Тезисы к дискуссии о смысле и значении понятий - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Совместная образовательная комплексная деятельность во второй младшей... 1 61.11kb.
Тезисы для дискуссии в целях выработки новой политики России в отношении... 3 437.14kb.
Урок 3 Диахронное развитие Ветхого Завета 3 547kb.
Огласительные беседы с крещаемыми 1 283.11kb.
Смысл жизни как проблема 1 48.62kb.
Возвращение названий как реституция (тезисы) 1 16.8kb.
План-конспект урока-дискуссии:"In Search of Love and Happiness" Организация... 1 22.54kb.
Дикие и домашние животные. 2 класс 1 79.4kb.
Программа по спецкурсу Правовые основы исламской экономики 1 136.74kb.
Г. С. Батыгина по методологии социологических исследований Глава... 1 94.88kb.
Николай Рерих адамант 18 1376.07kb.
Сборник предназначен для проведения текущего тематического контроля... 4 506.37kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Тезисы к дискуссии о смысле и значении понятий - страница №1/1






ГРАЖДАНСКОЕ И ТРАДИЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО

(тезисы к дискуссии о смысле и значении понятий)


Дроздов Б.В.
Цель предполагаемой дискуссии – разобрать смысл и значение понятий "гражданское общество" и "традиционное общество" для современной социо-культурной ситуации в России, выяснить возможные последствия от реализации проектов построения этих обществ и определить контуры реализуемой модели построения общества будущего.

Ниже излагаются исходные положения, которые предлагаются для последующего обсуждения.


О ПОНЯТИИ "ГРАЖДАНИН"
Понятие гражданского общества (ГО) использует очень притягательное для многих слово "гражданин", что согласно словарю Ожегова С.И. [1], означает "лицо, принадлежащее к постоянному населению данного государства, пользующееся всеми правами, обеспеченными конституцией, и исполняющее все установленные конституцией обязанности".

Олег Иванович Даль в своем знаменитом словаре [2] понятие гражданина определяет иначе. Он жил в другом обществе, которое большинство наших современников никак не признает гражданским. Даль под гражданином понимал другое, совсем не то, что в это вкладывается сегодня [2]. По его представлениям гражданин - это "городской житель, горожанин, посадский…член общины или народа, состоящего под одним общим управлением, каждое лицо, или человек, из составляющих народ, землю, государство".

Итак, если в первом случае (у Ожегова), существенным для ГО являлось наличие конституции, которая регулировала отношение гражданина и государства, то во втором (у Даля), понятие конституции не используется, зато говорится об общине, народе, земле и "одном общем управлении".

Итак, понятие "гражданин" в России в разные исторические эпохи определялось по-разному. В православно-монархической России, гражданами назывались все подданные российского монарха. У них были свои обязательства перед "общиной, народом, землей" и "одним общим управлением", которое воплощалось и олицетворялось монархом. Тогда гражданин должен был иметь моральные обязательства перед "обществом".

Н.А. Некрасов, безусловный критик монархических порядков в России, в своем известном стихотворении "Поэт и гражданин" обращался к своим соратникам по перу [3]:

"Поэтом можешь ты не быть,

Но гражданином быть обязан".

Обязанность быть гражданином понималась поэтом, наверное, как моральный долг перед народом и Русской землей. В том же стихотворении Н.А. Некрасов прямо определяет понятие гражданина:

"А что такое гражданин?

Отечества достойный сын".

Представление о гражданине как о сыне своего Отечества со всем тем, что свойственно отношению достойного сына к своим родителям, было характерно для понимания гражданина в передовых слоях российского общества того времени:

"Не может сын смотреть спокойно

На горе матери родной,

Не будет гражданин достойный

К отчизне холоден душой".

"Будь гражданин! Служа искусству,

Для блага ближнего живи,

Свой гений подчиняя чувству

Всеобнимающей Любви".

Как видно здесь упор делается на обязанности и долге гражданина перед Отчизной, на чувстве сыновней любви к Отечеству, к "отеческим гробам". Здесь совсем не поднимается ни проблема личной свободы человека, ни требования личности к государству.

Именно на таком понимании гражданственности воспитывалось молодое поколение в советскую эпоху. Указанное стихотворение Н.А. Некрасова в то время было обязательным для изучения в программе средней школы по литературе.

Понятие гражданин было связано с нравственными категориями. Они не поддаются четкой формализации и на их основе затруднительно построить строгую модель общественного устройства.

Понятие гражданского общества (ГО), возникшее в западной цивилизации, претендует на то, чтобы стать формализованной моделью современного общества. В этой модели нет ничего даже близкого к отечественным представлениям о гражданине. В европейской цивилизации понятие гражданина связано с представлениями о личной свободе, независимости, выдвигаются требования к государству не препятствовать инициативе и предприимчивости граждан.

