Уйти нам трудно от мирских забот, Но вечность постигает только тот - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Что читать детям 8-10 лет 1 18.98kb.
Размышления о Боге и Его действиях 21 Догматические вопросы 30 16 1813.82kb.
Брак и развод 2 698.93kb.
Всем нам известен эффект появления переменной в кварцевых генераторах... 1 19.66kb.
Семья и семейные ценности 1 74.34kb.
Ольга Новицкая, Людмила Прокопенко 1 89.26kb.
«Почему первокласснику трудно. Режим дня» 1 93.89kb.
Конспект книги талеб Нассин Николас. Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости. 28 4923.92kb.
Как всё будет выглядеть: Как уйти от перегрузок? 1 66.55kb.
Братья наши меньшие 1 74.19kb.
Счастливый случай «Вместе к Пушкину» 1 182.28kb.
Гаджаев Альберт Исхакович 1 247.83kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Уйти нам трудно от мирских забот, Но вечность постигает только тот - страница №1/25

Уйти нам трудно от мирских забот,

Но вечность постигает только тот,

Кто хоть на миг сойдет с тропы привычной

И путь проложит, от других отличный.

(Авиценна – Абу Али Ибн Сина).

ВВЕДЕНИЕ
Все недаром происходит в нашей земной жизни. Все ведает Господь, все определяет. И потеря близких, если ее рассматривать не как трагедию, а естественный переход души в иное измерение, помогает нам в осознании тех глубинных процессов, которые связаны с посмертными превращениями.

Так создан мир: воплощение в плотном теле – и возвращение души к истокам. Так задумал Творец свою «мистерию». И наше соприкосновение с тайнами перехода не случайно. Господь нам дает увидеть частичку неземного бытия, впитать крупинки светлых знаний для укрепления нашей веры.

Как игнорировать тот факт, что во все времена люди имели связь с ушедшими – в той или иной форме? Свидетельства очевидцев, рассказы, передаваемые из уст в уста, печатное слово – все это является подтверждением реальности потустороннего мира.

С опаской воспринимают скептики эту информацию. Недоверие, скептицизм, простое игнорирование фактов отбрасывают нас назад в исследовании, изучении феномена смерти.

Смерть, изучаемая наукой танатологией, - явление уникальное, интереснейшее и непознанное. Ученые-генетики раскрывают нам механизмы старения и гибели биологических клеток. Однако цепочка их исследований является незавершенной с точки зрения проникновения в мир тонкий, неземной. Гибнет клетка по физическим законам, умирает организм – а душа? Что происходит с ней там, в иной реальности?

Думаю, на сегодняшний день даже самые закоренелые скептики, сомневаясь в потусторонней реальности, признают существование души. Но им не хватает смелости пойти дальше и признать возможность ее жизни вне тела.

Многочисленные свидетельства очевидцев, замечательные видения, опыт людей, прошедших через клиническую смерть, позволяют сделать однозначный вывод о том, что явление перехода души в иной мир – реальность, а контакты с умершими действительно возможны.

Появившиеся в последнее время книги, в частности, «Жизнь и смерть» протоиерея Михаила Овчинникова (Днепропетровск: Слово, 2000. - 40 с.), «Тайны загробного мира» (Сост. архимандрит Пантелиимон. Полтава: Полтавский Кресто-Воздвиженский монастырь, 1998.- 320 с.), «Вечные загробные тайны. Как живут наши умершие и их союз с живыми» (Сост. Игумен Антоний. – М.: Аксиокс, 2002.- 222 с.) и другие представляют читателю неоспоримые доказательства потусторонней реальности и возможности связи с умершими.

Нет случайностей в этой жизни. Так случилось, что я потеряла своего мужа, с которым в любви и согласии прожила двадцать лет. Все, через что я проходила после его смерти, является для меня наглядным свидетельством иного бытия, реальности души, ее активной жизни в ином мире.

Свой опыт общения с душой ушедшего супруга я выношу на суд читателей. Я отдаю себе отчет в том, что далеко не все воспримут эту информацию как реальность. Трудно убедить того, кто не желает быть убежденным. Да это и не является целью моего изложения. Мне просто хочется поделиться тем, через что я прошла и прохожу, что стало неотъемлемой частью моей жизни. Где-то я прочитала: «Когда торгуешь алмазами, не думай, что будет очередь…»

Пусть не смущает читателя стихотворный вариант нашего общения. Как ни странно, но за полтора года до смерти мужа во время чтения акафиста князю Петру и княгине Февронье в сосновом лесу в день моего рождения я увидела на тонком плане этих святых. Княгиня Февронья протянула мне ручку со словами: «Пиши!». И буквально сразу же «пошли» стихотворения. Стоит добавить, что стихов до тех пор я не писала.

Как ни странно, но общение с мужем у меня тоже происходит в стихотворной форме. Причем, все записывается без помарок, под диктовку. Очевидно, ритмика стиха легче воспринимается при прочтении.

Хочу заметить, что стихи, которые я предлагаю в конце книги, пишутся иначе. Здесь – творчество, помарки, исправления, хотя записываются они тоже достаточно легко.

Конечно, чтобы воспринять столь необычное явление, нужно к нему быть готовым – по крайней мере, признавать иную реальность бытия и возможность определенной связи с нею.

Все, что со мной происходит, - не вымысел, не фантазия, не плод разгоряченного воображения. Многочисленные подтверждения, которые я получаю, давно убедили моих близких в истинности происходящего.

Я ничего не просила у Господа, кроме возможности служения Ему. Все, что было дано и дается, все, что происходит со мной, рассматриваю лишь как возможность для укрепления веры и преодоления страха смерти у ныне живущих. Как же иначе может показать Господь реальность иного мира? Как укрепить сомневающихся?

Если изложенные факты помогут хоть кому-нибудь разобраться в том, что смерть – это не окончание, а лишь переход, буду считать свою задачу выполненной.

С Богом!

«… и вы узнаете меня в новых одеждах: разлука не суждена нам».

