В. Киселев Демографическая статистика в колониальном Туркестане во второй половине ХIХ века - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Дипломная работа тема: «Просветители второй половины ХIХ века» 3 636.96kb.
Человек в социальном пространстве: методы исследования, разрабатываемые... 1 126.1kb.
И. Б. Ничипоров И. А. Бунин. Очерк творчества 1 257.2kb.
Внешняя политика России во второй половине 19 века 1 210.41kb.
Искусство России во второй половине XVIII века 1 327.68kb.
Дзамихов К. Ф. Антиколониальная борьба Кабарды во второй половине... 1 118.49kb.
Татаро-монгольское нашествие на русские земли в первой половине 13... 1 158.1kb.
Кыргызстан хiх–ххi кк. Кыргызстан в хiх–ххi вв. В. Плоских Социально-демографическая... 1 153.44kb.
Тема Россия во второй четверти 19 века. Период правления Николая I” 1 62.95kb.
Перенос столиц во второй половине XX века 1 67.06kb.
Реферат Город Муром во второй половине XX века 1 253.42kb.
Литература основная борисов В. А. Демография. 4-е изд. М.: Вагриус... 1 37.65kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

В. Киселев Демографическая статистика в колониальном Туркестане во второй половине - страница №1/1

В.Киселев

Демографическая статистика в колониальном

Туркестане во второй половине ХIХ века.

По мере развития национальной государственности в Республике Узбекистан и связанных с ней системно-институциональных изменений во всех сферах общественной жизни как никогда актуальной становится задача всестороннего и объективного изучения того исторического пути, который был пройден многострадальным народом нашей страны в годы колониального господства царской России, когда, как известно, был нарушен естественный ход социально-культурной эволюции общества и произошли трагические деформации в развитии края. Некоторые из них до сих пор оказывают свое негативное влияние на процесс демократических преобразований современности. Значительная часть этих деформаций проявилась не только в общественно-политической, экономической и культурной жизни коренных народов Туркестана, но и сказалась на этно-демографических характеристиках населения всего региона. Этому, в частности, способствовала "целенаправленная миграционная политика царской России, затем Советского государства"1. Исходя из этого, комплексное исследование социально-экономической, политической и культурной жизни народов края немыслимо без восстановления объективной картины демографического и этнического развития среднеазиатского общества, что в свою очередь, предполагает проведение системного анализа данных демографической статистики, их классификацию, определение особенностей и характерных черт ее развития в колониальном Туркестане. При этом объективное и полноценное исследование демографических данных, собранных в указанный нами исторический период, возможно лишь в контексте изучения тех методов, которые тогда применялись для сбора статистических сведений о населении.

Однако, несмотря на очевидную актуальность данной проблематики, история становления и развития демографического учета населения на территории современного Узбекистана в колониальный период, особенно в 60-90-е годы ХIХ в. до настоящего времени остается довольно слабо изученной. Так, нет ни одной специальной работы, посвященной этому аспекту исторического прошлого нашего государства.

В колониальный период методы сбора статистических данных о населении рассматривались в ряде работ краеведческого, медицинского и географического характера, но лишь поверхностно в общем контексте их тематики2. В советской же историографии лишь в монографии Ф. Азадаева "Ташкент во второй половине ХIХ века"3 были проанализированы те методы сбора данных о численности и составе населения, которые применялись в старой части города Ташкента. Однако в целом вся система демографического учета населения на территории современного Узбекистана в 60-90-е годы ХIХв. таки осталась вне зоны исследования. Между тем статистические данные о населении Туркестана в колониальный период очень часто используются в различных исторических трудах, но, как правило, без проведения их источниковедческого анализа.

В большинстве случаев авторы безоговорочно доверяют статистическим сведениям, собранным колониальными властями до проведения переписи 1897 г. и не пытаются критически осмыслить степень их полноты и достоверности. Подобное отношение к статистическим источникам связано, по-видимому, с отсутствием четкого представления о том, каким образом собирались сведения о населении Туркестана в 60-90-е годы ХIХ в. Для того, чтобы восполнить этот пробел в рамках данной статьи, нами была предпринята попытка проанализировать те методы сбора статистических данных о населении, которые применялись на территории Туркестанского края, а также оценить полноту и достоверность собранных статистических сведений.

