Т. К. Ибрагим разд. VI, гл. 1; Г. С. Кнабе разд. II (совместно с И. С. Свенцицкой), V, гл. 1; И. В. Кондаков разд. V, гл. 3, 4; Л. М - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Правила групповой работы 1 01. 09 Умение работать в группе Игра,... 1 96.36kb.
Студенты Физ. Мгу ( Курс 2009/Ч. 2/Разд. 5/21) 3 513.37kb.
Высшей математики 6 978.45kb.
Целочисленное программирование 6 475.77kb.
Правила производства и приемки работ на строительстве новых, реконструкции... 10 2118.47kb.
Короб №1 6EP1436-3BA00 1 145.56kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине "Системное программное... 20 4086.17kb.
Международное, зарубежное и российское право о статусе лиц, состоящих... 1 194.84kb.
Философия мифа в концепции а. Ф. Косарева 1 82.36kb.
Английское (English) 1 330.67kb.
Понятие и принципы международного воздушного права кулиев ибрагим... 1 78.65kb.
Книга серии «100 великих» 99 11641.14kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Т. К. Ибрагим разд. VI, гл. 1; Г. С. Кнабе разд. II (совместно с И. С. Свенцицкой) - страница №7/8

РАЗДЕЛ VI. «СЕРЕДИННЫЕ» И СПЕЦИФИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ

ГЛАВА 1. КЛАССИЧЕСКАЯ АРАБО-МУСУЛЬМАНСКАЯ КУЛЬТУРА


Становление арабо-мусульманской культуры связано с зарождением и укреплением Арабского халифата, который под эгидой провозглашенной в VII в. пророком Мухаммадом новой монотеи­стической религии (ислама) распространил свою власть на обширном пространстве от Среднего Поволжья на севере — до Мадагаскара на юге, от атлантического побережья Африки на западе — до тихоокеанского побережья Азии на востоке. Халифат, впервые после эпохи Александра Македонского объединивший эллинистическое Средиземноморье с индоиранским миром, стал новым центром взаимодействия и взаимообогащения различных культурных традиций. «Золотой век» развившейся на этой почве цивилизации пришелся на IX—XII столетия, когда именно она стала определять уровень мировой культуры, как материальной, так и научно-философской.

Религиозный контекст

Унитарианизм и профетоцентризм
Наряду с христианством и иудаизмом ислам представляет семейство «авраамических религий», характеризующееся прежде всего монотеизмом — верой в единого Бога, обладающего жиз­нью и волей, всезнающего и всемогущего создателя мира. Одновременно мусульманский унитарианизм1 (тавхид) претендует на большую по сравнению с христианством и иудаизмом строгость и последовательность. В таких догматах, как Троица и Боговоплощение, ислам видит отступление от истинного монизма, затемнение его исконной чистоты.
Мусульманская религия разделяет положения библейской традиции о сотворении мира в течение шести дней, о создании человека по образу Божию (и, как подчеркивается в Священном Пи­сании мусульман — Коране, одушевлении человека от Духа Божиего), о прародителях Адаме и Еве, их грехопадении и удале-
1 Унитарианизм — строгий монизм, радикальное единобожие.
481
485
посредствующего звена между Богом и человеком. Мусульманская вера не признает никакого посредника, осуществляющего контакт между землей и небесами, никакого органа, монополизирующего право на истолкование Священного Писания, никакой инстанции (вроде соборов и синодов), принимающей обязательные для всей общины решения по спорным вопросам. В суннитском исламе непогрешимой считается только мусульманская община (умма), вернее ее единогласное мнение — иджма. Но иджма, обычно сводящееся к консенсусу авторитетных богословов, в действительности выступало в качестве легитимирующей инстанции, преимущественно узаконивающей давно утвердившиеся верования и обряды. Аналог непререкаемого авторитета церкви можно найти лишь в теократическом и харизматическом шиизме, в его учении о безгрешности и непогрешимости имамов, культ которых у крайних шиитов (исмаилиты, друзы, алявиты) доходил до их полного обожествления.
В суннитской среде — как это ни покажется парадоксальным — существование своего рода посредника между Богом и верующим предполагалось именно мистиками-суфиями.

Суфизм
Возникший еще при Омейядах суфизм (тасаввуф) первоначально принял формы аскетизма, выражающего протест социальных низов против резкой дифференциации мусульманской общины, против роскошной и праздной жизни господствующей верхушки. Позже, в VIII —IX вв., он вылился в движение, ориентирующееся на мистическое богопознание. Рабйа воспела любовь между Богом и верующим. Зу-н-Нун выделял разные стадии (макамы) на мистическом пути (шарика) к Богу. Цель странника на этом пути аль-Бистами видел в окончательном растворении (фана) в Возлюбленном (Боге). Аль-Бистами также скандально известен по его экстатическим изречениям (шатх), в которых богословы усматривали претензии на соединение с божеством и даже на самообожествление. Наиболее крамольным из них считалось такое его восклицание — «Прославлен я!»: эпитет «прославлен» (субхан) в мусульманской традиции приписывается только Господу. Другое знаменитое дерзкое изречение — «Я есмь Истина (Бог)» — принадлежит крупнейшему мистику ислама — аль-Халладжу (ум. 922), развивавшему учение о воплощении (хулул) Божества в человеческой душе.


В возникших между VIII — X вв. суфийских общежитиях сложился устав духовного руководства: мистический путь совершенства начинающий суфий (мурид) может пройти только под нача­лом наставника (шейха), воле которого он должен покориться полностью и беспрекословно. В дальнейшем суфийские обители
486
стали объединяться в большие и могущественные братства (или ордена) (тарикаты), каждое из которых имело свою систему мистической практики, обрядов инициации и инвеституры, внешних знаков отличия. Во главе иерархически организованного братства стоял «святой» (вали, «Друг Божий»), за которым, как правило, признавали сверхъестественные способности, а порой даже божественную природу. Так мистики суфизма ввели в религиозную жизнь чуждые исламу институты, в определенном смысле опосредующие связь верующего с Богом, — своего рода церковь, против которой именно и восстали мистики христианства.
В целом, суфизм выступил как чрезвычайно многоликое явление, в котором уживались самые различные социально-политические и духовно-нравственные ориентации: от превознесения нищеты до благословения богатства, от анархического неприятия государства до активной его поддержки, от граничащей с индифферентизмом веротерпимости до усердного распространения ислама силой оружия, от увлечения спекулятивным теоретизированием до острого неприятия дискурсивного мышления как сухого умствования, становящегося барьером между Богом и томящимся в любовной тоске по Нему мистиком.
Ригористический ислам, отвергавший эзотерические, либертанианские и пантеистические проявления суфизма, одновременно легитимировал «номистические» суфийские течения, сторонники которых настаивали на строгом соблюдении суфиями предписаний мусульманского закона, на обязательном согласовании своих учений с Кораном и Сунной и объявляли о «соединении» суфия с Божеством как о сугубо психологическом, а не онтологическом акте. Таким образом, благодаря суфиям культ святых, не известный раннему исламу, прочно утвердился в религиозной жизни широких масс, а во многих регионах суфизм стал едва ли не главной формой «народного» ислама.