( Из кн.: о. С. Гаккель. «Мать Мария». – Париж, 1980. – С. 135).
11.01.02, на Святки, в 2 час. 42 мин. ночи моего мужа сбила машина. Смерть была мгновенной. В это время я была в Одессе, и мне сообщили, что Юра в больнице. 11-го января я ехала в поезде домой, не зная, что моего супруга уже нет в живых. Все время я усиленно молилась. Окончив чтение канона, я посмотрела в окно и вдруг почувствовала, что душа Юры совместилась с моей, передав недостающие мне качества: стойкость, крепость, силу духа, мужество. Качества, которые Юра мне передал, потом я ощущала постоянно.

Тут же выплыл образ Ксении Петербургской, которая потеряла мужа. Мелькнула мысль, что это недаром. Потом поняла, что так Ксения Петербургская сообщила мне о смерти моего мужа. Гроб с телом мужа привезли домой 12 января, похороны были на Старый Новый год. 7 января, на Рождество, за четыре дня до смерти, Юра причастился.

Очень тяжело мне было на второй день смерти мужа, когда я сидела возле гроба. Его душа была возле нас, возле своего тела. А вот на третий день я, а потом и все остальные, зафиксировали резкое облегчение. В этот момент душа Юры поднялась на поклон к Богу. Так было до утра. На четвертый день снова стало тяжело – до момента отпевания.

Во время отпевания в храме мне показали все, что происходило на тонких планах. Как только священник начал молиться, душа Юры приподнялась над телом и всеми стоящими. Чувствовала его удивление и восторг от того, что так легко. Юра начал рассыпать на нас свой опыт в виде жемчужин и золотых песчинок. Бросал щедро, пригоршнями, одаривал всех без исключения. Подлетел к моей маме и осыпал ее всю этим сиянием, которое превратило мамин наряд в золотые, «тяжелые» одежды. Потом он подлетел ко мне и осыпал меня жемчугом и золотинками – и я увидела себя в венчальном наряде.

Рядом с Юрой оказались служебные духи, и я поняла, что он может работать наравне с ними. Они вместе подлетели к нашему сыну, но Юра не стал его осыпать, как нас. Акцент был перенесен на работу с сердечным центром сына. Там была какая-то бляшка, затвердение, как камень (видимо, сказалось слушание рока, чтение книг о фашистах и т.п.). Они начали выбивать, крошить, будто долотом это образование. Я рванулась помочь, но Юра остановил: «Тебе нельзя. Не время». Они сами завершили работу, выдули крошки, и на образовавшееся место Юра вставил большую жемчужину. После этого он, осыпав сына жемчугом и золотыми песчинками, вместе со служебными духами начал подниматься ввысь. Я остановила его: «А Костя (брат Юры)?» Он ответил: «Разве мало?» Но бросил на него еще горсти две золотинок и жемчужинок.

Я увидела раскрытое небо и дядю Яна с бабушкой Галей, которые протягивали ему руки. Дядя Ян (а правильнее, Яков) умер за девять месяцев до Юры, его бабушка – шесть лет назад. Незадолго до своей смерти дядя Ян был организатором и активным строителем храма св. Луки в г. Донецке, старостой которого он и стал. Юра тоже помогал ему немного: на своем прицепе перевозил колокола для храма.

И вот следующий «этаж» тонкого мира. Вижу храм, в котором служит дядя Ян. Бабушка Галя берет икону Богородицы (кажется, Владимирскую) и подает дяде Яну, которого вижу в облачении священника. Храм красивый, вижу иконы и алтарь. Дядя Ян встречает Юру иконой Богородицы, окропляет его святой водой, а бабушка Галя вытирает полотенцем.

После этого служебные духи вновь опускают Юру к нам, на тот этаж, с которого он одаривал нас своим опытом. Вижу в руках у Юры белоснежное покрывало с крестом посередине. Этот покров Юра и служебные духи разворачивают над головами всех, стоящих на отпевании. Я понимаю, что в результате этого действия все, кто не верит, придут к вере, а те, кто веруют, укрепят свою веру. Служебные духи вновь возносят Юру в небесный храм.

Интересно, что на «нижнем» этаже (откуда Юра разбрасывал свой опыт), я воспринимаю его душу как облако, а в небесном храме вижу всех людьми. Юра там стоит на ногах (11 последних лет своей земной жизни он провел в инвалидной коляске, получив травму позвоночника в шахте), ему очень легко и радостно. Дядя Ян берет его за руку и ведет в алтарь. Пока он обводит его в алтаре вокруг престола, я нахожусь в этом храме и чувствую удивительные потоки, идущие из алтаря. Назвать их мягкими, нежными, ласковыми – значит ничего не сказать. В общем, удивительно благодатно!

Когда дядя Ян вывел Юру из алтаря, то подвел к бабушке Гале и сказал: «Будешь у меня пономарем. Подучиться тебе сначала нужно». Потом они с бабушкой облачили его в одежды пономаря, а дядя Ян подарил Юре добротные ботинки. Я чувствовала, какую радость испытывал при этом Юра. Он поднес дяде Яну чашу, и тот начал окроплять святой водой всех нас, стоящих в храме.

В надмирном храме увидела двоюродного брата Юры, погибшего 11 лет назад. Он стоял у входа, а дальше ему проходить пока было нельзя.

Я обратилась к дяде Яну с просьбой что-то сказать своей жене (вернее, вдове), тетке Юры, стоящей со мной на отпевании. Он ответил, что теперь она уже укрепилась и справится со всем. Я спросила, как же мне не потерять связь с ними, и дядя Ян ответил, что между нами проложена дорога, и наше общение в будущем будет вполне реальным.

Юра на меня при этом особого внимания не обращал. Он был поглощен всем происходящим. Бабушка Галя и дядя Ян подвели Юру к иконе, усадили за столик под ней и начали кормить. Знаю, что Юра был очень голоден. Бабушка накормила его хлебом, просфорками, а дядя Ян причастил. Юра был очень доволен: «Наконец-то наелся!»