При этом, в связи с отсутствием аналогичных работ в отечественной историографии, автору пришлось обратиться к теоретико-методологическим разработкам зарубежных ис­следо­ва­телей по данной проблематике4. Кроме того, отдельные аспекты затронутой темы отчасти уже были рассмотрены в статье автора "Перепись 1897 года и особенности ее проведения в Туркестане"5.

Географически автор ограничился пределами Сырдарьинской, Самаркандской и Ферганской областей. Это связано с тем, что в 60-90-е годы ХIХ в. учет населения охватывал только ту часть современного Узбекистана, которая была захвачена царскими войсками и включена в состав Туркестанского генерал-губернаторства.

В то же время на территории Бухарского эмирата и Хивинского ханства систематического и полного учета населения в ХIХ в. не проводилось.

Систематический сбор статистических данных о населении Туркестана начался в 1867г. после образования Туркестанского генерал-губернаторства.

Организуя учет населения, колониальные власти прежде всего преследовали свои колонизаторские цели. Так, сведения о населении были необходимы для организации системы управления, админис­тра­тивно-территориального размежевания, налоговой эксплуатации мест­ного населения, а также для выработки и осуществления планов колонизации края.

Система учета населения, созданная в Туркестане царскими властями, имела свои особенности. Однако в целом она развивалась в рамках той системы учета населения, которая сложилась в то время в России.

Специфика учета населения на территории Российской империи 60-90-е годы ХIХ в. была связана отменой крепостного права и с серией реформ, когда в результате возникновения новых социальных реалий потребности государства перестала удовлетворять старая система учета, основанная на списках податного населения - "ревизских сказках", проверявшихся в ходе ревизий. Этому сугубо фискальному способу учета населения было присуще множество серьезных недостатков, негативно отражавшихся на результатах ревизий. В силу этого они не смогли дать точных данных о населении, и потому после завершения последней десятой ревизии в 1858 г. на повестку дня встал вопрос о проведении всеобщей научно-методической переписи населения, но из-за русско-турецкой войны и традиционной бюрократической волокиты перепись была проведена лишь в 1897 г.

В связи с этим правительство было вынуждено обратиться к другим источникам получения статистических данных о населении, числу которых относились: текущий административно-полицейский учет, локальные переписи и церковный учет естественного движения населения, фиксировавшийся в метрических книгах.

Основным источником данных о численности населения и его составе в период с 1858 по 1897 г. стал административно-полицейский учет. До 1897 г. на территории Российской империи было проведено шесть административно-полицейских исчислений - по состоянию на 1 января 1859, г, 1864, 1868, 1871, 1886 и 1896 г6, в ходе которых полиция подсчитывала население страны, опираясь на данные текущих списков населения. Эти списки были крайне разнородными. Так, существовали отдельные списки дворян, духовенства, мещан и крестьян, которые велись в различных инстанциях7. В частности, списки дворян имелись у уездного предводителя дворянства, а списки крестьян велись в волостных управлениях8. В остальные годы численность населения определялась по состоянию на 1 января, исходя из естественного прироста населения.

На территории Туркестанского края административно-полицейский учет, выполнявший, главным образом, фискальные задачи, имел свои особенности, обусловленные существовавшей в колониальный период налоговой системой, для которой, в отличие от европейской России, было характерно не подушное, а подворное налогообложение коренного населения. Вот почему администрация вела не списки населения, а списки владельцев домов и юрт (кибиток). Их первый систематический подсчет был осуществлен организацион­ными комиссиями, в задачу которых входили организация системы местного самоуправления на волостном и аульном уровнях, а также установление налогообложения коренного населения9.

С декабря 1867 по март 1869 г. организационные комиссии проводили свою работу в уездах Сырдарьинской области, входе время которой ее члены объезжали кишлаки и стоянки кочевников10. В 1872 г. действовали в Зарафшанском округе, а в 1876-1877 годах в Ферганской области и Амударьинском отделе11.

В дальнейшем подсчет домов и юрт (кибиток)проводился в ходе так называемых поземельных переписей населения - у оседлого и покибиточных - у кочевого, которые осуществлялись каждые три года и приурочивались к выборам глав низовой администрации. В ходе этих исчислений проверялись и дополнялись списки владельцев домохозяйств. Затем сведения о числе домов и юрт (кибиток) умножались на цифру «5» - предполагаемое среднее число членов отдельного домохозяйства и, таким образом, определялась численность населения Туркестанского генерал-губернаторства12.

