Т. И. Кружкова, И. А. Колобков подготовка кадров для малого бизнеса в ремесленных учебных заведениях урала - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Проблемы и перспективы развития малого бизнеса региона в условиях... 1 93.51kb.
Диплом бакалавра или специалиста государственного образца 1 57.92kb.
О необходимости сплошного обследования предприятий малого бизнеса 1 66.74kb.
Семинар-тренинг «Практика развития малого инновационного бизнеса» 1 21.26kb.
Проект: «Подготовка кадров для развития приоритетных сфер экономики» 1 33.16kb.
«Механизмы финансовой поддержки малого и среднего бизнеса в Италии... 14 1055.76kb.
Проведения встречи 1 18.13kb.
Школьный сервер на основе свободного программного обеспечения 1 28.76kb.
Западло в учебных заведениях #2 6 556.45kb.
Тематический план Программы «Практика развития малого инновационного... 1 24.51kb.
«Сравнительный анализ условий ведения малого бизнеса в США и Японии» 9 687.18kb.
Регулирование производства тепла и электроэнергии на теплоэлектроцентралях 26 2692.3kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Т. И. Кружкова, И. А. Колобков подготовка кадров для малого бизнеса в ремесленных - страница №1/4




Т.И. Кружкова, И.А. Колобков

ПОДГОТОВКА КАДРОВ ДЛЯ МАЛОГО БИЗНЕСА

В РЕМЕСЛЕННЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ УРАЛА

(вторая половина XIX – начало XX в.)

Екатеринбург

2001
Министерство образования Российской Федерации

Академия профессионального образования

Уральское отделение Российской академии образования

Уральский государственный профессионально-педагогический университет

Т.И. Кружкова, И.А. Колобков

ПОДГОТОВКА КАДРОВ ДЛЯ МАЛОГО БИЗНЕСА

В РЕМЕСЛЕННЫХ УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ УРАЛА

(вторая половина XIX – начало XX в.)

Екатеринбург

2001


УДК 330. 8

ББК 433(2Р)6

К 84

Кружкова Т.И., Колобков И.А. Подготовка кадров для малого бизнеса в ремесленных учебных заведениях Урала (вторая половина XIX – начало XX в.). Екатеринбург: Изд-во Урал. гос. проф.-пед. ун-та, 2001. 79с.

ISBN 5 – 8090 – 0084 – 9

В монографии отражены история подготовки кадров для малого предпринимательства Урала в учебных заведениях ремесленного типа, общее состояние кустарной промышленности.

Книга предназначена всем, кто интересуется экономикой России и ее регионов.


Рецензенты: доктор исторических наук, профессор К.П. Стожко (Уральский государственный университет им. А.М. Горького); доцент, кандидат технических наук В.А. Федоров (Уральский государственный профессионально-педагогический университет).


ISBN 5 – 8090 – 0084 – 9 © Уральский государственный

профессионально-педагогический

университет, 2001
© Кружкова Т.И., Колобков И.А.,

2001
Введение


В условиях перехода к рыночной экономике возрос интерес к истории кустарной промышленности, ремесел. 24 июля 2001 г. постановлением Правительства Свердловской области была одобрена “Концепция возрождения и развития ремесел и народных промыслов в Свердловской области в 2000–2005 гг.”, определяющая общий замысел, идеи, основные направления и пути развития ремесленничества на современном этапе. При разработке концепции учитывались принципы развития ремесленничества, определенные в нормативных документах Правительства Москвы, использовались материалы Института малого предпринимательства Министерства экономики РФ, Центра малого предпринимательства и ремесел (Москва), германского фонда Щёка (Баден-Баден) и Палаты ремесел Дюссельдорфа (ФРГ). Кроме того, были учтены предложения по возрождению ремесленничества Уральского государственного профессионально-педагогического университета, Профессионального лицея ремесленников-предпринимателей (Екатеринбург), Уральского центра народных промыслов и ремесел, Екатеринбургского муниципального центра народного творчества и художественных ремесел (“Центр Гамаюн”), Центра содействия предпринимательству Свердловской области, Департамента федеральной государственной службы занятости населения по Свердловской области и др.

Кустарные промыслы, в том числе ремесленничество, – это один из видов предпринимательской деятельности.

Ремесленничество имеет глубокие исторические и национальные корни. Еще до образования Киевской Руси восточным славянам были известны более 60 различных ремесел. Центрами ремесел на Руси, как и в странах Западной Европы, являлись города. С XII в. в древнерусских городах начинает бурно развиваться каменностроительный и кирпичный промыслы, что было в основном связано со строительством церквей, храмов, монастырей, княжеских хором.

Важными городскими промыслами являлись обработка металла и кузнечный промысел. Благодаря мастерству отечественных ремесленников в русских городах процветало оружейное и ювелирное дело, в достаточном количестве производились изделия из металла для сельского хозяйства, обеденная утварь и т. д.

Особое значение имел железно-рудный промысел, процветавший в Новгородской и Псковской землях. Новгородские предприниматели осуществляли разведку и промысел руд в Печорском крае и на Северном Урале.

Железную руду добывали самым примитивным способом. Обработка производилась в домницах – особых устройствах, состоявших из одной – двух печей. Полученное железо измерялось прутами и крицами (в один прут входило десять криц, каждая весом от 9 до 12 фунтов чистого железа, что составляет примерно 4 кг).

В Новгородской земле особое значение приобрели добыча серебра, производившаяся в Закамье, Юрге, Сибири и Зауралье, а также соледобывающий промысел.

Перечень промыслов городского хозяйства был бы неполным без учета деятельности ремесленников по переработке сельскохозяйственной продукции. Обработка льна, шерсти, древесины, выделка полотна и других сукон также были характерны для городского хозяйства XIII–XV вв.

С XVI в. наблюдался новый подъем ремесленного производства. В этот период в городах насчитывалось уже более 220 разновидностей ремесел.

Говоря о размахе ремесленного производства в данный период, следует отметить, что количественный рост мелкотоварного производства не привел еще к перерастанию его в капиталистическое товарное производство, как это было в ряде западноевропейских стран. Впервые меры государственного воздействия на организацию ремесленного сословия и ремесленную деятельность были приняты императором Петром I в 1722 г. Данная тенденция имела место в России вплоть до второй половины XIX в. В 1785 г. Екатериной II было утверждено Ремесленное положение, а в 1799 г. Павлом I Устав ремесленных цехов. В 1852 г., накануне Крымской войны, Николай I вводит закон о ремесленном управлении.

Итак, ремесленничество, кустарные промыслы играли огромную роль в хозяйственной жизни России, так как вплоть до середины XIX в. большая часть предметов быта изготавливалась ремесленниками и кустарями, численность которых в 1880-е гг. в 5 раз превышала количество рабочих, занятых в средней и крупной промышленности. К началу XX в. в России насчитывалось более 4 млн ремесленников. Это было целое сословие, обеспечивавшее население страны разнообразными услугами и товарами ремесленного производства. Развитие ремесленных профессий и кустарных промыслов было тесно связано с национальными традициями, особенностями местного уклада жизни, демографическими факторами.