Через день после похорон (16.01.02), в день двадцатилетия нашей супружеской жизни, мне приснился следующий сон (точнее, это было не сонное, а просоночное состояние). Мы с Юрой сидим за свадебным столом. Я снова в венчальном наряде. Перед нами - удивительной красоты торт с какими-то хрустальными украшениями. Юра встает, берет меня за руку, ведет мимо стола, и мы поднимаемся по невесомой лестнице ввысь. Дошли до определенного уровня и остановились. Знаю: дальше мне нельзя.

Когда проснулась, почему-то захотелось открыть канон св. Андрея Критского и прочитала такие строки: «…омый мя, Владыко, банею моих слез, молю Тя, плоти моея одежду убелив, яко снег» (песнь 5).

Таким образом, пошло подтверждение того, что сон не был пустым.

На следующий день по каналу связи мне дали разъяснение того, что происходило в храме на отпевании и после.


Венчальный видела наряд

Не зря – ведь ты сменила платье.

Твои незримые собратья

Тебе усилили заряд.


Узрев невестою себя

В небесный час на отпеваньи,

Не обратила ты вниманья,

Боялись бесы как тебя.


Еще ты видела покров –

Он дан вам был для укрепленья

И всех неверящих прозренья,

И осознания основ.


Супруг не зря к тебе пришел

И ввысь повел в венчальном платье

К своим невидимым собратьям.

Тебя он заново обрел.


Ты с ним сейчас на небесах

Незримо рядом – тонким духом.

Его услышь нездешним слухом.

Превозмогай незнанья страх.




А дальше для меня случилось неожиданное. Да, я слышала своего небесного куратора уже много лет, но подумать, что смогу услышать своего мужа даже не могла. И вдруг…

Сейчас с тобой он говорит:

А ты ему сама внимаешь

И все, конечно, понимаешь.

Любовь в сердцах у вас горит.
И вот… я… слышу… Юру!.. Аж дух захватило! Те, кто знал меня, не удивились и восприняли это как логическое продолжение моей прежней работы. Но для меня это действительно была неожиданность - общения с умершими у меня никогда прежде не было.

Итак, я услышала голос мужа:


Супруга тонкая моя,

С тобою я, как прежде, вместе.

Скажу сейчас жене-невесте,
Что легок, строен нынче я.



Могу я духом воспарить.

Не нужно мне больное тело,

Что жить, страдая, не хотело.

Иначе можно здесь любить.


Твой дух красив и невесом.

Хоть прочно с телом единенье,

Но дал Господь тебе прозренье

И дар общения при том.


Коль будешь ты утяжелять

Своим грехом наряд невесты,

Не сможем быть с тобою вместе,

И буду очень я страдать.


Со мной ты сможешь говорить

И выводить на осознанье,

Передавая людям знанья –

Всем тем, кто сможет их вместить.




Когда я слышала это, то не верила себе, что такое общение возможно, и мой куратор сказал:
Дитя! Не думай, будто бред

Все, что сегодня ты узнала.

Душа лишь то бы принимала –

На все получишь ты ответ.


Я никак не могла понять, почему все так произошло с Юрой. После травмы он пришел к глубокой, осознанной вере, постоянно причащался, соборовался. Мы много ездили по святым местам и монастырям. У Юры не было озлобленности по поводу своей травмы. Он жил активно: ездил на машине с ручным управлением, тренировался в бассейне, спортзалах и дома. Его жизнелюбию, оптимизму, мужеству и стойкости удивлялись многие. Он всегда был раскрыт для людей и стремился им помочь, как мог, если возникала необходимость. Для меня он был больше, чем мужем: это был Друг, и сердца наши бились в унисон.

Почему же так произошло? Зачем Господь его забрал? Я не бунтовала, но не могла понять… Мой куратор дал мне такое объяснение:


Даруют благость Небеса

Тому, кто к ним душой стремился.

Супруг твой с Богом духом слился,

Достроив все-таки леса.


Сейчас должны вы помогать

Ему сердечною молитвой.

Закончив путь последней битвой,

Увидел он Святую Рать.


Вопрос витает: почему

Ему пришлось уйти до срока.

Сейчас душой он у истока

И благодарен потому.


Причина этого проста,

Напрасно вы себя вините.

На все по-новому взгляните:

Он начал с чистого листа…




А виним мы себя вот почему. Юру сбила машина ночью, когда он вывел на прогулку нашу собаку. Обычно, если возникает необходимость, то ночью с собакой выхожу я. А тут я была в Одессе, Сережа спал, и его пожалели будить, а маму Джим не слушается – она с ним не гуляет. В общем, собаку пошел выгуливать Юра…

Далее продолжается объяснение куратора:


…И был до срока к Богу взят

В свое чудесное жилище,

Оставив тела пепелище.

Поверь, сейчас он очень рад.


Так вот. Зачем и почему

Такое все-таки свершилось

И платье плотное сносилось?

Он понял общую вину,


В себе самом он совместил

Ошибки многих поколений

И сжег он их без всякой лени,

И благость Божию вместил.


Случился этот переход

Лишь потому сейчас до срока-

Здесь не судьба, не тяжесть рока, -

Что он приблизил свой исход,
Собрав грехи семи родов

На Рождество при покаяньи.

Он изъявил к тому желанье –

И вот исход его таков.
Очистил он собою род

Вперед на много поколений

Слезами искренних молений,

Приблизив собственный исход.
Сумел он так соединить

Грехи в единое мгновенье –

И это верное решенье, -

Чтоб вас собою защитить.


Теперь открыты небеса

Для сына вашего и внуков.

Ему была по силам мука –

И вот свершились чудеса.

Он дал такой потенциал

Всем тем, кто только лишь родится,

Что внуки смогут укрепиться

И станут тем, кем он не стал.


Блеснет монашество в роду,

И души внуков засияют,

Когда любовь в себя впитают,
И отведет Господь беду.
Себя не стоит укорять –

На все свобода изъявленья.

Он принял сам свое решенье,

Но вам не смог того сказать.


Он к жертве был всегда готов.

Отдал легко свое он тело,


Что жить увечным не хотело –

И вот исход его таков.


