В. М. Клевенко быстрота в боксе - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
В. М. Клевенко быстрота в боксе издательство «физкультура и спорт»... 7 1120.31kb.
Психологическая подготовка боксера 8 2022.32kb.
Выявление стрессоустойчивости 1 37.69kb.
Версия: v14 0 Разработчик: Rhino Software, Inc 1 25.2kb.
Мотивация в боксе 1 125.92kb.
Гср10 Руководящих указаний по обеспечению открытого доступа на основе... 1 83.79kb.
Тестовыезадани я для подготовки к школьной Олимпиаде по физической... 1 68.13kb.
Общая характеристика работы актуальность темы исследования 3 655.08kb.
2012год План-конспект урока Тема урока: виды легкой атлетики. 1 88.54kb.
Василий аксенов бумажный пейзаж 6 2189.33kb.
Источники бесперебойного питания стабилизированные 1 78.18kb.
Олимпийская слава Кубани Разночинцев Анатолий Иванович 1 33.45kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

В. М. Клевенко быстрота в боксе - страница №1/4


В. М. КЛЕВЕНКО
БЫСТРОТА В БОКСЕ

Издательство

«ФИЗКУЛЬТУРА И СПОРТ» Москва 1968

1 AS. 3 К. 49

6—9—2

Тем. план



1968 № 78


ВВЕДЕНИЕ
Бокс — сложный и мужественный вид спорта приоб­ретает все большее признание не только как эффектив­ное средство в деле разностороннего физического разви­тия, но и как средство морально-волевого и эстетического воспитания молодежи.

Поэтому современная система подготовки высококва­лифицированных боксеров должна способствовать, с од­ной стороны, решению прикладных задач спорта в целом, т. е. обеспечивать разностороннее и гармоническое физи­ческое развитие, высокую и устойчивую работоспособ­ность, отличное здоровье и долголетие. С другой стороны, эта система должна обеспечивать комплексное решение специальных задач бокса: развитие разносторонних навыков в мгновенной оценке пространственных, вре­менных характеристик и градаций усилий, выработку четкой ответной реакции и точности координированных движений в условиях их вариативного применения и сложной обстановки.

В соответствии с этим следует более усовершенство­вать и четко разработать отдельные вопросы методики обучения и спортивного совершенствования боксера, начиная с подготовительной группы 14 лет, а затем после­довательно — подростковой (15—16 лет), юношеской (17—18 лет), молодежной (19—-20 лет) и кончая взрос­лыми боксерами высших спортивных разрядов.

Сам ход развития советского бокса, новые научные данные и задачи советского физкультурного движения в соответствии с ходом времени ставили и ставят на каждом этапе развития бокса свои определенные и кон­кретные задачи.

В решении этих задач формирования советской методической школы бокса большую роль сыграли методические и научные работы наших специалистов: А. Харлампиева, В. Самойлова, К. Градополова, Б.Дени­сова, М. Перельмана, И. Иванова, П. Никифорова, А. Булычева, М. Романенко, В. Степанова, Н. Королева, С. Щербакова, Е. Огуренкова, Г. Джерояна, Н. Худадова, В. Огуренкова и др.

Однако дальнейшее широкое развитие бокса у нас в стране и активный выход советских боксеров на международные ринги поставили на повестку дня новые задачи: раннюю специализацию и «возрастной барьер», ликвидацию «силового» бокса, подготовку к «боксерскому марафону» во время олимпийских игр и чемпионатов Европы и т. д.

В практике современного бокса остро и по-новому ставится вопрос о конкретизированном развитии физи­ческих качеств, и в первую очередь быстроты, вводится в большом объеме разносторонняя физическая подготов­ка и контрольные нормативы, применяется большой под­готовительный период и специальные этапы физической подготовки в основном (соревновательном) периоде тренировки.

Разносторонняя физическая подготовка по-настоя­щему становится одним из ведущих процессов подготов­ки боксера высокого класса.

Наш отечественный бокс идет по пути совершенство­вания эффективных защитных и атакующих действий, тактики искусного обыгрывания, разностороннего физи­ческого развития и воспитания высоких морально-воле­вых качеств — основных компонентов современной со­ветской школы бокса.

В современных олимпийских играх бокс стал одним из ведущих видов спорта. На последних двух олимпиадах бокс по количеству участвующих стран вышел на 2-е место, уступив первенство лишь такому массовому виду спорта, как легкая атлетика (Римская олимпиа­да 1960 г. — в соревнованиях по боксу участвовало 54 страны, Токийская олимпиада 1964 г. — участвовало 70 стран).

В настоящее время национальные федерации бокса более 120 стран мира объединены в международную любительскую ассоциацию бокса (АИБА).

В условиях такого широкого развития бокса на всех континентах, советские боксеры и советская школа бокса сейчас по праву завоевали ведущее место в меж­дународном любительском боксе.

Советский опыт подготовки боксеров высокого между­народного класса изучают и перенимают в других стра­нах.

Формирование и становление нашей отечественной школы бокса шло в сложной и порой напряженной обстановке — приходилось бороться и преодолевать различные пути и направления в развитии бокса.

Особенно широкое развитие у нас в стране бокс полу­чил в послевоенные годы. Имена таких боксеров, как А. Грейнер, С. Щербаков, Е. Огуренков, Н. Королев, А. Булаков, А Чеботарев, В. Сурков, Ю. Егоров, В. Меднов и других, были широко известны у нас в стране и за рубежом.

Прославленные мастера перчатки завоевали: 1-е место на I Всеславянском турнире (Прага, 1946 г.), побе­дили в матчевых встречах СССР—Польша в 1947 г. (10:6, 12:4, 14:2), СССР — Финляндия в 1948 г. (8:0, 8:0), заняли первое место на фестивале в Буда­пеште (1949 г.) и на турнире 6 стран в Варшаве (1950 г.), одержали победу в матчевой встрече СССР — Швеция в 1951 г. (37:3) и т. д.

