Учебно-методическое пособие для студентов дневного и заочного отделений Института истории и Института физики Пояснительная записка К - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебно-методический комплекс по «Культурологии» предназначен для... 3 534.94kb.
Учебно-методическое пособие для студентов 3 и 4 курсов дневного и... 3 430.98kb.
Учебно-методическое пособие для студентов исторического факультета... 3 484.15kb.
Учебно-методический комплекс для студентов дневного и заочного отделений... 6 1497.71kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине «Экологическое право»... 5 1043.3kb.
Учебно-методический комплекс для студентов I курса дневного отделения... 11 2095.91kb.
Учебно-методическое пособие Нижний Новгород 2006 ббк 81. 2 Англ. 6 550.99kb.
Учебно-методическое пособие для студентов, обучающихся по направлению... 5 829.57kb.
Учебно-методическое пособие по практике немецкого языка для студентов... 4 444.89kb.
Программа курса пояснительная записка курс «Социальная психология... 1 120.2kb.
Контрольные вопросы по курсу тематический план пояснительная записка... 1 211.81kb.
Развитие коммуникативной культуры студентов-психологов в системе... 1 426.24kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Учебно-методическое пособие для студентов дневного и заочного отделений Института - страница №1/2



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Федеральное государственное автономное

образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Казанский (Приволжский) федеральный университет»
Институт истории
Юнусова М.Г.
СООТНОШЕНИЕ НАУКИ И ИСКУССТВА В КОНТЕКСТЕ ИСТОРИИ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Учебно-методическое пособие

для студентов дневного и заочного отделений

Института истории по специальности «История»



Казань

2013


Утверждено к печати

кафедрой истории древнего мира

и средних веков Института истории

Казанского (Приволжского) федерального университета

от 14 января 2013 г.
Печатается по решению учебно-методической комиссии

Института истории

Казанского (Приволжского) федерального университета

Научный редактор Г.П.Мягков



Юнусова М.Г.

Соотношение науки и искусства в контексте истории западноевропейской культуры: Учебно-методическое пособие для студентов дневного и заочного отделений Института истории по специальности «История».- Казань,2013. -

М.Г.Юнусова, 2013

Казанский (Приволжский) федеральный университет», 2013
М.Г. Юнусова
Соотношение науки и искусства

в контексте истории западноевропейской культуры
Учебно-методическое пособие для студентов

дневного и заочного отделений

Института истории и Института физики
Пояснительная записка
Курс «Соотношение науки и искусства в контексте истории западноевропейской культуры» посвящен сравнительному изучению роли и места научного и художественного познания мира в культурно-историческом развитии Европы – от античности до эпохи модерна и постмодерна.

Цель курса – в ситуации «раскола» современной культуры на технократическую и гуманитарную дать студентам необходимый объем информации о равной необходимости изучения важнейших (знаковых для отдельных этапов истории культуры) достижений науки и искусства. В ходе реконструкции научной и художественной картин мира (античность, средние века, эпоха модерна, XX в.) продемонстрировать наличие органичного и в то же время специфического параллелизма в развитии науки и искусства рассматриваемых периодов.



Задача курса:

  • объяснить, что культура – это система, объединяющая все сферы духовно-интеллектуальной и нравственно-эстетической деятельности человека; что в морфологии культуры наука и искусство занимают важное – и в определенном смысле равновеликое – положение;

  • раскрыть культурно-исторический смысл понятия «картина мира», дать сопоставительную характеристику научной и художественной картин мира в их эволюции;

  • выделить и охарактеризовать основные этапы развития европейской науки и искусства; рассмотреть ситуации особо ярко выраженной взаимообусловленности этих сфер культуры;

  • проиллюстрировать примерами, свидетельствующими не только об историческом «холизме» миропонимания древних греков и римлян и фактах гармонии научного и художественного мышления в эпоху Ренессанса, но и о взаимовлиянии науки и искусства в XX столетии – в век очевидного противостояния технократического и гуманитарного начал в культуре.


В результате освоения курса студент должен:

  • обладать следующими компетенциями: способностью к совершенствованию своего интеллектуального и общекультурного уровня; способностью к анализу, дивинации и синтезному обобщению полученной информации;

  • студенты должны уметь обосновать необходимость гуманитарной (художественно-эстетической) составляющей в образовательных программах естественно-научного профиля и естественно-научного компонента - в гуманитарных вузах;

  • студенты должны ориентироваться в многообразии картин мира, на специфику которых не в последнюю очередь влияют приоритетные в данную эпоху сферы духовной деятельности – будь то мифология, религия, искусство или наука;

  • студенты должны приобрести навыки общения с артефактами искусства и исторической «сигнификации» знаковых научных открытий, принадлежащих отдельным историко-культурным эпохам, что позволяет придти к пониманию определенной типологической общности научной и художественной картин мира на определенных этапах их исторической эволюции.