В толковом словаре промысел трактуется как ремесло или другое подсобное занятие. В российской экономике особое место занимали кустарные промыслы, являвшиеся мелкой семейной организацией производства. Ремесленники удовлетворяли ежегодно потребность населения в 20 млн колес для телег. В Нижегородской губернии кустарями изготавливалось в год до 8 млн ложек, в Смоленской губернии – до 20 тыс. плугов. Центрами сапожного дела считались Тверская и Курская губернии, где шили до 2,5 млн сапог в год. На Среднем Урале ремесленная деятельность была традиционно связана с обработкой металла, камня, дерева. Причем гранильный промысел, примерно на 70%, сохранял форму семейного домашнего производства1.

Широкое распространение на Урале получили такие промыслы, как художественная ковка и обработка металлов, чугунное литье, изготовление самоваров, берестяных туесков, лозоплетение, резьба и роспись по дереву и др. В конце XIX – начале XX в. горнозаводская промышленность края, не выдержав мировой конкуренции, постепенно стала приходить в упадок. Но Екатеринбург, Нижний Тагил и многие другие города оставались крупными центрами ремесла и торговли. По объему валового производства мелкой промышленности Пермская губерния занимала второе место в России.

Правительство страны во второй половине XIX – начале XX в. поощряло развитие ремесленничества, народных промыслов, кустарной промышленности. Предпринимателям предоставлялись кредиты, оказывалось содействие в получении на льготных условиях сырья и материалов, сбыте изделий. Государство принимало участие в организации школ ремесленников, образцовых ремесленных мастерских, коллективных складов, музеев, выставок и т.д. В 1874–1887 гг. работала правительственная комиссия с участием крупных предпринимателей по изучению состояния и проблем кустарных промыслов и выработке предложений по развитию и поддержке этого сектора экономики.

Переход экономики России на рыночную основу, изменения в социальной и политической сферах способствуют развитию и проявлению инициативы, активности, самостоятельности в профессиональной деятельности. Рыночные отношения приводят сегодня к воссозданию на новой конкретно-исторической основе кустарных промыслов, института ремесленничества.

Возрождение ремесленничества породило интерес не только к его современному состоянию, но и к его истории, так как опыт, накопленный в дореволюционный период истории России, позволяет глубже уяснить такие важные и ныне проблемы, как, например, национальный менталитет и его проявление в отношении развития малого предпринимательства, национальный тип корпоративности ремесленничества, мера его способности реагировать на запросы общества.

В связи с вышесказанным, анализ подготовки ремесленников во второй половине XIX – начале XX в. на Урале, крупнейшем промышленном регионе России, представляется крайне актуальным и полезным.

Глава I. КУСТАРНАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ УРАЛА

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX НАЧАЛЕ XX в.
Общее состояние кустарной промышленности
В начале 60-х гг. XIX в. произошли значительные перемены в развитии российской промышленности. Реформы 1860-х гг., атмосфера либеральных преобразований способствовали быстрому развитию предпринимательства, кустарной промышленности. В этот период постепенно складывается отраслевая и региональная структура кустарной промышленности, окончательно оформляются центры уникальных высокохудожественных национальных промыслов. Идет процесс зарождения снабженческой, сбытовой, производственной кооперации кустарей. Подъем кустарной промышленности способствует пробуждению общественно-политического интереса к ней. В 1872 г. была создана Комиссия по исследованию кустарной промышленности в России. Глава комиссии Е.Н. Андреев определил число кустарей на конец 1870-х гг. в 7,5 млн. человек2. Справочная литература конца XIX в. указывает, что в России насчитывалось 15 млн кустарей3. С данной цифрой были не согласны многие исследователи, например, С.А.Харизоменов, называвший цифру 4 млн, Л.Г. Оршанский, считавший, что к началу XX в. соотношение количества работников, занятых в кустарной промышленностиb фабрично-заводских пролетариев составляло 7:1, и т. д.

В рассматриваемый период характерной чертой кустарной промышленности являлся семейный характер производства. На подсобных работах широко использовался труд 7- и 8-летних детей и стариков. Не было особых ограничений и в применении женского труда. Более того, многие промыслы считались чисто женскими: золотой, золотокружевной, стеклярусный, золотошвейный, полотняно-ткацкий и др.

Ученичество у кустаря традиционно стоило очень дорого и продолжалось иногда десятилетиями. В данном случае период ученичества становился не только школой мастерства, но и скрытой формой эксплуатации. Например, в Кимрах, центре традиционного сапожного промысла, ученичество в середине XIX в. продолжалось в среднем 14 лет, что объяснялось сложностью промыслов.

Кустарная промышленность максимально выявляла именно индивидуальные возможности промысловика, так как индивидуальность ремесленника, его личные умения и навыки, личность в целом имели большое значение.

Интересы кустарей, ремесленников были представлены системой специальных учреждений общественного характера. В союзах кооператоров встречаются интересы кустарной кооперации и земства. Регулярно начинают созываться съезды деятелей по кустарной промышленности. Однако, несмотря на деятельность представительских органов, вплоть до 1914 г. мелкая, в том числе и кустарная, промышленность была изолирована как от выгодных правительственных заказов, так и от финансовой помощи со стороны государства.

Во второй половине XIX в. организация кустарных промыслов носила артельный характер, что помогало становлению мелкой промышленности. Так, возникали многие мелкие ткацкие мастерские, в которых ручным способом трудились от 5 до 7 наемных работников. Подобно ткацким создавались небольшие столярные артели (Дедюхинская, Уткинская и др.).

Заработная плата кустарей в рассматриваемый период была довольно приличной. Члены Нижнеисетской артели в начале XX в. зарабатывали от 300 до 380 р. По данным промышленной переписи 1908 г., прибыль хозяина малого предприятия не на много отличалась от заработка кустаря.

Ежегодный объем кустарного производства на Урале превышал 5200000 р.4, что составляло примерно половину фабричного и заводского производства. Занимались кустарными промыслами около 25000 человек, тогда как в фабрично-заводской промышленности насчитывалось 19000 человек5.

Расширение кустарных промыслов на Урале было обусловлено сбытом некоторых из них в более отдаленные местности, например в Сибирь, а также экономическими потребностями крестьянского населения Пермской губернии, часто вынужденного в результате безземелья искать в кустарных промыслах подспорье и даже основной жизненный источник. Распределение кустарных промыслов по отраслям было тесно связано с местными природными и хозяйственными условиями, а также зависело от дальнейшей деятельности или упразднения уральских горных заводов.

