В международном коммерческом арбитраже - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закон о международном коммерческом арбитраже 1 260.69kb.
Закон о международном коммерческом арбитраже 1 273.85kb.
Ответственность в международном атомном и международном космическом... 1 273.87kb.
Европейская конвенция о внешнеторговом арбитраже 1 226.53kb.
Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении 26 5293.71kb.
Соглашение о международном железнодорожном грузовом сообщении (смгс) 26 6749.95kb.
Бизнес-инжиниринг и управление в коммерческом банке Практическое... 1 32.6kb.
Из истории американского тред-юнионизма: С. Гомперс об арбитраже 1 138.29kb.
Учебное пособие Кафедра банковского дела 8,3 Март 2011 до 200 экз... 1 175.63kb.
Статья 398. Основные понятия 1 271.25kb.
Международная конвенция о защите прав всех трудящихся-мигрантов и... 6 629.2kb.
Ратифицировано Законом кр от 3 марта 2000 года n 50 1 128.8kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

В международном коммерческом арбитраже - страница №1/1

«Политика и общество».-2011.-№5(83).-С.54-61.
ПРОБЛЕМЫ ВЫБОРА И ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВА
В МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ

Д.Б. Лопатин
Аннотация: Данная статья посвящена проблемам возникающим при следовании арбитрами Международного Коммерческого Арбитражного Суда при ТПП РФ алгоритма определения права применимого к существу спора и перспективам ее разрешения с учетом зарубежного опыта и опыта форумов международного уровня. В статье анализируется преломление проблемы конфликта воли и волеизъявления субъектов права через призму оговорки о праве применимом к частноправовой сделке - прежде всего проблемы подразумеваемого выбора права сторонами. Также анализируется проблема применения арбитрами норм права при отсутствии выбора применимого права со стороны участников сделки.

Ключевые слова: Юриспруденция, международное частное право России, международный коммерческий арбитраж, применимое право, МКАС при ТПП РФ, Международный центр по урегулированию инвестиционных споров, Испания, оговорка о применимом праве, арбитражная оговорка, коллизионные нормы
Одним из достоинств международного коммерческого арбитража как органа разрешения споров в Российской Федерации является его независимость не только от судов государственной судебной системы (арбитражных судов и судов общей юрисдикции), но и определенная независимость от норм раздела VI части III ГКРФ - согласно абз.2 п.1 ст. 1186 ГКРФ, особенности определения права подлежащего применению международным коммерческим арбитражем, устанавливаются Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже», который установил в ст. 28 следующую иерархию применимых норм права:

1. Право избранное сторонам путем их волеизъявления.

2. Право избранное путем применения коллизионных норм, которые арбитры считают применимыми.

На первый взгляд может показаться, что разница между выбором на основании коллизионных норм и выбором на основании мнения арбитра не столь существенна. В самом деле, коллизионная норма все равно укажет на материальное право, которое считает применимым арбитр. Какова практическая разница между выбором права подлежащей применения и нормы права указывающей на право подлежащее применению? Рассуждая умозрительно, разницы не существует.

Выбирая коллизионную норму, арбитр неизбежно связан lex fori1 точнее lex loci arbitri2. Об этом красноречиво свидетельствует практика МКАС при ТПП РФ, арбитры которого неуклонно выбирают в случае невнятного выбора права сторонами международной коммерческой сделки, право подлежащее применению в соответствии с положениями раздела VI части III ГКРФ, уподобившись суду государственной судебной системы3.

Так, например в Решении от 28.06.2010 года по делу N 143/20094 МКАС при ТПП РФ применив в отсутствие надлежащего выбора права сторонами спора коллизионные нормы раздела VI части III ГКРФ указывающими на право Республики Армения.

Из изложенного выше вытекает существенно большая определенность и предсказуемость выбора применимого права, нежели выбор права судами государственной судебной системы. Суды государственной судебной системы ориентируются при выборе применимого правопорядка на положения раздела VI части III ГК РФ и международных договоров, то орган международного коммерческого арбитража придерживается следующей схемы действия при выборе им норм права, применимых к существу спора: На первом этапе составу арбитража необходимо сделать вывод о том, какие нормы права стороны разбирательства избрали в качестве норм, применимых к существу спора.