Не будем этого скрывать:

Был сильным он и крепким духом.

Земля пусть будет телу пухом.

Утешь родных своих и мать.


Он был готов всегда уйти,

Но дух велел ему бороться.

Тебе, конечно же, неймется

Узнать, что ждет его в пути.


Сейчас готовим переход

Ему на новые ступени,

В тот мир, где нет ни зла, ни тени

И где готов его приход.


Сперва он будет помогать

Свершать небесные служенья.

Его услышишь песнопенья –

Тебе не стоит унывать.


А после – ждет его приход.

Небесным будет он монахом,

И ты придешь к нему без страха,

Когда увидишь свой исход.


Тебе придется здесь пожить,

Дела земные завершая,

Грехи молитвою сжигая,

Усердно Богу послужить.


А после там, на Небесах,

Вам нужно будет потрудиться

И духом Богу помолиться.

Оставь уныние и страх,


Иди спокойно по пути,

Тебе дарованному Богом,

И укрепляйся понемногу,

Чтоб свой удел потом найти.




Тебе супруг передает

Свое на жизнь благословенье,

А Бог пошлет тебе терпенье –

И к сроку в Небо вознесет.



17.01.02. – 7-й день

Сереже приснилось, что какая-то женщина подарила ему песочные часы. Разъяснили это следующим образом.
Свершился жизни поворот

Лишь за одно ее мгновенье –

Души отцовой вознесенье.

Чудес немало сына ждет.


Часы – конечно же, сигнал

О душ и судеб измененье

И о сыновнем укрепленье.

О том, что он мужчиной стал.


Дают песочные часы,

Когда рождение вершится.

Коль дух в надмирии родится,

Включают точные весы.


Иной теперь ведется счет

Его грехам и прегрешеньям,

И ты увидишь тонким зреньем,

Рожденье это что несет.


Усилен тот потенциал,
Что дан был сыну при рожденье.

Приложит пусть он все уменья,

Чтоб благость дух его впитал.

17.0.02.

Дитя, ты матери скажи,

Что сердце боли не боится,

Умеет коль оно молиться.

Теперь события свяжи
В одну сияющую нить,

Ее скрепляя осознаньем.

Господь тебе дарует знанья,

Чтоб ты смогла спокойно жить.


Канва событий неземных

Сияет в Небе и искрится.

Должно все было так случиться -

Путей ведь не было иных.


Супруг давно твой подошел

К своей черте упокоенья,

И дал Господь соизволенье,
Чтоб он приют себе нашел.
Тебе не должно было знать:

Ты не была к тому готова.

Еще не выткалась основа,

Чтоб смерть смогла ты побеждать.


Но шли небесные стихи,

Твой дух и душу укрепляя.

Жила спокойно ты, не зная,

Молясь за общие грехи.


Но, плоть земную износив,

Супруг готов был к вознесенью,

И взят по Божьему веленью,

Обиды недругам простив.


Должна ты твердо нынче знать:

Его канва уже сияла.

Ты с ним немало испытала,

А вместе с вами – ваша мать.


Сейчас куются в Небесах

Для душ сияющие звенья.

Ты приложи свои уменья,

Забудь обиды, боль и страх.




У нас на работе есть человек, который занимается черной магией и почти это не скрывает. Все сразу испугались: не его ли это работа? Этот вопрос начали задавать и мне. И вот я получила ответ:


Ты твердо знать сейчас должна:

Случилось все по Божьей воле.

О маге ты не думай боле,

Ведь не его была вина.


Своим на кафедре скажи:

Не нужно им его бояться,

В грехах пусть лучше повинятся,

И о прошедшем не тужи.

Лежит дорога впереди,

И нужно будет потрудиться,

Чтоб в мир сияющий пробиться,

Грехи оставив позади.


Построил муж желанный дом.

Понять ты нас не захотела,

А, может, просто не сумела,

Но не тужи сейчас о том.




Еще в 1993 г., когда у меня только произошло «включение», я услышала, что Юра построит свой дом. Дачи у нас еще не было, и я решила, что речь идет о строительстве дома своей души. Когда в 1994 г. мы купили дачу с плохоньким саманным домиком, я решила, что там нужно строить свой хороший дом. В дальнейшем я неоднократно слышала о необходимости строительства Юрой своего дома, и все это понимала, как дом на даче. Перед смертью Юра уже серьезно планировал это строительство, и тут… Я ничего не понимала. Вот мне и разъяснили, что речь все же шла о строительстве дома иного, надмирного.
* * *

У всех возник вопрос: почему наш ньюфаундленд Джим, привязанный к Юре больше, чем к другим и считавший именно его своим хозяином, так спокойно себя ведет. Когда Юру сбила машина, он сам вернулся домой и лег в подъезде. После этого он не проявлял никакого беспокойства (только в первый день). Немного посидел у гроба – и ушел спать. Сейчас его поведение – как при жизни Юры: никаких изменений. Я услышала следующее:

Собака будет помогать

В его и вашем укрепленье.

Она ведь видит тонким зреньем –

Ты то давно смогла понять.
Она не плачет, не скулит,

И к смерти – будто без вниманья.

Ее пути иные к знанью,
И сердце вовсе не скорбит.
И это, знаешь, почему?

Ее хозяин недалеко.

Хоть он ушел от вас до срока,

Но вы близки сейчас ему.


Крепка связующая нить.

По ней любовь его стремится

И свет Божественный лучится,

И то дает вам силы жить.


Легка невидимая плоть,

Но Джим ее воспринимает,

Ведь смерти духа не бывает.

Сомненья нужно побороть.


Ваш Джим остался невредим,

И ждет его еще работа

И до седьмого, может, пота.

Легко вам будет вместе с ним.


В момент печального конца

Он видел Юру тонким зреньем

И знает: не было мученья

Супруга, зятя и отца.


Свершился этот переход,

Но был хозяин с Джимом рядом

И ободрял нездешним взглядом,

И пес не чувствовал уход.