Однако на этом фоне стали заметно проявляться и серьезные недостатки: некоторые боксеры на умное и тонкое обыгрывание противника отвечали грубым сило­вым боем, ставкой на удар, где решающее значение име­ли физическая сила и способность выдерживать сильные удары. Это приводило к большому числу побед нокау­тами, различного рода повреждениям во время боя и т. д. Постепенно такой ход развития бокса у нас в стране привел к тому, что советские боксеры стали получать серьезные уроки на международных соревнованиях: неудачные выступления на фестивале в Берлине (1951 г.), на турнире в Софии (1954 г.), на фестивале в Варшаве (1955 г.), на первенстве Европы в Берлине (1955 г.) и т. д. Была проведена большая работа по искоренению из бокса всего чуждого нашей системе физического воспи­тания и исправлению тех ошибок, которые были допу­щены в ходе развития бокса у нас в стране, особенно в тактическом направлении.

Эти изменения стали заметны и на нашем ринге и на международных соревнованиях.

Зарубежные специалисты, а затем и пресса стали по-новому классифицировать и говорить о советских боксерах, о прогрессивной русской школе бокса, которая, помимо того, что позволила достичь высоких спортивных результатов, прививала нашим боксерам высокую куль­туру и эстетику в технике движений.

Уже в 1955 г. после первенства Европы в Берлине (чемпионы Европы Г. Шатков, А. Шоцикас) немецкая пресса отмечала: «Русские поразили тем, что со времени последнего первенства Европы изменили свою технику. Русские, которые раньше были «безостановочными рубаками» и умели лишь идти вперед, ныне боксировали в английском стиле больше, чем сами англичане... Почти сенсационным является изменение направления русского бокса».

В 1956 г. после Олимпийских игр в Мельбурне (чем­пионы Олимпийских игр В. Сафронов, В. Енгибарян, Г. Шатков) американцы писали: «Отказ от силового бок­са, изменение стиля ведения встреч, прогресс в технике дали положительные результаты... Теперь Россия стала сильнейшей державой мира в любительском боксе».

Так, после долгих неудач, проб и ошибок советский бокс с его тактикой искусного обыгрывания получил мировое признание.

Очень важно отметить также, что это прогрессивное направление в развитии стиля советского бокса привело к практическому очищению его от грубых силовых боев, от многочисленных побед нокаутами.

Так, например, если на первенстве СССР в 1945 г. 18,8% боев заканчивалось нокаутом, то уже в 1955 г. их было всего 5,0%, в 1956 г.— 4,3, в 1957 г. — 4,2, в 1958 г.—0,0, в 1959 г.— 1,2, в 1960 г.—0,0, в 1961 г.— 3,0, в 1962 г.— ОД в 1963 г.— 2,7, в 1964 г.— 5,8, в 1965 г.—1,4, в 1966 г.— 4,4, в 1967 г.—1,6%.

Эффективность тактики искусного обыгрывания и научного планирования подготовки к турнирным сорев­нованиям была вновь подтверждена советскими боксера­ми на XVIII Олимпийских играх в Токио.

В напряженном турнирном марафоне (13 дней) советские боксеры завоевали три золотые медали (С. Степашкин, Б. Лагутин, В. Попенченко), четыре серебряные (В Баранников, Е. Фролов, Р. Тамулис, А. Киселев) и две бронзовые (С. Сорокин, В. Емельянов), а в неофициальном зачете завоевали и 1-е командное место.

Как признание советской школы бокса, было присуждение звания лучшего боксера-любителя мира с вруче­нием переходящего Кубка Баркера Валерию Попенченко.

Можно с уверенностью сказать, что игровое направле­ние на нашем советском ринге одержало полную и без­раздельную победу. «Теперь все чаще и чаще, как в гимнастике и прыжках в воду, победителя в боксе определяют пластика, красота, точность и высокая координация движений», — говорит олимпийский чем­пион по боксу, заслуженный мастер спорта Владимир Енгибарян.

Пособие имеет целью раскрыть общее направление в системе тренировки современного боксера, в частности вопросы о физической подготовке и развитии одного из основных физических качеств боксера — быстроты.

В данной работе автор анализирует практический опыт подготовки ведущих советских боксеров к олим­пийским играм, чемпионатам Европы и другим крупней­шим международным соревнованиям, а также приводит результаты специальных исследований.

Предполагается, что данная работа поможет трене­рам и боксерам творчески реализовать и развить дальше то новое, что создано в теории и практике советского бокса.
ВОПРОСЫ РАЗВИТИЯ БЫСТРОТЫ
Что такое быстрота в спорте? В общем понятии — это способность выполнять движение в минимально корот­кое время.

Для многократного повторения движения, быстрота характеризуется частотой движения в единицу времени. Например, быстрота ударного движения в целом у бок­сера на средней дистанции равна 0,30—0,45 сек. При серийном нанесении ударов боксер за 15 сек. выполняет 80—105 ударов, а за 3 мин.—700—1000 ударов и т. д.

В понятие «скорость» входит отношение пройденного пути точкой, частью тела, спортсменом за единицу време­ни, затраченного на это продвижение.

Поэтому в дальнейшем термин «скорость» будет употребляться только в этих конкретных случаях.

В данном пособии автор не задавался целью рас­сматривать вопросы развития силы, хотя развитие быст­роты неразрывно связано с развитием силы.

Причина, во-первых, заключается в том, что эти два физических качества имеют различную физиологическую основу; во-вторых, из определенных педагогических сооб­ражений: не акцентировать внимание тренера или бок­сера на развитии силы, особенно на ударных движениях; в-третьих, потому, что быстрота как физическое качество является наиболее нестойким показателем двигательной деятельности и требует особого подхода в ее развитии и сохранении.

Для боксера очень важно усовершенствовать пра­вильную скоростную форму тренировки и доводить до совершенства быстроту, точность двигательных навыков и реакций во всех их разнообразных формах.

Как показали наши физиологи — профессора Н. Зимкин, Н. Яковлев, А. Крестовников и др., — скоростная форма тренировки должна быть основной формой в любой спортивной специализации, так как только такая форма занятий может правильно ориентировать тренеров в под­боре средств разносторонней физической подготовки спортсменов.