Одним из традиционных промыслов Урала, привлекавших огромное количество мелких предпринимателей, являлась золотопромышленность. Во второй половине XIX в. положение кустарей в этой области было крайне тяжелым. С одной стороны, если старатель намоет и сдаст хозяину больше металла, он больше заработает, с другой – покажет богатую добычу, может лишиться делянки. В связи с этим старатели часто сдавали металл на сторону. Самостоятельно заниматься промыслом они не могли вследствие ряда причин: недостатка финансовых средств; множества формальностей при оформлении заявок на разведку и отвод приисков; имевшего место у народа страха перед чиновниками.

Таким образом, отсутствие возможности ведения мелкого кустарного золотого промысла постоянно подталкивало предпринимателей к хищению золота. В связи с этим 6 июня 1914 г. на совещании представителей золотопромышленности Пермской, Оренбургской и Уфимской губерний был выработан проект правил для кустарной промышленности.

В проекте было 22 статьи, важнейшее значение из которых имели:



  • во-первых, разрешение заниматься кустарным золотоплатиновым промыслом на свободных, казенных землях, на землях Ведомства кабинета Его Императорского Величества и на казачьих землях;

  • во-вторых, в целях регистрации кустарей, занятых золотоплатиновым промыслом, они должны взять в лесничестве билет сроком на 1 год;

  • в-третьих, кустарь, нашедший месторождение золота или платины на свободной, не занятой под разведки и никем прежде не заявленной6 местности, имел право занять под разведку не более 10000 кв. сажень или 18 1/3 десятин;

  • в-четвертых, кустарь должен внести подесятинную подать при отводе прииска. При отсутствии на момент отвода у него средств, кустарь может в последующие 2 месяца внести плату в полуторном размере, т.е. по 1 р. 50 к. за десятину. В случае неуплаты в указанный срок прииск должен был передаваться в казну.

Кроме золотых промыслов, на Урале в данный период большое значение имел чеботарный промысел со вспомогательными производствами: вытяжкой сапожных передков и клейкой пластов для сапожных подборов. В 1898 г. в Пермской губернии этим промыслом занимались примерно 1600 семей, годовой заработок которых составил 930 тыс. р.

В промыслах по обработке животных продуктов было задействовано около 2000 семей (ежегодный заработок 584000 р.), обработкой растительных материалов занималось примерно 3150 семейств (до 1953000 р.), обработкой полезных ископаемых, металлов, драгоценных и полудрагоценных камней, глины – 3800 семей (1288000 р.) и т. д.

Таким образом, на Урале имелись благоприятные условия для развития различных отраслей кустарной промышленности.

В то же время существовал ряд причин, негативно отразившихся на кустарном производстве, препятствовавших превращению Урала в крупнейший кустарно-промышленный центр.

Во-первых, это своеобразная политика горного ведомства, которое под предлогом сохранения лесов запрещало крестьянам строить кузницы. Горное ведомство считало, что данная политика полностью соответствует действующему законодательству. Однако в законе запрещалось открывать в районах казенных горных заводов промышленные заведения, производство в которых основано “на огненном действии, требующем дров или угля (древесного)”7. Горное ведомство твердо придерживалось законодательства, несмотря на неоднократные разъяснения Сената, указывающие на его неправильность. Сенат резко высказывался против причисления горным ведомством кузниц к промышленным заведениям, на основании чего было вынесено частное определение: “...распо- ряжение горного ведомства о закрытии существующих в г. Златоусте кузниц и неразрешении устройства их в будущем времени – отме- нить”8. Но и после этого указа горное ведомство продолжало препятствовать устройству крестьянами кузниц и других подобных заведений. Данная проблема постоянно обсуждалась в 80-е гг. XIX в. В 1888 г. Пермское губернское земское собрание ходатайствовало о “дозволении местному заводскому населению возводить в местностях казенных горных заводов огнедействующие мастерские на общих основаниях”9. Ходатайство поддержал и пермский губернатор. Но горное ведомство уведомило земство, что устройство кустарных заведений не будет встречать с его стороны препятствий только в том случае, если кустари перейдут на минеральное топливо. Это на Урале было практически невозможно, так как данный вид топлива здесь практически отсутствовал.

Во-вторых, развитие кустарных промыслов тормозили чрезвычайно высокие тарифы на перевозку по железной дороге изделий кустарей.

В-третьих, довольно сложное экономическое положение кустарей в различных местностях Пермской губернии. До открытия операций Кустарно-промышленного банка в Перми большинство кустарей находилось в полной зависимости от скупщиков, которые за бесценок приобретали их продукцию и по очень высоким ценам покупали необходимое им для производства сырье. Общая задолженность кустарей была определена Пермским губернским статистическим комитетом в 85 тыс. р.10 на начало деятельности банка.

Деятельность Кустарно-промышленного банка

Кустарно-промышленный банк в Перми начал действовать 7 января 1894г. с основным капиталом в 142202 р.11 За время своего существования он оказал огромное содействие развитию кустарных промыслов. Операции банка по выдаче ссуд увеличивались ежегодно. Сравнение ежемесячных поступлений по годам показывает, что в первый год деятельности банка ежемесячно подавалось по 38 заявлений, во второй – по 156, в третий – по 154, в четвертый – по 213. Общая сумма кредита на 1 января 1897 г. составила 278 тыс. р. С 1894 по 1897 гг. Кустарно-промышленный банк удовлетворил 4800 кредитных требований на сумму 482 тыс. р. Случаи задержки выплаты ссуд составляли ничтожный процент. Итак, деятельность банка, просуществовавшего до 1909 г., сосредоточивалась почти исключительно на субсидировании кустарей-одиночек, ремесленников, которым выдавалось около 94 % от общего числа ссуд12.

С 1906 г. по инициативе кустарей-предпринимателей идет быстрый рост кооперативных организаций. В этот период были организованы такие крупные кооперативы, как Нижнеисетская первая трудовая артель горнорабочих Урала, арендовавшая бывший казенный завод, трудовая артель рабочих Дедюхинского самоварного завода, взявшего в аренду бывшие казенные промыслы и др. Кустарно-промышленный банк предоставлял почти всем этим кооперативам достаточно крупные кредиты. Например, Нижнеисетская и Дедюхинская артели получили по 10000 р., Уткин–ская – 6000 р., артель Сосновских кустарей-сапожников – 800 р. и т.д.13 Ссуды выдавались банком под 7 % годовых.

Артельно-промышленные товарищества, пользовавшиеся банковскими ссудами, делились на три основные группы:

1) товарищества с полной артельной организацией или “производственные”;

2) “сырьевые” товарищества, созданные для совместной закупки сырья и совместного использования кредита;

3) “ссудные” товарищества, организованные для совместного пользования кредитом при круговой поруке друг за друга.

Самым крупным “производственным” товариществом в Екатеринбургском уезде было Мраморское товарищество кустарей, учрежденное по договору 14 марта 1894 г. Это товарищество состояло из опытных работников и мастеров, занимавшихся изготовлением монументов, колонн, ваз из алебастра, мрамора и других горных пород, каменной резьбой и т. д. В товарищество входили 38 человек. В 1913 г. было изготовлено изделий на сумму 4543 р., а в 1914 г. производительность товарищества возросла в 2 раза.

