Учебнике, «мировая художественная культура» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Пояснительная записка рабочая программа по предмету «Мировая художественная... 1 280.3kb.
Пояснительная записка Программа по предмету «Мировая художественная... 5 1176.04kb.
Программа мировая художественная культура для основного общего образования 5 954.1kb.
Рабочая программа мировая художественная культура Предмет ( 2013-2014... 1 93.6kb.
Рабочая учебная программа по дисциплине «Мировая художественная культура» 4 730.69kb.
Рабочая программа мировая художественная культура для основного общего... 1 96.47kb.
Учебно-методический комплекс дисциплины мировая художественная культура... 1 304.7kb.
Учебная программа для специальности: 1-02 03 03-03 Белорусский язык... 6 685.74kb.
Программа «Мировая художественная культура» 37 1884.98kb.
Рабочая программа по предмету «Мировая художественная культура» 1 183.8kb.
Сборнике «Мировая художественная культура. Методика преподавания» 1 131.48kb.
Философия тематика вопросов для самостоятельного изучения 1 56.4kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Учебнике, «мировая художественная культура» - страница №1/1

ВСЕ МЫ родом ИЗ ДЕТСТВА
Азовчане уже обратили внимание и на чёрно-белый плакат «СЕНСАЦИЯ» в витрине книжного магазина на Петровском бульваре. Произведения легендарного азовского художника Владимира ДЭ появились в учебнике, «МИРОВАЯ ХУДОЖЕСТВЕННАЯ КУЛЬТУРА» в разделе "Культура ХХ века".

Звезда Владимира ДЭ взлетела 15 лет назад, когда наша газета ещё была единственной газетой в городе, и первое интервью с художником называлось "НО ПОБЕДИЛИ МЫ". Взял его Юрий КИСЛОВ, будущий создатель и главный редактор «Новой азовской газеты».

С последним эксклюзивным интервью азовского мэтра, участника Международных художественных ярмарок, лауреата биеннале новейшего искусства, члена Творческого Союза художников России, члена Международной федерации художников... можно познакомиться на пятой странице газеты.


В последние годы мы не раз пытались получить интервью у Владимира ДЭ, но он всегда ссылался на занятость. Но сейчас, когда газета проводит беспрецедентную для Приазовья акцию "Культура - детям Приазовья", художник, произведения которого есть в учебнике для школ, не остался в стороне.

Эксклюзивное интервью у легендарного азовского художника взяла главный редактор газеты "Приазовье" Марина МИРОШНИЧЕНКО.




- Вы продолжаете жить в Азове, наверное Вы в него влюблены?

- Немножко, хотя я живу виртуальной жизнью, ни с кем не общаюсь, делю своё время между компьютером и мольбертом. Когда иду домой из мастерской, я иду по улицам детства, которые совсем не изменились за прошедшие полвека, и я нахожусь в другом временном пространстве, люди и события оживают в моей памяти. Ведь наше видение жизни с годами меняется. Я здесь родился и прожил всю жизнь, это для меня родная среда обитания и, естественно, я чувствую себя здесь как рыба в воде. В Древней Греции, если человека хотели наказать, то его просто высылали из родных мест.

Винкельман, один из первых теоретиков искусства отмечал, что хорошую картину можно написать только в тишине и покое, вдали от мирской суеты.
- А какие у Вас первые воспоминания о городе?

- Моя мать после войны работала директором школы рабочей молодёжи, она была отличником народного просвещения, тогда это было диковинкой. В школе учились взрослые дяди и тёти, пришедшие с войны. Они очень хотели учиться. Престиж образования, как и учителя, был очень высок. Здание школы (сейчас снесённое) стояло рядом с нынешним речным вокзалом, и наша квартира была на втором этаже, вход был со двора по крутой деревянной лестнице через большую веранду, а чёрный ход вёл прямо в школу. Ученики очень хорошо ко мне относились и баловали меня как могли, иногда даже брали меня на урок.

Рядом с судоверфью плавали лодки, которые тогда назывались каюки. Они были цепями и замками связаны со стальными трубами, сторожей тогда не было. Был там и наш каюк, и когда мы по воскресеньям шли на отдых, мне разрешали понести одну бабайку, так называли весло, а я, конечно, хотел нести две бабайки и отчаянно спорил.

Мы переезжали на другую сторону Дона, ловили рыбу и ели уху, загорать тогда было не принято. Рыбы было столько, что удочка просто забрасывалась и вытаскивалась, на всех трех крючках было по рыбе. Проблема была в том, что на крючках часто сидели бычки, которые назывались бикомазами и которых обычно выбрасывали в Дон. Воду из Дона можно было пить, что мы и делали, воздух был чистый, война недавно закончились, и я никогда больше не видел, чтобы люди столько смеялись. И ещё не родился Иуда, который продаст эти Азовские земли за 30 серебряников.