Наши современники либерально-демократических убеждений не считают российское общество монархической эпохи гражданским. Они и общество советской эпохи также не признают гражданским.

Сообщество мыслителей, противостоящих либерал - демократам, также не считает общества царской или советской эпохи гражданскими. Но основания для такого отказа здесь другие. Устройство российского общества этих эпох здесь называется традиционным [4].

Точка зрения, противостоящая идеологам ГО, исходит из принципиального представления о двух разных типах человеческих обществ, двух разных цивилизациях – западной и восточной (традиционной). К традиционным цивилизациям относились монархическая Россия и погибшее советское общество. Таким образом, налицо два разных подхода к рассмотрению общественного устройства, две разные модели общественного устройства.

Одна (западная) модель – гражданское общество (ГО).

Вторая (восточная) модель – традиционное общество (ТО).

Нельзя при построении ГО исходить из представления о гражданине, взятом из традиционного общества.

В модели ТО применяется понятие гражданин, отличное от ГО. Призывать к построению ГО и при этом пользоваться понятием гражданин в традиционно российском значении, отдавая отчет в том, что в ГО под гражданином понимается совсем другое, - значит намеренно вводить людей в заблуждение. Эта позиция недобросовестная, сродни той, на которой стояли реформаторы, призывая к строительству рыночной экономики под призывами совершенствования социализма.

ГРАЖДАНСКОЕ И ТРАДИЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО
Первым идеологом гражданского общества был английский философ Томас Гоббс (1588-1679). Традиционная марксистская философия его называет идеологом крупной буржуазии [5]. «Гражданское общество» по Гоббсу есть «правовое общество», в котором «право» призвано цивилизовать «дикое изначально общество», построенное по "законам джунглей" [6]. По Гоббсу, таким образом, "гражданское общество" и "правовое общество" – синонимы. Человек в этом обществе - хищное и эгоистическое существо, ведущее войну "всех против всех" и следующее только "закону джунглей". Здесь человек человеку — волк, потому что он «эгоцентричный атом», ведущий борьбу за свою свободу и свою выгоду, в которой каждый «другой» — враг.

Необходимость построения ГО вытекает из законов социал-дарвинизма. Эти законы, по мысли Гоббса и его последователей, являются ведущими в человеческом обществе. Не все в научном мире с этим согласны. Субетто А.И., например, считает названные законы "одним из «псевдонаучных» фундаментов либерализма" [6].

История знает два способа упорядочения, урегулирования такого "изначально дикого общества" - воздействием формального права со всеми сопутствующими этому силовыми механизмами (полиция, прокуратура, суд, тюрьмы) и воздействием культуры. Поле культуры включает в себя традиции, правила, обычаи, моральные запреты и ограничения, общественное осуждение, порицание, либо наоборот, - похвалу, почет и уважение.

Первый способ "обуздания" изначальной дикости, – механизмами права и силы, характерен для гражданского общества по Гоббсу (ГО). Второй способ основан на воздействии культуры и ее важнейших составляющих, - морали и нравственности. Он характерен для традиционного общества (ТО), которое строится на солидарных, семейных принципах, поэтому это общество иногда называют солидарным (СО).

Понятия гражданского общества (ГО) и традиционного общества (ТО) являются обозначениями двух различных моделей общественного устройства. Реальные общества, как существовавшие в истории, так и живущие сейчас в разных странах, никогда строго не будут соответствовать этим моделям. На деле всегда существует некоторое переплетение, причудливая смесь элементов двух различных моделей.

В чем принципиальные особенности двух этих моделей?

В чем разница обязательных элементов конструкции общества, определяемых указанными двумя разными моделями?

Модель ГО предполагает в качестве необходимого условия своей реализации обязательное наличие частной собственности, владение всеми членами этого общества имуществом, принадлежащим им на правах этой самой частной собственности. Каждый гражданин здесь, прежде всего, - собственник.

Особенность модели ГО – ее формализованный характер. Она описывается почти формальными категориями, с помощью которых можно разрабатывать и проводить в жизнь конкретные реформы, направленные на построение ГО. Одна из центральных формальных категорий ГО – рынок. ГО живет по законам рынка. В ГО ведущий тип отношений между людьми - товарно-денежный. Здесь особое значение придается количественным величинам стоимости и официальным нормам права. Эти нормы всегда имеют документально зафиксированную форму и представлены в виде общегосударственных или региональных законов и кодексов, т.е. в виде официальных документов.

Большинство норм в ГО имеют запретительный характер. Все то, что не запрещено законом, считается разрешенным. "Все, что не запрещено, - разрешено!" - вот основной лозунг, которым руководствуются в ГО. Никаких моральных запретов здесь не признается. "Прибыль превыше морали" - провозглашает частный бизнес, для охраны которого и изобретена модель ГО. Деньги здесь решают все, "деньги не пахнут", они считаются универсальным и всеобщим регулятором отношений между людьми и организациями. Деньги формализуют и упрощают весь сложный мир отношений в человеческом обществе.