27 июня 1895 г. было открыто крупное “сырьевое” товарищество на Невьянском заводе Екатеринбургского уезда, состоявшее из 17 членов. В основном это были столяры и мастера-сундучники. Таким образом, при содействии кустарно-промышленных банков в начале XX в. в России происходил бурный процесс объединения в кооперативы, различные артели. Такие масштабы не имели прецедента ни в одной стране мира.

На 1 января 1914 г. в России насчитывалось 29600 кооперативов, в том числе:



  • кредитных товариществ – 9300,

  • ссудосберегательных товариществ – 3400,

  • потребительских обществ – 10000,

  • сельскохозяйственных обществ – 4400,

  • маслоделательных артелей – 2000,

  • производительных артелей – 50014.

Кустарно-промышленный банк не ограничивался кредитными операциями и принимал активное участие и в других мероприятиях, способствовавших развитию кустарных промыслов. Например, при его участии в Пермской губернии были открыты кустарно-оптовые склады: Кунгурский, Ирбитский и др.

Наряду с Кустарно-промышленным банком, значительную роль в поддержке кустарной промышленности на Урале играл Екатеринбургский кредитный союз, оборот которого за 1914 г. достиг 4,5 млн р. С увеличением оборота росли и расходы союза. Чистая прибыль за 1914 г. составила 2144 р. 02 к. и была распределена следующим образом:



  • запасный капитал – 1072 р. 01 к.;

  • фонд горного института и музея – 94 р. 44 к.;

  • фонд безнадежных долгов – 200 р. 00 к.;

  • погашение стоимости имущества – 777 р. 57 к.

Отчет о деятельности Екатеринбургского кредитного союза за 1914 г. показал постоянный рост его оборотов: в 1912 г. –1700 р., в 1913 г. – 2900 р., в 1914 г. – 14500 р.15

Существенным препятствием в развитии кустарных промыслов, ремесленничества на Урале было отсутствие среди поселян технических знаний и невозможность для кустарей следить за усовершенствованиями и изобретениями. Решить данную проблему можно было путем расширения издательской деятельности (книг, брошюр, пособий), оказания технической помощи кустарям, открытия новых типов учебных заведений, низших технических школ, показательных ремесленных мастерских и т.д.



Глава II. СИСТЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗАЗОВАНИЯ НА УРАЛЕ (18611914)
Горнотехнические школы Урала
Раннее развитие профессиональной школы являлось одной из особенностей Урала, выделяло его из других регионов России. Хотя до середины XIX в. так и не сложилась система профессионального образования в регионе, тем не менее к этому времени в Пермской губернии функционировали не только горнозаводские школы низшего порядка, но и средние технические учебные заведения, такие как Уральское горное училище, Нижнетагильское заводское училище и др. По “Положению о штатах главного правления казенных горных заводов Уральского хребта”, утвержденному в мае 1847 г., в районе существовало два типа горнозаводских школ: заводские школы при каждом заводе, в крупном заводском поселке и окружные училища в каждом горнозаводском округе. Окружные училища как высшие школы по сравнению с заводскими принимали детей, окончивших курс элементарной школы, и выпускали чертежников, мастеров, штейгеров, счетоводов, лаборантов и т.д., что имело огромное значение для обеспечения заводского производства служащими разной квалификации.

“Положение об учебных заведениях уральских горных школ” регламентировало деятельность учебных заведений горной промышленности. Главная цель данных учебных заведений заключалась в том, чтобы “образовать для всех уральских заводов сведущих уставщиков, мастеров и наставников для заводских школ, а с тем вместе доставить детям недостаточных чиновников средства к образованию для службы горной”16.

Крепостное право отрицательно сказывалось на организации профессионального обучения в крае. Число профессиональных школ росло медленно, а в последние десятилетия первой половины XIX в. не было открыто ни одного специального учебного заведения.

Во второй половине XIX в. развитие капиталистических отношений постепенно меняет и положение профессиональной школы. Реформа 1861 г. затронула большую часть рабочих горной промышленности, так как среди горнозаводских рабочих, численность которых составляла в 1860 г. 245 тыс. человек, крепостных было 70 %17.

В пореформенный период идет процесс сокращения производства и численности горнозаводских рабочих на Урале. Так, с 1865 по 1885 гг. численность рабочих уменьшилась на 30 тыс. человек18.

Рост безработицы негативно отразился на положении уральских школ. 28 марта 1861 г. инспектор заводских школ Златоустовского округа проявлял особую озабоченность отсевом учеников из-за тяжелого материального положения родителей. Это заставило правительство обратить внимание на проблемы профессиональной школы. В начале 1870-х гг. правительством был поставлен вопрос о целесообразности существования специальной системы профессионального обучения на горнозаводском Урале. Министерство народного просвещения согласилось принять в свое ведение все школы Горного департамента. 22 мая 1879 г. правительство России опубликовало решение о передаче в ведение Министерства народного просвещения окружных училищ и заводских школ. В данном документе отмечалось:

“1. Окружные училища: Златоустовское, Горноблагодатское, Воткинское и Екатеринбургское, равно как и все горнозаводские мужские и женские в Екатеринбургском, Златоустовском, Горноблагодатском, Камовоткинском и Луганском горных округах, а также в Юговском, Олонецких, Пермских и Алагирских горных заводах, передать по окончании истекающего учебного года из горного ведомства в ведение Министерства народного просвещения.

2. Из зданий, занятых семи училищами и школами, передать в МНП только те, кои построены исключительно для школ; здания же лишь временно занимаемые этими учебными заведениями и заводам необходимые, оставить в ведении горного ведомства и помещение в них школ допустить также временно, впредь до приискания новых помещений МНП, по ближайшему о том соглашению местных горного и учебного начальства.

3. Из суммы, ассигнуемой ныне по смете Горного департамента на содержание передаваемых училищ и школ в размере 24533 р. 67 к., перевести в ст.2 §11 сметы МНП ту часть, которая окажется налицо ко времени передачи упомянутых учебных заведений.

4. Определение самого порядка передачи и срока, с которого таковая должна быть начата, предоставить взаимному соглашению МНП и государственных имуществ”19.

Министерство народного просвещения осуществило реорганизацию учебных заведений Горного департамента: заводские школы были преобразованы в двухклассные начальные училища, а окружные училища – в городские.

Эта реформа работниками горнозаводской промышленности не была поддержана. В.Е. Боков в “Летописи событий, происходивших в Златоусте” пишет: “...горнозаводскому населению жалко было расставаться с окружными училищами, приноровленными для заводской службы самою программою, уже зарекомендовавшими себя с полезной стороны и давшими большой контингент полезных деятелей на заводские службы”20.