- А кем был ваш отец?

- Мой отец был великим человеком, он, придя с войны, за 2 года окончил институт и в 1952 году построил дом с окнами по 4 квадратных метра. Когда он строил, думали, что строится школа. Двухэтажный дом, как он хотел, ему построить не дали, при Советской власти это было противозаконно. Мать, когда увидела дом, расплакалась, испугавшись, что мы не сможем его натопить, газа тогда не было. Мне выделили комнату в 30 квадратов с коридором и отдельным входом, никто не мог войти ко мне, не получив моего разрешения, и конечно я вырос индивидуумом. Утром я просыпался от того, что солнце через громадные окна врывалось в мою комнату, и на волне этого света я стал художником. Я бы хотел проиллюстрировать это ощущение стихами азовского поэта Вячеслава Иванова, которые были написаны через несколько десятилетий, но Солнце в Азове всё то же.


Опять... И солнце по углам,

и шторы возвращают вето

на утро. Их напополам

стилет отточенного света

взрезает. Ультрафиолет

ворвался в сны, нахлынул в щели,

что за ночь вытолкнули свет.

Свернувшись в скомканной постели,

глаза открыл. И осознав

вненеизбежность края...ая,

вцепился судорожно в явь.

(как будто бы припоминая

случайный сон).
- Мы уже так к этому привыкли, эти стихи посвящены, конечно, Вам.

- Да нет, я с поэтом не знаком, но то, что его ощущения мне напомнили мои, говорит о преемственности культуры и о том, что уже может быть просыпается какой-нибудь азовский мальчик - будущий художник, поэт, писатель, режиссёр, то есть человек, имеющий мужество заниматься культурой. Как очень точно сказал великий русский поэт ХХ века Владимир Высоцкий:



Поэты ходят пятками по лезвию ножа

И режут в кровь свои босые души.

К сожалению, реальность такова, что тот, кто идёт в культуру, выбирает трудный путь. Но у любого из нас наступает время, когда надо делать выбор, либо быть творцом, либо ещё кем-нибудь.


- Вы восхищаетесь компьютерными технологиями, так было всегда или нет?

- Не всегда. Когда жена заканчивала аспирантуру, она подняла вопрос о покупке компьютера. В то время он стоил недёшево, а я был противником компьютерных технологий в творчестве. Дальше был обыкновенный семейный сценарий - крыша в доме поднималась, пока я не сдался. Мы поехали в Ростов, в Азове они тогда не продавались, и привезли наш первый компьютер. Для меня встреча с компьютером стала потрясением, которое и сейчас - десятилетие спустя - до конца не прошло. В семье появился искусственный интеллект, как в фантастическом фильме.

Пришлось опять учиться, и сейчас это приходиться делать ежедневно. Здесь мне помог, конечно, математический факультет, который я окончил в своё время. Я помню, что во время учёбы именно двоичная система исчисления (то, что двумя цифрами можно написать любое число) произвела на меня самое сильное впечатление. Её и используют в компьютерах. Наверное, это было предчувствие. "Математика является результатом действия таинственных сил, которых никто не понимает и в которых важную роль играет бессознательное постижение красоты. Из бесконечности решений математик выбирает одно за его красоту, а затем низводит его на землю", - как сказал Морстон Морс.

В наше время компьютер является ядром современной культуры, и мне трудно представить свою жизнь без него, а Интернет полностью изменил жизнь на планете. Я ведь, живя в Азове и очень редко выезжая, могу с помощью Интернета решать все вопросы. Эта самообразующая среда - уже часть нашей культуры. Сейчас в Интернете уже можно получить любую информацию и любой может публиковать всё, что считает нужным. А на письмо ответ из любой точки земного шара можно получить за десяток минут. Интернет не контролируется государством, как недавно заявил Президент, то есть пока он свободен. Жаль, конечно, что у нас выходят в Интернет всего 1,5% населения, как в Таиланде. Это всего 6 млн. человек в стране, 1200 в Азове, но это люди, за которыми будущее. Естественно, чтобы изучить компьютер - надо потратить много времени. Но без этого сейчас любой специалист безнадёжно отстанет и останется в прошлом.

Сейчас, когда есть планшеты, которые можно подключать к компьютеру и рисовать на них, меняется вся технология создания художественных проектов.
- Но ведь на компьютере может рисовать любой человек.

- И кистью может рисовать любой, и дети это очень хорошо делают, но потом становятся взрослыми и меняют мечту на привычку. Важен только результат, а то, с помощью каких инструментов ты его достигнешь, вторично.