Однако, как показали дальнейшие исследования (сектор спортивной медицины ВНИИФКа) и анализ практического опыта, чрезмерное увлечение узконап­равленной скоростной формой тренировки может привес­ти к отрицательным результатам — к раннему переутом­лению и даже ухудшению функциональных возможностей организма боксера.

При этом, что очень важно, ухудшается приспособ­ляемость организма к скоростным нагрузкам (при целе­направленной скоростной или скоростно-силовой трени­ровке). Все это приводит к снижению спортивной работо­способности, к прогрессивному росту возбудимости, разд­ражительности и т. д.

Сложность решения задачи заключается еще и в том, что надо не просто развивать быстроту в различных ее формах, а развивать так, чтобы это важнейшее качество боксера могло сохраняться на высоком уровне в течение определенного времени в условиях тех больших нервных и физических напряжений, которые испытывает боксер в ходе соревнований.

Поэтому мы будем говорить не просто о быстроте бок­сера, а об устойчивой быстроте, которой нельзя добиться без развития специальной выносливости боксе­ра. Кроме того, можно быть выносливым, быстрым, но без точности эффективность действий боксера не будет высокой.

Следовательно, устойчивая быстрота и точность действия — главные факторы в спортивной технике бок­сера, которые обеспечивают ему высокую результатив­ность и эффективность.

Только при сочетании этих качеств можно говорить о высоком уровне тренированности боксера.


ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ НЕРВНО-МЫШЕЧНОГО АППАРАТА БОКСЕРА
Как известно, мышцы нашего организма обладают особым физиологическим свойством — возбудимостью, т. е. способностью под воздействием определенных раздражителей приходить в активное деятельное состояние — сокращение. При помощи сокращения мышц отдельные части нашего тела выполняют движения с определенной быстротой и точностью. Сокращение мышцы (ее двига­тельный акт, сила и быстрота) происходит под воздейст­вием нервного возбуждения, которое возникает от дейст­вия на организм извне (свет, движение, тепло и т. д.).

Возбудимость одной и той же мышцы сильно меняет­ся в зависимости от того, в каком состоянии она нахо­дится вообще и, особенно в данный момент, а также от то­го, какой силы источник возбуждения действует в дан­ный момент.

Под латентным периодом реакции ответного действия, как известно, понимается время запаздывания сокраще­ния мышц (т. е. начало движений) после подачи раздра­жения (сигнала). Для боксера это имеет большое значе­ние, так как такое запаздывание в реакции боксера за­нимает время в пределах 0,14—0,26 сек. (время всего ударного движения равно 0,30—0,45 сек.).

Как известно, латентный период условно подразделя­ется на три части:

а) сенсорный момент скрытого периода реакции, т. е. восприятие сигнального раздражения;

б) ассоциативный — осознание воспринятого раздра­жения;

в) моторный — возникновение моторных импульсов в двигательном участке коры головного мозга и в посыл­ке этих импульсов по эффекторным нейронам к соответст­вующим мышцам.

Сами реакции в целом подразделяются на простые и сложные.

Простые реакции — это ответ одним подготовленным движением на известный один сигнал. Но и здесь следует отметить очень важный фактор для бокса: это наличие трех типов реакции, в зависимости от того, на что сосре­доточено внимание боксера (П. А. Рудик).

Первый тип — так называемый сенсорный, когда боксер сосредоточивает все свое внимание на появление сигнала, он напряженно ждет его, мобилизовав все свое внимание (в то время как двигательные центры коры больших полушарий находятся в заторможенном состоя­нии). При этом спортсмен скован, напряжен, движения его вялы и запаздывают в ответ на сигнал.

Практически это бывает в тех случаях, когда боксер, опасаясь, ждет сильного удара противника. Из-за своей скованности и напряженности он, как правило, не успева­ет на него эффективно реагировать или контратаковать.

В среднем у боксеров скрытый период сенсорного ти­па реакции равен 0,16—0,20—0,22 сек.

Второй тип реакции — так называемый моторный. Для боксера он более эффективен и его следует специально формировать.

Этот тип реакции отличается тем, что боксер сосредо­точивает всю свою мобилизационную готовность, все свое внимание на подготовку начала движения. При этом дви­гательные центры коры головного мозга возбуждены и находятся в стартовом состоянии. Возбуждение по ней­ронам доходит до двигательного участка коры больших полушарий мозга и встречает там уже подготовленные «нервные формулы» ответного движения, и соответствую­щие двигательные импульсы мгновенно устремляются к органам движения. В результате этого исполнительный сигнал — действие противника — сводится к простому «пусковому сигналу», на который срабатывает готовый ответ.

В этом случае скрытый период реакции у ведущих боксеров равен 0,12—0,14 сек., а у отдельных спортсме­нов, таких как Б. Лагутин, А. Туминьш, В. Попенченко, доходит до 0,09—0,10 сек.

Третий тип реакции отличается средними показате­лями времени скрытого периода (0,15—0,17 сек.). Он ха­рактеризуется уравновешенностью возбудительных про­цессов в сенсорном и моторном участках коры больших полушарий мозга. Внимание боксера сосредоточено как на ожидании сигнала, так и на подготовке ответного дви­жения.

Если исследования показывают, что боксер имеет этот тип реакции, необходимо проделать большую работу по перестройке его на второй, моторный, тип реакции.

Но, как известно, в действиях боксера простые реак­ции встречаются весьма редко. Это может быть тогда, когда противник известен и отличается узким шаблон­ным набором технических средств.

В боксе сложная реакция является наиболее специ­фичной, так как боксеру приходится постоянно ожидать появления самых неожиданных сигналов (ударов, защит, маневров, финтов — ложных движений и т. д.) и постоян­но быть готовым отвечать любым ответным (или встреч­ным, опережающим) приемом. Для этого боксеру надо, оценив обстановку, сделать соответствующий выбор дей­ствий (желательно наилучших) и эффективно их про­вести.

