Многие спрашивают меня: «Что случилось с Кентом Ларраби?». Кент почувствовал, что ему пришло время выйти из состава комитета. Его решение вызвало недовольство у некото­рых членов комитета, но я пришла к убеждению, что его решение следует принять. Ему было ниспослано побуждение передать работу по организации собрания Друзей в Советском Союзе другим, и он исполнил это вполне успешно. Для того, чтобы следовать внутреннему голосу, требуется огромная духовная зрелость. В конце концов, побуждение, которому он следовал, состояло в том, чтобы позволить другим осуществить явившуюся ему мечту. На­блюдение за Кентом на протяжении этих лет и в свете явленных нам побуждений очень по­могло мне.

Только что завершилась реорганизация Квакерского комитета США-СССР. У нас поя­вился новый секретарь, и мы учредились на прочной основе. Издан «Опыт человеческий», идет работа над брошюрами и книгами, которые мы планируем опубликовать. Совсем не­давно нами начато осуществление проекта, в котором участвуют 9 школ в обеих странах и который предусматривает установление парных связей между одной американской и одной советской школой. Мы также сотрудничаем с одним из депутатов Московского городского Совета, составившим обращение с призывом ввести гражданскую альтернативную службу для людей в бывшем Советском Союзе, которые отказываются от военной службы по сооб­ражениям совести.

Но я снова и снова спрашиваю себя: «Каково побуждение, ниспосланное мне?». Голос слышен порой неотчетливо, и хотя моя обыденная жизнь идет своим чередом, это - труд­ное, засушливое время. Я в ожидании следующего шага. Но вот что справедливо: однажды полученное побуждение не определяет ваше занятие в течение всей оставшейся жизни. Я верю, что мое призвание заключается в созидании советско-американских духовных связей, и ожидаю наставления о том, в какой еще форме осуществить призвание.

Квакерский обычай терпеливого ожидания - это большое испытание для меня, по­скольку я - человек по природе нетерпеливый; думаю, однако, что это как раз то, что от меня теперь требуется. Ощутив побуждение, идешь вперед, к указанной цели, не ведая, что должно произойти. Кто-то однажды описал это состояние, сравнив его с раскачиванием на перекладине трапеции. Если намереваешься сделать нечто большее, нежели просто раска­чиваться на перекладине, в конце концов приходится остановиться и висеть какое-то время, до тех пор, пока не появится другая перекладина, за которую можно было бы уцепиться. Сей­час я в состоянии зависания.

В своей книге «Свидетельство преданности» Друг Томас Келли писал: «Подобно тому, как отдельные мистики, достигшие глубочайшей степени понимания, учатся отвыкать от опоры на исключительные моменты озарения, учатся не стремиться постоянно к вершинам, но ходить и в тени, и по долинам, и по пустыням долгие месяцы и годы, так и группа верую­щих должна усвоить, что богослужение вполне действенно и тогда, когда нет никаких потря­сений, никакого особенного ощущения Божественной защиты. Дисциплинированная душа и дисциплинированная группа научены ощущать реальность Божьего присутствия незави­симо от того, сильно это чувство или неотчетливо, слабо». Мой ответ может явиться не столь быстро и ярко, как это произошло в Севен Оукс, и я чувствую, что ожидание в неведении также составляет часть ниспосланного мне урока. Это утешает меня».

Таков один из примеров преданного следования полученному побуждению. Мы знаем, что Дух Божий внутри нас может вести любого человека. Друзья возглашают Свет и знают, что мы должны взращивать и лелеять его так, чтобы, подобно Семени, похороненному глу­боко в сердцах и умах, Божественное Присутствие могло расти в нас, цвести - и через нас, че­рез наши дела являться миру на глаза. Когда мы открыты Свету и водительству Света, Хри­стос вершит свое дело через нас и через нас вновь воплощается в мире. Так пришло - и гря­дет - Царствие Небесное.

«Внемли Свету» - так у Друзей было принято напоминать друг другу о необходимости внимать Богу, следовать его откровениям, а также лелеять Божественный Свет и заботиться о нем. Хотя ныне Друзья редко говорят эти слова друг другу, выраженная в них мысль лежит в основе всего, что мы делаем. «Внемли Свету». Внемли наставлениям Света Божия в себе са­мом и в других - и откроешь источник деятельности и поступков Друзей, их жизни и принципов организации общин, в Духе и в миру.
ОТ ВЕРЫ К ДЕЙСТВИЮ: КАК ПРИНИМАЮТСЯ РЕШЕНИЯ

Деловые собрания предоставляют всему сообществу Друзей возможность обре­сти в своих побуждениях духовное единство. Деловые собрания можно назвать «богослужением ради дела», потому что Друзья ведут дела религиозного сообще­ства в полном соответствии с ведением молитвенного собрания. Деловые собрания могут устраиваться по разным причинам - ради принятия решений, обсуждения или в поисках вдохновения. Друзья обнаружили, что проведение деловых собраний по меньшей мере раз в месяц придает силы, и во многих местах наши общины орга­низованы с учетом этого обстоятельства. (Смотри ниже раздел о структуре собра­ния.) Впрочем, каждое собрание должно принимать во внимание также и то, что именно для него полезно и возможно.

Друзья собираются вместе для того, чтобы узнать, к каким реальным свершениям Бог призывает нас как отдельных людей и как общество, и определить, можем ли мы найти единство Духа в исполнении побуждений, решении важных дел и вопро­сов, встающих перед нами, определить, когда и как действовать.

«Исходные предпосылки молитвенного собрания оказали... глубокое воздей­ствие на метод принятия решений деловым собранием. В обоих собраниях господ­ствует вера в Наставника и вера в продолжающееся откровение, и Друзья всегда от­крыты для новых прозрений. Это и есть то взаимное уважение и та благорасполо­женность друг к другу, которые преобладают над всеми различиями и помогают за­жечь веру в то, что, проявляя терпение и открытость, группа может рассчитывать на достижение ясности и на решение стоящих перед нею проблем» (Из книги «Церков­ное устройство». Лондонское ежегодное собрание Религиозного Общества Друзей).

Порядок принятия решений среди Друзей коренится в духовном единстве рели­гиозного сообщества. Мы отвергаем господство большинства ради более возвы­шенной цели - достижения единогласных решений благодаря своеобразным осо­бенностям мышления, выработанным Друзьями на протяжении веков. Наш про­цесс принятия решений демократичен в том смысле, что каждого поощряют уча­ствовать в нем. Однако процесс принятия решений, практикуемый квакерами, пре­восходит обычную демократию в том отношении, что не зависит исключительно от человеческой воли или человеческих способностей. От участвующих ожидается, что они отложат личные желания в сторону и позволят себе стать водимыми тем На­ставником, который выше их самих, - Внутренним Светом Христовым.

В тех случаях, когда этим процессом принятия решений пользуются легкомыс­ленно, отсутствие формальных правил может привести к злоупотреблению, по не­брежности или по умыслу. Но когда этим процессом пользуются ответственно, он дает глубокое удовлетворение и приносит практические решения, согласные с Ду­хом. Мы должны проявлять точность и строгость в поисках конечного истока ниспо­сланных нам побуждений, стараться выйти за пределы нашего «я» и никогда не до­пускать подмены воли Бога нашей волей.


следующая страница >>



Умением говорить выделяются люди из мира животных; умением молчать выделяется человек из мира людей. Григорий Ландау
ещё >>