Если рассматривать художественный проект как путь от замысла (А) до его воплощения в материале (В), то как любой путь, его можно пройти пешком, проехать на телеге, машине, пролететь на самолёте и т. д., меняется только одна составляющая - скорость. Поэтому просто проект с помощью компьютера выполняться будет быстрей, а в остальном всё будет так же.

Человек, не владеющий компьютерными технологиями, сейчас не интересен. Он не может уже соответствовать времени, в котором мы живём.


- Обычно художники очень высокого мнения о себе и низкого об окружающих. А как у Вас с самооценкой?

- Нормально, хотя считаю, что скромность - это самый короткий путь в неизвестность. Это качество успешно воспитывали советские правители, им нужно было послушное быдло.

Я, конечно, горжусь тем, что делаю, но гордыни у меня нет. Каждый человек - это маленькая песчинка во Вселенной. Самомнение всегда существует из-за невежества (не знания Мировой художественной культуры). У меня сейчас чувство, что моей личной заслуги в том, что я делаю, нет никакой, это мои родители водят моей рукой. Я просто проводник их идей, о которых они, может, и не догадывались. Ведь их, когда мне было 19, исключили из партии с формулировкой: "За то, что вырастили такого сына". У азовских сталинистов чутье было собачьим. Руководил этой кампанией травли в лучших ленинских традициях первый секретарь Азовского горкома КПСС Подкопаев. Организована она была с размахом. Негодяев, которые помогали ему, в Азове было достаточно. В то время азовский мясокомбинат делал для этих паразитов специальные продукты, тайком от народа, так что надо было их отрабатывать. На этом провинциальном коммунистическом шабаше даже дети писали в школьных сочинениях: «Мы не хотим быть похожими на Владимира». Это у них получилось.

А что касается окружающих, то ведь мы - только часть окружения, и каково окружение, таковы и мы, это наука. У каждого есть свой пьедестал и не надо карабкаться на чужой. Раньше я часто писал автопортреты, потому что восхищался собой, я был подвижником, который обрёк себя своим выбором в советской действительности на непризнание, но который не сдавался и не шёл на компромиссы. А сейчас я собой не восхищаюсь, хотя профессионально мои произведения стоят на несколько порядков выше того, что я делал тогда. Я был воспитан на греческой философии стоиков, которые восхищались подвижниками, а не художниками, которые пишут картины и продают.


- А что самое главное в обучении живописи?

- Конечно посещение музеев. Родители меня баловали, и я мог бродить месяцами по музеям и выставкам и изучать картины, которые живут своей жизнью как живые существа, или путешествовать. Когда кончались деньги, я просто посылал телеграмму с текстом, сколько мне надо и куда прислать. Только один раз деньги пришлось ждать три дня, я жил в Петербурге у бывших блокадников, есть мне было нечего, но эти люди догадались и подкармливали меня. Поразило меня то, что когда я получил деньги и накупил много продуктов, они оскорбились. Везло мне в жизни на хороших людей. Они были родителями художника Льва Сергеева, которого посадили за то, что он продавал свои произведения за валюту и за то, что на суде он затеял диспут: почему в Америке продавать картины можно, а в СССР нельзя. Дали ему 8 лет, на свободу он уже не вышел.

Но картины наши жили в другом пространстве. Ведь картина после её создания начинает свою отдельную жизнь. Я помню, какие ощущения я испытал, когда московская галерея «Марс» продала первую мою картину, и она отправилась в США. Я представил весь процесс, как в Азове я натянул на подрамник холст, как я написал эту картину, отвез в Москву, отдал в Галерею, как её купил какой -то американец, и она полетела по миру (я почему-то представил самолёт, а не корабль) и начала свою самостоятельную жизнь, уже не связанную со мной, и сейчас она висит где-то в Америке, то есть живёт. Это мне казалось чудом.

В своей жизни я испытывал такие ощущения только дважды, один раз до этого, когда первый раз увидел картину Ван Гога. Меня больше всего поразило ощущение, что за сто лет до этого великий голландец находился на таком же расстоянии от картины, как и я. И второй раз после этого, когда я в Азове создал свою галерею "Юла", приехал на Международную художественную ярмарку, и моя галерея опередила в рейтинге галерею «Марс», где впервые была продана моя картина.


- Вы участвовали в создании учебника Ольги Андреевой "Мировая художественная культура", который сразу попал на первые позиции хит-парадов учебников в стране, расскажите об этом поподробней.

- "Культура - это инструмент по выводу человека из животного состояния", - как сказал философ в XX веке. Есть большой прекрасный мир, но надо проделать большую внутреннюю работу, чтобы подойти к нему. Ведь в мире так много красоты, которую надо просто уметь увидеть.