Вскоре представители горнозаводских предприятий поставили вопрос о восстановлении школ. На каждом очередном съезде уральских горнопромышленников рассматривались проекты организации специальных учебных заведений, создавались согласительные комиссии.

В 1888 г. на основе “Общего плана промышленного образования в России”, составленного под руководством И.А.Вышнеградского, были разработаны и утверждены “Основные положения о промышленных училищах”. По этому документу на Урале открылся ряд горных, средних и низших технических училищ, ремесленных школ и классов.

К проблеме расширения технического образования обратился съезд директоров технических и промышленных училищ в Петербурге под председательством тайного советника И.А.Анопова. На съезде рассматривался огромный материал, накопленный школами разных типов. По вопросу реформы средних технических училищ председатель съезда рассмотрел 3 варианта решения данной проблемы:

1) принимать в средние технические училища лиц, окончивших пять классов реального училища, без изменения его программы, при этом общая продолжительность обучения составит 9 лет:

2) принимать в средние технические училища лиц, окончивших четыре класса реального училища, а также лиц, окончивших курс городских училищ, по уставу 1872 г., открыв при среднем техническом училище подготовительный класс, причем общая продолжительность обучения также будет 9 лет;

3) принимать в средние технические училища окончивших шесть классов реального училища, причем общая продолжительность обучения составит 9 или 10 лет, смотря по специальности училища.

Делегатами съезда был одобрен второй вариант. Первые два класса средних технических училищ должны быть специального типа с преобладанием преподавания общеобразовательных дисциплин, а в последующих трех классах должны в основном изучаться специальные дисциплины.

На съезде был рассмотрен вопрос об облегчении поступления в высшие технические учебные заведения лицам, окончившим средние технические училища, а также о возможности выпускникам технических училищ получать знания и диплом инженера по отдельной узкой специальности после сдачи особых испытаний при поступлении в высшее учебное заведение.

Труды съезда представляли огромный интерес, так как ни в одной стране мира не было такого многообразия реальных школ различных типов, как в России. На съезде был выяснен характер этих учебных заведений, их особенности, специфика и намечены необходимые преобразования в этой области. Быстрые темпы индустриального развития вызвали увеличение спроса на мастеров, техников и способствовали открытию новых средних технических заведений во многих городах России.

Наиболее известным не только на Урале, но и в России, было Уральское горное училище, созданное еще в XVIII в. В начале 1860-х гг. положение Уральского горного училища резко ухудшилось, что было связано с реформой 1861 г. Выпускники училища в начале пореформенного периода лишились всех льгот, значительно уменьшился спрос на специалистов горного дела. Вследствие этих причин сократилось число учащихся, закрылись некоторые специальные классы. Например в 1866 г. Уральское горное училище закончили всего 7 человек, что было примерно в 2–3 раза меньше, чем в предшествующие годы.

В 1870–80-е гг. положение училища несколько улучшилось, так как в связи с подъемом промышленного производства увеличился спрос на рудничных пробирщиков, горных межевщиков, мастеров, надзирателей, подготовка которых осуществлялась в данном учебном заведении. В этот период в училище еще существовал 4-годичный курс обучения, который делился на два низших и высших класса. Причем выпуск производился через два года (в каждый четный год). В учебный план входили общеобразовательные и специальные предметы, а также практические занятия по специальности.

Во второй половине 1880-х гг. в Уральском горном училище был усовершенствован весь учебный процесс. Расширились программы по математике и физике, значительная роль была отведена практическим занятиям, которые проводились в хорошо оборудованных мастерских. Ученики выполняли частные заказы, принося доход учебному заведению. Положительно сказалось введение пятибалльной системы оценки знаний вместо существовавшей десятибалльной. Частные заводы, земства и другие организации и учреждения получили право устанавливать свои стипендии, что способствовало поднятию материального уровня учащихся. Особо ценным в деятельности данного учебного заведения было то, что каждый ученик за четыре года проходил обучение во всех цехах (столярно-модельном, слесарном, механическом, литейном, кузнечном), получая различные навыки и отличное знание профессии. В то же время практика в мастерских была очень слабо связана с теоретическим материалом, изучаемым на уроках. Кроме того, ученики работали в мастерских по 10 часов в день, что исключало какие-либо другие занятия. Таким образом, рационального соединения теоретического обучения с производительным трудом не получилось.

По своей программе близко к средним специальным школам стояло Кунгурское ремесленное училище с 4-годичным сроком обучения.

В начале 70-х гг. XIX в. коммерции советник А.С. Губкин выступил с инициативой открытия в Кунгуре такого учебного заведения, которое позволило бы даже молодежи получить какое-либо ремесло. А.С. Губкин считал, что заводы Кунгура нуждаются прежде всего в техниках, и поэтому решил строить ремесленное училище. Получив от центральных и местных властей разрешение на строительство, он поручил архитектору Гейнрихсену разработать проект здания. После утверждения проекта А.С. Губкин развернул строительные работы. Руководил стройкой командированный от Министерства финансов инженер-технолог В.И. Ясинский.

В 1877 г. состоялось открытие училища. В этот год контингент учащихся составил 300 человек, в том числе 40 стипендиатов, 60 приходящих пансионеров, 80 детей из бедных семей (обучались бесплатно) и 120 человек, плативших за обучение по 50 р. в год. Стипендиаты и дети из бедных семей содержались за счет учредителя21. Полный курс обучения составлял 6 лет, причем в течение 5 лет программа включала в себя как теоретическое обучение, так и занятия в мастерских. В последний год учебы в программе были запланированы только практические занятия.

Училище имело слесарную, столярную, токарную, кузнечную, литейную и другие мастерские, а также хорошо оборудованную лабораторию, физический кабинет, музей, библиотеку и другие вспомогательные помещения. Освещалось здание училища газом, для чего А.С. Губкиным был построен особый газовый завод. Также в здание была проведена вода. Общая сумма затрат на строительство и оборудование учебного заведения составила около 1 млн р. серебром. Ремесленное училище находилось в ведении Министерства финансов, попечителем был назначен учредитель училища – коммерции советник А.С. Губкин, а директором – строитель, инженер-технолог В.И. Ясинский. Инспектора и преподаватели также были назначены министерством.

В отличие от Уральского горного училища, в учебном плане Кунгурского отсутствовал курс реального училища. Общеобразовательные предметы давались в объеме городского училища, но больше часов отводилось на математику и физику. По математике изучали логарифмы, знакомились с основами тригонометрии. Значительное количество учебных часов отводилось на повторение, что обеспечивало прочные знания в объеме программы. В процессе преподавания были установлены тесные связи общеобразовательных предметов с производственным обучением. В Кунгурском ремесленном училище уделялось много внимания преподаванию черчения. Согласно учебному плану на него приходилось 30 часов в неделю. В первом классе ученики знакомились с геометрическим, проекционным и техническим черчением. Во втором классе изучали сопротивление материалов, расчет и вычерчивание деталей, а также проводили съемку с натуры одного из станков. В третьем и четвертом классах ученики уже выполняли чертежи станков и механизмов.