При этом, выбор сторон коммерческого контракта может быть как прямой, так и подразумеваемый (tacit choice of law).

Хотя авторы довольно единодушно подмечают тенденцию к следованию праву, избранному сторонами expressis verbis5, практика заключения международных коммерческих контрактов показывает, что стороны достаточно невнимательно подходят к оговорке о применимом праве и арбитражной оговорке, указывающим соответственно на правопорядок, на основании норм которого предполагается разрешать возникающие споры и на форум, который будет разрешать их на основании данного правопорядка.

Так, К.И. Налетов приводит пример оговорки о применимом праве содержащейся в ст. 23.1 Соглашения о разведке, эксплуатации и разделе продукции на месторождении «Шах-Дениз» в азербайджанском секторе Каспийского моря6,в соответствии с которой Соглашение подчиняется принципам права общим для английского права и права Азербайджана и интерпретируется в соответствии ними, в случае отсутствия таковых в каждом случае - в соответствии с принципами общего права провинции Альберта (Канада), кроме коллизионных норм.

В таких случаях, арбитрам приходится обращаться к подразумеваемой воле сторон.

Д.К. Мосс в ряде своих статей указывает на использование контрактом форм принятых в англосаксонском праве как на волю сторон подчинить его англо-саксонской правовой системе7. При этом она соглашается с тем что указание на англо-саксонскую систему права вообще слишком абстрактно - тот факт, что контракт подчиняется англо-саксонской системе права не дает оснований автоматическому выводу о том, что контракт подчиняется именно английскому праву, а не праву США или Австралии8.

Джулиано П. Лагард утверждает, что отсылка к правилам Морского Страхования Ллойда указывает на молчаливый выбор сторонами английского права.

Выбор форума тоже можно рассматривать как выбор права, если сторонами потенциального спора избрано определенное место судебного разбирательства.

Например, ссылка в оговорке на Арбитраж международной торговой палаты, Арбитраж г. Вена или на разбирательство в соответствии с Арбитражным Регламентом ЮНСИТРАЛ не указывает на выбор права (если конечно, речь не идет о праве регулирующим процедуру разбирательства).

По мнению руководителя Комиссии по разработке европейского контрактного права проф. Оле Ландо (Lando) выбор сторонами контракта «нейтрального»9 места судебного разбирательства необязательно свидетельствует о выборе сторонами того же права. Аналогично и отношение Оле Ландо к выбору сторонами национального арбитражного института «нейтрального» государства.

Аналогична и позиция Арбитражного Института Торговой Палаты Стокгольма10.

Английские суды придерживаются мнения о том, что указание на конкретный форум можно рассматривать как указание на применимое право11.

Французские суды, взяв на вооружение тот же принцип12, столкнулись с проблемой влияния недействительности арбитражной оговорки по lex fori13 (французскому праву) на действительность вы­бора применимого права (английского права), в со­ответствии с которым арбитражная оговорка была действительна. И, хотя в случае отсутствия юриди­чески действительного выбора права применялось английское право, суд постановил, что указание на английский форум является подразумеваемым и действительным выбором английского права.

Как правило, критерий избранного сторонами форума используется в качестве дополнительного критерия, когда основное место деятельности (place of business)14 находится там же.



Вторым этапом определения права примени­мого к существу спора в соответствии с Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже» (в случае невозможности определить волю или, по крайней мере, волеизъявление сторон), станет опре­деление арбитрами (одним арбитром) права, либо в соответствии с коллизионными нормами, которые арбитры считают применимыми (voie indirecte) либо непосредственно (voie directe).

М.А. Ахрименко выделяет следующие способы определения форумами применимого права 1) при­менение системы коллизионного права места на­хождения арбитража; 2) применение коллизионной нормы, которую арбитраж сочтет применимой; 3) применение общих принципов коллизионного пра­ва; 4) непосредственное определение применимого права (voie directe)15.