Темы лекций.
Тема 1. О проблеме соотношения гуманитарной и сциентистской

моделей образования в высшей школе. Наука и искусство в системе культуры. (4 часа).



Тема 2. Понятие «научная картина мира». (4 часа).

Тема 3. Понятие «художественная картина мира». (4 часа).

Тема 4. Художественно-мифологическая форма становления античной науки и специфика греко-римского искусства. (4 часа).

Тема 5. Проблема соотношения науки и искусства в средневековой культуре. (4 часа).

Тема 6. Наука и искусство в культуре Ренессанса. Феномен Леонардо да Винчи. (4 часа).

Тема 7. Антиномичность процесса становления нововременной картины мира в эпоху Барокко. Картезианство и классицизм в эпоху Барокко. (4 часа).

Тема 8. Наука и искусство в эпоху Просвещения и Романтизма. Феномен Гете. (4 часа).

Тема 9. Становление неклассической картины мира и судьба науки и искусства в культуре XX в. А. Эйнштейн и П. Пикассо. (4 часа).
Силлабус (краткое содержание курса).
Тема 1.

Классическая модель культуры. Культура как система. Схема-пентаграмма и морфология культуры. Наука и искусство как важнейшие составляющие культурно-исторического процесса. Общее и особенное в денотате и семантическом концепте понятий «наука» и «искусство». Научная деятельность как воплощение стремления к универсальному, максимально обобщенному объективному знанию. Наука как «мышление в понятиях». Личностно-субъективный, индивидуально неповторимый характер художественного способа освоения действительности. Искусство как «мышление в образах». Мера и характер кумулятивности науки и искусства (В. Гюго: Наука – «лестница», в ней вымарки плодотворны. Искусство – «взмах крыльев». Данте не перечеркивает Гомера.). Художественная форма познания и роль эстетического начала в науке.


Тема 2.

Научная картина мира как частный случай общей картины мироздания. Научная картина мира – системная и исторически конкретная модель мира. Античность и космоцентризм: от мифологической картины мира к натурфилософской модели (Гомер, Гесиод – пифагорейцы, Гераклит, Аристотель, Птолемей). Средние века и теоцентризм: средневековая картина мира – аристотелевская система « с выбритой тонзурой». Эпоха Ренессанса и антропоцентризм: от геоцентрической модели – к гелиоцентризму. Д. Бруно, Г. Галилей, И. Кеплер, Н. Коперник: «остановить» Солнце и «заставить» двигаться Землю.

Становление классической нововременной картины мира. «Рациоцентризм» Р. Декарта и закон всемирного тяготения И. Ньютона: два пути к созданию классической механистической модели мироздания. От ньютоновской статики – к идеям эволюции мира природы. И. Кант и его исследование «Всеобщая естественная история и теория неба». Ж.Б. Ламарк, Ч. Дарвин, Г.И. Мендель. Научная революция начала ХХ в.: открытие электрона (К. Лоренц) и радиоактивности (П. и М. Кюри), работы по структуре атома (Э. Резерфорд и Н. Бор), квантовая теория (М. Планк) и теория относительности А. Эйнштейна. Формирование новой неклассической картины мира.
Тема 3.

Художественная картина мира как частный случай общей картины мироздания. Практически-духовный способ освоения мира и проблема мифологического, религиозного, художественно-эстетического «отрешения» от действительности (К. Маркс). Параметры отличия художественной картины мира от научной (предмет, способы отражения, специфика формирования, социальные функции и т.д.).

Проблема исторического параллелизма художественной и научной картин мира: а) мифологические пра-элементы натурфилософской картины мира и – мифология как основа художественного способа мироотражения в античности; б) средневековая картина мира, теоцентризм и религиозно-символическая система художественного мироотражения; в) ренессансная гелио- и антропоцентристская картина мира и ренессансное искусство «макромира» и «микромира»; г) картезианско-ньютоновская картина мира и просветительский классицизм; д) разложение механистической картины мира и художественная система романтического двоемирия; е) научная революция рубежа ХIХ – ХХ вв., становление «неклассической» картины мира и возникновение модернизма, а затем – постмодерна. Итог: от разрушения классического художественного образа мира – к лозунгу «множество моделей мира»; от множественности художественных «моделей» мира – к лозунгу «никакой модели мира»!

Тема 4.

Греко-римская мифология – основа миропонимания человека античной культуры. Художественно-мифологическая форма становления античной науки. Космогонические, теогонические и антропогонические мифы. Основные варианты культурно-исторической реконструкции античного мифа: пеласгический, гомеровский, орфический, олимпийский, философские мифы творения. Мифологические и натурфилософские основы картины мира в античности. Мир как целостный живой Космос. Представление о времени («точечность», «циклизм»); представление о пространстве («холизм», «отграниченность», «предельность»). А.Ф.Лосев об особенностях типа и формы мышления древних («телесность», «пластичность», «антропоморфизм»). Ф.В. Шеллинг: «древние познавали мир наощупь». «Круг» времени в мифе (Кронос-Хронос, рождающий и поглощающий); Олимп и Аид – пределы мира в мифе.