В промежутках между этими исчислениями администрация с помощью должностных лиц местного самоуправления пыталась вносить поправки в списки домохозяйств. Однако это не смогло обеспечить сбора точных и достоверных сведений о численности населения по Туркестанскому краю. Так, в частности, перепись от 28 января 1897 г. зарегистрировала в Ферганской области 1 572 21413 человек, тогда как по состоянию на 1 января того же года администрацией было зафиксировано лишь 1 184 70014 человек, из чего следует, что недоучет составил 387 514 человек, или 24,6%.

Аналогичная та же картина наблюдалась и по двум другим областям "коренного" Туркестана: в Сырдарьинской области перепись в 1897 г. зафиксировала 1 478 39815 человек, а администрация по состоянию на 1 января 1897 г. лишь 1 243 58416 человека, т. е. на 234 584 человека, или на 15,9%, меньше данных переписи; в свою очередь в Самаркандскую область перепись определила численность наличного населения в 860 02117 человек, а администрация по состоянию на 1 января того же года - 720 98218, из чего следует, что недоучет составил 139 039 человек, или 16,6%.

Этно-конфессиональный состав населения также определялся на основе данных поземельных и покибиточных исчислений, и потому сведения о численности коренных народов Туркестана в 60-90 годы ХIХ в. также носили приблизительный характер.

Учет естественного движения в царской России был делом церковных организаций, который осуществлялся отдельно по разным конфессиям. Основной недостаток метрической регистрации естественного движения населения в Туркестане заключался в том, что она преимущественно охватывала, пришлое население, причем главным образом православного вероисповедания, поскольку у коренного населения, исповедавшего ислам, метрическая регистрация родившихся, умерших и сочетавшихся браком в колониальный период не была налажена 19

Администрация неоднократно пыталась ввести метрическую регистрацию у коренного населения, но все эти попытки оканчивались безрезультатно. Например, в такие попытки предпринимались1873-1876 гг. в Зарафшанском округе20. Затем, начиная с 1888 по 1890 г., Самаркандский областной статистический комитет рассылал на места метрические книги, выполненные по существовавшей тогда в России форме с переводом заголовков каждой из глав книги на местные языки всем имамам, раввинам и казиям.

Но после того, как выяснилось, что большая часть книг ведется крайне небрежно, а собранные в них, сведения далеки от действительности, статистический комитет решил, начиная с 1891 года, прекратить рассылку метрических книг21. В связи с отсутствием метрических записей у коренного населения администрации пришлось собирать сведения о естественном движении путем письменного опроса волостных управителей, которые должны были присылать соответствующие донесения начальнику уезда22.

Однако волостные управители и подчиненные им аульные старшины не занимались такой регистрацией и потому не знали точного числа родившихся, умерших и вступивших в брак. Кроме того, анализ архивных материалов, содержащих сведения о естественном движении населения по Сырдарьинской области за 80-90-е годы ХIХ в., показал, что администрации почти ежегодно не удавалось собрать сведения по нескольким уездам одновременно. По-видимому, это можно объяснить тем, что большинство волостных управителей этих уездов вообще не присылало донесений а если и присылало, то не - вовремя, хотя справедливости ради следует отметить, что в Сырдарьинской области, где значительное число жителей вело полукочевой образ жизни, регистрировать население и его естественное движение было затруднительно по объективным причинам. В итоге данные, полученные с помощью опроса, были столь нереальными и разрозненными, что статистические органы колониальной администрации их почти не публиковали.

Еще одним видом учета населения, широко практиковавшиеся на территории царской России в дореформенный период, были локальные переписи. Так, только за период с 1869 по 1889 г. было проведено 79 локальных переписей23.

На территории коренного Туркестана локальные переписи чаще всего проводились в Ташкенте, что объяснялось его статусом административного центра генерал-губернаторства.

Главной особенностью, отличавшей локальные переписи города Ташкента от аналогичных переписей на остальной территории Российской империи, было то, что они проводились отдельно в новой и старой частях города. Так в 1871-1874, 1887, 1890 гг. переписи проводились в старой части города, а в 1871, 1875, 1881 и 1893 гг. были предприняты попытки провести однодневную перепись в новой. С 1871 по 1874 г. проводилась первая перепись населения в старой части города, в ходе которой чиновники администрации регистрировали жителей, их имущество и род занятий24.

Перепись проводилась в течение двух лет и зарегистрировала в старой части города всего лишь 41 80525 человек. С учетом населения новой части в городе должно было проживать 44 83026 человек.