* * *


О том, что нельзя 40 дней, а лучше до полугода, занимать место покойного
После смерти Юры мама легла спать на мою кровать, а я – на Юрину. У нас ночевали его родители, и была такая необходимость. Потом все разъехались, и мама подумала, что нужно возвращаться в зал на свое место, но все-таки легла снова на мою кровать (а я, соответственно, на кровать мужа – они у нас стоят в спальне рядом).

Ночью мама плашмя упала на пол с кровати – как будто кто-то ее сбросил. Удивительно: кровать широкая, удобная. Свалиться с нее мог разве что ребенок. Я на ней проспала 11 лет, и никогда подобного не случалось. Да и мама, естественно, со своей кровати никогда не падала. Объяснили это так:

Упала мама почему,

Сейчас, конечно, разъяснится.

Тебе спокойно нынче спится,


А как супругу твоему?
Кровать твоя – прямая нить

К его сияющему телу.

К тебе он рвется то и дело,

Не в силах тещу отклонить.


Ее структура, как заслон,

Мешает душ прикосновенью.

Примите верное решенье,

И благодарен будет он.


Тебе не стоит нынче спать

В его, пустой теперь, кровати.

Конечно, будет очень кстати,

Чтоб рядом ты спала опять.

Реальна с плотным миром связь

Сейчас умершего супруга.

Вы ощущаете друг друга,
Все время искренне молясь.
Хоть плоть уже не воскресишь,

Душа близка к земному телу

И помнит, что оно хотело,

И память вмиг не усыпишь.


Когда очищен будет дух

От всех астральных наслоений,

Земных желаний и волнений,

То легким станет, словно пух.


Пусть место будет пустовать

Какой-то срок – хотя б дней сорок,

Чтоб не пробился в души ворог

И чтобы вас хранила Рать.




Задала вопрос: а чем я мешаю Юре, когда сплю на его кровати?

Дитя! Незрима нынче связь

Его с земным своим жилищем.

Места его давай-ка сыщем –

На них его витая вязь.


Кровать – одно из этих мест.

Он с ней когда-то совместился.

На ней он искренне молился,

И это место – как насест.


На месте том любая плоть

Его молениям мешает,

Покоя чистого лишает.

Себя должна ты побороть.


Имеешь ты свою кровать,
И там твое должно быть тело.

Совсем иное будет дело,


Когда на месте станешь спать.

19.01.02. – КРЕЩЕНИЕ. 9-й ДЕНЬ СО ДНЯ СМЕРТИ ЮРЫ
Накануне вечером была на службе в храме. Чувствовала постоянное реальное присутствие Юры рядом – и во время богослужения, и когда возвращалась домой. Причем, я ощущала его здоровым, на ногах – вспомнились уже забытые его телодвижения, походка и то, как он танцевал до травмы.

19.01.02. была на утренней службе. Совершенно реально было присутствие Юры рядом, но уже в коляске. Открылись Небеса, и я увидела дядю Яна, который вел богослужение в небесном храме, а также бабушку Галю около него. Впервые услышала, как они поют – удивительно чистыми, сильными, очень красивыми голосами. Юра, который находился рядом со мной, тоже начал понемногу распеваться, и голос его звучал очень красиво. Я поняла, что потом он тоже будет участвовать в небесных богослужениях и песнопениях. Обратилась к нему, чтобы он что-то сказал, но услышала только: «Молись!» Юра был чрезвычайно сконцентрирован на молитве.

Началось причащение, и я увидела на тонком плане, как Юра причастился у земного священника. Народу было очень много, и я не могла найти Сережу. Обратилась к Юре: «Ты же видишь, где сын, подскажи мне. Юра указал на место у иконы Пантелеймона Целителя, но из-за большого скопления народа я ничего не видела. Тогда я попросила Юру: «Позови его!» Секунд через 30 ко мне идет мама и говорит, что нашла Сережу у иконы Пантелеймона Целителя, позвала его, и он сейчас подойдет.

Дома я постоянно ощущала присутствие Юры. Пошла выгуливать Джима на то место, где мы иногда все вместе гуляли. Было совершенно четкое ощущение, что Юра на коляске рядом, только не видим.

Под вечер совершенно четко зафиксировала момент, когда его душа поднялась ввысь.

До службы, когда я просыпалась утром , в просоночном состоянии ощутила над собой душу Юры в виде облака. Моя душа поднялась к ней – и мы соприкоснулись. Это было всего мгновение, но я его четко зафиксировала. На богослужении купила книжку, в которой прочитала следующие строки: «Объятия ее застыли, не прострутся более. Но она собою, как душа, может объять душу вашу, и так же тепло, как теплы обычные объятия» («Утешение православному христианину, скорбящему о потере близких». – М.: Казак, 1999. – С. 5).

Аналогичное, но несколько иное мгновенное соприкосновение с душой Юры я ощутила 17.01.02., но он был в это время не так близок к Земле, как на 9-й день, и соединение (вернее, прикосновение) шло не при его опускании, а при моем подъеме ( вернее, каких-то моих высших оболочек). У меня в тот день возник вопрос: как Юра проявляется в доме? Он там – или здесь? Тогда же, 17.01.02., мне дали ответ:

Дитя! Не можешь ты понять

Всю суть иного измеренья.

Включи сейчас иное зренье,


И повернется время вспять.
Он там – и здесь сейчас с тобой.

Как многомерность непонятна.

Скажу тебе предельно внятно,

Что мир в надвременье иной.


Представь на миг себе спираль.
Она пусть с сердцем совместится,

И может в ней весь мир вместиться.

Но непонятно это – жаль!
Ты в сердце можешь развернуть

Всю необъятную картину

Миров, вселенных всех глубины –

И мужа можешь так вернуть.


Вглядись: спрессована спираль.

Иди в другое измеренье,

Включай скорей иное зренье

И жми на времени педаль.




Опустилась вглубь сердца и вылетела ввысь. На мгновение почувствовала соприкосновение с душой Юры в небесном храме. Себя я снова видела в ослепительно белом венчальном наряде. Быстро вышла из этого состояния и услышала:

Вот видишь: сразу поняла

И к мужу духом прикоснулась,

Но снова в мир земной вернулась,

Хоть мужа сердцем обняла.

