В. Е. Борейко Классики концепции абсолютной заповедности - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
В. Е. Борейко з аповедники 1 263.01kb.
Русские переводчики западноевропейской классики. М. Лозинский, В. 1 88.27kb.
Лекция 9 Составное движение точки 1 88.72kb.
Непрерывно растущего объема информации 1 373.28kb.
Урока: сформировать представление об «абсолютной» и«относительной» 1 32.21kb.
Борейко Владимир Евгеньевич Природоохранная эстетика в вузе. 3 596.04kb.
Состоятельные критерии проверки абсолютной однородности независимых... 1 352.31kb.
В. Е. Борейко Издание третье, дополненное 9 1495.56kb.
Павел Басинский Классики и современники 25 4945.23kb.
Радикальная природоохрана В. Е. Борейко 1 113.45kb.
Методические рекомендации по составу и содержанию разрабатываемых... 4 473.09kb.
Заместитель Председателя 1 363.4kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

В. Е. Борейко Классики концепции абсолютной заповедности - страница №1/3




В.Е. Борейко

Классики концепции абсолютной заповедности

Киевский эколого-культурный центр

В.Е. Борейко

Классики концепции абсолютной заповедности

Серия Охрана дикой природы

Вып. 72

Киев – 2013



Борейко В.Е.

Классики концепции абсолютной заповедности, В.Е. Борейко, К., Логос, 2013, ?....стр., Охрана дикой природы, вып. 72

В книге рассказывается об отечественных классиках концепции абсолютной заповедности – Г.А. Кожевникове, А.М. Краснитском, С.А. Дыренкове, Ф.Р. Штильмарке. Приводится библиография их трудов.

© В.Е. Борейко, 2013

Оглавление

История создания концепции абсолютной заповедности

Концепция абсолютной заповедности

Классики концепции абсолютной заповедности

Григорий Александрович Кожевников (1866 -1933)

Алексей Михайлович Краснитский (1923-1985)

Станислав Алексеевич Дыренков (1937 -1988)

Феликс Робертович Штильмарк (1931-2005)

История создания концепции абсолютной заповедности

Концепция абсолютной заповедности, которая является краеугольным камнем отечественного заповедного дела, и прежде всего природных заповедников, развивалась практически ровно сто лет, начиная с 1908 г. Она прошла долгий, и даже, во многом трагический путь своего развития, была проверена временем и в настоящее время является наиболее экологически грамотной, этически целесообразной и перспективной концепцией развития природных заповедников и других ОПТ.

Её экологические и практические составляющие были разработаны известными российскими экологами, выдающимися специалистами в области заповедного дела Г.А. Кожевниковым, А.М. Краснитским, С.А. Дыренковым, Ф.Р. Штильмарком.

В 2013 г. известным российским деятелем заповедного дела В.А. Бринихом к концепции абсолютной заповедности был предложен последний, шестой принцип, полностью сделавший концепцию гармоничной и выполнимой на практике.

Этическая, философская, идеологическая составляющие концепции абсолютной заповедности были разработаны в конце 20 века американскими экофилософами. Основной вклад внесли Дж. Тернер, Х. Ролстон III и Т. Бирч.

С учетом всех предложений российских экологов и американских экофилософов, концепция абсолютной заповедности была доработана Киевским эколого-культурным центром и в окончательном варианте предложена на Первом международном совещании по идеологии заповедного дела (13-14 апреля 2013 г., г. Симферополь).

Прообразом концепции абсолютной заповедности являлись языческие священные рощи, имеющиеся в большом количестве у различных народов дохристианской истории. Охранный режим в священных рощах был строже, чем в современных заповедниках. Чтобы не потревожить богов, в них ничего нельзя было делать или забирать с собой. Большинство священных рощ являлись свободными от человеческой модификации и манипуляции. В них царила абсолютная заповедность. Многие заповедные священные рощи затем были уничтожены христианскими священниками.

Вновь к идее абсолютной заповедности человечество вернулось спустя многие века, лишь в 1908 г.