Идеологическое многообразие


Отсутствие церкви в исламе породило другую особенность мусульманской духовной жизни: в ней не утвердилось единой, общезначимой и институциализированной ортодоксии. На протяжении всего классического Средневековья в мусульманской империи сосуществовали соперничающие между собой три халифата — со столицами в Багдаде, Каире и Кордове. Внутри каждого из них также конкурировали многочисленные религиозно-политические школы, число которых доксографам (историкам) X в. с трудом удавалось втиснуть в рамки, предсказанные Мухаммадом: «Моя община разделится на 73 толка». В таких условиях, естественно, появление общепризнанной «ортодоксии» было невозможно, хотя это и не мешало каждому халифату или каждой школе считать свою доктрину
487
единственно правильной. Постепенно разнонаправленные религиозные движения приходили к осознанию необходимости мирового сосуществования, что перекликалось с изречением основателя ислама: «Разнообразие во мнениях общины моей есть знамение Божественной милости». Примером тому послужило соседство четырех толков мусульманского (суннитского) права (фикх) — ханафитского, шафиитского, маликитского и ханбалитского. Приверженец каждого из них мог свободно переходить из одного в другой; в свою очередь, в одной и той же семье можно было встретить представителей разных школ. Характерно, что по четырем углам главной мусульманской святыни — Каабы (в Мекке) с давних пор располагались помещения школ всех четырех толков; а в старейшем мусульманском университете аль-Азхар (Каир) преподавание распределено между четырьмя соответствующими кафедрами.
Идеологическое многообразие арабо-мусульманского общества подкреплялось еще и тем, что наряду с исламом богооткровенными религиями были признаны также христианство, иудаизм и зороастризм. Такое сосуществование множества вероисповедных групп, с одной стороны, служило важным фактором воспитания духа веротерпимости и универсализма, а с другой — определяло характер культуры классического ислама как не только многонациональной, но и поликонфессиональной.

Городская доминанта


Еще одной отличительной чертой арабо-мусульманской культуры классического Средневековья является ее городской характер. В мусульманском обществе культура не сосредоточивалась в замкнутых, внегородских центрах образованности, каковыми в Европе являлись монастыри, а была исключительно продуктом деятельности горожан. О высокой степени урбанизации этого мира можно судить по следующим цифрам: в трех крупнейших городах Южной Месопотамии (Багдаде, Басре, Куфе) проживало около 20 % населения, и по наличию городов с населением свыше ста тысяч Ирак и Египет в VIII — X вв. превосходили наиболее урбанизированные западноевропейские страны XIX в., такие, как Нидерланды, Англия и Франция.
Представление о характере ценностных ориентаций средневекового мусульманского бюргерства дает референтная группа, на которую он равнялся как на воплощение черт, обязательных для просвещенной и воспитанной личности. Такую группу образовывали адибы, носители адаба (мусульманский синоним гр. paideia и лат. humanitas), сочетавшие в себе широту гуманитарных интересов, разносторонность светских знаний с высокой нравственностью, утонченной воспитанностью, изысканными манерами и куртуазным поведением.
488
Из среды адибов вышло немало видных представителей средневекового свободомыслия, которое получило относительно широкое распространение на мусульманском Востоке. Оно прини­мало разнообразные формы — от трактатов на тему «о трех обманщиках» (Моисее, Иисусе и Мухаммаде) до «модников» (зурафа,), щеголявших своим религиозным нонконформизмом и скеп­тицизмом. Длинный список мыслителей-вольнодумцев классической эпохи обычно открывают имена адибов Ибн-аль-Мукаффы и ат-Таухиди, философов Ибн-ар-Раванди и Абу-Бакра ар-Рази, поэтов Омара Хайяма и аль-Маарри.
Действие этих и других факторов социально-политического и идеологического порядка определило облик классической арабо-мусульманской культуры как религиозно-светской. Более того, как увидим ниже, во многих сферах духовного творчества светское не подчинялось религиозному, а порой и выходило на первый план.
Интеллектуальный дискурс

Культ знания


Как отмечают исследователи, в арабо-мусульманской культуре «знание» (илм, обозначающее также «ученость», «науку») приобрело такую значительность, которой нет равных в других цивилизациях. Универсальному торжеству знания в мусульманской цивилизации отчасти способствовала сама мусульманская религия. В Коране часто подчеркивается мысль об устройстве мира, его законосообразности — этой основной предпосылке научно-познавательной деятельности. Многочисленны и коранические стихи, призывающие человека к размышлению над природными объектами, ибо они несут в себе «знамения» Творца, свидетельствуют о Его искусности, мудрости и благости. Более того, Коран объявляет человека наместником Божиим на земле, призванным потому не только изучить мир, но и преобразовать его. Общую нравственно-психологическую атмосферу, окружавшую знание и науку, во многом определили установки Корана, а не те его стихи, которые могли бы, казалось, воспрепятствовать знанию и науке, поскольку они изображают мир как нечто конечное, относительное, преходящее, над которым властвует теистический Бог, способный совершать всевозможные чудеса, нарушающие обычный ход событий, их причинно-следственные связи.
Более красноречиво свидетельствует о почитании знания Священное Предание. Основатель ислама объявил поиск науки «обязанностью каждого мусульманина и мусульманки»; он говорил об учебе как о непрерывном процессе, длящемся «от колыбели до могилы» и требующем от человека отважных поисков мудрости
489
496

Теология калама


Религиозно-философская мысль в культуре классического ислама была представлена тремя основными направлениями: каламом — своего рода философской теологией ислама; фальсафой, развившей античные модели философствования, и спекулятивным суфизмом.
Калам возник и развивался первоначально в ходе дискуссий, развернувшихся в исламе с появлением различных религиозно-политических группировок, а также диспутов мусульман с пред­ставителями других верований — маздаизма, христианства и иудаизма. В этих спорах складывалась характерная для калама теологическая проблематика, включающая в себя следующие главные темы: атрибуты Бога и их соотношение с Его сущностью; извечность Корана как Слова Божьего или его сотворенность, возникновение во времени (при записи его на небесной Скрижали или при ниспослании его Мухаммаду); божественное предопределение и свобода воли.

Мутазилиты


Мутазилиты, представители первой крупной школы в каламе, процветавшей в первой половине IX в., выступали против всякого антропоморфизма и фатализма. Антропоморфисты-му­шаббихиты представляли Бога в человеческом облике, а крайние из них, буквалисты-хашавиты, настаивали на буквальном понимании слов Священного Писания и Предания о сотворении человека «по образу Божию», об «оке», «руке» и «ноге» Господа, о Престоле, на котором Он восседает, и т.п. Напротив, мутазилиты считали, что мусульманское единобожие несовместимо не только с политеизмом и антропоморфизмом, но также с признанием реальности и извечности божественных атрибутов как неких сущностей или ипостасей, отличных от божественной сущности. Традиционный список главных «положительных» атрибутов Бога обычно включал следующие семь: знание, могущество, жизнь, воля, зрение, слух и речь. Из них субстанцио­нальными, т.е. внутренне присущими божественной сущности как таковой, мутазилиты признают только первые три, объявляя их тождественными с божественной сущностью и в этом смысле извечными. Остальные же характеристики они относят к «оперативным атрибутам», возникающим во времени, изменчивым, а потому отличным от божественной сущности. Отсюда следует и мутазилитское учение о сотворенности Корана как Слова Божиего, расходящееся с преобладающим в мусульманском богословии представлением о его извечности. Опровергая детерминизм фаталистов-джабристов, мутазилиты ссылались на божественную справедливость, которая, по их мнению, предполагает свободу выбора: без нее немыслима моральная ответственность человека за свои деяния и поступки.
497

Ашаризм
Ашаризм, ставший основной школой калама после X в., представлял свое решение теологических вопросов как «золотую середину» между позицией мутазилитов и доктриной традиционалист­ских богословов, между либертарианизмом и фатализмом в восприятии человеческих действий, между номинализмом и реализмом в осмыслении божественных атрибутов. В частности, они полагали, что Коран извечен в отношении «смысла», но не словесного выражения. Более того, по мнению некоторых ашаритов, в этом, втором, отношении Священное Писание не только по­рождено во времени, но и не обязательно является божественным: Бог передал архангелу Гавриилу только смысл Откровения, который тот и сообщил Мухаммаду, откуда следует, что словес­ное оформление Корана может принадлежать самому Пророку.