Отражение картины мира и античного типа мышления в искусстве и науке. Парфенон и опоясывающие колоннады храмов как символ ритмического воспроизведения «круга времени». Храмы Зевса, Геры, Артемиды как видимое земное жилище богов. Ветрувий о «мужских» (дорический) и «женских» (ионический, коринфский) архитектурных стилях. Антропоморфизация колонн: атланты, кариатиды. Античная пластика - ведущая сфера греко-римской художественной культуры. «Дорифор» («Канон») Поликлета как шедевр пластики и «теоретический трактат». Математический анализ пропорций «Канона» и проблема «золотого сечения». Число как мера; невозможность нуля и иррациональных чисел в античной математике. Пифагор, Филолай, начала античной математики и музыка. Дорийский, ионийский, эолийский, лидийский, фригийский музыкальные лады. Строение античного Космоса и «музыка» небесных сфер.
Тема 5.

Христианство как основа миропонимания человека средневековой культуры. Принцип теоцентризма. Представление о времени («вечность» – атрибут бога; «временность» – атрибут человека). Время – вектор (от сотворения мира – к апокалипсису). Представление о пространстве. Дуализм мироздания («мир земной» и «мир небесный»). Предельность земного мира и бесконечность небесного. Структура мироздания в модифицированной космологии Аристотеля-Птоломея. Ситуация «сращенности» личного и вещественного (понятие «гротескное тело»). Религиозный символизм как тип мышления средневекового человека. Истоки религиозной символизации мира. Важнейшие религиозные символы (пастух с агнцем на плечах, виноградная лоза, корабль, рыба, голубь, масличная ветвь, павлин и др.).

Фома Аквинский в «Сумме теологии» о положении науки («она /теология/ прибегает к ним /наукам/ как к подчиненным ей служанкам»). Движение к теории «двух истин» (теории «и–и»). Элементы парадоксальности в развитии средневековой науки (математическое исчисление бесконечно больших величин, введение понятия функции и т.д.) и средневековая символика чисел (3, 7, 12, 666). Дешифровка числа 666 (Э.Люкке и Ф. Бенари). Теоцентризм и религиозный символизм в средневековом искусстве. П. Флоренский и дискуссия о т.н. обратной перспективе в средневековой иконописной традиции. Б.В.Раушенбах о средневековой «геометрии живописи» и о принципе аксонометрии. Иконописный канон как набор замкнутых и статичных символов (икона – фетиш; икона – символ). Религиозный символизм и готические соборы. Собор в Реймсе. Конструктивные элементы готического собора (каркас, пучки колонн, нервюры, контрфорсы, аркбутаны, порталы, витражи и т.д.). Храмовая скульптура. Символическое прочтение готического храма аббатом Сугерием. Изменения в соотношении религиозного и светского в культуре средневековья позднеготического периода.
Тема 6.

Ренессанс как эпоха трансформации средневековой картины мира в нововременную. Математик и теолог Н. Кузанский и начало распада теоцентризма. Бесконечный «максимум» и бесконечный «минимум» Н. Кузанского как целостная система. Проблема совпадения противоположностей в бесконечности и растворение бога в бесконечном мире. Религиозно-философский путь от Аристотеля-Птоломея к Копернику. Роль натурфилософии в переходе от теоцентризма к антропоцентризму. Понятие «макрокосм» и «микрокосм». Ренессансные наука и искусство в процессе познания «макромира» и «микромира».

Воплощение новых гуманистических принципов в художественной культуре Ренессанса. Переход от иконописи к станковой картине (Т. Мазаччо). Разработка принципов прямой перспективы (Ф. Брунеллески, Л.Б. Альберти, А. Дюрер) и «воздушная» перспектива Леонардо да Винчи. Антропоцентризм и особая роль портрета в ренессансной живописи. Анатомия и живопись в эпоху Возрождения. Анатомический театр и гравюра А. дель Полайоло «Битва обнаженных». Феномен Леонардо да Винчи (художник, математик, механик, картограф, геолог, анатом). Манускрипты Леонардо и история создания «Тайной Вечери». Леонардо да Винчи и А. Везалий: кто был «отцом анатомии» в ренессансную эпоху? От «витрувианского человека» к «Анатомическим тетрадям» Леонардо и «Четырем книгам о пропорциях человека» А. Дюрера.
Тема 7.