Конечная инстанция, разрешающая в ГО все возможные конфликтные ситуации между людьми и организациями, - суд.

Формальные нормы ГО регулируют основную массу, если не сказать почти все, отношения между так называемыми физическими и юридическими лицами. Сами эти "лица" представляются в виде формальных субъектов правоотношений, то есть, по сути, обезличены.

В ГО основной объем деятельности, выполняемый правовой системой, приходится на разрешение имущественных споров. Конфликты по поводу собственности являются основными источниками всех правонарушений для обществ либерально-рыночного типа. Они же - мотив самых жестоких преступлений. Большинство формальных норм права ГО призваны урегулировать отношения собственности, разрешать имущественные споры.

Мораль и нравственность как категории культуры, регулирующие отношения людей в обществе, находятся для этого общества вне пределов правового пространства.

Суд решает в ГО все, даже вопросы оскорбления чувств, чести и достоинства людей. Такая тонкая и деликатная "материя", как честь и достоинство человека, рассматривается здесь с материально-имущественных позиций (почти, как движимое имущество) и может далее также оцениваться в денежной форме. Если оскорбленные чувства, честь и достоинство "компенсированы" в результате судебного разбирательства в виде присуждения потерпевшей стороне искомой денежной суммы, то при этом далее принято считать, что нравственные и эмоциональные потери компенсированы, а честь и достоинство человека восстановлены. Таким образом, чувства людей, их честь и достоинство здесь оцениваются, покупаются, закладываются, обмениваются и продаются как на свободном рынке.

Идеальное (формальное) ГО в реальности осуществлено быть не может. Как сказали бы инженеры, "эта модель не реализуема на практике". Это означает, что лозунг строительства гражданского общества утопичен, следовать ему в реальной жизни бесперспективно, поскольку такого общества нельзя построить.

Нельзя формализовать все богатство человеческих отношений. Действия людей и их мотивы могут быть по-разному интерпретированы. Оценка совершенных действий часто определяется так называемой нравственной обстановкой в обществе, господствующими социально-экономическими отношениями.

В обществе другого типа, так называемом традиционном (или солидарном – ТО-СО), основанном на семейных принципах, вся система охраны прав и свобод личности меняется. Эта система строится на совершенно других законах, отличных от ГО.

Солидарное общество по всем основным элементам и принципам своего "устройства" противостоит гражданскому обществу либерально-рыночной эпохи.

Если нормы права ГО для своего господства и для контроля их соблюдения должны быть формально и документально выражены - в виде писаных законов, правил, регламентов, то нормы ТО (нормы культуры, традиции, обычаи, мораль, нравственность) чаще всего не имеют явного формального и документированного представления. Их действие осуществляется неформальным образом, но часто оно оказывается более быстрым и эффективным, чем с применением механизмов ГО.

Нормы права ГО "устроены" таким образом, что они действуют в условиях индивидуализации и атомизации. Нормы ТО ориентированы на воздействие в условиях сильной социализации. Для этого общества каждый индивид должен быть включен в многочисленные социальные системы (семья, общественные, производственные и другие организации). Только в атмосфере этих систем и начинают эффективно действовать нормы культуры, традиции и обычаи.

Если в ГО регулирующие функции целиком возлагаются на формальную систему права со всеми его известными институтами, то в ТО основную функцию регулирования человеческих отношений берет на себя социум. Он использует для этого свои традиционные общественные организации (коллективы) и ту культурную среду, которая исторически складывается в этом обществе.

В ТО коллектив (община) является главным цензором, прокурором, судьей, адвокатом и воспитателем. Община вырабатывает для исполнения этих функций специальные институты и технологии, например, советы старейшин, сообщества авторитетных людей, публичные мероприятия по обсуждению, осуждению либо поощрению участников конкретных действий. В ТО на смену звериным законам социал-дарвинизма приходят семейные нормы взаимопомощи, взаимовыручки и взаимоподдержки.

В модели ГО отношения между людьми конкурентные. Это отношения борьбы, естественного отбора (побеждает сильнейший). В модели ТО ведущими отношениями являются взаимопомощь, взаимная поддержка, кооперация, сотрудничество. ГО - это общество эгоистов, в ТО наоборот, - определяющую роль играют альтруисты.

Идеи сотрудничества и взаимопомощи как ведущие механизмы в человеческом обществе разрабатывались еще эволюционной теорией князя П. А. Кропоткина [7], в которой был сформулирован "биосоциальный закон взаимопомощи". Согласно этой теории главным механизмом эволюции является не естественный «отбор», в чем убеждены идеологи ГО, а «сотрудничество, взаимопомощь». Одна из работ П.А. Кропоткина так и называется "Взаимная помощь как фактор эволюции" [8]. В этой теории признается, что механизмы конкуренции и естественного отбора не являются ведущими и определяющими для эволюции человеческого общества.