В упомянутых выше религиозных дискуссиях вырабатывался не только характерный для калама особый круг теологических проблем, но и специфический для него метод их решения, исключа­ющий ссылки на какие-либо авторитеты (в том числе на Священное Писание и Предание) помимо разума. Мутакаллимы (учители калама) провозглашали безусловный приоритет разума над верой, объявляли сомнение методологическим принципом познания. Они считали необходимым для каждого мусульманина пройти этап, когда все наличные религиозные представления он подвергает сомнению, собственным разумом удостоверяясь в их истинности или ложности.
Способность к критическому мышлению воспитывалась и шлифовалась в организованных мутакаллимами многочисленных кружках (или собраниях, маджалис), где демонстрировали свое мастерство в ведении теологическо-философского диспута представители самых разных школ и ориентаций из числа мусульман, христиан, иудеев и атеистов. Страстью к диспуту мутакаллимы «заразили» и широкую публику: местом для теологических споров нередко становились даже уличные лавки и рыночные площадки.
Проблематика калама, однако, отнюдь не сводилась только к теологическим вопросам. Показательно, что в классических сочинениях по каламу (XIII — XVI вв.) теология занимает менее од­ной четверти их объема; остальное место отводилось эпистемологии, натурфилософии и онтологии. В каламе разрабатывались оригинальные атомистические концепции, в которых финитист­ский подход (отрицание бесконечности) к структуре физических тел распространялся и на движение, пространство и время. Так учители калама продолжали античную атомистическую традицию, которая была предана забвению в средневековой христианской Европе, и способствовали ее возрождению там.
Отмеченные выше основные черты калама — рационализм, критицизм и преимущественное внимание к собственно философской проблематике — объясняют тот факт, что деятельность
498
507
лись также домусульманские пророки, сподвижники Мухаммада, мусульманские святые, ангелы.
«Антифигурную» установку преодолели и в другой области художественного творчества — в произведениях прикладного искусства. Утилитарное назначение таких предметов как бы исклю­чало богопочтительное отношение к ним, что отчасти объясняет относительную терпимость к фигурным изображениям в этой сфере. Наряду с традиционными каллиграфическими и орнамен­тальными мотивами фигурами людей и животных (в том числе и объемными) украшались изделия из бронзы и стекла, ткани, ковры, керамика и другие произведения художественных про­мыслов, получивших значительное развитие в мире классического ислама.

Архитектурный стиль


Как уже говорилось, арабо-мусульманская цивилизация по преимуществу городская. В завоеванных странах арабы сохранили все существовавшие города, а когда они основывали новые, не испытывали необходимости в учреждении особого архитектурного типа города, собственно «арабского». В этом отношении средневековый арабо-мусульманский город отличался многообразием.
Общие черты, определявшие облик классического «мусульманского» города, связаны, главным образом, с некоторыми типами культовых зданий, прежде всего — с мечетью, а также медресе (духовное училище) и мавзолеями. Дополнительные, универсальные штрихи задавали такие общественные сооружения, как бани (хаммам), госпитали, фонтаны (сабиль), караван-сараи, крытые рынки (сук, базар). Частные жилые помещения скрыты внутри дворов, а на улицу обращены лишь высокие глухие заборы, оберегающие обитателей домов от нескромных взоров.
Мечеть (от араб. масджид — «место поклонения») представляет собой основной центр и главный символ мусульманской религиозной жизни. При всем историческом и географическом многообразии архитектура мечети сохраняет ряд общих, унифицированных элементов. Главным их них является ориентированный на Мекку молитвенный зал, к которому примыкает мида — крытое помещение или дверь с фонтаном (или бассейном), где перед молитвой совершают малое омовение (вуду). В задней стене молитвенного зала помещается михраб — ниша, указывающая верующим направление (киблу), куда надо обращаться во время молитвы. В михрабе видят символ мусульманского единства, ибо через него все взоры устремлены к духовному центру Вселенной — Каабе, или же на символ мистического присутствия Мухаммада в качестве предстоятеля-имама на молитве. Окрестность михраба — самое священное и наиболее украшенное место в мечети.
508
511
компиляций и комментариями. Из наступившего вслед за ними экономического упадка и культурной полустагнации арабский мир начал выбираться лишь начиная с середины прошлого века. Современная культура в арабских странах складывается в процессе сложного взаимодействия трех основных факторов — реформирования религии, возрождения классического культурного наследия и заимствования ценностей европейской (западной) цивилизации.

Контрольные вопросы


1. Каковы особенности мусульманской картины мира по сравнению с иудейско-христианской?
2. В чем выражался мусульманский культ знания и как он отразился на научно-философской культуре мусульманского Средневековья?
3. Как сочеталось религиозное и светское в художественной культуре классического ислама?
4. Какое влияние оказала мусульманская цивилизация на средневековую Европу?