Антиномичность процесса становления нововременной картины мира: линия Р. Декарта («Cogito ergo sum») и линия Б. Паскаля («Смирись, немощный разум»). Б. Паскаль – «французский Данте» (А. Суарес) и «добровольный могильщик» Ренессанса (С. Коцюбинский). Барокко и классицизм как художественные эквиваленты картезианско-паскалевской картины мира XVII в. Соотносительная характеристика классицизма и Барокко. Рационализм Р. Декарта как философское основание классицизма. Классицизм Н. Пуссена. Н. Пуссен как художник, математик и анатом. Барокко как вторая (после Ренессанса) переходная культура. Переплетение средневековых, ренессансных и раннепросветительских представлений в картине мира Барокко. Контрастность, антиномичность барочного мироощущения: материальность мира – ирреальность мира; аскетизм – гедонизм; символизм – натурализм. Концепция человека в культуре Барокко: «человек-химера», «слава и сор вселенной» (Б. Паскаль). Антиномичность, двойственность искусства Барокко: грандиозная концентрация внешних средств (колоссализм, пышность, театральность, динамизм) при иссякании внутренних сил христианской культуры. Барокко как светская (придворная) и церковная культура. Идея синтеза искусств в архитектуре Барокко (архитектура, скульптура, живописные панно и пр.); особая роль зеркал и плафонов (иллюзия «дробной бесконечности»). Принцип «искусственной перспективы» и лестница Скала Реджа де Бернини. Зеркальная галерея Версальского дворца.


Тема 8.

Культура Просвещения и статья И. Канта «Что такое Просвещение?» Философские и естественнонаучные идеи И. Канта – «немецкая теория французской революции». Особенности просветительского гуманизма. Обожествленный разум и развенчанный бог. От ренессансной идеи богочеловека – к принципу равенства людей. Трансформация античного наследия. Отрицательные черты просветительского миротолкования: претензия на «итоговый» характер; предвосхищение утилитаризма буржуазной морали; сухой рационализм. Общее и особенное в английском, французском и немецком Просвещении. Оптимистический, компромиссный характер просветительской мысли в Англии. Религиозный, метафизический, компромиссный характер Просвещения в Германии. Гиперкритический, антифеодальный, социально-морализаторский пафос французского Просвещения. История сожжения книги К.А.Гельвеция «Об уме». Вольтер и христианский бог. История создания «Толкового словаря наук, искусств и ремесел» («Энциклопедия» Д. Дидро). «Рассуждение о науках и искусствах» Ж.Ж. Руссо. Д. Дидро «Парадокс об актере» и феномен «интеллектуального притворщика». «Война буффонов». Дискуссия о классицизме. И.Г. Гердер и возрождение культа В. Шекспира. Феномен Гете.

Истоки антипросветительского характера Романтизма. Ф.В. Шеллинг: от просветительского механицизма – к идее органического развития природы и общества. «Хаос – запутавшееся обилие». Натурфилософия Ф.В. Шеллинга и открытия М.Фарадея. Шеллингово понятие «интеллектуальная интуиция». «Гимн к ночи» Новалиса – гимн работе кровообращения(!). Понятие романтическое «развоплощение» («художественный контур есть деспотизм» [Н.В. Берковский]). Учение о цвете химика-органика М.Э. Шевреля и цветовые рефлексы в картинах Э. Делакруа «Резня на Хиосе», «Свобода, ведущая народ», «Еврейская свадьба в Марокко» и др. Эволюция мироощущения романтиков. «Воскрешение» и культ средневекового миропонимания и ценностей в позднем Романтизме. Апелляция к готике и «варваризация» античности. Культ сверхординарной, трагически мыслящей личности. Байронизм. И. Гете о Г. фон Клейсте («тело, прекрасное от природы, но пораженное неизлечимой болезнью»). Концепция романтического двоемирия. Романтическая ирония. М. Шелли и символика Франкенштейна: предчувствие «оргий научности» (О. Шпенглер). Романтизм как оппозиция к цивилизации.


Тема 9.

Становление новой научной картины мира и научно-техническая революция конца XIX- начала XX в.в. «Неклассические» повороты фундаментальных исследований; переоценка установившихся воззрений на структуру мироздания (теория относительности; «исчезновение» материи; работы по структуре атома и проблеме радиоактивности и др.). Появление новых технических средств отражения мира (кино-, фоторепродуцирование и т.д.).

Мировоззренческая переориентация: от классических форм идеализма – к иррационализму. Культ разума – культ здравого смысла – культ интуиции (Кант, Гегель – Конт, Спенсер – Ницше, Бергсон). От «философии разума» к «философии интуиции». Концепция человека по З.Фрейду («гуманизм подсознания»). «Революция» в этике (имморализм; движение от кантовского императива к ницшевскому «подтолкни падающего»). «Революция» в эстетике (возведение понятия «безобразное» в равноправную категорию эстетики; превращение «безобразного» в самоцель и источник эстетического наслаждения).