В 1908 году профессор-зоолог Московского университета, пионер охраны природы Григорий Александрович Кожевников сделал ставший вскоре классическим доклад «О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы» на Всероссийском юбилейном акклиматизационном съезде в Москве. На нем им впервые была высказана гениальная идея, что для поддержания естественных спонтанных природных процессов и явлений дикой природы, на больших участках свободной природы должен вводиться режим полной (абсолютной) заповедности, предполагающий запрет на любое хозяйственное или регуляционное вторжение. Такая территория объявлялась заповедником. Заповедники, по идее Г.А. Кожевникова, создавались для защиты права дикой природы на существование и проведение мониторинговых исследований.

Идея абсолютной заповедности Г.А. Кожевникова заключалась в следующих словах: «Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты». Это был этический императив.

К нему необходимо было еще сформулировать нормативную систему (механизм реализации) для практического применения, на которую у Г.А. Кожевникова не хватило времени.

Идея Г.А. Кожевникова была поддержана не только большинством русских естествоиспытателей, но и в советском правительстве, в результате чего уже в начале 1920-х годов в России,Украине и Беларуси стали организовываться первые государственные природные заповедники.

Идея Г.А. Кожевникова об абсолютной заповедности была очень востребована среди деятелей охраны природы и заповедного дела 1920-х годов в СССР, недаром, на состоявшемся в Москве в 1929 г. Первом Всероссийском съезде по охране природы (где также участвовало много делегатов из Украины, Беларуси и республик Средней Азии) большинство делегатов высказывалось против регуляционных мер в заповедниках и за поддержание там абсолютного заповедного режима.

Однако в начале 1930-х годов, когда охрана природы ради самой природы была объявлена «вредительской» идеей, заповедники стали превращаться в обыкновенные лесные, рыбные или охотничьи хозяйства. В 1951 г., за «бесполезностью», их вообще чуть-было полностью не закрыли. Небольшая часть заповедников все же уцелела, но режим в них был очень далек от заповедного в первую очередь за счет активно проводившихся там регуляционных мероприятий и «научных» отловов и отстрелов, регулирования «вредителей», массового туризма и т.п.

В литературе по заповедному делу стала появляться критика идеи Г.А. Кожевникова об абсолютной заповедности. В первую очередь она исходила от ботаников, которые приводили факты того, что под воздействием режима абсолютной заповедности в степи накапливается ветошь, что негативно влияет на ковыль, типчак, да и во многих местах степь начинает зарастать кустарником. Поэтому они стали предлагать «защитить» степь при помощи сенокоса или выпаса лошадей. Еще одно направление критики исходило от лесников, которые призывали на антропогенных участках лесных заповедников «помочь» природе путем рубки леса в целях восстановления коренных лесов. Некоторые экологи говорили о том, что абсолютная заповедность невозможна по причине глобального влияния человека на природу (глобальное загрязнение, тепловое воздействие на атмосферу, кислотные дожди, занос растений-интродуцентов и т.п.) Ряд исследователей вполне справедливо говорили о том, что в природных заповедниках, имеющих площадь 1 тыс. га и меньше, абсолютная заповедность, как ее понимал Г.А. Кожевников, вообще не достижима.

Вся эта критика, казалось, не оставляла на идее абсолютной заповедности камня на камне, и, по видимому, с ней было покончено навсегда.

Однако в 1974 г. в журнале «Охота и охотничье хозяйство» появляется интереснейшая статья одного из лучших на ту пору директоров российских заповедников ботаника-лесовода Алексея Михайловича Краснитского «Лесохозяйственные тенденции в заповедниках», написанная с позиции абсолютной заповедности. Это была первая статья, в которой одно из самых распространенных в заповедниках СССР регуляционных мер – рубки леса были подвергнуты жесткой и научно аргументированной критике. Затем этой теме А.М. Краснитский посвятил еще несколько статей, а в 1983 г. опубликовал в московском издательстве «Лесная промышленность» свою монографию «Проблемы заповедного дела», где опять, впервые в СССР, подверг критике не только рубки леса, но и сенокосы в заповедниках, регулирование численности животных, «оптимизацию» гидрологического режима и другие регуляционные мероприятия в заповедниках.