У нас в стране с культурой такое положение, что даже премьер-министр Фрадков говорит на заседании кабинета: "Что толку, если ВВП удвоится, а культуры нет".

Учебник был проектом галереи "Юла", где Ольга Андреева работает искусствоведом. Мы были убеждены, что надо что-то делать, и что культуру в нашей стране нельзя изучать без ХХ века. Ну сколько ж можно жить в культуре "совка", и загонять туда детей. С возрастом начинаешь понимать, что самое главное в нашей жизни - это образование. Ведь человек ничего не может сам, его всему надо учить. Только единицы учатся сами по книгам, которые они выбирают.

Это был не первый учебник, которому галерея дала путёвку в жизнь. В 1997 году Международная федерация художников ЮНЕСКО в рамках программы ЮНЕСКО "К культуре мира" издала учебник Ольги Андреевой "Культура ХХ век". Уже в то время концепция галереи "Юла" состояла в том, что любая культурная акция должна иметь и образовательный контекст. А в 2002 году галереей были изданы 4 электронных учебника (каждый раздел на отдельном диске) и программа по мировой художественной культуре.

А в настоящее время Ольга Андреева создала единственный учебник в стране по мировой художественной культуре, где есть раздел "Культура ХХ века". А ведь мы живем уже в XXI веке, поэтому попадание учебника в лидеры хит-парадов в стране было прогнозируемым до издания.

В СССР художественное образование строилось на марксизме-ленинизме и передвижниках. И если талантливый ребёнок попадает к "совковому" педагогу - ему конец, ведь ребёнок автоматически верит учителю, и если тот внутри ребёнка создаст неверные механизмы восприятия, понимания, то ребёнку невозможно будет ориентироваться в XXI веке.

Если учитель ругает Кандинского - великого русского художника, который умер 60 лет назад и оказал колоссальное влияние на всю мировую культуру, его произведения висят в лучших музеях мира на лучших местах и стоят миллионы, то он калечит ребёнка, то есть совершает преступление, уничтожая то светлое, что ребёнок мог получить у великого художника, и поселяя в сердце ребёнка нетерпимость провинциального педагога вместо гармонии.

Великий Дирак говорил: «Перед человеком лежит бесконечный горизонт, и если его сужать, то он будет становиться всё меньше и меньше, и когда станет величиной бесконечно малой, тогда человек говорит - это моя точка зрения».

А великий Солженицын сказал в Нобелевской лекции: «Мы отмахиваемся ото всех чужих шкал как от безумия, от заблуждения, - и весь мир уверенно судим по своей домашней шкале».

Хотя и учителя винить нельзя. Наша страна давно живёт в состоянии культурной катастрофы. Средний возраст учителей в стране 53 года, а после университета учитель получает чуть больше тысячи. Какая уж тут культура, если человек выживает, а не живёт. А ведь профессия учителя - самая творческая из массовых и самая массовая из творческих.

Но сейчас, когда наша страна подписала Болонское соглашение, может что-нибудь и изменится в XXI веке. Как сказал Солженицын: «ХХ век Россия проиграла».
- Что из мировой художественной культуры вам более близко?

- Я бы сказал, что на меня оказали большое влияние американская литература ХХ века (пятёрка великих), французская живопись и поэзия XIX - XX века, музыка Малера и польское кино, и любовь ко всем этим культурным пластам я пронёс через всю жизнь. "Цветы зла" Шарля Бодлера и сегодня моя настольная книга.


Болтливый род людской, двухдневными делами

Кичащийся. Борец, осиленный в борьбе,

Бросающий Творцу сквозь преисподни пламя:

- Мой равный! Мой господь! Проклятие тебе! -
- Получается, что ничто отечественное не произвело на вас впечатления?

- Самое большое влияние на меня оказала отечественная жизнь. Когда мне было 17 лет, я год прожил в общежитии в одной комнате со студентом, который был на той площади в Новочеркасске, когда советские снайперы расстреливали советских рабочих и их детей, и убитые дети падали с деревьев. Это произвело на меня одно из самых сильных впечатлений в жизни и избавило от иллюзий. Советскую культуру я всерьёз не воспринимал никогда. Исключения, как в математике, лишь подтверждали правило.

Среди моих знакомых людей, которым нравился СССР, не было и нет.

Я не могу понять, почему Андропова считали умным генсеком, если он верил в социализм на старости лет, имея доступ ко всей информации в стране, а мы - пацаны 15 лет из механического техникума - за 40 лет до этого не верили и знали, что страной правят уроды. Брэнд нашей страны во всём мире и сейчас - это тираны Ленин и Сталин, а не космонавты, как нам хотелось бы думать, их уже никто не помнит.