Новый взгляд на мироустройство (и на внутренний мир человека) и исчерпанность традиционных способов отражения мира внешнего. Понятие «трагедия формы» как выражение одного из противоречий индустриальной цивилизации (господство громадной массы мертвого абстрактного труда над миром новых потребительских ценностей; К. Маркс). «Перегрузка» художника мертвым знанием готовых форм и новая психотехника модернизма: не «что» изображать, а «как» изображать. Кризис формально-изобразительных средств европейского искусства рубежа XIX – XX в.в. и основные этапы развития искусства как художественного способа освоения мира («линия», «объем», «пространство», «цвет», «преодоление локальности цвета», «игра цвета и света» и переход к «изображению неизобразимого»: «время» – «движение» – «ритм»). Тотальный культ современности и истоки кубизма (система Сезанна, скульптура Бенина и др.). Кубизм как начало модернизма. А. Эйнштейн и П. Пикассо. З. Фрейд и С. Дали. Дж. Джойс и понятие «кварк».

Понятие «модерн» и «постмодерн». Модерн как культура – эпистема, предшествующая постмодерну (античность, средневековье, Возрождение, Просвещение и модерн; (М.Фуко)). Хронологические рамки модерна: XVII – середина XX вв. Соотношение модерна и постмодерна и концепция «эпистемологического разрыва». «Всеобщность», «авторитарность», «тоталитарность», «репрессивность» модерна (М. Фуко) и постмодерн как освобождение от «империализма рассудка». Бинарные оппозиции «модерн» – «постмодерн»: космос – хаос; видимый мир (картина мира) – никакой модели мира; порядок – беспорядок; сознание – бессознательное; рациональное – интуитивное; причинность – беспричинность; предмет – знак; конвенциализм – разногласие; высокое – низкое; прекрасное – отвратительное; серьезность – пародия; идеал – имидж; существование предшествует сущности – творю себя без конца и т.д.

Критика бинаризма (Ж. Делез). Антиисторизм постмодерна («хроношовинизм») и понятие «тоска по истории». От «мирового древа истории» – к «ризоме»; от рационалистического истолкования мира – к «постмодернистской чувствительности»; от эстетики к «параэстетике» и «трансэстетике банальности» (Ж. Батай). Постмодерн – «эхокамера» и цитата-пастиш; постмодернизм – философский симулякр («копия копий» агностицизма, релятивизма, солипсизма).

Техногенная цивилизация, «общество потребления», массовая культура и постмодерн. Постмодерн как новая тотальность. Средства массовой коммуникации и понятие «либеральный тоталитаризм». Художественно «нехудожественные» эквиваленты новой тотальности: «оп-арт» – «поп-арт» – «боди-арт» – «лайф-арт». «Одномерный человек»: человек «гироскопа» или человек «радара» (Г. Маркузе).

Лекция 1. «О проблеме соотношения гуманитарной и сциентистской

моделей образования в высшей школе»


Философия образования рубежа ХХ-ХХI вв. (десятилетий т.н. «переходного периода») отмечена противоборством различных образовательных концепций, в том числе – гуманитарной и сциентистской, предлагавших свои специфические варианты решения проблем высшей школы в контексте заявленной оптимизации (а ныне – модернизации). Дискуссия между гуманитариями («культур-критицистами») и технократами («сциентистами») имела у своих истоков высокий и наивный оптимизм первого столетия эпохи модерна – оптимизм Просвещения, рассматривавшего науку (и произраставшую из нее технику) как средство социально-историче­ского спасения человечества. В ХХ в. оппонентами подобного взгляда на науку и технику стали О. Шпенглер, Л. Мэмфорд, франкфуртцы, Ч.П. Сноу; философы ХХ в. указали на очевидность реальных и потенциальных техногенных угроз в перенасыщенном техникой мире.

Для отечественной системы высшего образования проблема соотношения гуманитарной и технократической составляющей приобрела особую актуальность в 60-е гг. ХХ в., затем – на рубеже 80-х – 90-х гг. и, наконец, в первые десятилетия ХХI в. Причем 60-е гг. были периодом культа естественно-научного знания, сочетавшегося, тем не менее, с пиететом по отношению к искусству (символизировавшему гуманитарную составляющую образования и культуры). Плодотворность техницизма в нашей стране начинает иссякать к 80-м гг. ХХ в. Именно в этот период отечественные философы и методологи образования интенсивно знакомятся с западно-европейским опытом осмысления технократического детерминизма. Пересматривается отношение к некогда резонансным на Западе и не переиздававшимся у нас работам О. Шпенглера; в начале 90-х гг. осуществляется перевод на русский язык «Одномерного человека» Г. Маркузе, подвергшего буквально уничтожающей критике ценности техногенной цивилизации; с конца 80-х гг. появляются исследования, «спровоцированные» центральной идеей «Двух культур» Ч.П. Сноу. «Цифра «два» – опасная цифра» – этой фразой Ч.П. Сноу обозначил основную тенденцию общекультурного развития Европы в ХХ – начале ХХI в.в.