Даже на уровне чисто биологическом, при рассмотрении законов жизни животного мира, П.А. Кропоткиным показано [7, 8], что этот мир состоит отнюдь не только из «эгоистов». Есть и в животном мире свое бескорыстие и взаимопомощь. Утверждение идеологов ГО о том, что отношения между людьми основываются на законе войны всех со всеми, поскольку такие правила господствуют в животном мире, из которого человек и вышел, является злой клеветой, далекой от истинного положения дел. Идеи социал-дарвинизма идеологами ГО поддерживаются потому, что они нужны для сохранения мифа об эгоизме «человеческой природы».

Главную роль в солидарном обществе начинают играть механизмы кооперации, взаимопомощи, согласия, координации и взаимосогласованности. Именно такие механизмы являются определяющими в любой дружной семье.

По представлениям Субетто А.И., "чем больше становится сфера действия кооперации в человеческом мире, тем больше требуется в социуме «альтруистов» и тем более общество нуждается в опережающем развитии качества своего совокупного интеллекта" [6]. И далее "… в конусе прогрессивной эволюции» наблюдается закономерность сдвига в доминантах: от закона конкуренции и механизма «естественного «отбора» — к закону кооперации и «механизму интеллекта» (или механизму «опережающей обратной связи»)" [6]. В мире объективно происходит в целом рост кооперированности социальных и экономических систем. С этим напрямую связан рост проектных, плановых начал.

Это приводит к смене эры гражданских обществ НОВОЙ ЭРОЙ обществ солидарного типа, построенных по законам большой и дружной семьи.

Итак, эпоха гражданских обществ уходит!

Им на смену идут общества, построенные на других основаниях.

Эти общества будущего можно называть по-разному, – коммунальные, солидарные, соборные, социальные, социалистические, семейные, кооперативные и т.п.

Идея ТО-СО, так же, как и идея ГО, является в определенном смысле абстрактной, модельной. В истории в чистом виде традиционных обществ не существует, так же, как не существует и ГО.

В любом реальном обществе, называемом солидарным, всегда присутствуют элементы ГО, т.е. элементы права, имеются в той или иной степени имущественные отношения, всегда есть определенные формальные элементы отношений между людьми. С другой стороны, любое общество, называемое гражданским, всегда использует в той или иной степени нормы морали и нравственности, т.е. нормы ТО.

Любое общество, называемое солидарным (традиционным), также имеет множество недостатков, с которыми не считает нужным мириться значительная часть членов этого общества.

Можно отметить, например, такой общепризнанный дефект ТО, как сословность (а иногда и кастовость) его структуры. Принадлежность к определенному сословию, привилегии, права и обязанности в этом обществе передается по наследству. Данный факт является источником ощущаемой многими принципиальной несправедливости ТО. Человек в таком обществе, родившийся "кухаркиным сыном", никогда не станет потомственным аристократом и дворянином. Передаваемые по наследству привилегии сословном обществе развращают высшие сословия и унижают низшие сословия.

Сословность, как характерная черта ТО, большинством воспринимается как вопиющий пережиток прошлого, который всегда будет возбуждать у людей глухое или открытое недовольство. На этой почве возможны и социальные взрывы, бунты, беспорядки. Свежее подтверждение этому, – недавняя трагедия советского общества. Возродившаяся в последние десятилетия советской эпохи сословность вызывала резкое неприятие населения. Новое сословие, так называемая номенклатура, стала базой национального предательства, что, в конечном итоге привело к гибели самого общества. Об этом весьма убедительно пишет С.Г. Кара-Мурза [9]. Возникшая сословная элита в обществе традиционного типа морально деградирует и развращается. Она вызывает все большее недовольство и возмущение у народа. Это подрывает основы устойчивости традиционного общества.
МЕХАНИЗМЫ ПРАВА И МОРАЛИ В ОБЩЕСТВЕ
В ГО ведущими для регулирования всех отношений между людьми, являются формальные нормы права. Но, как справедливо отмечает Цаплин В.С. [10], "по мере усложнения общественной жизни количество запретов и правил становится неуправляемо большим и делает нереальным их знание, а тем более выполнение". Громоздкость норм и процедур их выполнения приводит к непомерному разрастанию так называемой правоохранительной системы. Множится армия юристов, адвокатов, судей, прокуроров. Общество утрачивает эффективность, его устройство становится громоздким и неповоротливым.