Однако согласно данным 1870 г. в Ташкенте проживал 78 97127 человек.

В 1887 г. по приказу начальника города участковыми аксакалами была проведена первая поименная перепись населения в старой части города. Мужское население было собрано в мечетях, в каждом квартале, где аксакалы вели опрос у собравшихся об именах и членах семьи, а полученные сведения записывали в специальные тетради28.

Но и в этом случае часть населения старого города не была учтена, поскольку перепись зарегистрировала лишь 81 50429 человек, тогда как по административно-полицейскому исчислению 1885 г. ее численность 121 47030 человек.

Неточные сведения о численности населения в старой части Ташкента дала и перепись 1890 г., которая зафиксировавшая только 96 54131 человек.

Между тем в новой части Ташкента, администрация четырежды предпринимала попытки провести однодневную перепись (в 1871,1875, 1881 и 1893 гг.). Однако однодневной была лишь перепись 1893 г.32. Первые две переписи - 1871 и 1875 гг. проводились на протяжении нескольких дней и настойчивые попытки провести однодневную перепись 28 октября 1881г. потерпели неудачу: большинство домовладельцев представило столь неполные и неточные сведения, что их пришлось уточнять в течение нескольких дней33. Но, несмотря на это, данные, полученные по переписи в новой части города, являются наиболее полными и достоверными.

28 ноября 1892 г. была проведена однодневная перепись населения в новой части города Самарканда, которая также дала разнообразные статистические данные34.

В заключение можно констатировать, что все виды учета, применявшиеся на территории Сырдарьинской, Самаркандской и Ферганской областей Туркестанского края в 60 -90-е годы ХIХ сто­летия, за исключением локальных переписей в европейских кварталах Ташкента и Самарканда, не смогли дать точных и достоверных статистических данных о численности, составе и естественном движении населения. Это было прямым следствием отсутствия поголовной регистрации и метрических записей у коренного населения, а также плохой организации локальных переписей в старой части Ташкента.

При этом следует отметить, что колониальная администрация, нуждавшаяся в точных и разнообразных статистических сведениях о населении, прежде всего для совершенствования системы колониального управления, организации всеохватного налогообложения коренного населения и разработки планов по дальнейшей колонизации края, сознавала все недостатки применявшихся методов сбора данных о численности, составе и движении коренного населения и неоднократно пыталась повысить качество регистрации населения и его движение.

Однако для этого необходимы были кардинальные меры, а именно введение поименного учета и метрической регистрации, но этого не было сделано. Вот почему вплоть до проведения переписи 1897 г. администрация не сумела собрать точных и достоверных сведений о населении коренного Туркестана.

В этом связи статистические материалы, собранные царскими властями в Туркестане, могут, на наш взгляд, служить только основой для специальных исследований, посвященных реконструкции демографической ситуации на территории Узбекистана в колониальный период.




1 И. А. К а р и м о в Узбекистан на пороге XXI века: угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса. Ташкент: Узбекистан, 1997. С. 73.

2 С м и р н о в Е. Сырдарьинская область. Описание, составленное по официальным источникам. Спб: Тип. М.М.Стасюлевича, 1887; Л ы к о ш и н Н.С. Население и смертность в туземной части города Ташкента.// Сб. материалов для статистики Сырдарьинской области. Изд-ва. Сырдарьинского областного статистического комитета. Под ред. И.И.Гейра. Т.II. Типо-литография наследников С.И.Лахтина, Ташкент. 1892. С. 397-423; Аверьянов П. Статистический обзор с 1868 по 1887 год по Сырдарьинской области // Труды Сырдарьинского областного статистического комитета в 1887-1888 гг. Ташкент. 1888.

3Азадаев Ф. Ташкент во второй половине XIX века. Ташкент, 1959.



4 См., например: Брук С.И., Кабузан В.М. Динамика численности населения России в XVIII- начале XX века. Источники и историография // Историческая демография: проблемы, суждения, задачи. М.: Наука, 1989. С. 120-132; Брук С.И., Кабузан В.М. Об источниках по исторической демографии Европы XVIII-XX вв. // Историческая демография: проблемы, изучение; задачи. М., 1989. С. 150-162; Бекмаханова Н.Е. Многонациональное население Казахстана и Киргизии в эпоху капитализма / 60-е годы XIX- 1917 / М.: Наука, 1986; Кабузан В.М. О достоверности учета населения России. 1958-1917// Источниковедение отечественной истории. М., 1982.