- Сейчас многие музеи покупают фотографии по ценам картин. Это новое явление в нашей жизни. А Вы, художник, как к этому относитесь?

- Не надо забывать, что именно после появление фотографии состоялись похороны реалистической живописи и, естественно, она заняла её место в человеческой культуре. Сейчас в мире искусства много нового, порой недоступного провинциальному сознанию. Ведь после появления компьютера мир изменился. Фотография и компьютерная графика стали произведением искусства и совершают своё триумфальное шествие по миру, как и концептуальное искусство. Меня это радует, причём динамика очень впечатляющая. В мире никого не интересует, кто и что думает в колонии "Азов" по этому поводу. Любой художник должен делать выбор, либо он развивается со всем миром вместе, либо он не развивается. Но обычно художник выдает то, чему он научился в 25 лет за вечные ценности, конъюнктуру ведь достаточно просто просчитать.

Трудность выбора для художника здесь состоит в том, что творчество - это всегда новое, то есть эксперимент. А вот будут покупать это новое - это еще вопрос, ведь покупателю к новому надо привыкнуть, особенно, если старое продаётся как на конвейере. Только единицы находят в себе силы выбирать свободу и сопутствующие ей материальные трудности разного порядка.

По науке художник, который сегодня на пике популярности, нового не создает, а новое сейчас делает художник, имени которого мы ещё не знаем. Причём такое положение во всём мире.


У Вас картины и реалистические и абстрактные, а это разве не конъюнктура?

Фолкнер говорил: «Написать что-то легко, трудно попасть в состояние, когда это возможно». Я бы добавил, попав в это состояние (а это своеобразный транс) и начиная картину, ты не знаешь, что получиться. Ведь творчество тем и интересно, что оно не предсказуемо, и зачастую трудно понять, что водит твоей рукой, я не исключаю, что потусторонние силы. Состояния эти бывают разные, и иногда появляются абстрактные картины - это поэзия или увлекательное "путешествие" в мир подсознания, иногда - реалистические - это проза. И зависит это не от конъюнктуры, а от провидения.

Как говорил Матисс: «Писать можно только тогда, когда ты находишься в молитвенном состоянии». Я не пишу картины каждый день, я всегда жду вдохновения и не знаю, каким оно будет. И когда оно приходит - спешу и тружусь днём и ночью. И это конечно счастье.
- Сейчас много говорят о концептуальном искусстве, не могли бы Вы как-нибудь популярно рассказать нашим читателям, что это такое.

- В нашей жизни концепты (идеи) присутствуют постоянно, просто обращают внимание на это только в том случае, если это делает художник. Современное искусство не признаёт разницу между жанрами и видами. Поэтому всё, что делает художник, является искусством. Современные художники часто продуцируют не картины, а идеи, иногда в виде текстов. Художник - это наблюдатель и аранжировщик мира, он старается понять жизнь и с помощью произведений искусства рассказать о мире, который его окружает. Концептуальное искусство может быть очень интересным, когда хороша идея.

Концептуальным искусством занимаются не только художники. Русский народ обычно покупается на концепции правителей, и, как правило, не спрашивает их про планы. В результате появляются произведения, созданные нашей жизнью, которая, как гениальный фокусник, порой преподносит такие сюрпризы и создаёт такие концептуальные произведения, что не устаешь удивляться блеску ее фантазии. Но чтобы было понятней, я поясню на примерах.
Произведение 1. Мы знаем, что пособие по безработице в Восточной Германии составляет 300 евро, а в нашей стране молодой мужчина, окончивший университет и ставший учителем, получает 30 евро. Мы должны Германии большие деньги и регулярно платим проценты. Канцлер Германии, женщина в Кремле возмущается законами, которые принимает наша Дума. Дали плакал бы от зависти, узнав, что это мы называем победой. Это гениальная концептуальная идея.

Это приблизительно то же самое, как если А у В выиграл драку 60 лет назад, а сейчас живёт в трейлере и вспоминает об этой драке и иногда даже выпивает по этому поводу, когда В проносится мимо на Мерседесе 600. Мы так и живём, потому что нам нравятся концептуальные произведения, а не реализм, который мы не хотим видеть, он ведь не комфортен.



Произведение 2. Свадьбы - это ведь тоже произведения концептуального искусства. Машины едут с гудками, но мы ведь знаем, что в четырёх из пяти машин едут пары, которые расстанутся и, конечно, интересно, а в какой машине едут те, кто будет жить вместе. Своеобразная русская рулетка.