Пункт 1 параграфа 26 Регламента Международного Коммерческого Арбитражного Суда при Торгово-Промышленной Палате РФ16 за­крепил норму аналогичную вышеприведенному положению Закона РФ «О международном коммер­ческом арбитраже», не дополняя ее норм никакими специальными правилами.

П.1 §20 Регламента Морской Арбитражной Комиссии «Нормы, применимые к существу спора» аналогично Регламенту МКАС указывает на право согласованное сторонами, а при отсутствии таково­го - на нормы права, определенного в соответствии с коллизионными нормами, которые состав арбитра­жа считает применимыми.

Аналогичную норму закрепил параграф 38 Арбитражного Регламента ЕЭК ООН.

Эта норма представляющая собой дословный перевод параграфа 28 Типового закона ЮНСИТРАЛ «О международном коммерческом арбитраже» 1985 года и ст. 33 Арбитражного Регламента ЮНСИТРАЛ достаточно консервативна по сравнению с иными аналогичными нормами зарубежных государств и регламентов форумов17 по разрешению коммерчес­ких споров регулирующих определение права при­менимого к существу спора18.

Ряд актов национального уровня предпи­сывают арбитрам самим выбирать применимое право:

Так, пункты 2 и 3 ст. 34 Закона Испании от 26 декабря 2003 года Об Арбитраже (Ley 60/2003 de Arbitraje) арбитры международного арбитража раз­решают спор в соответствии с нормами, избранны­ми сторонами, а если стороны таковых не указа­ли - в соответствии с теми, которые они считают применимыми.

Пункт 3 ст. 4 Регламента Арбитражного Суда Испании дублирует норму вышеназванного зако­на, указывая, что арбитры разрешают дела в соот­ветствии с нормами избранными сторонами (con las normas elegidas рог las partes), применяя в случае невозможности нормы, которые они считают при­менимыми (aplicandose en su defecto las que aquellos estimen apropiadas.)

Законодательство государств-участников СНГ пока придерживаются традиционной модели выбора арбитражем права применимого в случае отсутствия выбора права сторонами.



Закон Республики Молдова №23-XVI от 22.02.08 «Об арбитраже»19 Статья 27. указывает на волю сторон выраженную в их соглашении как на единственное основание применения того или иного правопорядка.

Ст. 28 Закона Республики Молдова от 22.02.08 «О международном коммерческом арбитраже»20 до­полняет это правило запретом обратной отсылки и указывает на выбор применяемого закона в соот­ветствии с коллизионными нормами, которые ар­битражный трибунал считает применимыми в дан­ном случае.

Эта норма продублирована в ст. 24 Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Республики Молдова о процедуре международного коммерчес­кого арбитража.

Положения Закона Украины от 24 февраля 1994 года N4002-XII «О международном коммер­ческом арбитраже»21 (п.1 и 2 ст. 28) и Регламента Международного коммерческого арбитражного суда при ТПП Украины22 (пункты 8.1. и 8.2.) также анало­гичен российскому Закону 1993 года в части алго­ритма определения права, применимого к существу спора.

Закон 2000 года о Международном коммерчес­ком арбитраже провинции Альберта (Канада)23, ос­новываясь как это указано в ряде его положений на Типовом законе ЮНСИТРАЛ «О международном коммерческом арбитраже», также следует voie indirecte, повторяя в этом смысле положения федераль­ного акта24 (Commercial Arbitration Act).

Вашингтонская Конвенция 1962 года О разре­шении инвестиционных споров между государс­твами и лицами других государств в соответствии с которой был образован Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС/ ICSID) установила следующую модель выбора фору­мом права применимого к существу спора - в случае отсутствия соглашения сторон спора, применяется право государства, являющегося стороной спора (ст. 42 (1)) и применимых норм международного права. При этом, указанные нормы международного права используются субсидиарно25.