Литература


1. Бартольд В. В. Ислам и культура мусульманства. — М., 1992.
2. Ислам: Энциклопедический словарь. — М., 1991.
3. Массэ А. Ислам. — М., 1982.
4. Мец А. Мусульманский Ренессанс. — 2-е изд. — М., 1973.
5. Монтгомери Уотт У. Влияние ислама на средневековую Европу. — М., 1976.
6. Очерки истории арабской культуры V—XV вв. — М., 1982.
7. Очерки истории распространения исламской цивилизации: В 2 т. — М., 2002.
8. Роузентал Ф. Торжество знания. Концепция знания в средневековом исламе. — М., 1976.
9. Фильштинский И. М., Шидфар Б. Я. Очерк арабо-мусульманской культуры. — М., 1971.
ГЛАВА 2. КУЛЬТУРА ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ
Латиноамериканская культура — явление в масштабах всемирной истории сравнительно молодое. Трудно определить дату ее рождения, ибо генетически она восходит к древним «колумбо­вым» цивилизациям Америки — ацтеков, майя, чибча, инков и других, более мелких этнических групп. Однако хорошо известен год ее «зачатия» — 1492, когда за океан впервые было заброшено латинское «семя». С появлением европейцев на американских землях было положено начало вот уже полутысячелетней истории фор-
512
мирования новых многорасовых обществ, которые возникли на основе широчайшего этнокультурного смешения.
Завоевание и первоначальное освоение Испанией, Португалией, а позднее Францией земель за Атлантическим океаном — период, получивший у испанцев название конкисты, — может и должен рассматриваться не только с военно-политической и экономической точек зрения, но и как один из поворотных моментов в истории мировой культуры. Это была беспрецедентная «встреча двух миров», сопровождавшаяся неравной борьбой, а порой и сотрудничеством, в ходе которых как результат длительного расового и культурного сожительства зародилась и стала развиваться новая цивилизация.
Европейские пришельцы — испанцы, португальцы, в меньшей степени французы — усилиями своих первооткрывателей, воинов-конкистадоров, католических монахов-миссионеров, а нередко и просто маргиналов, частично смешавшись с местным населением и ввергнув его на первых порах в состояние духовного прозябания, в конечном счете способствовали культурному объе­динению и европеизации южной части Нового Света под знаком латинизма. Термин и понятие «Латинская Америка» были введены в научный обиход французскими географами и политическими деятелями позднее, лишь в середине XIX в., для обозначения не только территориально-географической совокупности, но и определенного единства в общественно-историческом и, прежде всего, в языковом и культурном плане. Естественно, что в колониальную эпоху (XVI — XVIII вв.) процесс латинизации носил верхушечный характер: эксплуатируемая масса индейцев, беднейших креолов (испанцев и других европейцев, родившихся в колониях), а позднее и негров — рабов, завезенных из Африки, фактически была отлучена от культуры колонизаторов, бережно сохраняя, однако, в своих недрах исконно народные формы общественного и эстетического сознания, богатейший фольклор. Этот фольклор — словесно-мифологический, танцевально-песенный, скульптурно-живописный, ритуально-религиозный — оказался настолько жизнеспособным, что сразу же начал оплодотворять пересаженную романскую культуру иным мироощущением, эстетикой, обусловив создание гибридных, уже не чисто «американских» и не чисто «латинских» культурных ценностей. Так произошла встреча и плодотворное «соитие» цивилизаций, разделенных Атлантическим океаном.
Достаточно упомянуть своеобразную колониальную архитектуру так называемого «американского барокко», знаменитый фольклор гаучо1, с которым связано всемирно известное аргентинское танго, афро-бразильский танец самбо, колониальную керамику,
1 Гаучо — пастух, степной наездник, символ свободолюбия.
513
536
чало 40-х годов. Поэты-негристы использовали в своем творчестве как специфическую негритянскую тематику, включая тему древней прародины — Африки, так и многие формальные элементы народной афроамериканской поэзии. У истоков негризма на Кубе стояли Р.Хирао (1908—1949) и Э.Бальягас (1908—1954); в Пуэрто-Рико — Л.Палее Матос (1890—1959); в Доминиканской Республике — М. дель Кабраль (1907—1908). В Бразилии негритянские фольклорные мотивы ярче всего преломились в творчестве крупного поэта и прозаика Ж. ди Лима (1895—1953). Что касается Гаити, то там негризм, будучи естественным порождением абсолютно преобладающего местного этноса, получил дополнительные стимулы как революционно-патриотический протест против американской оккупации страны в 1915—1934 гг. Среди известных гаитянских поэтов-негристов необходимо отметить и видного поэта, прозаика, основателя компартии Гаити Жака Румена (1907—1944), творчество которого оказало большое влияние на развитие национальной литературы. Негритянская и мулатская тематика и фольклор ярко преломились также и в латиноамериканской прозе ХХ в., особенно в таких странах, как Куба и Бразилия.
Говоря о роли негристов не только в латиноамериканской, но и в мировой культуре, нельзя не упомянуть трех выдающихся литераторов ХХ в. — кубинцев, прозаика Алехо Карпентьера (1904— 1980) и поэта Николае Гильена (1902— 1989), а также бразильца, прозаика Жоржи Амаду (р. в 1912), которые начинали свое творчество с увлечения негритянской тематикой и фольклором. Авторы большого количества всемирно известных произведений, все трое являют собой пример того, как художественное сознание определенного этноса, преломляясь в профессиональном творчестве и обогащаясь за счет других этнокультурных элементов, становится достоянием всего человечества.
Африканский вклад в профессиональную музыку и живопись Латинской Америки также достаточно велик. Не ставя целью дать ему сколько-нибудь исчерпывающую характеристику, упомянем лишь несколько наиболее значительных имен. Крупными композиторами, широко использовавшими негритянский и мулатский фольклор, были: на Кубе — А. Рольдан (1900—1939) и А.Гарсиа Катурла (1906—1940), а в Бразилии — Э.Вилла Лобос (1887 — 1959). Из мастеров изобразительного искусства с афроамериканской направленностью выделяются гаитянин Э.Ипполит (1894 — 1948), кубинец В.Лам (1902 — 1984), бразилец Э. ди Кавальканти (1897—1976), творчество которого, однако, никак не ограничивалось лишь афробразильской тематикой. Следует подчеркнуть, что негритянская народная живопись и скульптура оказали влияние на творчество таких выдающихся художников, как Пикассо и Матисс, и, естественно, на многих латиноамериканских художников, так или иначе связанных с неопримитивизмом.
537
Завершая рассмотрение чрезвычайно важного для Латинской Америки вопроса о влиянии этноса — индейского, европейского, африканского — на формирование общеконтинентальной культуры, необходимо еще и еще раз повторить, что каждая из этих главных этнокультурных составляющих, взятая изолированно, еще не раскрывает ее богатства и своеобразия. Перефразируя известный афоризм Хосе Марта о том, что «кубинец — это больше, чем белый, больше, чем мулат, и больше, чем негр», мы могли бы с равным основанием сказать, что сложившаяся к концу ХХ в. латиноамериканская культура — это нечто большее, чем европейская, больше, чем индейская, и больше, чем африканская.

Контрольные вопросы и задания


1. Каким образом осуществлялось в колониальную эпоху первоначальное становление латиноамериканской культуры и чем оно отличалось от аналогичных процессов в Северной Америке?
2. Как формировалось национально-культурное самосознание латиноамериканцев после завоевания ими независимости?
3. Назовите и охарактеризуйте основные факторы, способствовавшие общеконтинентальному латиноамериканскому единству в области культуры.
4. На какие культурно-исторические регионы можно разделить единую латиноамериканскую цивилизацию и какие факторы способствовали этому разделению?
5. Как соотносятся в масштабах Латинской Америки такие понятия, как «Индоамерика», «Евроамерика» и «Афроамерика», и какие страны обычно относят к этим трем разновидностям латиноамериканской культуры?
6. Дайте краткую характеристику таким культурологическим понятиям в Латинской Америке, как «антииспанизм», «американизм» («латиноамериканизм»), «индеанизм» («индехенизм»), «креолизм», «афроамериканизм», «негритюд» («негризм»).
7. Попытайтесь сравнить цивилизационные процессы в Латинской Америке с процессами становления западноевропейской культуры.

Литература


Культура Латинской Америки. — М., 1990.
Католицизм и свободомыслие в Латинской Америке в XVI — ХХ веках. — М., 1980.
Концепции историко-культурной самобытности Латинской Америки. - М., 1978.
Латинская Америка: Энциклопедический справочник: В 2 т. — M 1980-1982.
Очерк истории латиноамериканского искусства. — М., 1997.
538

ГЛАВА 3. КУЛЬТУРА НАРОДОВ ТРОПИЧЕСКОЙ И ЮЖНОЙ АФРИКИ


Тропическая и Южная Африка (ее часто называют Черной Африкой или Африкой южнее Сахары) отделена от Северной целым поясом пустынь — Сахарой, Ливийской, Данакиль, и развитие ее в течение длительного времени шло иным путем, нежели на севере континента.
Северные области были тесно связаны с культурами Средиземноморья, Ближнего Востока, Греции и Римской империи. С середины VII в. эти области вошли в зону влияния исламского мира, были составной частью Арабского халифата, а затем Османской империи.
Африка южнее Сахары, хотя и имела контакты с севером континента, развивалась в более изолированных условиях. Несмотря на значительное разнообразие языков, вариантов культуры, ра­совых признаков, здесь сложилась особая историко-культурная цивилизационная зона, объединенная во многом сопоставимыми культурными чертами.
Многие черты культуры африканских народов, как и особенности их исторического развития, определились природными условиями, в которых они складывались. Африка представляет собой громадный материк (вместе с островами — 30,3 млн кв. км). Экватор делит его почти пополам, и практически весь материк (за исключением крайнего юга и крайнего севера с субтропиче­ским климатом) лежит в жаркой, тропической зоне. Здесь нет суровой зимы, жаркого лета, мягкой весны и дождливой осени. Год делится не на времена года, а на сухие и дождливые сезоны, длительность и чередование которых зависит от широтности и удаленности местности от океанов (Атлантического и Индийского). В экваториальной зоне колебания температур незначительны (при среднегодовой — 36 °С разница между самым холодным и самым теплым месяцем не более 1 — 5 °С). Чем дальше от экватора и выше над уровнем моря, тем больше колебания, но и тогда среднегодовая температура — около 25 °С. Малая изрезанность берегов предопределила слабое развитие судоходства. Для рельефа характерны ступенчатые плато, равнины и плоскогорья. С северо-востока на юг тянутся изрезанное ущельями Абиссинское нагорье, затем вдоль Рифта с цепочкой озер — горные хребты с высочайшими вершинами, покрытыми вечными снегами, — Кенией и Килиманджаро. Южнее проходят цепи Драконовых и Капских гор. На северо-западе континента поднимаются Атласские горы, массивы Сьерра-Леоне и вулкан Камерун в излучине Гвинейского залива.
539
546