В ГО постоянно возникают зоны правового вакуума, которые быстро осваиваются криминалом, устанавливающим свои собственные правила поведения "по понятиям". В ГО право становится прецедентным, потому что сами судьи уже не могут знать всех запретов, а свод законов не в состоянии динамично отслеживать все быстропротекающие процессы в обществе. Трактовка формальных норм допускает все больший произвол и приводит иногда к значительной неопределенности. Механизм правового регулирования становится слишком громоздким и неповоротливым. Многие судебные процессы затягиваются на месяцы и годы.

В ТО обращение в суды при рассмотрении гражданских споров и конфликтов являлось явлением редким и морально осуждаемым. Так происходило в ушедшей в прошлое советской эпохе, особенно в ее первой половине. Тогда судиться с соседями по дому, с сослуживцами, с начальством было просто позорно. Если судишься, рассуждали в то время люди, - значит, не можешь договариваться миром, значит, - склочник и скандалист, а это уже клеймо на всю оставшуюся жизнь.

Для ТО главным регулятором являются моральные нормы. Эти нормы, в отличие от официальных норм права ГО, действуют быстро и эффективно, если само общество признает эти нормы ведущими. Их соблюдение не связано с временными и материальными издержками, возникающими при длительных судебных разбирательствах. Они не требуют создания и поддержания сложнейших организационных структур. Если нормы права начинают действовать по факту правонарушения, то мораль действует всегда и это действие имеет упреждающий характер для поведения людей. Это постоянно присутствующий в обществе, универсальный и всеобщий цензор.

Действие норм морали и нравственности не сопряжено со сложным материальным, финансовым и организационно-техническим обеспечением. Не требуется громоздкая и разветвленная многоуровневая организационная структура, которая обслуживает соблюдение норм права в ГО (следственные органы, суды различных инстанций, арбитражные суды, адвокатура, прокуратура, юридические консультации, нотариат).

Нормы морали имеют всеобщий и универсальный характер. Они всегда с человеком, он никогда не может от них избавиться. Нарушение этих норм в обществах традиционного типа не только вызывают публичное общественное осуждение, но и сопряжено с тяжелыми нравственными терзаниями для человека. Главный цензор в этой ситуации сидит в душе каждого человека. Страх попасть в поле зрение этого недремлющего цензора оказывается в солидарном обществе сильнее, чем позор публичного осуждения [12].

Мораль и нравственность как категории, определяющие отношения между людьми и составляющие неотъемлемую часть культуры, оказывают разное влияния на общества, построенные по законам ГО и ТО. ГО нечувствительно к моральным порокам. В разобщенном обществе либерального рынка, формальной моделью которого является ГО, пространство морали и нравственности в развитом виде отсутствует, что равносильно утверждению, что морали как таковой здесь нет. В любом реальном обществе такое пространство, конечно, существует, но для ГО оно находится вне пределов "досягаемости" правовых норм этого общества.

Оскорбления, жестокость, подлость, низость, предательство, измена, коварство, разврат, пошлость, бесстыдство, - все это не категории, с которыми "работает" ГО. Возникновение и распространение таких пороков не является социальной проблемой данного социума. Это нормальное и даже естественное состояние общества, построенного на основаниях ГО. Если закон жизни социума - борьба, то естественно и закономерно все, что укладывается в логику этой борьбы. В ГО устанавливаются правила этой борьбы, как, например, в боксе. Значит, возможны и обман, и провокации, и жестокость, и коварство. Лишь бы только не нарушались формальные процедуры выяснения отношений, установленные нормы владения имуществом и любой собственностью, правила лишения и приобретения богатств.

Социум в условиях ГО может морально разлагаться, дичать и звереть, но принципы функционирования этого общества при этом не нарушаются. Все проявления якобы морального падения и деградации в этом обществе естественны, они вполне "нормальны". Более того, - по-другому и быть не может! Именно в этом смысле такое общество устойчиво ("нечувствительно") к проявлениям морального разложения и деградации. Упадок нравственности не затрагивает здесь основополагающие элементы конструкции ГО.

Совсем другая реакция на все это в ТО. Указанные выше пороки здесь представляют уже смертельную опасность для общества. Оно оказывается исключительно чувствительно к любым проявлениям морального разложения, деградации, нравственного упадка. Оно весьма уязвимо в моральном, нравственном и даже эстетическом плане. Распространение человеческих пороков для такого общества - социальная трагедия. Эти пороки рассматриваются как проявления катастрофического морального разложения, несовместимого с нормальной жизнью ТО. Подрываются принципиальные, базовые элементы, на основе которых формируется не только нравственная атмосфера, но и экономические и технологические стороны жизнеобеспечения. Именно поэтому опасность морального разложения для традиционного общества представляется весьма серьезной [11].

Итак, нравственная обстановка любого реального социума с позиций разного типа обществ может быть оценена прямо противоположным образом. С позиции общества традиционного типа ситуация может выглядеть "запредельной", аморальной и абсолютно дикой, а с позиции норм ГО та же ситуация будет рассматриваться как совершенно нормальная.