Другим сейчас не объяснишь,


Ведь не готово их сознанье,

И это выше пониманья.

К тому сама ты долго шла.

Твой дух готов уже к тому,

Чтоб слиться с высшим измереньем,

Увидев все нездешним зреньем.

Узнаешь тайну не одну.

Чрез смерть супруга преступив,

Получишь доступ к тайнам многим,

И ввысь откроются дороги.

Лишь жить сумей, не согрешив.


Вечером 19.01.02. услышала следующее:

Дитя! Хоть плоть твоя скорбит

И сердце любящее плачет

О том, что гвоздь во гроб забит

И все могло бы быть иначе,
Но дух взмывает до небес –

Ему совсем не нужно тело.

Он в мире истинных чудес –

За ним сознанье не поспело.


Соедини свой ум и дух,

Включи совсем иное зренье,

И легкой станешь, словно пух –

Помогут в том твои моленья.


Теперь смотри, не расплескай

Того, в тебя что поместится.

Увидишь ты и ад, и рай,

Коль сможешь с духом совместиться.


Итак, сейчас тебя ведут

Тобой не хоженой дорогой

Посланцы света. С ними тут

Ты обвыкайся понемногу.


Смотри: прекрасные луга.

Ты слышишь запах разнотравья?

А вот небесные снега,

Над ними птиц небесных стая.


Звенит заоблачный ручей,

Потоки льются вдохновенья.

Ты благость нежную испей,

Послушай чистые моленья.


А вот смотри: небесный храм

Крестами Божьими сияет.

Узнаешь ты, конечно, там

Псалмы кто нынче исполняет.



Слышу голос Якова (дяди Яна).


И вот звучит небесный хор.

Как благодатны песнопенья!

Здесь нет страстей, сомнений, ссор.,

Совсем не тягостно успенье!


Смотри: ведь здесь и твой супруг.

Служить он в храме помогает.

И как все благостно вокруг,

И Дух Святой над ним витает.




Вижу Юру, сияющего, чистого, в возрасте 17-18-и лет.

Вглядись сейчас в его наряд:

Он весь искрится и сверкает,

И свечи звездами горят.

Твой дух супруг сейчас узнает.
Легко к супругу прикоснись,

Но не надолго – на мгновенье,

И в мир обычный возвратись,

Скрепив вот так с надмирьем звенья.




Снова на мгновение было соприкосновение наших душ, и я себя ощущала в венчальном платье. Когда прикоснулась к Юре, появилось чувство неземной легкости. Подумала о мотыльках, сказочных эльфах. Потом вспомнилась концовка сказки «Дюймовочка», когда она с принцем порхала над цветами. Далее услышала:

Супруг тебя благодарит,

Но впереди - еще работа.

В его душе огонь горит,

Теперь он ждет иного взлета.

Идти готовится к Творцу,

Он ждет теперь Его решенья.

Вернуть Небесному Отцу

Скорей земные б накопленья!



20.01.02. – 10 –й день
Утро было тяжелым. Я чувствовала перемещения Юры вверх-вниз, поняла, что он проходит очищение. Помолилась архангелу Михаилу и всем святым, после чего услышала своего куратора:

Дитя! Сегодня ты и мать

Настройте общее сознанье,

Вместить чтоб благостные знанья.

Не нужно охать и вздыхать.
Расклад Небес сейчас таков:

Идет супруга очищенье

И с миром высшем совмещенье,

Войти в который он готов.


Архангел высший вострубил,

И выполняется работа.

Ведет Георгия (Юру) не кто-то,

А сам архангел Михаил.


Теперь пришла пора узнать,

Зачем прошел он все мученья,

Свершив земное очищенье,

Снискав на Небе благодать.


Душа была обречена

Супруга с самого начала

Пройти и выдержать немало –

Недаром ввысь вознесена.


Спокойно он по жизни шел,

И крест на теле засветился,

Лишь Божий свет к нему пробился.

Дорогу он свою нашел.
Сейчас положено ему

Огнем святым слегка омыться,

Чтоб ярче солнца засветиться,

Отдавшись Богу самому.


Ты не должна ему мешать

Своим страданьем и сомненьем.

Проси у Бога укрепленья.

Его ведет Святая Рать.


Он должен вспомнить все грехи,

Что вместе вы не отмолили,

Все то, что в жизни упустили,

Раздув раскаянья мехи.


Молиться нужно нынче вам

Святым. Особо – Михаилу

И Гавриилу, Рафаилу –

Они все рядом с мужем там.




Задала вопрос: всем ли помогают после смерти архангелы или только определенным категориям?

Дитя! Должна ты все понять:

Грехи ведь плоть утяжеляют.

В надмирье их огнем сжигают,

И помогает в этом Рать.


Но все идут своим путем:

Кто ввысь звездою вознесется,

Кому помучиться придется

И горько каяться при том.


Коль человек утяжелил

Себя прижизненным паденьем,

Греховным, низменным скольженьем,

Он путь себе определил.


И после смерти он Небес,

Конечно, сразу не достанет.

И коль короста не отстанет,

Ему не видеть мир чудес.

Супруг прошел путем земным

На покаянье, устремленье.

Ему даровано прозренье,

И он идет путем иным.


Тебе положено терпеть

И быть душой и духом рядом.

Его не видишь нынче взглядом,

Но не должна о нем скорбеть.


Ты поручи его сейчас

Святым, архангелам и Богу

И успокойся понемногу.

Придет потом желанный час.


Канал откроем неземной –

Тогда ты с ним наговоришься

И в духе заново родишься.

Конечно, путь твой непростой.

С молитвой ты должна идти,

На устремленьи, покаяньи,

Любви и самоосознаньи,

Чтоб благость Божью обрести.


Георгий молится о вас

И посылает утешенье,

Прося у всех сейчас прощенье.

Пришел его желанный час!