Системы миропонимания африканских народов



Традиционные верования и культы
Автохтонные верования и обряды, сложившиеся на территории континента, сохраняют и до сего дня свое значение во многих районах Африки. Они опираются на космогонические мифы. При всем разнообразии в деталях они едины в представлении об изначальности, чудесном происхождении данного народа и глубоком убеждении его нераздельности с природой, причастности к ней. Мифы, рассказывая о сотворении мира, говорят об одновременном возникновении человека, растений, животных либо о преобразовании растений или животных в человека; при этом ос­тается осознание особого родства всех их.
ЮНЕСКО в своих справочных изданиях нередко использует одно условное наименование для автохтонных верований — анимизм. Однако единой африканской (как и европейской, азиатской или американской) религии не существует. Как правило, у каждого народа сложился сложный комплекс религиозных представлений, в котором в разных сочетаниях можно увидеть различные культы: фетишизм, анимизм, веру в ньяма — жизненную силу, тотемизм и т. п. Большое место и поныне в системе религиозных представлений занимают колдовство, ведовство и магия: подра­жательная, защитительная или вредоносная. В обществах, мало затронутых городской культурой и товарным производством, все важнейшие этапы жизни человека (рождение, половое созрева­ние, брак, смерть), а также его практическая деятельность (охота, земледелие, скотоводство, рыболовство, изготовление орудий, лечение болезней и т.п.) буквально опутаны магией. Бытовавшее когда-то ритуальное поедание частей тела (губ или кожи лба) могущественного колдуна или достойного восхищения врага с целью получить часть его силы и могущества или мудрости породило кочевавшее по всей европейской литературе об Африке представление о каннибалах. Вера во вредоносную магию сильна еще и в городах: нередко европейские врачи, работавшие в Африке, с удивлением констатировали, что невозможно спасти человека, знающего, что на него наведена порча; известны и случаи судебных разбирательств, когда обвинялись в покушениях люди, протыкавшие булавками фотографии политического соперника; зафиксированы и случаи кражи сакральных предметов с целью ослабить силу того или иного врага. До сих пор значительная часть африканцев не верит в естественный характер смерти. Большое и еще не исчезнувшее значение сохраняют талисманы и амулеты, в частности якобы делающие человека неуязвимым или превращающие пули в воду (такого рода представления были распространены среди участников антиколониальных восстаний в На-
547
552
необходимым условием счастливого существования народа, и к ним обращались за советом в сложных политических ситуациях (например, при решении, оказывать ли военное сопротивление европейцам, — у бакуба в начале ХХ столетия).
Наиболее четко эти верования зафиксированы у йоруба и народов группы акан на Гвинейском побережье. Йоруба полагали, что человек состоит из «ара» — тела, «оджиджи» — тени — види­мой части личности, исчезающей с погребением; «ийе» — ума, сознания, умирающего вместе с телом; «эми» — жизненной силы, связанной с дыханием, при жизни соединяющей человека с миром божеств, а после смерти покидающей тело; «окан» — собственно души, существующей вечно, вселяющейся в тело в момент рождения, а затем возрождающейся в его потомках. По представлениям эве и фон, человек состоит из физического тела; тени; души-личности; духовного двойника; хранителя человеческой судьбы. Душа или жизненная сила сосредоточены в голове (отсюда культ головы и преувеличенное изображение головы по отношению ко всему телу в традиционной скульптуре). Она, т.е. душа, по убеждениям этих народов, может покидать тело во время сна, а в момент смерти уходит в мир предков, чтобы потом возродиться в потомках (соединившись с «тенью»).
Представления о мире пребывания душ до нового воплощения, как и о его местоположении, у разных народов Африки различны, но имеют сходные черты. Нередко (как у оромо) его по­мещают на западе, куда ежевечерне уходит солнце. Очень распространены представления о существовании этого мира под землей или под водой; нередко путь туда ведет по воде. Иногда он мыслится существующим здесь, рядом с живущими, но невидимо, как бы в другом измерении. «Иной» мир, мир духов, представлялся копией земного, с теми же горами, равнинами, реками, где души умерших занимаются привычными делами, как и при земной жизни. В соответствии с этими представлениями оформлялся и погребальный обряд, когда в могилу клали оружие, ору­дия труда, горшки с едой и питьем, оставляя для них отверстия в могилах, и т.п. Даже сейчас на некоторых христианских кладбищах можно увидеть прибитые к кресту топор, пилу, другие инструменты плотника (Гана).

Обряды жизненного цикла


В соответствии с традиционными верованиями вся жизнь африканца была строго ритуализирована. С рождения до смерти человек проходил через ряд четких, веками отработанных обрядов
и действий.
Обряды, связанные с рождением, были достаточно разнообразны, но существовали некоторые общие закономерности, в част-
553
560

Особенности политической культуры в африканских обществах

Традиционные власти (вожди и верховные правители)
В современной Африке можно видеть очень разные политические системы: в нескольких странах до недавнего времени сохранялись монархии (в Руанде — до 1961 г., Бурунди — до 1966, Эфиопии — 1974), а Лесото и Свазиленд остаются ими и ныне; большинство стран после независимости стали президентскими или парламентскими республиками (а Либерия — с самого нача­ла ее образования). За годы после получения независимости (первая страна — Золотой Берег — получила ее в 1956 г., став Республикой Гана; большинство же стали свободными от колониальной зависимости в 1960 г., получившем название «год Африки») почти все они пережили не один государственный переворот. Ныне в общемировом контексте развития многие правительства говорят о необходимости демократических реформ. При этом нередко утверждается традиционность демократического подхода к власти в доколониальной Африке так же, как несколько лет назад утверждалась традиционность единоначалия.
На деле и то, и другое утверждения избыточны и не учитывают некоторые особенности политической культуры в африканских доколониальных обществах. Многие народы Африки не знали публичной власти. У бушменов и пигмеев, например, во главе локальных групп стоял обычно один из старших мужчин, единодушно признававшийся мудрейшим и искуснейшим охотником и знатоком правил охоты и жизни в обществе. В догосударственных обществах политическая власть сосредоточивалась у старших представителей семей первых поселенцев. Они осуществляли публичную власть на низших ступенях административной лестницы и в раннегосударственных политических объединениях. На высших позициях ее находились верховные правители, которых европейские наблюдатели (особенно первые) называли нередко королями, императорами, султанами, считая деспотами с неограниченной властью.
Анализ сущности природы и размеров власти убеждает, что это мнение ошибочно. Прежде всего, такие правители были лицами сакральными, ритуальными. И вожди низших рангов, а тем более верховные правители рассматривались как люди, наделенные особой сверхъестественной властью, считались тесно связанными с духами предков, якобы исполняли их волю и служили посредниками между ними и их живыми потомками. Более того, такой правитель, считалось, связан и с силами природы, которые через него обеспечивали благоденствие всего народа. Это яв-
561

573
писал балет «Сотворение мира», основанный на африканской мелодике и ритмике. Затем последовали «Мадагаскарские песни» М.Равеля, «Негритянская рапсодия» Ф.Пуленка и «Мальгашская рапсодия» Р.Люшера. Появились африканские композиторы — Кебена Нкетия (также и историк музыки и критик), Эфраим Эму, Стефан Мбунги, Тодд Матинкиза, Дайо Дедека и другие, сочетающие музыкальное наследие своих народов и традиции европейской музыкальной культуры.


