"Теория справедливости" Джона Роулза с либертарианской точки зрения - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
После "Теории справедливости" Джона Ролза 1 274.65kb.
Джон Фишер о чём думает Ваша собака 17 2312.33kb.
Урок по рассказу Леонида Андреева «Ангелочек». Цели урока. Познакомить... 1 88.94kb.
Г. Ф. Морозов о лесоводственных устоях 1 245.4kb.
Экзаменационные вопросы по специальности «История и теория изобразительного... 1 37.63kb.
Развитие взглядов на научный менеджмент и управление предприятием... 1 49.17kb.
Рефераты, курсовые, дипломные работы «Мозговая атака» с точки зрения... 1 40.21kb.
Теория всего сущего(твс) 1 34.35kb.
Социалистическая ориентация: теория и практика афро-азиатских стран 8 1205.07kb.
Шамано-жреческий аспект Молодой Гвардии (Краснодон) 2 1 205.36kb.
Рабочая программа квалификация бакалавр профиль 190601 «Автомобили... 1 133.07kb.
Г. П. Щедровицкий Дж. Ролз: проблема социального действия и вопрос... 2 409.83kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

"Теория справедливости" Джона Роулза с либертарианской точки зрения - страница №1/1

"Теория справедливости" Джона Роулза с либертарианской точки зрения.
"Теория справедливости" Джона Роулза считается в современной американской политической философии одной из ключевых работ, описывающих принципы политического устройства общества. В связи с этим весьма интересно будет рассмотреть, как именно предложенные Роулзом принципы справедливости соотносятся с либертарианской позицией по этому вопросу и какой ответ на его доводы могут дать либертарианцы.

Книга Роулза ранее критиковалась с либертарианских позиций, в частности, Робертом Нозиком и Энтони Фли. В задачу данного доклада, однако, не входит подробный разбор приведенных этими авторами аргументов.

Джон Роулз видит свою задачу в том, чтобы сформулировать «теорию справедливости», которая будет описывать природу «справедливого» устройства общества. Эту теорию справедливости он формулируют (в самом общем виде) следующим образом.

Общественное устройство считается справедливым в том случае, если оно а) обеспечивает наибольшие гражданские права и свободы каждому его члену, при условии, что они совместимы с аналогичным набором прав и свобод других членов и б) обеспечивает наибольшие возможные ожидания наименее благополучному (advantaged) члену общества.

При этом в случае возникновения конфликта между выполнением этих двух условий, предпочтение должно отдаваться условию а).

Прежде чем переходить к критическому анализу теории Роулза, следует заметить, что, в целом, он ближе к либертарианству, чем господствовавшая во времена написания книги (70-ые годы) традиция коллективистского утилитаризма. Работу Роулза можно считать шагом в либертарианском направлении в том смысле, что он исходит из наличия у человека неотчуждаемых прав и считает неэтичными те формы общественного устройства, которые направлены на достижение большего «общего блага» за счет отчуждения таких прав. Более того, саму теорию справедливости Роулза, по крайней мере, в ее наиболее общем виде, можно интерпретировать как совместимую с либертарианскими идеями.

Это, однако, не та интерпретация, с которой согласился бы сам Роулз. Более того, в самой логике доказательства Роулза есть ряд проблематичных с либертарианской точки зрения моментов. К ним и обратимся.

Расхождения начинаются уже с предмета исследования. Роулз дает функциональное определении социальной справедливости как набора принципов, которые определяют основные права и обязанности, а также надлежащее (proper) распределение выгод и бремени (benefits and burdens) общественного сотрудничества.

Но с либертарианской точки зрения распределения выгод и бремени общественного сотрудничества не является предметом социальной справедливости. Распределение выгод и бремени устанавливается индивидуально, в каждом конкретном случае конкретными участниками конкретной деятельности посредством заключения договора. Какой-то необходимости обобщать принципы, которыми руководствуются эти конкретные люди, и устанавливать единый набор принципов для всего общества, не просматривается, во всяком случае, Роулзом она не показана.

Сторонникам более широкого понимания концепции справедливости следует рассмотреть вопрос – как именно те общие принципы, которые они предлагают распространить на все общество, соотносятся с частными решениями, которые принимают индивидуальные люди в индивидуальных сделках.