Около 23.00. я явственно почувствовала присутствие Юры. Интересно, что мама, независимо от меня, тоже отметила какое-то необычное состояние. Я ощутила сильный энергетический поток и записала:

К тебе я духом прикоснусь,

Моя небесная супруга,

Земная, милая подруга,

И в небо снова я вернусь.
Отпущен мне нежданно час

Для очень тесного общенья

И неземного сообщенья,

Что Богом послано для вас.


Пиши скорей. Я тороплюсь –

Работа там со мной ведется,

Но прикоснуться к вам неймется.

Потом я снова отдалюсь.


Я без тебя который час,

И там скучаю непрестанно,

Хоть это может быть и странно.

Но снова встретились сейчас.


Я здесь, с тобой, над головой

И в сердце трепетно-знакомом.

Я вижу снова мир земной,

Пройдусь опять сейчас по дому.


Так вот. Господь благословил.

Твое на Небо вознесенье,

Но час покамест не пробил.

Ты прояви в работе рвенье.


Молись и кайся, как всегда.

С тобой увижусь, может, скоро.

Что я не видим – не беда,

Работать будем снова споро.


Канал открылся. Мы с тобой

Общаться сможем, как и прежде.

Ну, все. Пока. Спешу домой.

Понять не смогут нас невежды.


Спасибо теще передай

За все ее труды, заботы.

Она увидит тоже рай

В момент стремительного взлета.





- Тебе там не больно?
Терпеть привык я на Земле.

Я не скулил, ты это знаешь.

Но время наше на нуле.

А ты за все меня прощаешь:


- Да, да!.. – я почувствовала, что он отдаляется. Все было воспринято на волне удивления, даже некоторого недоверия. Но спустя несколько минут я услышала слова куратора:


Дитя! Бери сейчас разбег

Уже в четвертом измереньи.

Ты заслужи Отца прощенье –

И с Ним останешься навек.


Супруг тебе передает

Свои сердечные признанья.

Вы одолели расстоянья,

Тебя он в теле узнает.


Он молит Господа о вас,

И лик его уже сияет.

Он вас, как может, обнимает,
Ведь не успел в последний час.
Сейчас он – словно на посту.

Вершатся преобразованья,

Ну, а к тебе доходят знанья

По невесомому мосту.


Дитя! Дает тебе Господь

Возможность видеться с супругом.

Была ты верною подругой,
когда давила мужа плоть.
Сейчас вы в разных временах,

Но не помеха – измеренья,

Коль есть совсем иное зренье

И не знаком обоим страх.


Господь тебя благословил

На вашу общую работу.

Уже вы взяли вместе ноту,
Когда супруг твой приходил.
Теперь он снова в вышине,

Но ваша связь уже сияет.

Ее архангелы скрепляют

В святой небесной тишине.






      1. 11-й день


Днем услышала слова, сказанные куратором:


Ты взгляд свой в сердце опусти,

Всмотрись в сердечные глубины,

И ты увидишь там картины,

Что к мужу смогут подвести.


Ты видишь пышный дивный сад

И слышишь птиц небесных пенье?

Твое понятно удивленье

Уже который день подряд.


Но есть реальность за стеной

Того, земного, измеренья,

Где нужно всем земное зренье, -

И грань ты новую открой.


Шагни в тот мир, где ты легка,

Где плоть ни разу не бывала.

Уйди с земного карнавала.

…Ты озадачена слегка.


Тебя в надмирье поведут

Тебе неведомые духи.

Ты слышишь ангельские звуки?

(Слышу звук летящих крыльев)

Они уже работы ждут.


Итак, готовься: будет взлет.

Сильно хоть тела притяженье,

Но духа чувствуем движенье.

Супруг тебя в надмирье ждет.


Сейчас спокойно соберись,
Уйдя в сердечные глубины

И растопи сомненья льдины.

Молись. Усиленно молись.


Мой дух поднялся надо мной, и я увидела маленьких детей, которые будто хоровод водят. Среди них был и Юра, которого я увидела ребенком лет 7-8. Было светло, радостно, легко.

Услышала куратора:


Дитя! Сейчас ты поняла,

Что было лишь прикосновенье,

Но не на Небо вознесенье.

Ты духом мужа обняла.


Потом он будет приходить,

И ты сумеешь возноситься.

Смогли друг к другу вы пробиться.

Сумей лишь ты безгрешно жить.




В этот же день вечером отчетливо услышала Юру. Ощущалось реальное его присутствие.


Жена моя! Немало лет

Я на Земле с тобою прожил,

Любовь свою к тебе умножил.

Мы пережили много бед.


И ты сейчас не унывай,

Ведь я с тобою, недалече,

И очень рад я нашей встрече.

С тобой мы вместе – так и знай.


Я тело плотное отдал –

Оно мне очень надоело:

Служить, как надо, не умело.

Я очень рад, что тело снял.


К тебе душой я прикоснусь –

Ее ты тоже ведь любила,

Хоть плоть еще не позабыла,

И снова в доме я пройдусь.


Все хорошо, но нет огней –

Лампадка что-то не лучится.

С огнями легче мне пробиться.

Горит свеча пусть 40 дней.



Действительно, мы зажигали свечи или лампады только во время молитвы. С этого момента лампада горела постоянно.

Тот свет – как будто бы фонарь,

Что освещает мне дорогу.

А в остальном – все слава Богу!

Все, как и прежде, как и встарь.
Портрет убрать не торопись.

Пусть постоит хотя б полгода,

Ведь он – как капля небосвода

И часть души – в него вглядись.





Портрет Юры мы временно поставили на раскладной столик. Я начала думать, где должно быть его постоянное место, понимая, что раскладной столик нужно будет убирать. После слов Юры я успокоилась, и столик так и простоял полгода. Перед портретом на столике постоянно горела лампада, стояли иконы. Потом портрет мы повесили на стенку.
Потом захочешь коль собрать

Ты этот стол – ведь места мало –

Поставь (повесь?) портрет, чтоб ты видала.

Найти поможет место мать.


Действительно, место для портрета очень удачно определила моя мама.


Сейчас спокойно помолись,

А я с тобой еще побуду,

Ведь время есть еще покуда.