Танцы, занимавшие столь значительное место в жизни африканца, живут и поныне. Однако они потеряли сакральный, ритуальный характер, вышли за локальные этнические рамки. Прак­тически исчезли трудовые песни, потеряли свое значение танцевальные и музыкальные представления, связанные с обрядами перехода. Десакрализация сделала ритуальные танцы-пантомимы просто интересным зрелищем. Ныне они нередко воспринимаются как маскарады, устраиваются в публичных местах: на площадях, стадионах в дни общегосударственных празднеств. В Африке появились профессиональные ансамбли и «балеты», происходит, а в некоторых случаях уже произошло «расчленение» синкретического традиционного танца: с одной стороны, музыка стала самостоятельным видом искусства, с другой — из танца-пантомимы вырастает театр.
Профессиональные артисты, хореографы, музыканты не только сохраняют традиционные виды искусства, но и создают новые, современные, используя достижения мировой культуры. Так, в Дагомее были поставлены балеты Чайковского и Гуно. Драматурги не только пишут пьесы на местные темы, но переводят и ставят мировую классику: Шекспира, Мольера, Гоголя и др.

Декоративно-прикладное искусство


В доколониальной Африке не существовало отделенных друг от друга направлений изобразительного искусства. Рисунок, живопись, скульптурная резьба были неразрывны, синтетически слиты. Примером этой слитности изобразительных средств могут служить маски-костюмы, где соединялось искусство резьбы, декоративности украшений, раскраски. Не было и изделий, несущих только эстетическую нагрузку, — изготовлялись предметы функционального назначения (ритуальный жезл или маска, лодка или чаша, подставка для стрел или притолока и т.п.), но в руках искусного мастера любой утилитарный предмет становился произведением искусства.
Африка, как, пожалуй, ни один континент, славилась памятниками наскальной живописи и петроглифики, разбросанными в Сахаре, восточной и южной частях материка. В Средневековье и Новое время рисунок и живопись не получили развития у афри-
574
канских народов, за исключением Эфиопии, где сложились иконография, была фресковая живопись в храмах и миниатюры в рукописях. Однако традиционный опыт живописцев хранился в де­коративных рисунках тканей, плетении пестрых узорчатых циновок, декорировании бытовых предметов.
Корни современной скульптуры — в традиционных видах объемного искусства. Основные материалы традиционной скульптуры — дерево (сенуфо, бамбара в Западной Африке, бакуба и балуба в Центральной, маконде — в Восточной) и металл (йоруба и бини в Нигерии). Лишь в отдельных местах использовали мягкий камень (сао в Камеруне, машона и макаранга в Зимбабве). Конкуренция ввозных бытовых предметов (посуды, тканей, оружия и т.д.) в годы колонизации Африки привела к упадку народного ремесла. Некоторые виды его исчезли. Те же, что сохранились, утратили художественную самобытность, были низведены до ремесленнического уровня.
Появившиеся в начале ХХ столетия в Европе образцы африканской деревянной пластики произвели большое впечатление на художников того времени. Именно с влиянием африканской скульптуры связывают появление кубизма (П. Пикассо, А. Матисс, Ж. Брак, А. Дерен во Франции; Э.Нольде, К. Шмидт-Роттлюф, М.Пехштейн, Э.Л.Кархнер в Германии).
Это влияние сказалось не только в живописи, но и в скульптуре, театральном декорационном искусстве, книжной графике и т.п. Интерес к «примитивному» искусству возник и в России: М.Шагал, Н.Альтман, А.Архипенко, А.Лентулов, К.Малевич отдали ему дань. Путешествие в Африку оказало влияние и на творчество К. Петрова-Водкина. Именно в России появилась одна из первых работ, обобщающих и анализирующих африканское искусство: книга В. И. Матвея «Искусство негров», написанная им еще до Первой мировой войны, но увидевшая свет в 1919 г.
В Африке появились и профессиональные художники и скульпторы, возникли школы искусств. В Гане еще в 1936 г. при колледже Ачимото такую школу создали супруги Меерович, бежавшие от германского фашизма. В 1954 г. французский художник П. Лодс открыл Экспериментальную мастерскую в Браззавиле, положившую начало направлению пото-пото, получившему широкую известность.
Хотя народы Конго в прошлом не знали станковой живописи, искусство их проникнуто подлинно традиционными чертами: это особое понимание цвета, его чистота и декоративность, смелое сочетание красок, отказ от линейной и воздушной перспективы; это ритм композиции, поз, изгибов ветвей и стволов, подчеркивание неразрывного единства человека и природы.
Создаются и новые профессиональные виды искусства: станковая и монументальная живопись, скульптура. Они питаются как
575
накопленной веками традицией художественных ремесел, так и достижениями мировой культуры. Степень их соотношения — вопрос, живо обсуждаемый во всех африканских странах.
Особенно интенсивно развитие этих видов искусства идет в Гане, Нигерии, Конго, Эфиопии, Зимбабве. В Гвинее, Камеруне, Бенине, Кот д'Ивуаре бурно развиваются художественные ремес­ла, появляются художники-дизайнеры, керамисты, резчики по дереву, художники по тканям.
Ныне в Африке немало больших мастеров, скульпторов и живописцев. Для большинства из них характерна многогранность творчества, одинаково интенсивная и талантливая работа во многих жанрах. Афеворк Текле (Эфиопия) работает и в монументальных, и в малых формах, он выполняет фрески и витражи, эскизы костюмов и почтовые марки, пейзажи и портреты. Кофи Антубам (Гана) занимается и росписью стен, и живописью, и графикой, и скульптурой, и дизайном. Бубакар Кейта (Мали) работает в жанре живописи и рисунка. Феликс Идубор и Дема Нково (Нигерия) занимаются и резьбой по дереву, и скульптурой, и оформлением интерьеров общественных зданий. Живописные полотна Бена Энвонву хорошо сочетаются с бронзовой скульптурой.

Традиции в архитектуре


Традиционная архитектура Африки достаточно разнообразна. В городской архитектуре выделяются суданский и хаусанский стили в Западной Африке, гондэрский в Эфиопии, суахилийский в Восточной Африке, монументальный стиль в Зимбабве. Мусульманская и европейская культура также внесли свой вклад в городскую архитектуру современной Африки. Из арабской архитектуры пришли стрельчатые арки; из индийской — луковичные купола, аркады галерей с килевидными очертаниями и т. п. Европейские архитекторы (а здесь работали и такие мастера, как Ле Корбюзье, А.Шометт, Э.Май, эмигрировавший из Германии в Кению, и другие) создали особый тропический стиль: ажурные стены, плоские или остроскатные (в зависимости от климата) крыши, столбы-опоры, солнцезащитные ребра, козырьки, решетки, лоджии и веранды.
В последние годы архитекторы (среди них уже немало местных уроженцев) обращаются к местному опыту и традициям. Копируются формы традиционной архитектуры и застройки. Так, новая столица Танзании Додома спланирована как традиционная круговая деревня. Некоторые общественные здания Мали воспроизводят черты суданского стиля. Въезд в Национальный парк Ваза в Камеруне оформлен как хижина музгу; а очаги культуры строятся как традиционная усадьба бамилеке. Очень распространена в пла-
576
не круглая постройка: так строятся банки, мечети, христианские храмы, туристские комплексы.
Другое направление — декоративность. Решетка банка в Гане покрыта чеканкой, воспроизводящей мотивы гирек для взвешивания золота у ашанти; в современных офисах делают резные две­ри, столбы, панели, керамические украшения и т.д.
Все больше становится местных архитекторов, которые учатся не только в Европе, но и в Африке: в Гане, Нигерии, Кении, Эфиопии готовят специалистов в специальных учебных заведениях. Интересные проекты застройки города в традиционном хаусанском стиле были отмечены почетной премией на Международном конкурсе молодых архитекторов.