К 1978 г. относятся первые публикации другого классика концепции абсолютной заповедности, доктора биологических наук, лесовода, зав. отделом Ленинградского НИИ лесного хозяйства Станислава Алексеевича Дыренкова. Вместе с А.М. Краснитским они опубликовали несколько работ с критикой сенокошения в степных заповедниках. Перу С.А. Дыренкова принадлежит важная работа об организации участков с абсолютно заповедным режимом.

Однако главным вкладом А.М. Краснитского и С.А. Дыренкова является разработка нормативной системы концепции абсолютной заповедности, позволяющей разрешать конфликты на местах, в частности, они предложили в 1978 г. важнейший принцип концепции абсолютной заповедности – принцип разделения двух функций заповедных территорий (принцип Краснитского-Дыренкова). Он позволяет разрешить серьезнейшую проблему со степными заповедниками.

В целях разрешения противоречий между охраной экосистем (и спонтанных процессов в них) и охраной биоразнообразия (редких видов) – охрана спонтанно развивающихся экосистем должна стать целью природных заповедников, а охрана биоразнообразия (редких видов) – целью заказников, национальных парков и т.п. Другими словами, зарастание кустарником и образование ветоши допускается в степных заповедниках, но в других ОПТ с этими явлениями следует бороться при помощи сенокосов и выпаса лошадей.

К сожалению, этот важнейший принцип, который затем органически вошел в концепцию абсолютной заповедности, был опубликован ими в 1978 г. в малоизвестном сборнике, вышедшем небольшим тиражом – «Тезисы докладов VI делегатского съезда ВБО» и не был оценен современниками. К нему вернулись лишь спустя более чем через 30 лет.

К сожалению, важнейшая и плодотворная работа А.М. Краснитского и С.А. Дыренкова по разработке на базе идеи абсолютной заповедности Г.А. Кожевникова полноценной концепции абсолютной заповедности вскоре прервалась самым нелепым образом. После тяжелой болезни в 1985 г. умер А.М. Краснитский, а С.А. Дыренков в 1988 г. покончил с собой.

Однако к этому времени в России сформировался еще один соавтор концепции абсолютной заповедности. Этим человеком был доктор биологических наук, один из самых известных природоохранников и деятелей заповедного дела России конца 20 века – Феликс Робертович Штильмарк. В сферу его научных интересов входила история охраны природы, поэтому он хорошо был знаком с классическими работами Г.А. Кожевникова по идее абсолютной заповедности.

Первая его работа, в которой он затронул эту тему, была опубликована в 1978 г. (совместно с Н.Ф. Реймерсом) в московском издательстве «Мысль» — монография «Особо охраняемые природные территории».

В 1981 г. в трудах ЦНИЛ Главохоты РСФСР (где он работал), Ф.Р. Штильмарк опубликовал свою вторую научную работу по абсолютной заповедности – «Принципы заповедности (теоретические, правовые и практические аспекты), в 1984 г. – «Что такое заповедность?», в 1985 г. а Алма-Ате – «Определение и смысл заповедности», в 1992 г. Ф.Р. Штильмарк возвращает читателям классические труды Г.А. Кожевникова об абсолютной заповедности, публикуя их в одном из сборников. С 1981 г. до самой своей смерти в 2005 г. Ф.Р.Штильмарк был самым активным защитником абсолютной заповедности в СССР и на постсоветском пространстве. По этой теме он опубликовал около 20 работ.

Однако главная заслуга Ф.Р. Штильмарка является в том, что он творчески развил идею абсолютной заповедности, придав ей форму концепции.

Прежде всего он ответил на многочисленную критику идеи абсолютной заповедности, практически закончив разработку нормативной системы, придав теоретическим взглядам Г.А. Кожевникова возможность практической реализации в условиях заповедников.