5 Киселев В.Г. Перепись 1897 года и особенности ее проведения в Туркестане // Сб. статей научной конференции, проведенной кафедрой истории народов Узбекистана исторического факультета. Ташкент: Университет 1995. С. 34-46.

6 Кабузан В.М. О достоверности учета населения России. 1858-1917// Источниковедение отечественной истории. С. 100.

7 Пландовский В. Народная перепись. С.пб., 1898. С. 307.

8 Там же. С. 307.

9 Проект всеподданнейшего отчета генерал-адъютанта К.П. фон Кауфмана. Спб., 1885. С. 47.

10 Там же. С. 48-52.

11 Там же, С 60-71.

12 Обзор Сырдарьинской области за 1886 год. Ташкент: Изд-во. Сырдарьинского областного статистического комитета. Типо-литография С.И.Лахтина, 1887. С. 148; ЦГА РУз, Ф.И.-269, оп. 1, д.3, л. 26, об. 31.

13 Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года Т. XXXIX/ Под ред. Н.А. Тройницкого Ферганская область Спб.: Изд-ва. ЦСКМВД «Центральная» типо-литография М.Я.Минкова, 1904. С.1.

14 Обзор Ферганской области за 1896 год Н.Маргилан Изд-во. Ферганского обласного статистического комитета. Тип. Ферганского областного управления, 1898. С.2.

15 Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. Т. XXXVI Сырдарьинская область/ Спб.: Под ред. Н.А. Тройницкого. Изд-во. ЦСК МВД Тип. товарищества «Народная польза», 1905. С.1.

16 ЦГА РУз, Ф.И.- 269, оп. 1, д. 109, л.2.

17 Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 года. Т. LXXXIII. Самаркандская область Под ред. Н.А. Тройницкого/ Изд-во. ЦСК МВД «Пушкинская скоропечатня», 1905. С.1.

18 Бекмаханова Н.Е. Многонациональное население Казахстана и Киргизии в эпоху капитализма (60-е годы XIX-1917 год) М.: Наука, 1986.

19 Обзор Сырдарьинской области за 1886 год Изд-во. Сырдарьинского областного статистического комитета. Типо-литография С.И.Лахтина, Т.1887. С. 153; Обзор Ферганской области за 1891 год Н.Маргелан: Изд-во Ферганского обл. стат. Комитета. Типография Ферганского обл. правления 1893 с. 26; Обзор Ферганской области за 1892 год Н.Маргелан, Тип. Ферганского областного правления 1894 С.30; Обзор Самаркандской области за 1887 год. Тип. Самарканд А.Г. Сунгурова, 1888, С. 12

.


20 ЦГА РУз, Ф.И. 1, оп. 11, д. 696, л. 38 об.

21 Там же, л. 38.

22 Там же, л. 39.

23 Там же, д. 616, л. 3 об.

24 Киселева Г.П., Кваша А.Н. О чем рассказывают переписи населения. М.: Финансы и статистика, 1983. С. 25.

25 Азадаев Ф. Ташкент во второй половине XIX века Ташкен: Изд-во АН, 1959. С. 129.

26 ЦГА РУз Ф.И.-36, оп. 1, д. 963, л. 14-150

27 Там же, Ф.И.- 1, оп. 16, д. 515, л 78.

28 Лыкошин Н.С. Население и смертность в туземной части города Ташкента// Сб. материалов для статистики Сырдарьинской области Т. 2 Ташкент: Изд-во Сырд. обл. стат. комитета. Типо-литогр. наследников С.И.Лахтина, 1892. С. 400.

29 Там же. С. 400.

30 Статистика Российской империи// Сборник сведений по России за 1884-1885 гг.Спб.: Изд-во ЦСК МВД. Тип.МВД, 1887. С. 24.

31 ЦГА РУз, Ф.И.-269 оп. 1 д.19, л. 309 об, 310, 348, 349.

32 Там же, д. 48, л. 3,6.

33 Там же л.3, 6; Ф.И.- 36, оп. 1, д. 1313, л. 36.

34 Справочная книжка Самаркандской области 1893 год. Вып. 1. Самарканд Изд-во Самаркандского обл. стат. комитета. Тип. штаба войск Самаркандской области. 1893, С. 88.










Что бы делало твое добро, если бы не существовало зла? Воланд в «Мастере и Маргарит
ещё >>