Произведение 3. Я перестал устно обращаться к коррумпированным чиновникам. Бессмысленно - у них глаза от постоянного вранья скошены куда-то в сторону, и я подозреваю, что они ненавидят культуру. Я стал обращаться письменно. Поскольку, чтобы написать письмо, я отвлекаюсь от писания картин, а жизнь в нашем городе, разъедаемом коррупцией (точка зрения Президента), вынуждает писать писем больше, чем мне хотелось бы, я стал свои письма рассматривать как концептуальные произведения, согласно истории искусств, и работать я над ними стал, как над картинами. Когда их соберётся достаточное количество, можно будет сделать выставку концептуального искусства.

- Почему престиж культуры в нашей стране такой невысокий?

- До революции престиж культуры в России был очень высок, Толстой считался вторым царём, авторитет которого был в глазах народа значительно выше, чем у первого. Потом пришёл создатель первых концлагерей Ленин, который задолго до Гитлера считал русский народ неполноценной нацией, а русскую интеллигенцию "говном", сам, будучи человеком с нулевым уровнем культуры, поставил культуру на службу себе и другим вурдалакам. Один из первых декретов, подписанных Лениным, был дектет об отмене авторских прав. Всем известно его высказывание: "Из всех искусств для нас важнейшими являются кино и цирк". И начался в нашем искусстве цирк, и мы до сих пор на арене.

Кто же будет уважать тех, кто выполнял заказы тиранов? Ведь все творческие союзы в СССР были созданы Сталиным и работали на КГБ, то есть обслуживали преступную власть. В советское время считалось, что в искусстве разбирается каждый, что, конечно же, не так. Но это стало общеизвестно только сейчас.

Даже после войны в стране престиж культуры ещё существовал. Ещё были живы люди старого поколения, многих я помню до сих пор, так называемая "белая кость". Они отличались ото всех и вызывали у окружающих уважение. У меня родители были учителями, и статус учителей после войны ещё был высоким, и платили им относительно других больше, чем сейчас. Я был ребёнком без тормозов, и меня часто стыдили, говоря, «а ещё сын учителей!» Сейчас это и представить невозможно.

В наше время великий писатель Солженицын никого не интересует даже у нас, а ведь он наш земляк и никогда не призывал, как Шолохов, расстреливать писателей, и не был добровольцем продовольственных отрядов, уничтожавших казаков. Да и кончил он не четыре класса, а самый трудный факультет Ростовского университета. И на сегодняшний день является единственным выпускником Ростовского вуза, который получил Нобелевскую премию, да ещё живым. В других странах, где у правителей есть культурный уровень, и где нет культурной катастрофы, этим бы гордились. В учебниках есть сейчас раздел: культурная катастрофа России в XX веке. Во всём мире это изучают. Сейчас в нашей стране моральный, нравственный и духовный кризис, но он тоже когда-то пройдёт. А пока у нас культ "золотого тельца" - вера, которая не нова для человеческой истории.

Но я думаю, что это нормально для страны, где в течение почти века главной наукой считались труды гениального графомана Ленина: 55 томов бреда изучались на полном серьёзе, по Солженицыну, этот человек больше всех испортил русский язык.


- Но ведь Вы тоже изучали этот предмет.

- Конечно, и с присущим молодости максимализмом я спорил с преподавателями марксизма-ленинизма, пока не понял по их слишком бережному отношению ко мне, что ничего нового для них я им не говорю. Может потому, что факультет был математическим, а уж мои рискованные контрольные работы всегда получали только высший бал, что поражало моих сокурсников. Самое страшное наследие сталинских времён, это то, что у людей убили чувство Чести и Достоинства.

В институте нас заставили заглянуть в Конституцию, и я ужаснулся, в основном документе о моём существовании, а я себя тогда считал интеллигентом, просто не упоминалось. Я жил в государстве рабочих и крестьян.

Ведь всё закончилось тем, что этот упырь Брежнев, который уничтожал нашу молодёжь в Афганистане, предварительно отправив туда спецназ убить президента, сам, не читая книг, заставил всю страну изучать якобы им написанные книги, за которые он ещё и премии получил. Всё знали, что он писать не может, у него и говорить-то по бумажке не сильно получалось. Но изучали. Это был финиш советского маразма, когда правители говорили о победе советского народа, а сами на глазах всего мира публично опустили нацию. Поэтому вряд ли стоило удивляться, когда коммунисты ограбили поголовно всех, ведь богатых они ограбили еще в 1917 году, остались только бедные. И нищие люди у нас в стране стали сказочно богатыми, а ведь ещё в Древнем Риме было известно, что нет человека страшнее, чем раб, получивший власть и деньги.