Во-первых, он заявил о том, что косвенное влияние человека на природу не должно рассматриваться при поддержке режима заповедности; во-вторых, абсолютная заповедность распространяется не только на естественные участки дикой природы, но и на участки заповедников, имевших антропогенное воздействие, где заповедание рассматривается как реанимация природной системы (этот принцип предложен совместно с Н.Ф. Реймерсом); в третьих, абсолютная заповедность является идеалом, к которому нужно стремиться в любом заповеднике; в четвертых, абсолютная заповедность предполагает ограничение до минимума влияния в заповедниках научных исследований и действий службы охраны.

Существенный вклад в разработку концепции абсолютной заповедности внесли в конце 20 века современные американские экофилософы. Благодаря им эта концепция получила еще и экоэтическое, философское, идеологическое наполнение. Прежде всего речь идет о свободе и автономии дикой заповедной природы, без которых, по мнению Джека Тернера, дикая природа не может оставаться свободной, то-есть дикой. Поэтому любое вмешательство в дикую природу приручает ее и уменьшает ее дикость. Дж. Тернер поддерживает концепцию абсолютной заповедности, основанную не на контроле над дикой природой, а на защите ее свободы, естественности, хаоса и путаницы.

Другой американский экофилософ – Холмс РолстонIII писал, что дикость, автономия и свобода являются главными ценностями дикой природы и поэтому мы должны предоставить дикой природе возможность идти своим путем. Томас Бирч писал о необходимости предоставления в заповедных территориях свободы для самооопределения дикой природы. Пока же заповедные территории превращены в резервации для дикой природы,где дикая природа не является свободной.

Концепция абсолютной заповедности защищает свободу дикой природы, которая, в свою очередь, обеспечивает спонтанное развитие естественных природных экосистем и такое важное качество дикой природы как дикость. Потеря свободы уменьшает, ограничивает способность природы к созиданию. Свобода, как считают американские экофилософы – основное условие существования дикой природы. Защита в заповеднике права дикой природы на существование и свободу – также является этическим императивом концепции абсолютной заповедности.

С середины 1980-х годов концепция абсолютной заповедности приобрела своих сторонников в лице таких видных российских экологов и деятелей заповедного дела как академик АН СССР В.Е. Соколов, доктора биологических наук Н.Ф. Реймерс, К.П.Филонов, А.А. Насимович, В.Н. Тихомиров. В 1997 г. группой видных московских экологов (В.Е. Соколов, К.П. Филонов, Ю.Д. Нухимовская, Г.Д. Шадрина) была издана очень важная монография «Экология заповедных территорий», в которой авторы, вслед за А.М. Краснитским и С.А. Дыренковым, подвергли острой критике различные регулировочные мероприятия в заповедниках.

К сожалению, с конца 1990-х годов в заповедное дело постсоветских стран стали проникать элементы рыночной экономики и «активной» охраны природы, и концепция абсолютной заповедности, уже по идеологическим причинам, стала подвергаться некоторыми экологами-регуляторами, кучкующимся возле Российского офиса ВВФ, насмешкам.

В 2005 г. Киевским эколого-культурным центром и Центром охраны дикой природы (г. Москва) были собраны воедино практически все работы Ф.Р. Штильмарка по абсолютной заповедности и изданы посмертной книгой Ф.Р. Штильмарка «Идея абсолютной заповедности».

К сожалению, скоропостижная смерть Ф.Р. Штильмарка не дала ему возможность поработать над концепцией абсолютной заповедности, придав ей законченный вид. Однако его наработки, так же как идеи А.М. Краснитского, С.А. Дыренкова, Х. Ролстона III, Т. Бирча и Дж. Тернера позволили Киевскому эколого-культурному центру (В.Е. Борейко, И.Ю. Парникоза), довершить начатую Ф.Р. Штильмарком работу над концепцией абсолютной заповедности. Как нельзя кстати оказался предложенный российским экологом В.А. Бринихом(бывшим директором Даурского и Кавказского заповедников) в апреле 2013 г. принцип презумпции абсолютной заповедности. Он окончательно и полностью снимает все возможные трудности при реализации концепции абсолютной заповедности в практической деятельности природных заповедников. Он гласит, что абсолютная заповедность распространяется на все без исключения природные заповедники и не требует доказательств. Однако в случае непредвиденных обстоятельств для проведения в отдельно взятом заповеднике какого-либо регуляционного мероприятия его необходимость нужно доказать экспертному совету и получить на него разрешение. Важнейший вклад в развитие и популяризацию концепции абсолютной заповедности внесла Крымская Республиканская Ассоциация «Экология и мир» (А. Артов, А.И. Дулицкий), организовавшая в апреле 2013 г. в Симферополе Первое международное совещание по идеологии заповедного дела, на котором присутствовали специалисты из России, Польши и Украины. На нем в окончательном варианте сформулированная Киевским эколого-культурным центром концепция абсолютной заповедности была впервые представлена экологам.