Более 80% всех инвестиционных арбитражных дел рассматриваются трибуналами МЦУИС.26

Хотя Вашингтонская Конвенция не ратифици­рована, но подписана Россией, это не является пре­пятствием к разбирательству на основе ее норм. Если одна из спорящих сторон не является участницей указанной Конвенции, то согласно установленному Центром порядку допускается разрешение инвести­ционных споров в соответствии с Дополнительной процедурой Центра (ICSID Additional Facility Rules).

Ряд двусторонних инвестиционных соглашений с участием России уполномочили МЦУИС на разре­шение споров, возникающих в соответствии с дан­ным соглашением.

Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики от 09.11.2006 года и Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Алжирской Народной Демократической Республики от 10.03.2006 года о поощрении и взаимной защите капиталовложений предусматривают разбирательство в МЦУИС в ка­честве одного из вариантов разрешения возникаю­щих споров.

При этом, по мнению автора данной статьи именно разбирательство в МЦУИС является наибо­лее вероятным, поскольку остальные два варианта разрешения споров предусматривают либо обраще­ние в суд государственной судебной системы того государства на территории которого осуществлены инвестиции, либо арбитражный трибунал ad hoc27. В соглашении с Алжиром в отличии от аналогичного соглашения с КНР, для сторон спора предусмотрена возможность уполномочить на разрешение споров иной форум.

Наконец, Россией ратифицирована Сеульская Конвенция 1985 года об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций, которая также предусматривает юрисдикцию МЦУИС.

По количеству заявлений поданных в Лондонский Суд Международного Арбитража (LCIA) стороны из России и государств-участников СНГ занимают первое место после компаний из Великобритании28. Статья 46 Арбитражного Акта Англии 1996 года (Arbitration Act Of England) также ставит во главу угла право выбранное сторонами. Отсутствие такого выбора дает составу арбитражного трибунала при­менить коллизионные нормы, которые он считает применимыми.

Помимо способа определения права, примени­мого к отношениям сторон, существенными особен­ностями отличается объем понятия «применимое право». В рамках данной проблемы особенно акту­альными являются вопросы а) о соотношении по­нятий право, правовая система и законодательство б) о допустимости разрешения спора на основании правовых обычаев (lex mercatoria) в) о возможности применения международного права и г) об отноше­нии арбитров к коллизионным нормам.

Так, использование словосочетания «российское право» в оговорке о применимом праве указывает на применение к международному коммерческому контракту норм международных договоров рати­фицированных Российской Федерацией, поскольку в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ 1993 года, последние являются составной частью право­вой системы России.

Международный коммерческий арбитражный суд при торгово-промышленной палате РФ неод­нократно указывал в своих решениях на то, что ука­зание в международных коммерческих контрактах на применение к ним российского права означает применение к положениям данного контракта норм Венской Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. Если же в контракте указано применение «российского законодательс­тва», то Венская конвенция к отношениям сторон не применяется29.

На этом этапе приобретает сугубо практичес­кий смысл, умозрительный на первый взгляд вопрос о том, входят ли международные договоры в нацио­нальное законодательство после их ратификации или же являются самостоятельными источниками права. В данном решении содержится и позиция МКАС при ТПП РФ применительно к теории о распростране­нии иерархии внутринациональных актов на рати­фицированные ими международные договоры.

Данная концепция была «вызвана к жиз­ни» Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. N 5 "О применении судами общей юрисдикции обще­признанных принципов и норм международно­го права и международных договоров Российской Федерации"30.

По мнению Верховного Суда РФ, международ­ный договор, согласие на обязательность которого было принято в форме федерального закона, имеет приоритет над федеральным законом, а междуна­родный договор, согласие на обязательность кото­рого было дано иным способом, имеет приоритет исключительно относительно подзаконных норма­тивных актов, изданных государственным органом, заключившим данный договор.

Основания данной концепции были сформи­рованы Верховным Судом РФ еще в 1995 году. Постановление ВС РФ от 31 июля 1995 года содер­жит следующее указание: «суд при рассмотрении дела не вправе применять нормы закона, регулирую­щего возникшие правоотношения, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные пра­вила, чем предусмотренные законом»31.