Известный физик, работавший с Резерфордом – и одновременно профессиональный писатель, автор «Чужих и братьев», «Поры надежд», «Дела» и целого ряда других романов, составивших 12-томную эпопею – таков Ч.П. Сноу, выступивший в середине минувшего столетия с прогностической работой «Две культуры и научная революция». Более полувека назад Ч.П. Сноу констатировал болезненные процессы в европейской культуре, выразившиеся, говоря словами Ч.П. Сноу, в том, что «на одном полюсе западной культуры – художественная интеллигенция, на другом – ученые, и как наиболее яркие представители этой группы – физики. Их разделяет стена непонимания».

Заслуга английского мыслителя заключается не только в том, что он одним из первых ощутил симптомы раскола культуры на гуманитарную и технократическую и подверг анализу подтверждающие этот процесс факты. Еще большая его заслуга заключается в том, что он ранее многих смог понять опасный характер потерь, долженствующих постичь и уже постигающих мир технократической мысли в результате отказа «технократов» от связи с «традиционной культурой».

Среди причин, вызвавших эту «бинарную оппозицию», Ч.П. Сноу особо останавливается на роли научно-технической революции и последовавший за ней предельно узкой профессионализации, а также на проблеме внутренней динамики интеллектуальной деятельности человека. По поводу первого фактора стоит отметить, что мысли Ч.П. Сноу о закономерностях научно-технического прогресса развивают (в новых обстоятельствах) гегелевский тезис о соотношении естественно-научной и художественно-гуманитарной форм познания в эпоху промышленной революции. По Гегелю, художественно-эстетическое восприятие сущего недостаточно для объяснения мира всеобщего отчуждения и господства вещных отношений; развитие охватывающего этот мир абстрактного мышления, утилитарное возвышение науки предопределяет «иссякание» роли гуманитарного начала в познавательной деятельности человека. В контексте именно этих рассуждений возникает знаменитый тезис-метафора Гегеля о грядущей «смерти» искусства в условиях возрастания утилитарных функций научного познания.

Ч.П. Сноу не делает столь крайних выводов; но «роковая» в данном случае роль научно-технического прогресса очерчена им в ходе анализа достаточно выпукло.

Особое внимание современных технократов и гуманитариев должен привлечь тот пункт причинно-следственной связи, выделенный Ч.П. Сноу, где речь идет об особенностях внутренней динамики интеллектуальной деятельности. Под этими особенностями английский мыслитель понимает приверженность тем или иным мировоззренческим установкам, уровень восприятия реальной жизни, отношение к категориям нравственности и т.д. В целом Ч.П. Сноу совершенно справедливо подчеркивает, что нет пропасти в этом плане между технократами и гуманитариями, что многие взаимные обвинения типа: «Разве выдающиеся писатели ХХ века …Йетс, Паунд, Льюис… не показали себя политическими глупцами и даже более – политическими предателями? Разве их творчество не приблизило Освенцим?» – такие обвинения бесплодны, ибо они вырваны из контекста времени. Утверждать, что вся гуманитарная культура – ретроградна (на основании локальных фактов и ситуаций), это все равно, что заявлять о тотальной антигуманности научной культуры, опираясь на трагедии Хиросимы и Чернобыля.

По Ч.П. Сноу, здесь нет объективных причин для раскола; эти мотивы должны рассматриваться как надуманные. Тем не менее, в деталях Сноу – физик берет верх над Сноу – писателем; об этом свидетельствуют фрагменты из его «Двух культур», варьирующие следующую тему: «Большинство представителей человеческой расы страдает от голода и умирает преждевременно. Ученым свойственно нетерпеливое стремление найти какой-то выход, и обычно они верят, что это возможно… В моральном отношении они, в общем, составляют наиболее здоровую группу интеллигенции, потому что в самой науке заложена идея справедливости».

Небезынтересно отметить, что подобные фрагменты из текстов Ч.П. Сноу представляют собой своеобразную параллель аналогичным высказываниям относительно роли научно-технической интеллигенции и перспектив преимущественного развития научно-технического знания, сформулированных столетием раньше русским мыслителем-демократом Д.И. Писаревым.

«Конечная цель всего нашего мышления и всей деятельности каждого честного человека, – пишет Д.И. Писарев в «Реалистах», – все-таки состоит в том, чтобы разрешить навсегда неизбежный вопрос о голодных и раздетых людях, вне этого вопроса нет решительно ничего, о чем бы стоило заботиться, размышлять и хлопотать». «Молодые люди… входят в храм науки и прежде всего попадают в преддверие, из которого расходятся в две противоположные стороны – в два коридора. Пойдешь налево – тебе покажут тысячи палисандровых дощечек и атласных лоскутков, которые тебе придется жевать для утоления умственного голода. А пойдешь направо – тебя накормят, оденут, обуют, обмоют и покажут, кроме того, как кормить, обувать и обмывать других людей».