Общество солидарного типа строится на развитых нормах культуры человеческих взаимоотношений, то есть на морали, нравственности, на сложившихся и поддерживаемых традициях, образцах поведения, на представлениях о долге и чести и т.д.. Вся эта "моральная конструкция" хрупка как хрустальная ваза. Неосторожные и неосмотрительные действия социума могут разрушить эту хрупкую конструкцию, и тогда начинается хаос.

Указанную выше уязвимость традиционного общества к явлениям морального разложения можно считать одним из опасных (системных) "пороков" этого общества. Это не столько порок, сколько болезненное, уязвимое место в устройстве этого общества, его "Ахилесова пята", самое слабое звено.

Отсюда может возникнуть мнение, что эпоха традиционных обществ тоже уходит. Возможно, это и так, если только модель общества солидарного типа не будет эффективным образом модернизирована с учетом реального исторического опыта. Но то, что уходит и эпоха ГО, - это неизбежно и никакие модернизации его не спасут. Этому типу обществ был отмерен историей более короткий век, чем традиционному классическому обществу.

В любом реальном человеческом обществе жизнь регулируется не только нормами формального права или культуры. Можно выделить еще одно, постоянно расширяющееся нормирующее пространство, которое можно назвать пространством технологических регламентов (ПТР). Количество таких регламентов в любом развивающемся обществе постоянно растет. Достаточно назвать такие регламенты, как правила дорожного движения (ПДД), строительные нормы и правила (СНИП) и др..

Целые области человеческой деятельности, прежде всего, связанные с системами жизнеобеспечения (энергетика, транспорт, коммунальное хозяйство), регулируются нормами этого пространства. Если для регулирования этих сфер формально применить только нормы права ГО, то можно полностью парализовать их работу. Для того, чтобы такие системы нормально функционировали, даже в ГО стали явочным порядком устанавливаться другие законы, которые были характерны для обществ совсем другого типа. Это законы жесткого административного подчинения, свойственные авторитарным обществам, и законы оперативной координации и взаимного согласия, характерные для солидарного (традиционного) общества.


КАКУЮ МОДЕЛЬ ОБЩЕСТВА ОТСТАИВАЛ В.В. БУГРОВСКИЙ?
Виктор Викторович Бугровский, вне всякого сомнения, исповедывал идеи солидарного общества, где культура и нравственность являются основными и определяющими при регулировании общественных отношений.

Обратимся к тому, что писал Бугровский В.В. в своем итоговом труде "Экологические корни культуры" [13].

Можно без всякой доли сомнения выделить в этой книге тексты, написанные исключительно рукой Учителя. Для книги 1 (Культура – Душа народа) трехтомника [13] все разделы, посвященные изложению функциональной теории культуры, представляют собой авторский текст Учителя.

Цитирование основных положений этих разделов ни у кого не должно оставить никаких сомнений по поводу того, какую модель жизнеустройства поддерживал В.В. Бугровский.

"Как только государство начинает опираться на законы, а не на культуру, оно гибнет" [13, стр. 14].

"… устойчивость общества, цивилизации зависит от культуры" [13, стр. 15].

"Среди сил, формирующих действительность, нравственность является первой. Все остальное – более или менее второстепенное" [13, стр. 31].

"Капитализм – мир товарных отношений – рассматривает все на свете как товар, обладающий стоимостью, ценностью. Сейчас главной ценностью стала земля, территория. Очевидно, что переход нашей земли в частную собственность неизбежно поведет к ее распродаже. Купят же ее те, кто обладает деньгами, и не нашими, а "твердой валютой", те, кто может надеяться отстоять свою собственность от возможной "реставрации" общественного или государственного землевладения.." [13, стр. 105].

После таких цитат Учителя нет особой нужды доказывать, как он относился к модели гражданского общества.

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ПРЕСТУПНЫЙ МИР


«Гражданское общество» по Гоббсу, как общество «правовое", призвано цивилизовать «дикое изначально общество», построенное по законам джунглей [6]. Таким изначально диким обществом, в котором действует закон джунглей, является криминальное, преступное общество. Если следовать логике Гоббса, гражданское общество ликвидирует преступный мир, используя исключительно правовые методы. В реальности оказывается, что одни только методы ГО не могут ликвидировать этот преступный мир. Более того, - внедрение норм ГО и безоговорочное следование им, при полном пренебрежении норм морали и нравственности, только усиливает преступность.