Я, например, оцениваю человека по культурной составляющей, другие мне просто не интересны, ведь человек может иметь сколько угодно денег и власти, а жить как червь. История России и нашего города даёт массу живых примеров. Иногда смотрю и диву даюсь, видя как пресмыкается взрослый дядя перед власть имущими. Раньше я думал: "Это сколько же водки надо ему выпить, чтобы опять почувствовать себя человеком?" Сейчас я понимаю, что это просто червяк, он генетически изменился, и нервная система у него не такая, как у человека, он сделал свой выбор и следует ему, и в его биологическом пространстве такое поведение является нормальным. В человеческой культуре всё иначе. Хотя я не верю в то, что какие-нибудь родители даже из коррумпированных структур хотят, чтобы их дети стали взяточниками, но здесь я, конечно, могу и ошибаться.
- Как Вы думаете, талантливый человек всегда пробьется или нет?

- Из науки уже известно, что дарование и успех - это разные составляющие, и они могут как пересечься, так и нет. Здесь играет роль и случай, и маркетинговые способности одарённого человека. Мировая художественная культура свидетельствует, что почти все великие художники были хорошими менеджерами. Но была и масса бездарностей, которые блестели при жизни, тоже хорошие менеджеры или умели искусно лизать известное место. О них что-то знают только историки, мы не знаем. Сейчас при финансовой поддержке и продажности прессы можно сделать человека известным. Олигархи от культуры имеют и власть и деньги для этого, но даже они не могут сделать никого талантливым. Как очень хорошо сказала Мэрилин Монро: «Карьера - чудесная вещь, но она никого не может согреть в холодную ночь».

К сожалению, чем человек талантливее, тем меньше людей его понимают. Это так естественно. Настоящая культура рассчитана на малое количество потребителей. Выходить в реальную жизнь из мира большой культуры (идеального воображаемого мира) художнику некомфортно, и зачастую для творца этот выход оказывается роковым, ведь чем выше разница между этими мирами, тем больше непонимание.
- Одно время я помню в городе ходило много календарей, открыток, постеров с Вашими произведениями, изображающими наш город.

- Да, но это было до того, как высокопоставленные вандалы уничтожили исторический центр города и крепостные ворота. Город, как говорит с экрана наш телемагнат Алексей Скляров, «опустили ниже плинтуса». А городской Совет ветеранов даже назвал наш город в открытом письме «клоакой». Люди, которые правили и правят, любили и любят свои изображения, а не изображения города. Такая убогая политика не способствует развитию искусства и сохранению исторических памятников, поэтому город и стал чужой колонией. Культурный уровень наших правителей меня удручает, но с точки зрения науки он легко объясним. Культурный фундамент закладывается у человека в первые пять лет жизни, а их наши первые два мэра провели в деревне и городскую культуру они не воспринимали, ну а последний вообще вырос в семье работника зоны, здесь и комментировать нечего. Да и что тут сделаешь, мы ведь сами выбираем людей с таким культурным уровнем. Может, это связано и с тем, что колонии, в которую превращён город, уже нечем гордиться, и власть рассматривает город как резервацию, а горожан - как индейцев, за счёт которых можно решать свои проблемы. И город у нас стал похож на лицо Майкла Джексона.

Я в творчестве обычно не касаюсь проблем города, которые меня окружают. Это не моё. И вдруг я захотел написать картину: "Иуды, делящие тридцать серебряников, за которые они продали древний город Азов", но столкнулся с трудной технической задачей - азовские Иуды на полотно в 3 кв.метра не помещались, а поскольку число 3 кратно 30, больше метров я им выделить не мог и от замысла пришлось отказаться.

- Известно, что Вы человек крайностей. В публикациях о Вас пишут, что Вы даже конюхом-возчиком работали. Не могли бы Вы об этом рассказать?

- Я входил в юношескую сборную России по современному пятиборью (конный кросс, фехтование на шпагах, скоростная стрельба из пистолета, плаванье и бег). А это - две тренировки в первой половине дня, обильный обед в ресторане и сон в середине дня, и две тренировки во второй половине дня, то есть работать некогда. Дали мне комнату на стадионе "Динамо", и пока я ждал стипендию, мне платили ставку конюха-возчика на Ростовском ипподроме. Какое-то время я был профессиональным спортсменом. Я даже выполнил норму мастера спорта СССР и выиграл первенство России, но на сборах, которые проводили иногда совместно со взрослой командой, я видел, как обращались с теми, кто заканчивал свою спортивную жизнь. И именно они убедили меня бросить спорт и начать учиться, что я и делаю до сих пор.

Однажды на соревнованиях я чудом не разбился на лошади, она погибла, а я улетел в свободное пространство и через 10 минут стартовал на другой лошади.

- Напомним нашим читателям, что азовская галерея "Юла", возглавляемая Вами на Международной ярмарке ART- МИФ 2, вошла в 10 лучших галерей и на следующей ярмарке повторила свой успех. А чем она занята сейчас?