Конечно же, Д.И. Писарев идет гораздо дальше Ч.П. Сноу в признании особых качеств и прерогатив научно-технического знания, научной культуры как таковой. Именуя гуманитарное движение «эстетикой», а естественно-научную мысль – «реализмом», Д.И. Писарев заявляет (и неоднократно!) нижеследующее: «Эстетика и реализм действительно находятся в непримиримой вражде между собой, и реализм должен радикально истребить эстетику, которая в настоящее время отравляет и обессмысливает все отрасли нашей научной деятельности, начиная от высших сфер научного труда и кончая самыми обыкновенными отношениями между мужчиной и женщиной. Я немедленно постараюсь доказать читателю, что эстетика есть самый прочный элемент умственного застоя и самый надежный враг разумного прогресса».

Здесь не место и не время оценивать социо-культурную концепцию Д.И. Писарева, этого необычайно яркого, оригинального и очень рано (в возрасте 28 лет) ушедшего мыслителя. Достаточно, видимо, будет отметить, что никогда у нас официально не рекламировавшийся, но исторически объяснимый нигилизм Д.И. Писарева по отношению к гуманитарной культуре, тем не менее, зеркально отразился в умонастроении значительной части современного общества (при отсутствии между ними тождественности и возможности новейший сциентизм оправдать).

Возвращаясь к концепции Ч.П. Сноу, следует подчеркнуть, что в целом, конечно же, стремление к объективной оценке причин и симптомов «бинарной оппозиции» в культуре у английского мыслителя преобладает; не случайно анализируя процесс раскола европейской культуры на сциентистскую и антисциентистскую ориентацию, Ч.П. Сноу обращает наше внимание на следующее проявление раскола: «…Ученые ощущают свою причастность к расцвету, который переживает сейчас наука, а художественная интеллигенция страдает от того, что литература и искусство утратили свое былое значение. Начинающие ученые к тому же уверены – позволим себе эту грубость – что получат хорошо оплачиваемую работу, даже не имея особенно высокой квалификации, в то время как их товарищи, специализирующиеся в области… литературы или истории, будут счастливы получить половину их зарплаты… Художественная интеллигенция… страдает от сознания своей ненужности или бессмысленности своей работы…».

Рассуждая о наличии подобного умонастроения в обществе, Ч.П. Сноу одновременно заявляет, что в ситуации «раскола» потери гуманитариев, возможно, даже серьезнее, чем потери сциентистов, ибо первые «более тщеславны» и все еще претендуют на то, что традиционная культура – это и есть вся культура. «Получается так – завершает свои рассуждения Ч.П. Сноу, что величественное здание современной физики устремляется ввысь, а для большей части… людей… оно так же непостижимо, как и для их предков эпохи неолита».

Для выяснения степени отчуждения «гуманитариев» и «сциентистов» Ч.П. Сноу провел социологический опрос, в ходе которого было опрошено 30-40 тысяч специалистов в области точных и естественных наук; по мнению ученого, «это число достаточно велико, чтобы можно было установить какую-то закономерность».

В результате работа Ч.П. Сноу «Две культуры» явилась замечательным социологическим комментарием к открытиям в сфере функционирования мозговых структур, сделанным благодаря созданию нового средства наблюдения за работой мозга – электроэнцефалографии. Результатом этих наблюдений явилось окончательное опровержение представлений об изолированной деятельности абстрактно-аналитического и эмоционально-образного типов мышления; следовательно, недостаточной является система подготовки специалистов-технократов, предполагающая максимальную «загрузку» только левого полушария (отвечающего за формально-логические операции) и хроническую «недогрузку» (а то и полную бездеятельность) правого полушария мозга (отвечающего за ассоциативные, «образные» связи).

В связи с этим возникает вопрос: как соотнести социологический комментарий Ч.П. Сноу с т.н. «пятым глобальным направлением» оптимизации и модернизации учебного процесса, разработка которого была осуществлена в стенах Стенфордского университета (автор – Э. Айснер). Важнейшие характеристики данного «технологического» направления представляют собой следующее: компьютеризация процесса обучения; введение понятия «отчетность» (включающего в себя требование эффективной отдачи от вложенных в образование средств); особое внимание к разработке новых методов планирования и финансирования образовательных процессов; привлечение в сферу образования законов узко-производственной сферы, вследствие чего результат процесса обучения должен рассматриваться как продукт, идентичный любому продукту производства.