Указание на международное право как на источ­ник права в концессионных соглашениях рассмат­ривалось советскими юристами-международниками как попытка придать частно-правовой сделке меж­дународный характер, связав государство-реципи­ент капитала обязательствами более высокого уров­ня нежели частно-правовой контракт.

В ст. 23 упомянутого выше Соглашения Шах-Дениз указывалось на подчинение Соглашения международно-правовому принципу pacta sunt servanda.

Вашингтонская Конвенция 1962 года наделяет Трибунал правом субсидиарно применять между­народное право, которое понимается в соответствии со ст. 38(1) Статута Международного Суда ООН с учетом того, что данная статья имеет своим пред­метом регулирования разрешение споров между государствами.

Новые регламенты международных арбитражей предусматривают возможность выбора арбитрами «права или принципов права» [10, р. 19] (ст. 24 (1) Регламента Арбитражного института Стокгольмской торговой палаты 1998г.).

Ст. 46 упомянутого выше Арбитражного Акта Англии 1996 года указывает на возможность выбора сторонами правил (considerations), которые не явля­ются материальным правом (substantive law) напри­мер нормы шариата32.

Даже если стороны международного коммер­ческого контракта выбрали правовую систему, этот выбор может и не охватывать все отношения, регу­лируемые этим договором.

Д.К. Мосс пишет о том, что ряд таких отноше­ний исключен из сферы действия автономии воли сторон, т.е. не может подчиняться тому или иному праву по воле сторон международной коммерческой сделки33.

Российское международное частное право знает ряд таких ограничений

а) сверхимперативные нормы

б) оговорка о публичном порядке

в) принцип реальной связи выбранного сторона­ми права

г) ограничение в выбранном сторонами праве сферы действия выбранного сторонами права in rem (обязательственный статут34)

Важно понимать, что норма абз.2 п.1 ст. 1186 ГКРФ не исключает международный коммерчес­кий арбитраж из сферы действия раздела VI части III ГКРФ в принципе, а лишь наделяет законодателя правом установить особенности применения. Таким образом, умолчание положений Закона РФ «О меж­дународном коммерческом арбитраже» о праве при­менимом арбитрами автоматически влечет за собой действие положений раздела VI части III ГКРФ.

Соответственно, все названные выше ограни­чения выбора применимого права сохраняют дейс­твия и в отношении международного коммерческого арбитража.

Так, в одном из своих решений, МКАС сослав­шись на положения статей 1192 и 1215 ГКРФ, нашел необоснованным довод Истца о том, что принцип автономии воли в международном частном праве позволяет "исключить применение каких-либо норм применимого права" и "условия договора имеют безусловный приоритет перед нормами применимо­го права"35.

В другом решении МКАС при ТПП РФ согла­сившись с выбором сторон бельгийского права, указал на императивный характер нормы россий­ского права требующей заключения внешнеэконо­мических сделок в письменной форме и отказался принять мировое соглашение заключенное в ус­тной форме в качестве основания для вынесения решения36.

Действующее российское законодательство о меж­дународном коммерческом арбитраже позволяет (в случае умолчания сторонами спора о применимом пра­ве) арбитрам самостоятельно выбирать коллизионные нормы и, соответственно осуществлять выбор права применимого в соответствии с ними. Однако практика российского международного коммерческого арбитра­жа свидетельствует о том, что арбитры предпочитают выбирать именно российские коллизионные нормы.

Из сказанного выше следует, что предоставление арбитрам права самостоятельно выбирать приме­нимое право в случае если стороны не согласовали его, приведет к тому, что арбитры неизменно будут выбирать lex loci arbitri, в то время как определение права на основании коллизионных норм оставляет возможность применить иное право.