Контрольные вопросы


1. В чем выражается экологичность традиционных культур африканских народов?
2. Какими системами и методами передачи информации пользовались бесписьменные народы Африки?
3. В чем сущность традиционных верований Африки?
4. Каковы судьбы мировых религий на континенте?
5. Каковы особенности политической культуры африканских традиционных обществ?
6. Как соотносятся народное творчество и современное искусство?

Литература


Африка: Культурное наследие и современность. — М., 1985.
Африка: Взаимодействие культур. — М., 1989.
Дэвидсон Б. Африканцы: Введение в историю культуры. — М., 1975.
Ерасов Б. С. Тропическая Африка: Идеология и проблемы культуры. — М., 1972
Львова Э. С. Этнография Африки. — М., 1984.
Львова Э. С. Культуры народов Африки вчера и сегодня: Взаимодействие культур и перспективы развития. — М., 1996.
Околдованная реальность. — М., 1995.
Традиционные культуры африканских народов: прошлое и настоящее. — М., 2000.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ. КОМПАРАТИВИСТИКА КАК МЕТОД АНАЛИЗА ИСТОРИИ КУЛЬТУРЫ
...Дисциплина, пытающаяся понять современность по существу, должна быть неизбежно компаративистской... нужно смотреть на Японию, чтобы понять Запад, на социализм, чтобы понять капитализм, на Индию, чтобы понять Бразилию, и т.д.
П. Бергер

Существует ряд новых особенностей социальных наук, в том числе и культурологии: учет разной степени самоочевидности знания в разных обществах означает, что в одних обществах как бо­лее убедительное воспринимается научное рациональное знание, в других — знание мировоззренческое.


Россия — страна поисков смысла. Мировоззренческое и культурологическое знания воспринимаются здесь как самоочевидные. Наблюдается влияние российских процессов на смену социальных теорий. Россия — всегда экспериментальная площадка социальных преобразований, способствующая как возникновению новых теорий, так и их испытанию на практике. Быстрые социальные и культурные изменения вносят новые черты в парадигму культурологии. Среди них — учет фактора пространства, плюрализм и смена ракурсов интерпретации.
Одной из заметных инноваций является компаративистика (сравнение) — как черта всех типов социального исследования. Распространение ее принципов на исследования культуры сегодня особенно заметно.
Сегодня мы, читая об Америке, можем увидеть, что это и о России. Основная причина компаративистского сдвига состоит в появившейся нелинейности исторического процесса, в возмож­ности локальных взаимодействий и локального воздействия на глобальные трансформации. По этой причине происходящее где-то говорит о наличии (или отсутствии) такой же возможности у нас или в другом месте, привлекает к себе внимание.
Сравнение культурных характеристик необходимо в связи с активным процессом модернизации, который разрушает традиционные культуры и требует от стран учитывать опыт друг друга.
Компаративистский анализ соответствует сегодняшней потребности посмотреть на культуры не как на статичные, законченные образования, а как на меняющиеся под влиянием времени и социальных трансформаций (в том числе и модернизационных процессов, сознательно ориентированных на трансформацию культур — их перевод из традиционной в современную фазу).
578
582
ряду по скорости развития они находятся, а тем, какие культуры сложились в них в ходе исторического развития.
Одной из основ сравнения, по мнению автора, может стать концепция «моделей мира». Это сжатое представление о мире в определенной традиции, основанной на способах формализации моделей мира. Наиболее полно это исследовано на примере балканской культуры1.
И наконец, еще один способ компаративности — выделение устойчивых архетипических образований культуры, своего рода «генов» культурного организма.
Проблема самобытности чрезвычайно сложна для изучения. Для этого есть несколько причин: во-первых, она сопряжена с оценкой, отношением к народу, самобытность которого пытаются представить, и часто связана с борьбой вокруг тех или иных особенных свойств нации между «обвинителями» и «адвокатами» среди исследователей, представляющих как свою, так и чужую культуру; во-вторых, описание самобытных черт часто характеризует стадиальные особенности, общие многим народам определенного уровня и не являющиеся сугубо русскими, славянскими, латиноамериканскими и т. п. Знаменитый кубинский писатель Алехо Карпентьер, например, характеризует самосознание и сущность Ла-
Таблица 2. Избежание неопределенности

Страна


Страна

Страна
Греция

112

Венесуэла



76

Норвегия

50
Португалия

104


Бразилия

76


Южная Африка

49
Бельгия

94

Италия


75

Новая Зеландия

49
Япония

92


Пакистан

70


Канада

48
Перу

87

Австрия


70

США


46
Франция

86


Тайвань

69


Филиппины

44
Чили

86

Германия



65

Индия


40
Испания

86


Таиланд

64


Великобритания

35
Аргентина

86

Иран


59

Ирландия

35
Турция

85


Финляндия

59


Гонконг

29
Мексика

82

Швейцария



58

Швеция


29
Израиль

81


Нидерланды

53


Дания

23
Колумбия

80

Австралия



51

Сингапур



8

1 См.: Злыднева Н.В. Художественная традиция в пространстве балканской культуры. — М., 1991; Цивьян Т. В. Лингвистические основы балканской модели мира. — М., 1991.