Много учебного времени отводилось на практические занятия, которые проводились во всех классах с постепенным усложнением заданий. В первом классе шли занятия в столярно-модельном цехе. Ученики знакомились с инструментами, а потом делали табуреты, чертежные доски. В слесарной мастерской они занимались опиловкой и изготовлением гаечного ключа, кронциркуля. Во втором классе задания были более сложными: ученики по чертежам производили опиловку и сборку штангенциркуля, ручных тисков, гаечного ключа, сверлильного штатива и др. Ученики 3–4-х классов работали в слесарно-механической, сборной и кузнечно-литейной мастерских. Учащиеся выпускного класса во время практики выполняли обязанности мастера и руководили работой младших классов. За время учебы в ремесленном училище каждый ученик должен был проработать в мастерских не менее 4200 часов. Благодаря хорошо организованной системе практических занятий выпускники училища имели разностороннюю подготовку.

В целом образовательный курс в данном ремесленном училище был почти гимназический, исключая древние языки.

Учебная программа Кунгурского ремесленного училища имела и негативные стороны. Учебный план был перегружен обязательными классными занятиями и работой в мастерских. Число недельных часов в первых трех классах составляло 49, а в четвер- том – 3322.Ученики работали в мастерских по 10 часов в день, так что у них практически не оставалось времени на выполнение домашних заданий, что вело к отсеву учащихся. Основной причиной отчисления учеников была неуспеваемость. Например, с 1878 по 1887 гг. в училище поступили 177 человек, окончили только 36 (20 %), 116 учеников были отчислены по разным причинам, что составило 65 % общего контингента. Еще одной важной причиной отсева была высокая плата за обучение. Поэтому учащиеся из малообеспеченных семей нередко уходили из училища на заработки или на учебу к ремесленникам.

Тем же, кто окончил училище, присваивалось звание мастеров, химиков, а “отличникам” – техников.

К средним техническим училищам относилось горнозаводское отделение при Пермском реальном училище, которое было открыто в 1896 г. при участии изобретателя электросварки металлов Н.Г.Славянова. В составе учащихся преобладали дети городских сословий и крестьян. Из отчета директора училища М.М.Дмитриевского видно, что 50 % учащихся являлись жителями Пермской губернии23, возраст учащихся колебался от 21 до 22 лет, хотя были и отдельные ученики в возрасте 28 лет. Для училища была характерна хорошая организация учебного процесса. В практике горнозаводского отделения Пермского реального училища были широко распространены экскурсии учащихся на уральские заводы. Как правило, экскурсией руководили специалисты. После ее окончания каждый ученик выполнял практическую работу по технологии металлов24. Для учащихся 3-го класса план экскурсии усложнялся. В программу входили практические занятия на производстве. Каждый ученик обязательно проходил в течение месяца практику на одном из заводов и по окончании ее сдавал письменный отчет. Такая система учебных занятий способствовала высокому уровню подготовки специалистов. С 1893 по 1904 гг. горнозаводское отделение Пермского реального училища закончили 114 человек25.

В организации экскурсий существовали проблемы, связанные с их финансовым содержанием. Большую часть расходов по организации экскурсий взяло на себя училище, но тем не менее учащиеся, выезжая на экскурсию, обычно должны были иметь при себе от 10 до 15 р.26 Однако далеко не каждая семья располагала такой денежной суммой. Отсутствие средств являлось одной из причин ухода учащихся из учебного заведения. Например, в 1897/98 уч. г. из 79 учащихся 12 человек выбыли по причине несостоятельности родителей27.

Источником содержания горнозаводского отделения училища в 1898 г. являлись следующие ассигнования:



  • от Пермского городского общества 1500 р.,

  • от губернского земства 3500 р.,

  • от государственного казначейства 20847 р.

Кроме того, ежегодно жертвовал учебному заведению сумму в 1500 р. крупнейший пермский предприниматель И.И. Любимов. Министерство народного просвещения выделило 21000 р. взаимообразно. Всего смета училища составила 47357 р.28

Для горнозаводского отделения была характерна и хорошая организация учебно-воспитательного процесса.

Согласно опубликованным учебным отделом Министерства торговли и промышленности данным о состоянии к 1910 г. среднего и низшего профессионального образования в России, положение с учебными заведениями, готовившими мастеров, специалистов для горной промышленности Урала было неудовлетворительным. В России существовало только 2 средних горнопромышленных учебных заведения, расположенных на Урале: Уральское горное училище и горнозаводское отделение при Пермском реальном училище. Низших горнопромышленных школ насчитывалось 7. Такое количество учебных заведений не могло удовлетворить потребности региона.

Например, в Германии в конце XIX в. при численности населения в 3 раза меньшей, чем в России, было 3 горнотехнических академии, 14 средних горных школ и ряд политехнических училищ29.

Таким образом, развитие сети низших специальных учебных заведений в крае являлось одной из важнейших задач на рубеже XIX–XX вв.
Низшие учебные заведения Урала
На V съезде уральских горнопромышленников, состоявшемся в июне 1896 г., был поставлен вопрос о необходимости создания в крае целой сети низших горнотехнических школ.

В данный период положение детей заводского населения было чрезвычайно сложным, вследствие огромного избытка рабочих рук, почти повсеместного сокращения рабочего времени до 4 часов, отсутствия вакантных рабочих мест для подростков до 15 лет. Дети в возрасте от 10 до15 лет обычно не имели возможности ни работать, ни учиться, не имели понятия ни о каком ремесле. Поэтому в случае трудоустройства они являлись малопроизводительными рабочими. Низшие горнотехнические школы и должны были решить задачу практической подготовки молодежи к профессиональной деятельности, к самостоятельным занятиям ремесленничеством.

Создание сети низших горнотехнических школ требовало решения следующих вопросов:

1) учета местных условий;

2) широкого привлечения образованных людей к управлению школой;

3) изыскания денежных средств.

Одной из самых серьезных проблем была финансовая. Министерство народного просвещения не имело средств для открытия низших горнотехнических школ, а горнопромышленники Урала и без того несли большие расходы на образование, так как почти все заводы содержали за свой счет школы, находившиеся в ведении Министерства народного просвещения. Поэтому горнопромышленники считали необходимым выделение государственных средств для открытия горнотехнических школ.

Однако правительство постоянно откладывало рассмотрение данного вопроса. Еще в 1900 г. промышленники Урала поставили перед правительством вопрос о необходимости создания двух типов низших горных школ, который так и остался открытым.