Можно разгадать замысел противника, определить, чем он будет атаковать и в какую цель, но, чтобы не быть застигнутым врасплох, надо еще выбрать и соответствую­щий ответ. Мало того, надо выполнить его вовремя, не опоздав, а опередив противника. Причем не просто выпол­нить вовремя, а с определенным эффектом, т. е. быстро, точно, мощно.

Профессор П. А. Рудик отмечает, что боксер следит за противником и проявляет общую готовность к тому, чтобы быстро и удачно ответить на прием, который тот применит. Поэтому сложные реакции не могут быть мо­торного типа.

На наш взгляд, в совершенствовании боксеров высших разрядов как раз и должна стоять эта задача — специ­альными методами добиться того, чтобы сложные реак­ции были предельно упрощены по своим структурным и временным факторам до уровня реакции моторного типа.

При подготовке боксера высшего разряда с помощью специальных методов совершенствования надо сокращать временной фактор сложной реакции за счет момента раз­личения и сравнения одного раздражителя из нескольких возможных и одновременно действующих и сужения вы­бора ответных действий в моторном моменте скрытого периода реакции.

Скрытый период реагирования процесса сложной ре­акции состоит из сенсорного момента (восприятие), мо­мента различения, момента узнавания, момента сравне­ния и моторного момента.

Если говорить о физиологической и психологической основе развития быстроты движения, то она зависит от функциональных особенностей состояния центральной нервной системы и нервно-мышечного аппарата, от силы, эластичности и быстроты сокращения мышц, от коорди­нации движений и технического мастерства спортсмена, а в целом от способности к большим волевым усилиям, направленным на выполнение упражнений с максималь­ной скоростью движений.

Чтобы иметь возможность контролировать и опреде­лять состояние тренированности боксера, его спортивную форму, следует контролировать именно эти качества и особенности. Кроме того, надо иметь разработанные тес­ты и специальную контрольную аппаратуру.

Если говорить о психофизиологических и медицинских контрольных тестах и методах исследований, то они еди­ны, широко известны и довольно успешно применяются в спортивной практике —это пробы сердечно-сосудистой и дыхательной систем до и после нагрузки, лабильность нервно-мышечной ткани и т. д.

Другое дело, когда разговор идет о педагогических тестах, методах исследований и соответствующей конт­рольной и научной аппаратуре. Здесь, к сожалению, нет единых взглядов, нет единой методики и аппаратуры, нет единых контрольных тестов. Положительное заключается в том, что эти нерешенные вопросы создают огромное поле для творческой деятельности тренеров, ученых и спортсменов.

Важно не столько искать и определять, какой метод или методический прием будет лучше и рекомендовать его для практического использования, сколько найти принцип подбора метода, методического приема, средств для решения определенных задач. Такая постановка во­проса дает широкие возможности для творческого подбо­ра самых разнообразных средств и методов тренировки.

Определение и решение этих основных принципов тре­нировки требует большого теоретического анализа рас­сматриваемых вопросов, анализа техники бокса, психоло­гических моделей действий боксера. Рассмотрим коротко эти вопросы.

Техника бокса характеризуется весьма широкой вари­ативностью выполнения приемов. Например, от каждого из 12 типовых («школьных») ударов в боксе существует 6 типовых («школьных») защит, а от прямых ударов практически может применяться до 28 вариантов защит.

Перед боксером в защитном варианте постоянно воз­никают проблемы выбора в сотые доли секунды одного эффективного действия из 72 до 333 возможных вари­антов.

В атакующем и контратакующем варианте вариатив­ность и выбор действий еще более возрастает, вследствие чего эффективность и стабильность этих действий падает.

Учитывая все эти сложные условия боя (наличие сби­вающих факторов психологического, технического харак­тера), проблема мгновенной обработки информации и со­ответствующей пространственно-временной организации ответных реакций, на наш взгляд, является наиболее ак­туальной.

Сложные психологические условия, в которых посто­янно действует боксер на ринге в процессе поединка, тре­буют рассмотрения таких вопросов в методике совершен­ствования технического мастерства боксеров высшей ква­лификации, которые способны помимо чисто технических задач решать и сложные задачи тренировки боксера в психологическом плане.

Научные работы по проблемам ориентировочного реф­лекса (И. П. Павлов, Д. А. Бирюков, О. С. Виноградова, Е. Н. Соколов, Н. И. Лагутина, Б. Д. Асафьев, О. П. Те­рехов, 3. А. Решетова), по проблемам вариативности и точности (Н. А. Бернштейн, Н. Ф. Добрынин, А. С. Рев-зон), по проблемам информации (У. Эшби, Н. Винер, Б. С. Украинцев, Я. П. Петрушенко, Л. М. Веккер), по проблемам физиологии спорта (А. В. Коробков, В. С. Фарфель), по проблемам психологии и двигатель­ного навыка (К. К. Платонов, Е. И. Бойко и др.) дают определенные теоретические предпосылки в рассмотрении практических вопросов повышения эффективности техни­ческих действий боксера.

Весьма интересными оказываются и отдельные вопро­сы, связанные с теорией информации. Так, Н. Винер счи­тает, что теория управления в человеческой, животной или механической технике является частью теории ин­формации, поэтому сигналы внешнего мира (как модель источника информации) могут быть использованы управ­ляющей системой для приспособления к случайностям внешней среды.

Как известно, двигательный навык как действие объ­единяет материальные и идеальные явления. Если физио­логическим материальным механизмом навыка является нейродинамический стереотип, то идеальной стороной — психологическая структура. К. К. Платонов отмечает, что в психологическую структуру навыка входят: цель дейст­вия, намерение ее достижения, интерес, переживание трудности или, напротив, легкости выполнения действия, определенная организация внимания, мышления, памяти, связи сенсорных и моторных компонентов движения, сте­пень волевого усилия.

Мы уже говорили, что сенсомоторная реакция вклю­чает в себя 3 психических акта: акт восприятия (сенсор­ный момент реакции),сложные процессы, связанные с пе­реработкой информации воспринятого — различение, оценка, выбор, пространственно-временной организации движения; начало движения (моторный момент реакции).