Несомненно, последнее положение данной образовательной программы концептуально противостоит тому, что было предложено Ч.П. Сноу. Образовательный процесс и процесс производственный не могут рассматриваться как идентичные. Как известно, классическое университетское образование отличают фундаментальность, системность, интегральность. Модернизация образовательной системы невозможна без сохранения этих важнейших характеристик, хотя одновременно, по Ч.П. Сноу, должны быть учтены и те методологические новации, которые приносит с собой меняющееся время. Принцип интегральности университетского образования свидетельствует о том, что сциентизм и гуманитарное начало в образовательном процессе не контрарны. Новейшее подтверждение тому – обращение европейских исследователей к проблеме «смыкания» точного знания и интуиции (когда, например, речь идет о новом методе «нечеткой логики», являющемся своего рода символом синтезных тенденций в образовательной системе Европы). Английский физик и писатель Ч.П. Сноу явился одним из провозвестников этой темы «смыкания», темы снятия контрарности отношений между естественно-научным и гуманитарным знанием.

Идеи Ч.П. Сноу и дискуссии, развернувшиеся по поводу новой философии образования, практически зафиксированная и теоретически осмысленная необходимость преодоления технократического детерминизма стали предметом интенсивного обсуждения в нашей стране еще в 80-90-е гг. ХХ в.: в Государственном комитете по народному образованию, на заседаниях ректоратов лучших вузов страны (МГУ, ЛГУ). С той же целью проводились «Круглые столы» в редакциях ведущих периодических изданий («Известия», «Литературная газета», «Культура», «Вопросы философии», «История СССР» и др.). Заголовки публикуемых статей и широко цитируемые фрагменты состоявшихся выступлений говорят сами за себя: «Потеснит ли Гендель сопромат?»; «Один мозг – два видения мира»; «На что химику Гамлет?»; «Страдивари формулой не измеришь»; «Сущее не делится на разум без остатка (Гегель)» и т.д. Констатировалось, что к концу ХХ в. возник новый тип «темных людей», имеющих высшее образование, являющихся профессионалами в своей области, но при этом совершенно невежественных в общекультурном отношении; это «люди, знающие и ценящие только технику, смотрящие на мир через ее довольно узкую щель». Утверждалось, что долг, обязанность высшей школы – предотвратить «расползание» нового фактора риска современной цивилизации, каковым является т.н. функциональная неграмотность (порождение не ответственного, не отягощенного моралью знания).

Главный итог дискуссии рубежа 80-х – 90-х гг. ХХ в. – решение последовать примеру целого ряда европейских и американских университетов, скорректировавших (не в последнюю очередь в связи с открытиями в сфере функционирования мозговых структур) свои учебные планы в пользу гуманитарных дисциплин. «Совершенная техника требует совершенного человека» – осмысление этой аксиомы привело создателей концепции гуманитаризации образования к разработке интегральных образовательных программ, в которых гуманитарной составляющей отводилось весьма достойное место.

Однако в процессе реализации данного образовательного проекта идея гуманитаризации во многом была или выхолощена, или доведена до абсурда, а борьба с «формальной рациональностью» (М. Вебер) и сциентистской идеологией в сфере образования имела трагические последствия для естественно-научного образовательного блока (утрата престижа, малая востребованность, разрушение и даже полное исчезновение целого ряда научных направлений и т.д.). Сама гуманитарная составляющая была превращена в симулякр, и ее чудовищно разросшимся воплощением стали преимущественно две дисциплины: юриспруденция и экономика. Одновременно в ситуации «лунатизма» культуры постмодерна гуманитарная наука стала претендовать на пан-эстетизацию научной картины мира, истолковываемой ныне как «космохаос», «хаосмос», «ризома» и пр. Все чаще звучали призывы, сбросив оковы «разумной тотальности», подвергнуть почти кинической перечеканке всю систему гуманитарного знания (конечно же, на основе постмодернистского умозрения). Все это не могло не стимулировать высокомерно-уничижительного отношения сциентистов к гуманитариям.

Однако решающую роль в нынешнем падении статуса гуманитарного образования сыграла характерная для начала ХХI в. прагматическая актуализация принципа полезности (возведение этого принципа в некий абсолют). Все это вновь свидетельствует о тенденции к разрыву между гуманитарной и естественно-научной составляющими образовательного процесса и возвращает нас в ситуацию конца 80-х гг. ХХ в. Несомненно, в стратегии объявленной ныне модернизации системе естественно-научного высшего образования принадлежит во многом решающая роль. Но не следует забывать, что классическое университетское образование отличают не только фундаментальность и системность, но и интегральность; естественно-научное и гуманитарное начало в образовательном процессе не являются контрарными. Говоря словами С. Аверинцева, стоит ли повторять в наше время ошибку великих греков, которые решили практически все культурные задачи, все – кроме одной: они не создали духовность механического труда.



следующая страница >>



Нас редко привязывает к женщине то, чем она нас привлекла. Джон Коллинз
ещё >>