Библиография:


          1. Бардина М.П. Определение права, применимого к существу спора в практике МКАС. В кн.: Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража. М., 2002. С. 25 - 27

          2. Налетов К.И. Основные проблемы разрешения споров, возникающих в сфере пользования недрами // Материалы Всероссийского научно-методологического семинара / Под ред. проф. Г.Е. Быстрова. Казань: Изд-во "Таглимат" ИЭУП, 2007

          3. Giuditta Cordero Moss Tacit choice of law, Partial choice and closest connection The Case of Common Law Contract Models Governed by a Civilian Law" Rett og toleranse - Festskrift Helge Johan Thue. Ed. Giertsen, J., Frantzen, T. and Moss, G.C.. Gyldendal, 2007. 367-378

          4. Hamlyn & Co. v. Talisker Distillery [1984] AC 202 (HL) 5.Spurrier v. La Cloche [1902] AC 446 (PC);

          5. Tzortzis v. Monark Line A/B [1968] 1 Weekly L.R.406 (CA).

          6. A.V. Dicey and J.H.C. Morris, The Conflict of Laws, vol. 1: II (London, 1980)

          7. F. Russell, Russell on the Law of Arbitration, 19th edn. (London, 1979), p. 63

          8. Налетов К.И. Категория "коммерческое предприятие сторон" в международном частном праве// "Гражданин и право", N 10, октябрь 2009 г.

          9. Ахрименко М.А. Основные доктрины определения права, подлежащего применению к договорным обя­зательствам, и практика их применения судами США// Третейский суд -2005. - №1.

          10. Гаврилов В.В. Арбитражная оговорка и определение применимого права в международном коммерчес­ком арбитраже // Актуальные проблемы международного гражданского процесса. Материалы междуна­родной конференции, Санкт-Петербург, 10 - Поктября 2002 г. - С.-Пб.: Россия - Нева, 2003. - С. 183-190

          11. Taida Begic Applicable Law in International Investment Disputes Utrecht: Eleven International Pub., 2005

          12. Юхно A.C. "Зонтичные" оговорки в практике международных арбитражных трибуналов: последние тен­денции // Международное публичное и частное право. 2010. N 5. С. 2 - 10

          13. N. Jivraj v S. Hashwani [2010] EWCA Civ 712 (22 June 2010)

          14. Giuditta Cordero Moss "International Arbitration and the Quest for the Applicable Law," Global Jurist: Vol. 8: Iss. 3 (Advances), Article 2. 2008 Available at: http://www.bepress.com/gj/vol8/iss3/art2

          15. Решение МКАС при ТПП РФ от 13.01.2004 по делу N 185/2002

          16. Решение МКАС при ТПП РФ от 17.03.1999 по делу N 272/1997

          17. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 года "О некоторых вопросах примене­ния судами Конституции РФ при осуществлении правосудия" // Бюллетень ВС РФ. 1996. N 1.

          18. Решение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-Промышленной Палате РФ от 30.01.04 №141/2003

          19. Решение Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-Промышленной Палате РФ от 13.02.08 №81/2007


References (transliteration):


            1. Bardina M.P. Opredelenie prava, primenimogo k suwestvu spora v praktike MKAS. V kn.: Aktual'nye voprosy mezhdunarodnogo kommercheskogo arbitrazha. M., 2002. S. 25 - 27

            2. Naletov K.I. Osnovnye problemy razreshenija sporov, voznikajuwih v sfere pol'zovanija nedrami // Materialy Vserossijskogo nauchno-metodologicheskogo seminara / Pod red. prof. G.E. Bystrova. Kazan': Izd-vo "Taglimat" IJeUP, 2007

            3. Giuditta Cordero Moss Tacit choice of law, Partial choice and closest connection The Case of Common Law Contract Models Governed by a Civilian Law" Rett og toleranse - Festskrift Helge Johan Thue. Ed. Giertsen, J., Frantzen, T. and Moss, G.C.. Gyldendal, 2007. 367-378

            4. Hamlyn & Co. v. Talisker Distillery [1984] AC 202 (HL) 5.Spurrier v. La Cloche [1902] AC 446 (PC);

            5. Tzortzis v. Monark Line A/B [1968] 1 Weekly L.R.406 (CA).

            6. A.V.Dicey and J.H.C. Morris, The Conflict of Laws, vol. 1: II (London, 1980)

            7. F. Russell, Russell on the Law of Arbitration, 19th edn. (London, 1979), p. 63

            8. Naletov K.I. Kategorija "kommercheskoe predprijatie storon" v mezhdunarodnom chastnom prave// "Grazhdanin i pravo", N 10, oktjabr' 2009 g.