Концепция абсолютной заповедности

Концепция абсолютной заповедности состоит из этического императива (собственно идеи абсолютной заповедности) и нормативной базы.
Этический императив разработал Г.А. Кожевников и американские экофилософы Дж. Тернер, Х. Ролстон 3, Т. Бирч. Императив Г.А. Кожевникова звучит так: «Не надо ничего ( в заповеднике-В.Б.) устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты». Императив Г.А. Кожевникова дополнили своим императивом американцы: «В заповеднике должно в полном объеме защищаться право дикой природы на существование и свободу».
Полностью императив Г.А.Кожевникова и американских экофилософов звучит теперь так: «В заповеднике должно в полном объеме защищаться право дикой природы на существование и свободу. Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты».

Однако на практике в заповедниках в силу массы обстоятельств этот императив в чистой форме трудно применим или даже порой вообще не применим.


Поэтому А.М. Краснитским, С.А.Дыренковым, Ф.Р. Штильмарком и В.А. Бринихом разработана и предложена к этическому императиву специальная нормативная база, состоящая из 6 принципов, которая вместе с этическим императивом составляет концепцию абсолютной заповедности. Цель принципов - реализация идеи абсолютной заповедности на практике и разрешение всех острых вопросов.

Принципы


1. Косвенное влияние человека на заповедник (глобальное загрязнение,
тепловое воздействие на атмосферу, случайный занос интродуцентов, кислотные дожди и т.п. ) не должны рассматриваться при поддержании
режима заповедности.

2. Абсолютная заповедность распространяется не только на естественные,


малоизмененные участки дикой природы, но и на участки заповедников, имевших
антропогенное воздействие, где заповедание может рассматриваться как
восстановительный акт, реанимация природной системы.

3. Идея абсолютной заповедности является идеалом, к которому нужно


стремиться при осуществлении менеджмента в любом природном заповеднике.

4. Идея абсолютной заповедности предполагает ограничение до минимума


влияния в заповедниках научных исследований и действий службы охраны
заповедника.

5. В целях разрешения противоречий между охраной экосистем и охраной


редких видов – охрана спонтанно развивающихся экосистем должна быть целью
заповедников, а охрана редких видов – целью ряда ОПТ другого ранга -
национальных парков, заказников и т.п.

6. Презумпция абсолютной заповедности распространяется на все без исключения природные заповедники. Если при возникновении непредвиденных обстоятельств необходимо провести в заповеднике какие-либо мероприятия, их проведение необходимо доказать экспертному совету и получить разрешение соответствующего государственного экологического органа.

Классики концепции абсолютной заповедности

Известные российские экологи-доктора биологических наук Григорий Александрович Кожевников, Станислав Алексеевич Дыренков, Феликс Робертович Штильмарк и кандидат сельскохозяйственных наук Алексей Михайлович Краснитский, наравне с группой американских экологов и экофилософов, являются творцами концепции абсолютной заповедности. Эта концепция, имеющая важнейшее природоохранное, научное и этическое значение опередила время. Она является базовой при создании и менеджменте государственных природных заповедников, все больше находит свою поддержку в постсоветских странах – Украине, России, а в последнее время все активней пропагандируется в США, а также в странах Европы, прежде всего в Польше.

К сожалению, отечественным творцам концепции абсолютной заповедности в отечественной литературе практически не уделяется внимание. Неблагодарными потомками совершенно забыты С.А. Дыренков и А.М. Краснитский, о них нет даже очерков в российской Википедии.