Между тем, чтобы показать значение, которое придавали горнозаводчики организации учебного дела на Урале, приведем выдержку из записки управляющего Катаво-Ивановским заводом, характеризующую отношение к этой проблеме большинства других крупных предпринимателей: “...принцип всеобщего обложения горнопромышленников на содержание горнотехнических школ, причем размер обложения должен быть выработан Съездом, естественно предполагает и заведование теми средствами, которые будут внесены горнопромышленниками. Надо думать, что едва ли кто согласится жертвовать деньги, не зная, каким образом и на что они будут употреблены...”30. В связи с вышеизложенным и на основании решений V, VI, VII съездов горнозаводчики Урала ходатайствовали перед императором Николаем I о следующем:

1) рассмотреть в ближайшую сессию совета по горнопромыш-ленным делам проекты открытия низших горнотехнических школ на Урале;

2) разрешить открытие этих школ по заявлению заводоуправ-лений, с участием их в управлении школами;

3) принять на счет казны половину расходов, запланированных на содержание данных школ.

Итак, сочетание завода и школы являлось логическим и единственным выходом для подготовки старших мастеров, заведующих отдельными цехами или производствами, штейгеров, чертежников, мастеров и т.п.

Горнопромышленники на совещаниях и съездах постоянно обращались к проблеме открытия на Урале низших горнотехнических школ ремесленных учеников, подобно той, которая была организована в Москве на фабрике товарищества “Трехгорной мануфактуры братьев Прохоровых”. В этой школе ученики, работая в различных отделениях фабрики, ежедневно по вечерам проводили 4 часа в классах теоретического и графического обучения. Содержание и обучение ученики оплачивали работой на фабриках.

Учитывая этот опыт, на Урале планировалось в низших горнотехнических школах с 8 часов утра до половины первого дня заниматься теоретическим обучением, а во второй половине дня (с 2 до 6 часов) проходить практику на заводе. В этом случае не было необходимости открывать при низших горнотехнических школах собственные мастерские, что являлось крайне важным в условиях ограниченного бюджета.

За особое вознаграждение руководство практическими занятиями предполагалось возложить на мастеров и заведующих цехами.

Курс обучения был рассчитан на 3 года. Ниже представлена программа обучения в низших горнотехнических школах, предложенная инженером Н.Е. Катаевым (табл. 1)31.
Таблица 1

Программа обучения в низших горнотехнических школах


Предмет


Распределение количества часов по классам

Всего часов

1-й

2-й

3-й

1

2

3

4

5

Закон божий

Русский язык

Русская история

География общая и России

Арифметика

Геометрия и общие понятия по съемке

Строительное искусство

Сведения из физики, механики и химии



2

3

2



2

4
1





1

3

1



1

1
2


2
2

1

3

1



1

1
2


3
2

4

9

4



4

6
5


5
4

Окончание табл. 1


1

2

3

4

5

Минералогия

Горное искусство

Металлургия

Черчение


Каллиграфия

2



6

2


1

2

2



2

2


1

2

2



2

2


4

4

4



10

6


Итого

24

22

23

69

Инженером Н.Е. Катаевым был предложен также примерный штат горнотехнических школ (табл. 2)32.


Таблица 2

Примерный штат низших горнотехнических школ



Наименование должности

Годовая заработная плата, р.

Инспектор школы с образованием не ниже среднетехнического

Учитель-техник с образованием не ниже среднетехнического

Преподаватели общеобразовательных предметов, имеющие право на преподавание в городских училищах

Законоучители

Врач

1400
1200

1000

150


150

Итого

3900

Кроме этого, предполагалось ежегодно расходовать на приобре-тение учебных пособий и информационных материалов 500 р., а за-траты на содержание и ремонт здания должны были составить 6000 р.

Таким образом, Н.Е. Катаев считал, что смета окружных горнотехнических школ должна составлять не более 6000 р.

Специальная комиссия, рассматривая на VI съезде уральских горнопромышленников проект положения о низших горнотехнических школах на Урале, предложила его принять с нижеследующими изменениями и дополнениями:

1) школы назвать низшими горнотехническими школами, ис– ключив слово “окружные”. В этом случае их можно открывать и при одном заводе;

2) готовить в школах низших техников, которые могут прини– маться на должности старших мастеров, заведующих отдельными цехами или производствами, штейгеров и т.д.;

3) для обучения ремесленным искусствам необходимо создать особые мастерские при школах, ввиду недостаточного числа свободных станков на большинстве уральских предприятий;

4) занятия учеников в мастерских должны четко соответствовать программе школ;

5) включить в программу школ курс строительного искусства33.

Что касается контингента учащихся, то планировалось принимать в первый класс лиц всех сословий и вероисповеданий в возрасте до 18 лет, с успехом окончивших полный курс учебного заведения не ниже двухклассного училища. Оплата за обучение в год определялась в сумме от 5 до 10 р., причем беднейшие ученики могли освобождаться от платы.

Проект “Положения о низших горнотехнических школах на Урале” после одобрения съездом уральских горнопромышленников был представлен на утверждение правительства, однако так и не был утвержден. В результате в начале XX в. в России различных профессиональных школ насчитывалось 3036, а горные школы среди них составляли только 0,29 %34.

Многие имевшиеся на Урале низшие горнотехнические школы испытывали трудности. Например, при Красноуфимском реальном училище действовали горнозаводское и сельскохозяйственное отделения с тремя низшими классами. Финансирование их было очень скудным. Казна выделяла 5405 р. и уездное земство – 15000 р., т.е. всего 20405 р.35 Остаточный принцип финансирования, нехватка помещений и преподавательских кадров привели к передаче в 1896 г. горнозаводского отделения Пермскому реальному училищу.

Недостаток низших горнотехнических школ в какой-то мере компенсировался деятельностью в регионе технических классов.

Популярностью пользовались технические классы в Мотовилихе Пермской губернии, где был достаточно хорошо организован учебный процесс. В период с ноября по апрель 1910 г. в них обучалось более 100 человек36.

По социальному составу слушатели технических классов распределялись следующим образом (табл. 3)37.
Таблица 3

Социальный состав слушателей технических классов


Категории слушателей



Процент от общего количества

Лица, не работавшие на пермских пушечных заводах

Рабочие, знакомые с тепловой обработкой металлов

Рабочие механических цехов


6,25

6,25


87,5

Таким образом, большинство слушателей были тесно связаны с производством.

Что касается возраста, то слушателей в возрасте от 16 до 20 лет было 43,8 %, в возрасте от 20 до 35 лет – 25, а в возрасте от 25 до 35 лет – 31,2 %38.

Образовательный уровень слушателей технических классов отражен в табл. 439.


Таблица 4

Образовательный уровень слушателей технических классов


Вид оконченного учебного заведения

Процент от общего количества

Земская школа

Церковно-приходская школа

Министерское двухклассное училище

Городское училище

Самообразование


43,80

6,25


31,25

6,20


2,50

Согласно учебному плану, изучение теоретического курса начиналось в технических классах с физики. На уроках физики учащиеся знакомились со свойствами жидкости, газа, с понятиями теплоты, света, электричеством. Отсутствие специально оборудованного кабинета физики негативно отражалось на качестве обучения. В связи с этим руководство классов ввело в практику организацию практических занятий в физическом кабинете Екатерино-Петровского городского училища Перми. В 1910/11 уч. г. было проведено 4 выездных занятия. Несмотря на то что поездки в Пермь производились в основном в праздничные дни и за счет слушателей, пропусков этих занятий практически не было.