При этом следует различать практически, когда сен­сомоторная реакция может быть действием, а когда толь­ко психическим актом, в котором отсутствует осознанная цель (реакция на пусковой сигнал).

В зависимости от центрального психологического акта связь восприятия и ответного действия может осуществляться в различных формах, обобщаемых обыч­но в три группы: простая, сложная сенсомоторная реак­ция и сенсомоторная координация.

В условиях напряженного поединка на ринге воздейст­вия психологических факторов достигают мак­симума. В результате этого стабильность и устойчивость двигательного навыка теряется, вариативность техниче­ских приемов увеличивается и эффективность их падает.

На боксера постоянно, ежесекундно обрушивается большое количество самой разнообразной информации из внешнего мира, т. е. от действий противника, обста­новки боя и т. д. Он должен мгновенно перерабатывать эту информацию — определять («чувствовать») время и дистанцию, направление ударов и характер действий про­тивника, общую обстановку и ход боя, оценивать и запо­минать свои успехи и ошибки противника, реагировать на сигнал (действия) противника, и переключаться на новое движение, мгновенно выбирая его из массы прие­мов и эффективно его выполняя.

Поэтому при подготовке боксера и повышении эффек­тивности его технических действий очень важными явля­ются такие вопросы, как развитие психических качеств: мгновенное распределение и переключение внимания, вы­бор действия, быстрое переключение на выполнение дру­гих действий и устойчивое многократное воспроизведение сложной двигательной структуры.

Именно этим сторонам совершенствования техничес­кого мастерства боксеров высших разрядов отводится в данной работе наибольшее внимание.

Вполне естественно, что информация из внешней сре­ды, от источников ее носителей (противник боксера, его действия, судья, зрители, секундант и т. д.) чрезвычайно многогранна и неожиданна. Поэтому необходима в высо­кой степени «упорядоченность или пространственно-вре­менная организация физических состояний, которая бы позволила приводить исполнительные реакции системы управления в соответствие с особенностями источника информации» (Л. М. Веккер).

И, наоборот, всякая помеха (вариативность) заключа­ется в разрушении этой, адекватной источнику, упорядо­ченности или пространственно-временной организации физического и психического состояния.

Таким образом, основная проблема в повышении эф­фективности действий при обширной и неожиданной ин­формации (большая вариативность с различного рода сбивающими факторами), по-видимому, заключается в вычленении соответствующего источнику порядка из внешнего хаоса или в сохранении организации на фоне случайной дезорганизации.

В условиях сложных взаимодействий спортсменов во время боя, когда противостоят два «множества сигналов» (широкая вариативность приемов, действий одного — против вариативности другого) и когда «одно множество является своеобразным кодом для другого», в этих усло­виях, чтобы получить эффективность в своих действиях, боксеру следует мгновенно декодировать внешнюю ин­формацию, т. е. выполнять функцию перехода.

В отличие от технических систем управления (где де­кодирующая функция осуществляется жесткой фокуси­ровкой и переключением) у человека эти функции могут выполняться условнорефлекторной реакцией или жестким автоматизированным (стабильным) навыком (У. Р. Эшби).

Но для этого необходимо применять метод упрощения форм, только тогда мы сможем дать строгие ответы на вопросы: какие упрощения не влияют на конечное состо­яние, т. е. мы сможем обучать боксера навыкам мгновен­ного и только в том случае правильного выбора и выпол­нения приема с большим конечным эффектом.

Таким образом, процесс управления и пространствен­но-временная организация сложных действий в вариатив­ной обстановке должны иметь элемент сопоставления и обобщения, а не быть механическим восприятием сигна­лов внешней и внутренней информации.

В сложных управляемых системах информация на «входе» отражает внешний мир без обобщения, а на «вы­ходе» всегда содержит в себе момент обобщения в виде реакции управляемой системы на изменение внешних условий, т. е. конкретный эффективный ответ (реакция) на изменение внешних условий.

Вторая, не менее важная, проблема, которая возника­ет в условиях большой вариативности информации и дей­ствий боксера — это неизбежное появление ориентиро­вочных рефлексов даже на привычные действия про­тивника, что резко снижает эффективность основных технических приемов и действий боксера.

По определению И. П. Павлова ориентировочный реф­лекс возникает при появлении в окружающей животной среде новых агентов (старых агентов, но с новой силой и интенсивностью), новых или неожиданных приемов, действий, ударов, защит и т. д.

Обычно ориентировочный рефлекс существует корот­кое время, затем он быстро угасает и раздражитель при этом становится индифферентным или заменяется спе­циализированной реакцией организма. Сам раздражитель приобретает сигнальное (пусковое) значение.

По исследованиям 3. А. Решетовой, в формировании двигательного навыка участвует сложная двойная систе­ма временных связей. Она делится на:

а) временные связи, определяющие содержание зада­чи действий;

б) временные связи, определяющие способ выполне­ния действия.

При любых изменениях в этих двух временных связях появляется ярко выраженная ориентировочная деятель­ность. Причем если эти изменения вводятся в содержание задачи,— повышается преимущественно зрительная ори­ентировочная деятельность, если изменение вводится в способ выполнения задачи,— повышается двигательная ориентировочная деятельность (двигательная проба).

3. А. Решетова отмечает, что если в ходе ориентиро­вочной деятельности человека старые сигналы требуемой деятельности в новых условиях воспринимаются как новые раздражители, то прочные двигательные связи не актуализируются, т. е. навык не переносится.

Если испытуемый повторяет в новых условиях ту же самую деятельность, он воспринимает ее, как совершенно новую, ранее незнакомую, и формируется она как новая система временных связей на новые сигналы.

Если же в процессе ориентировочной деятельности сигналы требуемой деятельности обнаруживаются и вы­деляются как сигналы прежней деятельности, как те же самые условные раздражители, то актуализируются и ра­нее выработанные на них двигательные связи, т. е. на­вык переносится.