Преступный мир существовал всегда, в любом человеческом обществе. В этом "зазеркалье" социальной жизни законы, нормы и способы жизнеустройства получают обратное отражение, по которому можно косвенно восстановить картину того, что происходит в реальной жизни общества. В книге А. Константинова [14] дано весьма характерное описание преступного мира. В этом "мире" в искаженной форме представлены элементы как "традиционного", так и "гражданского" общества. Кавычки здесь применены именно потому, что все элементы нормальных понятий в этом человеческом подполье искажены до неузнаваемости. В этом "мире" существуют свои жесткие законы, есть своя "мораль", свои "понятия" о воровской справедливости. Однако, свод воровских правил и понятий в этом "мире" нарушается также, как в нормальном мире. Этот регулятор - сублимация норм традиционного общества.

Почему одни только нормы права ГО не в состоянии искоренить преступность? Нормы права заданы формально, а преступный мир берет на вооружение все "богатство" неформальных взаимоотношений в человеческом обществе. Криминальный мир строится на преступлениях, которые совсем не просто выявить средствами ГО. Все формальные механизмы правоохранительной системы ГО на деле иногда оказываются совершенно бессильны перед преступным "зазеркальем". Ярким показателем бессилия властей, использующих методы ГО против преступного мира, является зачастую полная безнаказанность участников воровских сходок, которые проводятся в публичных и весьма престижных местах (ресторанах, гостиницах, клубах). Правоохранительные органы бывают прекрасно осведомлены об этих сходках, но реально ничего сделать не могут, поскольку никакой "криминал" по законам ГО они "пришить" участникам сходки не могут.

Мир писаных законов гражданского общества не в состоянии избавить общество от уголовного мира. Как пишет знаток криминального мира А. Константинов [14, стр. 169], ".. в России существует давняя практика – вырабатывать законы лишь для того, чтобы их нарушать". В нашем сегодняшнем мире, который считается "диким", действуют "законы писаные, но не соблюдаемые, и неписаные – по которым живут" [14, стр. 180].

Преступный мир как всякое социальное явление сложен и многообразен. В нем, как пишет А. Константинов, есть две "идеологически разные системы", - воровская и бандитская [14, стр. 82]. Если против бандитской системы нормы права могут быть применены достаточно эффективно (если только государство обладает необходимой волей), то эффективность применения этих норм против воровской системы оказывается существенно меньшей. Причин этого много. Главные из них – социальные и социально-психологические.

К социальной причине относятся утвердившиеся рыночные отношения, которые в массовом порядке порождают преступность, особенно в ее самых изощренных и завуалированных формах - запутанные многослойные аферы, мошенничество, фальсификации, жульничество, террор, вымогательство, шантаж. Почва для такой преступности - "шальные" деньги, нажитое преступным путем богатство, резкая деформация всех человеческих ценностей в сторону материальных богатств и благополучия.

Есть в любом человеческом обществе и природная составляющая преступности - это сидящая в некоторых людях уже по своим внутренним психофизиологическим задаткам, по неосознанной ориентации, паразитическая, воровская "натура". Она пришла к человеку из глухих потемков его звериного происхождения. Социальная среда может приглушить эту "натуру", а может создать условия для ее пышного расцвета. В условиях рыночных отношений выходят на простор все прежде глубоко затаившиеся воровские, паразитические начала человека, все его преступные пороки, все мерзкое, злое и отвратительное, что тайно гнездилось где-то в глубине человеческой природы. В условиях экономического либерализма, прикрываемого красивыми лозунгами ГО, все это стало выползать на свет во всем своем чудовищном обличье, как будто из пещеры.

Воровство как вид паразитизма спокойно уживается, даже расцветает в условиях ГО. Более того, - оно официализируется, если удалось любыми способами узаконить паразитизм в нормах права. Путем подмены понятий, замены слов (например, спекуляцию и паразитизм - на бизнес и коммерцию) явления воровства "как будто" исчезают из жизни общества.

Многие поступки современных успешных коммерсантов и бизнесменов, которыми они так гордятся и демонстративно бравируют перед обществом, по правовым нормам ушедшей советской эпохи были бы определены как тягчайшее уголовное преступление, наказуемое заключением на срок до 15 лет в колонии строгого режима с полной конфискацией имущества.

Воровство становится напрямую связанным с коррупцией, в борьбе с которым ГО оказывается бессильным. Более того, - в обстановке ГО, когда в экономике правит бал частная собственность, коррупция, так называемый "блат", семейственность и кумовство достигают немыслимых для прежних традиционных обществ масштабов. Реальная власть хозяина, собственника, владельца становится практически неограниченной. В этой обстановке все человеческие пороки и слабости начинают расцветать пышным цветом.

В условиях ГО и либерального рынка для коррупции и вымогательства создается особо благоприятная почва. Причина всего этого - частная собственность и связанные с ее появлением криминальные процессы. Так называемые "легкие" деньги, появившиеся в условиях шоковых либеральных реформ начала 90-х годов прошлого века, резкая дифференциация доходов создала исходную базу для распространения коррупции. "Дополнительными факторами послужили ослабление государственного контроля, неопределенность норм "рыночного поведения" и "пробелы в законодательстве" [15-16]. В.М. Полтерович назвал такие явления в либерально-рыночных условиях "коррупционной ловушкой" [15-16].