Ко мне легонько прикоснись


Теплом души. Мне здесь легко.

Господь нас, видно, укрепляет

И неотступно помогает.

Я здесь, с тобой, недалеко.



Я задаю вопрос: «Что там с тобой происходит сейчас? Как тебя очищают?» и получаю ответ:
В меня потоком льется свет

Сейчас по Божьему веленью.

Уже свершились измененья,

Тяжелой грязи больше нет.


- А во мне еще много грязи?


Ты смерть мою перенесла

Довольно стойко и спокойно.

Звучишь ты вся красиво, стройно –

Ты все смиренно приняла.

Души коснулась благодать,
Но предстоит еще работа,
Чтоб зазвучали чище ноты,

Чтоб тело тонкое создать.




- Что ты видишь там?
Ручьи, поляны и стога,

Сиянье неба, разнотравье

И белоснежные снега,

И птиц небесных легких стаи.


- Было ли тебе тяжело, больно?
Мне было очень тяжело

В часы от тела отделенья.

Но дал Господь благословенье –

Мне тело легкое дано.


- Видел ли ты нас сразу после смерти?
Конечно, рядом я кружил,

Помочь как вам – еще не зная

И жизнь земную вспоминая.

Я видел всех, с кем рядом жил.


- А меня ты видел? Я ведь была в это время в Одессе и в момент твоей гибели спала? Почему я ничего не почувствовала?

Ведь я тебя оберегал.

К душе легонько прикоснулся,

Но к телу тут же я вернулся.

Тебя тревожить я не стал.
В это время звонит моя подруга Таня С. и просит посмотреть ее мать, у которой внезапно случился прострел в пояснице, и она совершенно не может двигаться. Я ей ответила, что сейчас допишу и тогда посмотрю ( Таня – одна из нескольких человек, кто знает о моей связи с умершим мужем). Очень не хотелось прерывать общение с Юрой, и я задаю ему вопрос:

- Как ты воспринимал нас и себя, когда лежал дома в гробу?

Но Юра не отвечает на вопрос, а предлагает:
Давай сейчас посмотрим мать,

Детей, а также и Татьяну.

Я обещал им помогать

Всегда залечивать их раны.


Я бы сама не додумалась посмотреть их всех, т.к. плохо было только матери. Работа пошла совсем иная, чем раньше. Четко чувствовала Юру над собой, его невесомые «руки» и ощущала свет, который через них струился в мои руки при нашем соприкосновении. Этот столб света с молитвой проникал через структуры Тани, ее матери и детей, которые совместились воедино. Оказалось, что все они столкнулись с действием «тяжелого глаза» в электричке, в которой ехали пару часов назад. Через час матери Тани стало легче, а на следующий день она уже свободно передвигалась по квартире.

После этой совместной работы услышала Юру:

Вот так работать мы смогли,

Как Бог велел, с тобою вместе.

Друзьям сейчас мы помогли,

И все у них уже на месте.
Ну, а теперь тебе скажу,
Что видел я, кружа у гроба.

Я вижу: будто я лежу,

А рядом – множество народа.
Вздыхаешь ты, и плачет мать,

А я ведь здесь – не удалился.

Псалтирь вы начали читать,
И свет тогда в меня пролился.
До поклонения Творцу

Я видел всех нездешним взором.

Ну, а потом пошел к Отцу,

Устав от ваших разговоров.


А там – чудесный дивный сад

И благодать, и вдохновенье.



Но мне пришлось идти назад –

Пройти ведь нужно очищенье.






- Как ты воспринимал Господа? Видел ли ты его?
Земных таких не будет слов.

Так в жизни вашей не бывает.

Творец – основа всех основ,

Он свет и силы в нас вливает.


- А теперь тебя очищают?


Побыв с тобой, я поднимусь

Опять, минуя расстоянья.

Делами важными займусь,

Чтоб получить и свет, и знанья.


Меня очистили вполне,

И больно было мне немного,

Когда сгорала грязь в огне

В тиши у Божьего порога.


Сейчас должны в меня вливать

И чистоту, и много света,

И неземную благодать –

Душа еще ведь не одета.


Давай помолимся вдвоем,

Я поучу тебя молиться.

Благую песнь с тобой споем,

Чтоб в хор небесный вместе влиться.




Услышала неземные голоса (небесный хор):

- Господу Богу помолимся!

Чувствовала «руки» Юры у себя на голове. Через меня пропускали потоки света. Потом – будто электрический разряд пошел по всему телу. Чувствовала внутренние вибрации, видела, как из меня вымывалась грязь. Молитва была необычной: каждое слово имело большой вес, все было насыщенно и полновесно. Так еще никогда до этого не молилась. Постоянно ощущала присутствие Юры. В конце молений услышала Юру:
Ну, вот. Доволен я вполне.

С тобой мы вместе помолились

И благодатью укрепились,

И сил прибавилось вдвойне.


Я не могла никак понять, почему Юра вышел с Джимом в новой куртке, которую я купила ему на прошлый день рождения. Он ее носил редко –только «на выход». Обычно Юра выезжал в рабочей, а тут мама почему-то подала ему новую куртку – и он согласился. Почему он пошел на смерть в новой вещи? Случайность ли это? Спросила Юру об этой куртке, и он ответил:


Жена, она была моя

(хотя ее с удовольствием иногда надевал сын),

На смерть идти в ней было легче.

Ее дала мне мать твоя.

Был переход иначе б резче.


Господь ей эту мысль внушил.

На куртке были наслоенья

Твоей любви, что дали сил.

Предай ее теперь забвенью.

Ты передай сейчас поклон

Родным и матери, и сыну.

Вдали я слышу перезвон…

Скажи: не горбит сын пусть спину.



Это замечание Юра все время при жизни делал Сереже.
Ну, все. Пока. Доволен я.

Все, как и должно, получилось.

Сохранена моя семья,

И встреча наша совершилась.




следующая страница >>



Когда доходит до самого важного, человек всегда одинок. Мэй Сартон
ещё >>