Интересный вывод делает Е. Н. Соколов. Он считает, что источником возбуждения ориентировочной реакции могут являться не сами афферентные сигналы, а импуль­сы рассогласования, возникающие в момент, когда новый раздражитель не совпадает со сложившимся сле­дом— «нервной моделью стимула»... В этом случае ста­новится легко объяснимым факт относительной незави­симости этого рефлекса от силы раздражителя и направ­ления изменения качества стимула.

Педагогические наблюдения показывают, как резко снижается эффективность основных технических приемов атаки и защиты боксера, если «привычные» для этого бок­сера технические действия противника проводятся в но­вых условиях, с резкой сменой темпа, ритма, быстроты, силы, исходных положений и т. д.

В этом случае боксер, воспринимая информацию от тех же самых раздражителей (технические действия или приемы противника), ощущает внешнее воздействие, как от новых раздражителей.

В результате этого вместо сигнального (пускового) рефлекса (то есть простейшей формы ответной реакции, сигнал-ответ) у боксера появляется ориентировочный рефлекс; выработанные условнорефлекторные связи (т. е. привычные действия, удар, защита и т. д.) эффективно не «срабатывают», стабильный двигательный навык (да­же «коронный» прием) сбивается, эффективность его (точность, быстрота) резко и неожиданно для боксера снижается.

«Метод обобщения в виде реакции управляющей си­стемы (выработанная система условнорефлекторных дей­ствий боксера) на измененные внешние условия подобно методу, основанному на принципе «шахматной модели», нам кажется, здесь будет наиболее эффективным. Ведь под понятие управляющей системы попадают и биологи­ческие системы, например нервная система человека и животных», — отмечает академик В. Г. Глушков.

В специальной научной и учебно-методической литера­туре по боксу одной из первых научных работ, посвящен­ной исследованию быстроты движений у боксеров и ме­тодам ее развития, следует отметить работу Н. А. Худадова.

В этой работе впервые приводятся объективные дан­ные, характеризующие быстроту движения боксера. Об­щее время удара в пределах 0,2—0,6 сек. Это время скла­дывается из:

а) времени простой реакции – 0,12—0,25 сек.;

б) времени сложной реакции – 0,30—0,40 сек.;

в) движения руки с перчаткой – 0,07—0,18 сек.;

г) движения руки на ближней дистанции – 0,07—0,10 сек.;

д) движения руки на средней дистанции – 0,11—0,14 сек.;

е) движения руки на дальней дистанции – 0,14—0,18 сек.

На основании своих исследований автор приходит к интересному выводу: замедленность в действиях боксе­ров на ринге большей частью идет за счет удлинения латентного периода. Причем колебания времени латент­ного периода простой реакции и сложной реакции при ударе под воздействием различных причин оказались в 3—4 раза больше, чем колебания времени движения (ско­рости) самого удара.

Таким образом, методика совершенствования техни­ческого мастерства боксера высшего разряда должна строиться так, чтобы внешняя информация от технических действий противника обобщалась и воспринималась по возможности как сигналы от узкого круга привычных действий-приемов противника, на которые выработаны прочные двигательные акты (приемы, удары, защиты), т. е. «срабатывали» бы прочные условнорефлекторные связи боксера на сигнальные («пусковые») раздражители противника.

Например, в принципе возможно, совершенствуя за­щитные действия, одну эффективную защиту (например, уклон вправо с встречным контрударом левой) совершен­ствовать и применять против атаки прямым ударом левой и против атаки прямым ударом правой, а не дифферен­цировать их на две диаметрально-противоположные в техническом исполнении защиты: от атаки прямым ударом левой — защита уклоном вправо с встречным контр­ударом левой, а от атаки прямым ударом правой — защи­та уклоном влево с встречным контрударом правой.

Точно так же защиту нырком от двух боковых ударов следует не дифференцировать на две диаметрально про­тивоположные защиты: в сторону от каждого удара (от правого — вправо, а от левого — влево, затем нырком вниз и в сторону), а совершенствовать одну эффективную за­щиту «нырком вниз-в сторону» от правого и от левого бокового ударов.

В этих случаях условнорефлекторные раздражители из ориентировочных становятся обычными пусковыми (сигнальными). Любая атака противника левой или пра­вой психологически воспринимается как одно и то же атакующее действие противника, на которое можно отве­чать одним и тем же прочно выработанным контрдейст­вием.

Подобная методика совершенствования эффективно­сти технических действий боксера, как нам кажется, спо­собна превращать самого боксера и его действия «из систем, не имеющих управления, в системы управления, из систем, пассивно подчиняющихся закону возрастания энтропии*, в антиэнтропийные системы» (Л. А. Петрушенко).

Тем самым можно решить в какой-то степени практи­ческие вопросы сохранения в течение длительных тур­нирных соревнований способности боксера мгновенно вы­бирать и решать сложные двигательные задачи; вопросы готовности к максимально эффективному для данных ус­ловий мышечному усилию без нарушения динамики и ко­ординации движений основных технических приемов В соответствии с этим в тренировке спортсмена должны выдерживаться три основных направления: психологичес­кое, вегетативно-двигательное и двигательное. Учет их всех одновременно или в различных комбинациях дает основу для дальнейшего совершенствования системы тре­нировки (А. В. Коробков). Заканчивая теоретическую сторону вопроса развития основного качества боксера — его быстроты, выбора действия и реагирования, рассмот­рим теперь эти же вопросы в экспериментальном плане.

Специальные исследования, проведенные в сборной команде СССР и РСФСР, показали, как большая вариа­тивность действий противника и технического выполнения отдельных приемов, вызывая появление ориентировочных рефлексов на момент смены действия, изменение темпа, структуры или ритма и технических приемов, приводит к тому, что стабильность двигательных навыков сбива­ется, реакция боксера замедляется и в целом эффектив­ность основных технических приемов резко падает.

Для этих целей был использован комплекс электрон­ной регистрирующей аппаратуры:

а) двухшкальный миллисекундомер с программным устройством (6 программ), регистрирующий время реакции и время переключения на обратное движение;

б) радиорефлексометр (РРМ—59 м), регистрирую­щий время ответной реакции, время удара;

в) ударная платформа с тремя световыми индикато­рами (включаются в соответствии с заданной програм­мой) и тремя мишенями, регистрирующие в комплексе с миллисекундомером, рефлексометром, динамометром: си­лу, точность удара боксера в различных ситуациях (за­данная программа) для левой (правой) руки.