Коррупционная ловушка формируется и укрепляется, по представлениям В.М. Полтеровича, под воздействием трех механизмов. Первый - возникновение коррупционных иерархий и отработанных технологий взяточничества. Второй - встраивание коррупции в систему других норм, установленных в обществе и органическое сопряжение с ними. Третий механизм - включение коррупции в обыденный порядок вещей, встраивание ее в сложившуюся "культурную инерцию", как это определяет В.М. Полтерович. Слово "культура" здесь, конечно, совершенно неуместно, поскольку ничего общего с человеческой культурой любые формы коррупции не имеют. Смысл же действия третьего механизма совершенно очевиден. В обществе либерального рынка взятки, "откаты" становятся рядовым явлением. Коррупция здесь уже устраивает каждого, к ней, в конце концов, оказываются причастны все. Более того, отказ от коррупционных действий рассматривается уже как нарушение сложившегося порядка вещей.

Поскольку мораль перестает быть основным регулятором человеческих отношений, а сами эти отношения максимально формализуются, то в конечном итоге это приводит, как показала история, - к нравственной деградации общества и падению общего уровня культуры. Следствием этого неминуемо является криминализация общества и разгул преступности. Это заключение только на первый взгляд кажется парадоксальным, – как это строительство правового общества приводит к прямо противоположным результатам, - к росту преступности и правовому "беспределу"?

Итак, коррупция, паразитизм, воровство спокойно "встраиваются" в формальные механизмы ГО.


ВЫВОДЫ
Дискуссия о гражданском и традиционном обществе должна строиться не вокруг названий этих обществ, а вокруг принципиальных черт моделей таких обществ, путем сравнения достоинств и недостатков каждой из модели.
Основные итоговые тезисы:


  1. Выдвижение лозунга построения гражданского (правового) общества вводит современное отечественное сознание в заблуждение относительно целей и методов построения этого общества.

  2. Выдвижение лозунга возврата к общественному устройству на основе модели традиционного общества также не является безупречной, поскольку эта модель содержит в себе свои органические пороки.

  3. За всяким лозунгом должна стоять развернутая идея построения нового общества, которая бы содержала четкие, ясные и понятные особенности всех основных элементов "конструкции" этого общества будущего.

  4. Имеет смысл говорить о разработке модели СПРАВЕДЛИВОГО общества будущего, вбирающего в себя самые лучшие, самые рациональные и нравственно выверенные принципы, на основе которых можно было бы разрабатывать ПРОЕКТ справедливого общества будущего.

ИСТОЧНИКИ




  1. Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М.:, "Советская энциклопедия", 1964.

  2. Даль В.И. Толковый словарь русского языка. Современная версия. - М.:, ЭКСМО, 2003.

  3. Некрасов Н.А. Избранные произведения. Том 1. – М:, Изд. "Художественная литература", 1966.

  4. Кара-Мурза С.Г. Советская цивилизация. Книга первая. От начала до великой победы. - М.:, Алгоритм, 2002.

  5. Краткий философский словарь. –М.:, Госполитиздат, 1954 года.

  6. Субетто А.И. Капиталократия. Очерк 13. Академия тринитаризма. Сайт www.trinitas.ru.

  7. Кропоткин П.А. Этика. Происхождение и развитие нравственности. Пг.-М., 1922, том 1.

  8. Кропоткин П.А. Взаимопомощь как фактор эволюции. 1902.

  9. Кара-Мурза С.Г. Солидарное общество или сословность. Русский дом, №2, 2000 г.

  10. Цаплин В.С. Странная цивилизация - М: "АСТ-Астрель", 2006.

  11. Дроздов Б.В. Заметки об общественных формах жизнеустройства. Часть 11. Правоохранительная система при коммунальном жизнеустройстве. www.rema44.ru

  12. Дроздов Б.В. Заметки об общественных формах жизнеустройства. Часть 6. Потенциальные опасности коммунального жизнеустройства. www.rema44.ru

  13. Бугровский В.В. и др. Экологические корни культуры. Издания 1-6. 1995- 2002 годы.

  14. Константинов А. Бандитский Петербург: Документальный очерк. – СПб., Издательство "Фолио-Пресс", 1997.

  15. Полтерович В.М. (1998). Факторы коррупции.//Экономика и

математические методы, т. 34, вып.3.

  1. Полтерович В.М. (1999). Институциональные ловушки и экономические реформы.//Экономика и математические методы, 35, вып.2. (Электронная версия этой работы - http://rusref.nm.ru/ep99001.zip).





Если начальник споткнется, он налетает на подчиненных. Роберт Карпач
ещё >>