- Галерея "Юла" - это был мой первый художественный проект. Художественный проект состоит из идеи, финансирования и исполнения, именно такая последовательность. Сейчас в XXI веке отдельная картина специалистов не интересует, должен быть художественный проект.

Блестящая эпоха 90-х начиналась на развалинах СССР. Это было очень интересное время, когда мы жили в эйфории и думали, что все моментально поймут, что такое настоящее искусство, и оно будет востребовано. Основными покупателями были иностранцы, мы тогда их идеализировали, ну уж очень сильно они отличались от наших людей. Были и наши покупатели, но их было значительно меньше. Тогда мы ещё не понимали, что почти 100-летнее «промывание мозгов» не прошло бесследно для России. С уходом тоталитарной системы психология людей не поменялась. Но сейчас медленно, но верно, происходит осознание обществом, что "совок" закончился навсегда. Положение поменялось в лучшую сторону, и сейчас наши покупатели покупают больше иностранцев. Хотя арт-зритель ещё в стране не появился.

Поскольку сейчас все Международные ярмарки проходят под девизом "Одна галерея - один художник", мы в галерее оставили одного художника и одного искусствоведа. Готовится сайт галереи "Юла" в Интернете, и как только он будет готов, всю информацию о галерее можно будет получить там. Сейчас в поддержку инициатив Президента о борьбе с коррупцией на юге России и чтобы помочь губернатору «не сориться с городом», галерея готовит акцию "Правители города - трагедия Азова". Ведь люди, культурные потребности которых ограничиваются застольем, часто ненавидят культуру, как что-то, что они понять не в состоянии, у них ведь до сих пор психология секретарей райкомов, которые по советской инерции считают художников своими подчинёнными.

А что касается ярмарок, существовало мнение, отчасти справедливое, что галерея была создана, чтобы сделать мне имя. Я в то время не сразу понял, что никому в городе, кроме меня, участие галереи "Юла" в Международных художественных ярмарках не надо. А когда понял, стал отказываться от приглашений на следующие ярмарки, не смотря на длительные уговоры и предложение льготных условий. Мне лично участие уже ничего не добавляло, а городу это было не нужно, ему нравилось состояние культурного убожества, да и тогда город банально разворовывался, и было не до культуры.

И когда я осуществлял такие масштабные художественные акции, как участие в Международных художественных ярмарках, как арт-директор галереи, у меня слишком мало времени оставалось для творчества, хотя 75% экспозиции - это были мои произведения. Мне всегда хотелось бы творчеством заниматься больше, что я сейчас и делаю.


- Ну а какое-то хобби у Вас есть?

- Наверное то, что дома я делаю всё сам и с удовольствием. Я даже паровое отопление в мастерской сделал сам и ворота стальные тоже. Я получаю удовольствие, когда варю металл и смотрю на огонь из-под электрода.


- Что в жизни художника вы считаете самым страшным ?

- Данте в «Божественной комедии» в последнем круге ада поместил художника, который не работает. Поэтому самым страшным для художника я считаю потерю потенции.


- Вы конечно имеете в виду художественную?

- Конечно, но я думаю, все потенции из человеческого тела уходят одновременно, у Рубенса ребёнок родился через 8 месяцев после его смерти. Один мудрый француз сказал: «Если бы молодость знала, если бы старость могла». У меня сейчас замечательный возраст, когда я уже кое-что знаю и ещё могу.


- Вы верующий человек?

- Да я верю в величие Человека. У меня религиозное отношение к Искусству, ведь оно является выборкой из лучшего, что дали миру религии.

Я верю, что Человек не просто выстоит, он восторжествует.
Как написал Тютчев:

Чему бы жизнь нас не учила,

Но сердце верит в чудеса.


Весной художник сделал свой первый Интернет-проект «Антон глазами Дэ», летом впервые за последнее десятилетие он обратился к теме города и сделал проект "Азов глазами Дэ". Азовский фотохудожник Сергей Каменев, выставка которого с большим успехом прошла в Ростовском выставочном зале "Эксперимент", начал цикл фотопроизведений "Азовский мэтр Владимир Дэ", знаменитый азовский поэт Юрий Ремесник - соавтор Малежика, давно уже работает над циклом стихотворений, которые посвящены произведениям Владимира Дэ, стихов, посвящённых художнику, не счесть, его образ побуждает творить.

Художник прожил легендарную жизнь, и много вопросов осталось за форматом этого интервью. Вы можете по электронной почте priazov@pochta.ru присылать свои вопросы, а мы уговорим художника продолжить интервью на страницах сайта.











Герой не храбрее обычного человека, но сохраняет храбрость на пять минут дольше. Ралф Эмерсон
ещё >>