583
596
выработанные другими дисциплинами, тоже могут быть использованы1.
Возвращаясь к изложенному выше тексту учебного пособия, хотелось бы отметить значимость рассмотренных культур, как древних, так и современных, для понимания истории культуры, культурных трансформаций сегодня.
Влияние античности на европейскую культуру, европейской культуры — на американскую, своеобразие российской культуры, впитавшей в себя влияние разных начал, привлекающая все больший интерес культура Востока составляют общее наследие человечества, объединяющее прошлое, настоящее и будущее поколения. Совместно они хранят и развивают человеческий потенциал, противостоя варварству и люмпенизации.
1 См.: Comparative Politics. Рабочие тетради по компаративистике: Сравнительные исследования в политических и социальных науках. — СПб., 2001.
597
УКАЗАТЕЛЬ ТЕРМИНОВ
Аватара 131, 134
Автаркический 155
Автаркия 67,155
Автохтонность 108
Агиография 408
Агнатный (порядок наследования) 570
Агон 66
Адаб 488, 504
Адибы 488
Азан 510
Акривистский 406
Акротерия 371
Аксиологическая экстраполяция 390
Ацидия 213
Ал-уд 511
Аллегоризм 193
Амбивалентность 434
Американизм (латиноамериканизм) 520, 530, 538
Анабаптисты 272
Анимизм 33, 252
Антикизирующий классицизм 371
Антинорманизм 397
Антропоморфизм 175
Арабеска 505, 506
Аркатурный пояс 411
Архетипический образ 407
Аскеза 197
Атман 128
Атомизм 262, 276
Афроамерика 527, 532
Афрохристианская (церковь, секта) 557
Ашаризм 498
Ашрама 129
Баганда 548 Базилика 194 Байронический герой 295
Баньоро 548
Бенедиктинцы 173
Бидермейер 298
Бинарность 16, 437
Биографический метод 309
Брахман 128
Брахманы 114,126
Буддизм 42, 84, 92, 115, 137, 149
Бхакти 134
Бюргерство 488
Ваганты 186
Вайшьи 114
Варна 113, 127
Веданта 128
Великой Аналогии концепция 317
Венская классическая школа (в музыке) 288
Вервь 395
Вече 397
Византизм 441
Вирилокальное поселение 569
Война 284 Волюта 62
Всемирности идея 292, 303
Вульгата 172
Гардарика 392
Гаучо 513
Гвельфы 200
Гедонизм 256
Геополитическая доминанта 390
Гибеллины 200
Гностические учения 77
Гомогенность 162
Готицизм 289
Готический стиль 195
Григорианская реформа 182
Гриоты 544, 573
Гуманист 220, 221, 225, 226, 232, 234
598
Дао, даосы 88—92, 107, 109
Дарвинизм 304, 341
Двоеверие 402
Двоемирие 311
Деловой человек (бизнесмен) 295
Демественный распев 413
Денди 294
Детерминизма принцип 307
Детский мир 300
Джайнизм 115-117
Джати 114
Джентльмен 280
Диалектика 315
Диггеры 270
Дихотомичный характер 391
Доксографы 487
Донжон 187
Драма 287
Драммология 546
Дуализм 77
Дхарма 135
Евразийский универсум 392
Евроамерика 475, 527, 531
Европоцентризм 292, 303
Евхаристия 262
Единая Цепь Бытия 292
Естественное воспитание 279
Живописный принцип 289
Животный эпос 192
Жонглер 189
Закят 484
Закомара 411
Западничество 389, 427
Зикр 510
Знаменный распев 416
Иджма 486
Идти в Каноссу 182
Иллюзионизм 78 Илм 489
Имманентный 255
Инвеститура 182, 192
Индеанизм (индехенизм) 528
Индепенденты 270
Индоамерика 527 — 529
Индуизм 111, 112, 114, 117, 138
Инициация 555
Интернационализация 13
Интернационализм 121, 464
Интронизация 563
Иосифляне 414
Исихазм 351
Ислам (суннизм) 485
Историзм, поэтический историзм 289, 312, 314
Иттерма 42
Ишракизм (иллюминативизм) 500
Йомены 231
Кадар 484
Калам 497
Кальвинизм 243, 247
Кансона 189
Карма 133
Карма-йога 134
Каролингское возрождение 180, 181
Картезианцы 264
Картина мира 38, 291
универсальная 315
естественно-научная 316
художественная 316
Касыда 502
Католицизм 261, 523
Катхаки 132
Квадривий 180
Киворий 405
Классицизм просветительский 287
Кокошник 411
Комедия, «слезная комедия» 287
Компаративистика 20, 29, 578
Компендиум 203
Конвергенция 18, 477
Конкиста 513
Консьюмеризм 333
Континуализм 262
Креационизм 267
Креолизм, креол 531
Культурное «почвенничество» 421
Культурно-историческая школа 308
Культурный контекст 169
Куртуазный, куртуазия 188
Кутья 405
Куфи 505
Кхальса 119, 120
Кшатрии 114, 134
Латеритная (почва) 540
599
Левеллер 259, 270
Левират 570
Легислатура 329
Литературоцентризм 430
Лобола 556, 569
Лютеранство 243
Маджалис 498
Малых причин теория 316
Манихейство 78
Матрилинейный 568
Медиативный фактор 425
Медресе 499
Механицист 258
Мечеть 508
Мистериальные культы 76
Модульон 62
Монастырская утопия 407
Монофизитство 558
Муаллаки 502
Мусаввир 506
Мутазилиты 497
Мутакаллим 498
Мутуализм 393
Мушаббихиты 497
Народный евангелизм 231
Насхи 505
Натурфилософия 247, 266, 271, 498
Наука 303
Негритюд (негризм) 535, 536
Неоплатонизм 77
Нестяжатели 414
Норманнская теория 396
Нарратив 130, 131
Ньяма 547
Обрядоверие 405
Обыкновенный человек 296
Одиночество 294
Онтология 52, 498
Оптимистический принцип 287
Ордалия 567
Ориентализм 289
Оссианизм 290
Оттоновское возрождение 181
Палея 408
Пантеистический 271
Парсуна 416
Партесное пение 417
600
Патрилинейный 568
Патристика 172
Перипатетики 246
Перфекционизм 162
Петроглифика 574
Платоник 268
Позитивизм 22, 31, 316
Полицентризм 392
Померие 65
Понтификат 197
Поэт-миф 289
Предромантизм 288
Прерафаэлиты 300
Пресвитериане 320
Пресуществление 247, 260
Прецессия 492
Прозелит 560
Просвещение 69, 278
Протестантизм 261
Профетизм 482
Пуритане 270, 323
Рабаб 504, 511
Рабство 65, 278, 286, 328, 438, 470, 535
Разума культ 278
Раса 145
Растафари 573
Реализм 313
Ревелятивная религия 483
Регги 573
Региональность культуры 286
Редистрибуция 566
Реформация 228, 231, 239, 243, 261, 270
Риторика 72, 73, 372
Рокайль 290
Рококо 14, 290
Роман 241, 287
Романский стиль 194
Романтизм 310
Сакрализация 419
Самурай 150
Сангха 137
Свобода 57, 65, 117, 119, 122, 124, 144, 162, 190, 231, 236, 239, 240, 249, 256, 273, 279, 286, 295, 318, 330, 376, 379, 385, 420, 430, 432, 434, 440, 442, 450, 456, 459, 470, 475, 477, 497, 520, 534, 566, 581, 582, 589, 592
Северная (Русская) Фиваида 356
Секуляризация 419
Сентиментализм 288
Сёгун 165
Сикхизм 119
Синергетика 31, 88
Синергизм 246
Синкретизм 87, 95, 142, 176, 178
Синтоизм 150, 163, 164
Сира 504
Славянофильство 390, 427
Смерд 399
Сноб 298
Соответствий концепция 317
Сорорат 570
Социокультурный монизм 464
Справа 362
Субстрат 390, 597
Суперстрат 527
Сута (сутра) 137
Суфизм (тасаввуф) 486
Суфий (мурид) 484, 486
Схоластика 195, 225
Таджвид 510
Тезаурусный подход, тезаурус 291
Теургия 454
Техника 301
Типизация 314
Томизм 248
Торричеллиева пустота 259
Трагедия 287
Треба, требище 405
Трибализм (трайбализм) 566
Триварга 143
Тривий 180
Тридентский собор 262
Уксорилокальное поселение 569
Улема 485 Умма 486
Универсум 252
Унитарианизм (тавхид) 18, 481
Утопия 234
Фабльо 190
Фадимахана 556
Факих 485
Фальсафа 497
Фарс 189
Филадельфия 407
Филистер 297, 298
Философия всеединства 454
Халиф 485
Хараппская (протоиндийская)
цивилизация 112
Христианско-языческий синкретизм 402
Цивилизационные процессы 283,301
Цивилизация 30, 47, 60, 61, 283
Цистерианцы 197
Чань (цзен) 93 Чувства культ 288
Шейх 486
Шудры 114, 127
Эвдемонизм 441
Эволюционная теория 31, 306
Эзотерический 544
Экзотерический 544
Экзотизм 289
Экстерналист 252
Эксцентриситет 492
Эманация 77
Энтелехия 72, 74, 75, 350
Энтропия 304
Энциклопедисты 283
Эпикуреец 257
Эпистемология 498
Эпифания 50
Эсхатология 482
Юга 131
Янсениз 243
ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие.................................................................................................3
Введение в историю культуры..................................................................21

<< предыдущая страница   следующая страница >>



Лучший слушатель тот, кто способен посвятить вам все свое внимание, не слушая ни слова из того, что вы говорите.
ещё >>