Роулз не рассматривает напрямую эту проблематику, но его возможный ответ можно вывести исходя из положений его теории. Роулз, скорее всего, сказал бы, что ключевой распределительный акт происходит до всяких договоренностей между людьми и помимо их воли. А именно – между людьми при рождении распределяются их тела. Случайное распределение тел, которое при этом происходит, Роулз полагает несправедливым и подлежащим коррекции с помощью особых общественных механизмов.

Данный вывод о позиции Роулза можно сделать, в частности, из следующего. В своей работе Роулз, в том числе, описывает общество, управляемое набором принципов, которые в первом приближении можно назвать либертарианскими (он называет его «системой естественной свободы»). Это описание он завершает следующими словами: «Наиболее несправедливым в системе естественной свободы интуитивно представляется то, что она позволяет факторам, представляющимися незначимыми с моральной точки зрения, влиять на распределение благ в обществе».

Под факторами «незначимыми с моральной точки зрения» подразумеваются богатство и социальный статус родителей, а также природные таланты и способности.

Иными словами, Роулз полагает факт принадлежности человеку его собственного тела «незначимым с моральной точки зрения».

Именно этот момент и лежит в основе его второго принципа справедливости: обеспечении наибольших возможностей наименее благополучному члену общества. Этот принцип позволяет тому человеку, которому в наименьшей степени «повезло» с телом, получить, тем не менее, равную долю возможностей, предоставляемых телами остальных.

В этом основное противоречие между Роулзом и либертарианским взглядом на этику, который начинается с признания за человеком права собственности на его тело1.

Нельзя отрицать, что в этом аргументе Роулза есть свой смысл. Действительно, люди не «заслужили» свои тела (по крайней мере, в их стартовом состоянии), своих родителей, свой набор генов. В связи с этим, действительно, кажется несправедливым, что именно они будут получать все выгоды от своих тел.

На это можно ответить следующее.

Прежде всего, если кто-то не «заслужил» свое тело, это еще не значит, что его тело «заслужили» его соседи. Из отсутствия у человека прав на собственное тело, еще не следует, что кто-то другой имеет эти права. В связи с этим равное распределение «незаслуженных» благ представляется не более обоснованным, чем, например, случайное, которое существует в «естественном» состоянии.

Далее, Роулз исходит из того, что «успешность» (я намеренно здесь выбираю этот нестрогий термин) человека как бы складывается из двух факторов: «морально незначимых» «природных активов», которые человек не «заслужил» и его собственной деятельности, которую можно считать его заслугой. Помимо чисто практической проблемы разделения этих двух факторов, следует отметить вот что. «Природные активы» - это не нечто, что работает на человека автоматически, без волевого усилия с его стороны. Скорее, можно сказать, что таланты и способности «запускаются» соответствующим выбором, но будут лежать мертвым грузом в его отсутствие. То есть, мы здесь имеем дело не со «сложением», а с «перемножением»: никакие способности не дадут результаты без волевого действия, направленного на их реализацию. То есть, в любом человеческом достижении есть элемент его личного, «морально значимого» вклада.

И с этим связано самое важное возражение против подхода Роулза. Физически невозможно получить доступ к телу человеку, к его талантам и способностям против воли этого человека. Сами по себе таланты не являются морально значимыми; но тот факт, что доступ к ним невозможен без учета мнения обладателя этих талантов, является морально значимым – по той причине, что получить этот доступ можно лишь действуя с учетом этого факта.



Говоря иными словами – человеческое тело является специфическим ресурсом в том смысле, что получить доступ к нему можно лишь специфическим путем – через волю личности, обитающей в этом теле. Этот факт позволяет атрибутировать этой личности всю ту ценность, которую мы желаем приписать талантам и способностям ее тела. Этот момент, однако, полностью разбивает эгалитарную посылку Роулза.

1 Роулз прибегает к своей знаменитой «завесе неведения», чтобы аналитически отделить человека от его тела и выстроить систему этических принципов, которая игнорировала бы факт самопринадлежности. В связи с временными ограничениями «завеса неведения» подробно в докладе не обсуждается.





Анекдот — это комедия, спрессованная в секунды. Карел Чапек
ещё >>