Исследования, проведенные параллельно с педагоги­ческими наблюдениями, показали, что сильнейшие бок­серы (любители и профессионалы) способны вариативно выполнять любой технический прием и отличаются от всех остальных боксеров своим умением искусно исполь­зовать эту широкую вариативность для создания ста­бильных исходных моментов и условий проведения основ­ных (автоматизированных) атакующих и контратакую­щих приемов. В результате этого любой удар или прием, проведенный боксером высшей квалификации, приобре­тает большую эффективность и неожиданность.

При рассмотрении вопросов совершенствования эф­фективности основных атакующих и контратакующих действий высококвалифицированного боксера главное — определить принцип формирования стабильного двига­тельного навыка спортсмена в условиях вариативной обстановки и вариативных действий, а не частный метод развития быстроты отдельного удара или действия в целом.

Большое число вариантов возможных защит позволя­ет боксерам проявить широкую индивидуальную вариативность выполнения отдельных технических приемов и действий в целом.

Если к тому же учесть еще, что в среднем время удара в боксе (на средней дистанции) равно всего лишь 0,30— 0,45 сек., а время зрительно-моторной реакции лучших боксеров на простой (известный) сигнал — 0,14—0,18 сек., а на выбор нужного действия при двух-трех разных сиг­налах — 0,18—0,24 сек., то станут понятными те чрезвы­чайно жесткие временные условия, в которых действует боксер на ринге во время боя.

В каждый момент боя, в какие-то доли секунды, бок­сер должен сделать выбор и выполнить один эффективный прием из 72 возможных типовых вариантов: определить, каким из 12 основных ударов его будут атаковать и какую из 6 основных защит он должен применить.

Этот пример мы привели, если боксеры будут дейст­вовать основными (типовыми) ударами и защитами, в то время как их практическая вариативность значительно больше за счет индивидуальных особенностей их техники. Мы уже говорили, что только от одного прямого удара можно применить 28 вариантов защитных действий. Следовательно, даже в этом случае перед боксером стоит проблема выбора одного действия из 336 ва­риантов.

Таким образом, один из основных путей совершенст­вования эффективности действий высококвалифицирован­ного боксера заключается именно в организации процес­са обработки внешней информации, пространственно-вре­менной организации стабильных двигательных навыков в вариативной обстановке. Остается лишь выяснить, ка­ким методом?

В боксе до сих пор существуют три принципиально различных метода спортивного совершенствования спорт­смена: а) метод ограничения, когда боксеры совершенст­вуют до автоматизма ограниченный круг навыков в технике и тактике; б) метод разнообразия — совершен­ствование разносторонней техники и тактики; в) комбини­рованный метод — рациональное объединение первых двух методов, дополняющих друг друга; вначале выделяется (ограничивается) определенный круг материала, свой­ственный каждому боксеру индивидуально, а дальнейшее совершенствование строится на расширении средств тех­ники и тактики боксера.

Если сторонники первого метода (так называемые «одноударные» боксеры, с ограниченной техникой и так­тикой) имели успех в недалеком прошлом, в период рас­цвета «тактики темпа и удара», то сторонники второго и особенно третьего методов завоевали прочный авторитет и добились выдающихся результатов на международных рингах в последние годы. В связи с этим была признана активная тактика советских боксеров — тактика искусно­го обыгрывания. Однако подобная тактика, основанная на искусном использовании всего тактико-технического мастерства боксера, привела к еще большей вариативно­сти действий боксера на ринге, в результате чего эффек­тивность, точность, сила, своевременность основных ата­кующих действий боксера стали значительно ниже.

Педагогические наблюдения на тренировках и сорев­нованиях, работы психологов, физиологов по проблемам ориентировочного рефлекса и ориентировочной деятель­ности человека позволяют сформулировать теоретические предпосылки (рабочую гипотезу) для рассмотрения прак­тических вопросов повышения эффективности действий боксера в вариативных условиях. Повышение эффектив­ности основных действий боксера должно идти преиму­щественно по принципу обусловленных действий, когда в ответ на несколько различных действий противника со­вершенствуется одно действие («коронный» прием) с вы­сокой автоматизацией его выполнения, а все богатство тактической вариативности активно и искусно использу­ется для подготовки стабильных условий выполнения этих «коронных» приемов. В результате чего выполнение основных действий боксера в созданных моментах или стабильных условиях при широкой вариативности всех остальных действий боксера и противника будут прохо­дить с максимальной эффективностью.

Процесс совершенствования эффективности основных действий боксера содержит три последовательных услов­ных этапа. В первом этапе при изучении простых такти­ко-технических действий противника следует создавать соответствующую стабильную обстановку для проведения ограниченного количества (или одного) автоматизиро­ванных приемов.

Во втором этапе увязывать эти усвоенные автомати­зированные действия с более сложными действиями про­тивника, но в условиях, облегчающих выбор действия, с тем чтобы в сложной боевой обстановке потеря времени на выбор необходимого эффективного действия была ми­нимальной.

Для этого нужно, чтобы процесс выбора из «внешней информации» задач атаки или контратаки и способов выполнения технических приемов строился по принципу сопоставления и обобщения, основанному на том, что все приемы в боксе имеют некоторые общие признаки, кото­рые можно обобщить и подчинить общим закономерно­стям.

Практически этот процесс всегда связан и начинается с определенных ассоциаций памяти человека.

Например, при показе боксеру только исходных поло­жений прямого удара левой или правой у него возникает образ всего удара и пространственно-временная органи­зация тех стабильных ответных или контратакующих действий, которые выработаны этим боксером в процессе тренировки против этих двух ударов.

Однако очень важно, чтобы поиски командного («пус­кового») действия (сигнала) строились не по самому уда­ру или приему (для боксера это будет уже поздно), а по некоторым начальным признакам этого удар а, что резко сокращает время поиска и ответа.