            9. Ahrimenko M.A. Osnovnye doktriny opredelenija prava, podlezhawego primeneniju k dogovornym objazatel'stvam, i praktika ih primenenija sudami SShA// Tretejskij sud -2005. - ¹1.

            10. Gavrilov V.V. Arbitrazhnaja ogovorka i opredelenie primenimogo prava v mezhdunarodnom kommercheskom arbitrazhe // Aktual'nye problemy mezhdunarodnogo grazhdanskogo processa. Materialy mezhdunarodnoj konferencii, Sankt-Peterburg, 10 - lloktjabrja 2002 g.. - S.-Pb.: Rossija - Neva, 2003. - S. 183-190

            11. Taida Begic Applicable Law in International Investment Disputes Utrecht: Eleven International Pub., 2005

            12. Juhno A.S. "Zontichnye" ogovorki v praktike mezhdunarodnyh arbitrazhnyh tribunalov: poslednie tendencii // Mezhdunarodnoe publichnoe i chastnoe pravo. 2010. N 5. S. 2 - 10

            13. N.Jivraj v S. Hashwani [2010] EWCA Civ 712 (22 June 2010)

            14. Giuditta Cordero Moss "International Arbitration and the Quest for the Applicable Law," Global Jurist: Vol. 8: Iss. 3 (Advances), Article 2. 2008 Available at: http://www.bepress.com/gj/vol8/iss3/art2




1 Здесь законом суда (лат)

2 Здесь законом местонахождения арбитра (лат)

3 Разумеется, М.П. Бардина верно указывает в одной из своих статей на то, что «формула Конвенции 1961 г.» освободила международный коммерческий арбитраж от обязательного применения коллизионных норм права страны его местонахождения. (См. Бардина М.П. Определение права, применимого к существу спора в практике МКАС. В кн.: Актуальные вопросы международного коммерческого арбитража. М., 2002. С. 25-27)

4 Опубликовано в СПС-КонсультантПлюс

5 Здесь - явным образом (лат)

6 Налетов К.И. Основные проблемы разрешения споров, возникающих в сфере пользования недрами // Материалы Всероссийского научно-методологического семинара / Под ред. проф. Г.Е. Быстрова. Казань: Изд-во "Таглимат" ИЭУП, 2007. С. 290

7 Giuditta Cordero Moss Tacit choice of law, Partial choice and closest connection The Case of Common Law Contract Models Governed by a Civilian Law" Rett og toleranse - Festskrift Helge Johan Thue. Ed. Giertsen, J., Frantzen, T. and Moss, G.C.. Gyldendal, 2007. 367-378.

8 Там же

9 Здесь: государства не связанного со сторонами международного коммерческого контракта

10 Stockholm Chamber of Commerce, An Introduction to International Arbitration in Sweden (Stockholm, 1982).

11 Hamlyn & Co. v. Talisker Distillery [1984] AC 202 (HL); Spurrier v. La Cloche [1902] AC 446 (PC); Tzortzis v. Monark Line A/B [1968] 1 Weekly L. R. 406 (CA). See also A. V. Dicey and J. H. C. Morris, The Conflict of Laws, vol. 1: II (London, 1980), pp. 761 et seq.; F. Russell, Russell on the Law of Arbitration, 19th edn. (London, 1979), p. 63.

12 Cass. civ. 19 Feb. 1930 S. 1933.1.41.

13 По закону суда (лат)

14 См. подробнее Налетов К.И. Категория "коммерческое предприятие сторон" в международном частном праве // "Гражданин и право", N 10, октябрь 2009 г.