А.М. Краснитский, более 20 лет руководивший Центрально-Черноземным заповедником, лишь двумя словами упоминается на сайте этого заповедника.

Современные работники заповедного дела плохо знают и Г.А. Кожевникова, «крестного отца» российских заповедников. На той же российской Википедии он представлен только как специалист в области изучения медоносной пчелы. На биофаке Московского университета, возле кафедры зоологии беспозвоночных, уже много лет висит пыльный посеревший стенд, посвященный истории кафедры. Среди десятка фотографий бывших заведующих этой кафедры – и фотография Г.А. Кожевникова. И не слова о том, что он – один из творцов современных заповедников и соавтор гениальной концепции абсолютной заповедности. Можно добавить, что до мая 2013 г. в Интернете в свободном доступе не было ни одной статьи Г.А. Кожевникова. Последнему из этой выдающейся четверки творцов концепции абсолютной заповедности – Ф.Р. Штильмарку повезло более – о нем, как деятеле заповедного дела написано нимало статей, однако лишь в редких из них о нем рассказывается как о классике концепции абсолютной заповедности.

Григорий Александрович Кожевников (1866 -1933)

Родился Г. А. Кожевников 15 сентября 1866 г. в небольшом городишке Козлове (нынче Мичуринск) Тамбовской губернии в семье состоятельного, образованного купца.

После окончания в 1884 году с золотой медалью 1-й Московской гимназии Г. А.

Кожевников поступил на физико-математический факультет Московского

университета, где учился под руководством профессора А. П. Богданова. После окончания университета в 1888 году оставлен на кафедре зоологии и начал работать в Зоологическом музее университета: с 1889 года — в должности ассистента, а в 1904 году сменил на посту директора музея А. А. Тихомирова. Он оставался директором музея до 1929 года.

Возглавлял кафедру зоологии беспозвоночных биологического факультета Московского университета, доктор биологических наук, профессор. Один из основателей Всероссийского общества охраны природы и первый из его председателей. В 1929 г. был лишен должности профессора на кафедре биофака МГУ, а в 1931 г.- был снят, по политическим мотивам, с должности заведующего Зоологическим музеем МГУ. Умер 29 января 1933 г., во время проведения Всесоюзного съезда по охране природы.

Перед отечественным заповедным делом у Г.А. Кожевникова две величайшие заслуги – он творец заповедников и первый автор концепции абсолютной заповедности. В 1907-1908 гг. Г.А. Кожевников побывал в Германии и США, где анализировал экологические возможности памятников природы и национальных парков. Явным недостатком германских памятников природы, по мнению Г. А. Кожевникова, была их маленькая площадь. Однако свои недостатки имели и огромные национальные парки США, которые в первую очередь создавались «ради блага и наслаждения нации», т.е. имели коммерческую цель. Поэтому ученый указал третий, «русский» путь в заповедном деле, предложив создавать на больших малоизмененных природных территориях для соблюдения права дикой природы на существование и долговременных научных исследований заповедники. Главным организационным принципом заповедников являлся режим абсолютной заповедности (полной неприкосновенности).

Свой первый доклад, посвященный этой теме "О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы", он сделал в 1908 г. на состоявшемся в Москве Юбилейном Всероссийском Акклиматизационном съезде. В нем были разработаны основные принципы неприкосновенности заповедников: "чтобы иметь возможность изучать природу, мы должны стараться сохранить ее в ее первобытной неприкосновенности в виде ее наиболее типичных формаций... Всякие меры, нарушающие естественные условия борьбы за существование, здесь недопустимы. Не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать. Надо предоставить природу самой себе и наблюдать результаты. Заповедные участки имеют громадное научное значение, а поэтому устройство их должно быть прежде всего делом государственным" (6). На этом же съезде он впервые в России поднял важнейший этический вопрос "о праве первобытной природы на существование", став одним из основателей этико-эстетического подхода в заповедном деле и охране дикой природы в России.


следующая страница >>



Любовная игра все равно что езда на машине: женщины предпочитают объезды, мужчины норовят срезать угол. Жанна Моро
ещё >>