Если же четкого типового признака нет или невозмож­но его «поймать» из-за сложных вариативных действий противника, следует обобщить совпадение нескольких косвенных, зачастую незначительных, признаков — поло­жение рук, плеча, ног, туловища взгляда противника и т. д.

Сопоставляя эти косвенные признаки, боксеру следует отработать на них ограниченное число автоматизированных приемов.



Например, на любой прямой удар с дистанции совер­шенствовать одну автоматизированную защиту уклоном (или контрудар с уклоном), не дифференцируя ее на удар справа или удар слева (рис. 1, 2).

Точно так же на любой боковой удар совершенство­вать одну защиту нырком вниз-в сторону. Не следует на каждый удар иметь «свою защиту», так как боксеру по­требуется для этого еще определить, какой рукой будет нанесен удар (рис. 2, 3, 4, 5, 6).



В третьем этапе следует совершенствовать подготови­тельные действия, которые необходимы боксеру для тактического маневра. С помощью их боксер вынуждает про­тивника действовать определенным способом, создавая тем самым себе стабильные условия или моменты для эффективного выполнения автоматизированных приемов и действий (или одного «коронного» приема).

Педагогические наблюдения показали, что ведущие боксеры (любители и профессионалы) в совершенстве владеют двумя-тремя высокоавтоматизированными тех­ническими приемами, которые эффективно применяются в любых условиях. Причем настолько эффективно, что противники, даже зная об этих «коронных» приемах, не могут от них успешно защищаться.

«От боксера надо ждать не того удара, который он хочет нанести, а тот, который ты хочешь, чтобы он на­нес»,— говорит девятикратный чемпион СССР В. П. Ми­хайлов.

Разнообразными техническими средствами и тактиче­скими действиями он вынуждал своего противника ата­ковать строго определенным ударом, против которого применял свои «коронные» контрудары (автоматизиро­ванные навыки на простой пусковой сигнал).

Эффективность этих действий была поразительной — 82,5% боев он закончил раньше времени.

Таким же методом широко пользовался девятикрат­ный чемпион СССР Н. Ф. Королев. По его мнению, одним из самых распространенных и эффективных тактических маневров в боксе является вызов противника на прове­дение определенного удара, с тем, чтобы в нужный момент парировать его эффективным ударом. Как известно, Н. Ф. Королев отличался поразительной эффективностью своих атакующих и контратакующих приемов.

Победы на ринге С. Щербакова, Г. Шаткова, В. Енгибаряна, Б. Лагутина, В. Попенченко и других ведущих боксеров СССР, получивших всемирную известность, сви­детельствуют, на наш взгляд, о результативности того же метода пространственно-временной организации ответ­ных реакций боксера в сложной вариативной обстановке поединка на ринге.

Как правило, этих ведущих боксеров, несмотря на их индивидуальные различия, объединяет одна общая чер­та — умение создавать для себя стабильные мгновенные положения (в вариативной сфере действий), которые по­зволяют им выполнять эффективные приемы и действия.

В профессиональной школе бокса, например, сущест­вует специальный метод подготовки эффективного удара путем последовательного раскрытия защиты противника, когда одно раскрытие неизбежно приводит ко второму, к третьему и, наконец, к такому привычному положению, когда основной автоматизированный («коронный») прием мгновенно срабатывает, как на простой «пусковой сиг­нал» с максимальной эффективностью.

Таким образом, практические методы совершенство­вания технического мастерства высококвалифицирован­ных боксеров и теоретические выводы имеют много общих моментов, совпадающих по отдельным вопросам.

Н. А. Бернштейн в своей работе «Пути и задачи физи­ологии активности» считает, что если двигательная ак­тивность наиболее простых движений полностью обуслов­лена пусковым сигналом-стимулом, то более сложные движения находятся уже вне зависимости от них. Смыс­ловое содержание этих движений, т. е. двигательная за­дача, оформившаяся и отображенная каким-то образом в мозгу во все возрастающей мере, играет руководящую роль в управлении сложными движениями.

На более высшем уровне произвольных действий пус­ковой сигнал вообще не играет решающей роли и может совсем отсутствовать.

В этом случае и программа и инициатива начала дей­ствия целиком определяются человеком. Это высшая сте­пень активности и инициативы в формировании и совер­шенствовании технического мастерства.

Высококвалифицированные боксеры отличаются тем, что владеют этой высшей формой двигательной деятель­ности независимо от пускового сигнала. Они не ждут, что им «покажет» противник, а сами активно создают ста­бильную обстановку для проведения автоматизирован­ных приемов, которые мгновенно и эффективно срабаты­вают даже на начальные признаки пускового сигнала-стимула.

Вместе с тем следует учесть, что в условиях широкой вариативной двигательной деятельности и сложной пси­хологической обстановки, отдельные высокоавтоматизи­рованные ударные движения (или приемы) боксера нель­зя считать признаком большого мастерства — ведь они решают только элементарные двигательные задачи.

В то же время высокоразвитое, специфическое распре­деление внимания может способствовать тому, что вполне самостоятельные действия могут выполняться одновре­менно как одно целое. Это уже является признаком при­обретения профессионального мастерства, когда внима­ние боксера распределяется только между отклонениями от создавшейся системы действий. Причем эти процессы протекают на основе прочных нейродинамических стерео­типов.

Нами были проведены специальные исследования по­вышения эффективности технических действий боксера в сложной вариативной обстановке по принципу психоло­гического моделирования этой деятельности. В условиях эксперимента исследовалось, как боксер выполнял все те технические приемы, которые по психологической струк­туре соответствовали его реальным действиям: распреде­ление внимания, мгновенный выбор нужного сигнала, реа­гирование на него и переключение на новое движение.

Были разработаны пять тестов исследования, которые в целом (в пределах возможности данной методики) со­ответствовали психологической структуре действий бок­сера левой и правой рукой:


  1. следующая страница >>



Кто не способен ни на любовь, ни на дружбу, тот вернее всего делает свою ставку — на брак. Фридрих Ницше
ещё >>