15 Ахрименко М.А. Основные доктрины определения права, подлежащего применению к договорным обязательствам, и практика их применения судами США// Третейский суд -2005.-№1.

16 Опубликовано в СПС-КонсультантПлюс

17 Термин «форум» употребляется в данной статье для обоз­начения судов государственной судебной системы и между­народного коммерческого арбитража

18 В этой связи сложно согласиться с В.В.Гавриловым в том, что «...в соответствии с законодательством большинства государств мира применимое право будет определяться на основании коллизионной нормы, которую суд или иной ор­ган, рассматривающий спор, сочтет приемлемой в данном конкретном случае. (Гаврилов В.В. Арбитражная оговорка и определение применимого права в международном коммер­ческом арбитраже // Актуальные проблемы международного гражданского процесса. Материалы международной конфе­ренции, Санкт-Петербург, 10 - Поктября 2002 г.. - С.-Пб.: Россия - Нева, 2003. - С. 183-190)В.В.Гаврилов сам же при­водит в той же статье пример п.2.ст. 29 Закона Республики Корея об арбитраже 1999 г. в соответствии с которым «.. .при отсутствии соглашения сторон арбитражный трибунал при­меняет право того государства, которое он считает наиболее тесно связанным с существом спора».

19 ОМ №88-89 от 20.05.08

20 ОМ №88-89 от 20.05.08

21 (В редакции Законов Украины N762-1V от 15.05.2003, N2798-1V от 06.09.2005)

22 Утверждено Решением Президиума Торгово-промышлен­ной палаты Украины от 25 августа 1994 г. протокол №107(3) С изменениями, внесенными Решением Президиума Торго­во-промышленной палаты Украины от 26 сентября 2001 г. протокол №16(1)

23 R.S.A. 2000, с. 1-5 Доступно в сети «Интернет» http://www.canlii.org/en/ab/laws/stat/rsa-2000-c-i-5/latest/

24 R.S., 1985, с. 17 (2nd Supp.)C-34.6 [1986, с. 22, assented to 17th June, 1986 Доступно в сети «Интернет» http://www. canlii.org/en/ca/laws/stat/rsc-1985-с-17-2nd-supp/latest/

25 Taida Begic Applicable Law in International Investment Disputes Utrecht: Eleven International Pub., 2005

26 Юхно А.С. "Зонтичные" оговорки в практике международ­ных арбитражных трибуналов: последние тенденции // Меж­дународное публичное и частное право. 2010. N 5. С. 2 - 10.

27 Здесь: арбитражный трибунал формируемый специально для рассмотрения конкретного спора

28 LCIA Director General's Report (November 2009)(доклад ЛМТС). P. 4.

29 См. решения Международного коммерческого арбит­ражного суда при Торгово-Промышленной Палате РФ от 30.01.04 №141/2003 йот 13.02.08 №81/2007

30 Бюллетень ВС РФ. 2003. N 12.

31 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 ок­тября 1995 года "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия" // Бюлле­тень ВС РФ. 1996. N 1.С. 1.

32 N.Jivraj v 5. Hashwani [2010] EWCA Civ 712 (22 June 2010)

33 Giuditta Cordero Moss "International Arbitration and the Quest for the Applicable Law,"Global Jurist: Vol. 8: Iss. 3 (Advances), Article 2. 2008 Available at: http://www.bepress.com/gj/vol8/ iss3/art2

34 Например статья 1215 ГКРФ ограничивает сферу действия выбранного сторонами права закрытым, хотя и оставляющим возможность для расширительного толкования перечнем в который входит толкование договора; права и обязанности сторон договора; исполнение договора и последствия его не­исполнения (ненадлежащего исполнения); прекращение до­говора и последствия его недействительности.

35 Решение МКАС при ТПП РФ от 13.01.2004 по делу N 185/2002

36 Решение МКАС при ТПП РФ от 17.03.1999 по делу N 272/1997





Каждый хотел бы, чтобы в отеле его обслуживали как дома, а дома — как в отеле.
ещё >>