Значительное количество часов по учебному плану технических классов (40 часов) отводилось на изучение алгебры. На уроках давали понятие об алгебраическом выражении, изучали формулы и т.д.

На изучение курса механики отводилось 20 уроков. Преподаватели знакомили слушателей со свойствами пара, назначением паровых котлов, давали понятие о топливе, особенностях его видов, стоимости, изучали устройство и работу горизонтальных, вертикальных и наклонных типов паровых машин. Причем знания по курсу паровых котлов и машин легко усваивали рабочие, имеющие большой практический опыт, молодым слушателями данный курс давался нелегко.

На черчение отводилось 42 часа учебного плана. Ученики должны были самостоятельно выполнить 12 чертежей.

Предмет “Технология металлов” изучался по 27-часовой программе и включал в себя 2 части: в первой части изучались виды металлов и способы их получения, а во второй – рассматривались способы обработки металлов в горячем состоянии.

Выпускные экзамены в 1910/11 уч. г. были проведены 6 мая 1911 г. В состав экзаменационной комиссии входили: представитель Министерства народного просвещения М.В.Симченков; препо- даватель технических курсов, горный инженер Н.А. Микотин; канди- дат естественных наук П.Г. Боголюбов; горные инженеры Н.П. Шу-шаков и Н.В. Попов.

Итоги аттестации выпускников технических классов представлены в табл. 540.

Таблица 5

Итоги выпускных экзаменов слушателей технических классов в Мотовилихе в 1910/11 уч. г.


Фамилия


Предметы

Алгебра

Механика

Технология металлов

Физика

Черчение

Быков К.

Быков С.


Дмитриев А.

Забелин В.

Зенков М.

Иванцев Н

Косиков А.

Лапин А.


Огарашев Н.

Палкин М.

Плешков В.

Постаногов Ф. Поткин С. Рудометов А.

Толенков Е.

Шабалин В.




3

5–

5



4

3

3



5–

5

3



3

5



3

5

5



3

3–

4

4



3

3–

2



3+

3+

3



4

4

3



3

3

4–



4

3

4–

4



4+

3

3–



4–

3

3+



3

3–



3

3



4+


3

4

4



3

3

3–



4=

5–

4



3+

3–

4



3

3

5



4


4

5–

4



5

4



4

4

3–



4

3+



3

3+



4+

Из табл. 5 видно, что в целом результаты экзаменов были удовлетворительными. Поставлена одна оценка “неудовлетвори– тельно” слушателю Н. Иванцеву, показавшему крайне слабые знания по механике. Ряд слушателей (Ф.Постаногов, М. Зенков, В. Плеш- ков), имея недостаточные знания по некоторым предметам, не явились на итоговую аттестацию. Аттестационная комиссия была удовлетворена результатами экзаменов.

Обучение в технических классах было платным. Слушатели в 1910/11 уч. г. внесли за обучение 83 р. 50 к. Данная сумма покрывала лишь небольшую часть сметы, так как расходы на содержание технических классов были значительно больше. Они включали в себя следующие статьи (табл.6).

Таблица 6


Расходы на содержание технических классов

Статья

Сумма, р.

Заработная плата преподавателям

Заработная плата сторожу

Коммунальные расходы

Канцелярские расходы



275

15

19



32

Итого

324

В связи с тем, что денег, вносимых за обучение, было недостаточно, средства на содержание классов выделяло Императорское русское техническое общество и владельцы заводов Мотовилихи, которые были заинтересованы в подготовке квалифицированных мастеров, прекрасно владеющих своим ремеслом, руководителях среднего звена для крупных и мелких предприятий и пр. Эту задачу и решали технические классы.

Классы, подобные тем, что работали в Мотовилихе, перед Первой мировой войной действовали также в Перми и других городах Урала.

Во второй половине XIX в. для России был характерен “железнодорожный бум”, вызванный быстрыми темпами развития промышленности, расширением межрегиональных экономических связей. Строительство железнодорожной линии Пермь–Екатеринбург, послужившей основой строительства Сибирской железной дороги, способствовало открытию в Перми первого железнодорожного училища, относившегося к разряду низших технических учебных заведений. В училище готовили паровозных машинистов, дорожных мастеров и техников. В учебном плане, наряду с общеобразовательными, значительное место занимали специальные предметы: железнодорожное дело, механика, технология, телеграфия41. На практические занятия ежегодно (срок обучения 3 года) отводилось от 20 до 30 часов в неделю, в основном за счет сокращения теоретического курса. Это обусловило низкий уровень общего образования, так как часов на математику, физику было недостаточно, а изучение химии, иностранных языков и других дисциплин не планировалось. В то же время ремесленные занятия давали неплохую практическую подготовку. Ученики хорошо знали слесарное, столярное и токарное дело, занимались в паровозосборочном, вагонном, литейном цехах. Причем каждый ученик обязан был поработать во всех цехах.

В 1886 г. было принято новое “Положение о технических железнодорожных училищах”42. В этом документе сохранился трехлетний срок обучения с обязательным прохождением двухлетней практики после его окончания. Теоретические дисциплины были сведены до минимума и носили прикладной характер. Специальные предметы изучались во время экскурсий на заводы или в депо. Такой учебный план не позволял выпускникам продолжать обучение в высшей технической школе. Тем не менее желающих поступить в железнодорожное училище было много, причем отсев был небольшой. Огромное количество желающих обучаться в училище позволяло проводить тщательный отбор, что в дальнейшем способствовало высокой успеваемости и посещаемости занятий. Например, в 1894 г. из 64 человек, подавших заявление, была принята половина, т.е. 32. Аттестат об окончании железнодорожного училища выпускники получали только после двухгодичной практики и при наличии положительной характеристики43.

Таким образом, технические училища, классы выпускали самые различные и хорошо подготовленные кадры для уральской промышленности. Однако на рубеже XIX–XX вв. потребность в специалистах в регионе удовлетворялась плохо. Часть учащихся выбыла из учебных заведений, не закончив их. Одной из основных причин отсева являлась несостоятельность родителей, когда тяжелое семейное положение заставляло молодежь уходить на производство.

В исследуемый период в специалистах нуждалась не только крупная и мелкая промышленность, но и другие отрасли. Это стимулировало открытие на Урале в конце XIX в. новых специальных училищ: медицинских, художественных, сельскохозяйственных и т. д. Именно в этот период начала свою деятельность Екатеринбургская художественно-промышленная школа, в которой обучали столярному, чеканному и бронзолитейному делу. Обучение было рассчитано на 4 года и являлось бесплатным. От поступающих требовалось только умение читать, писать и знать четыре правила арифметики. Данная школа имела свои отличительные особенности: не давала никаких преимуществ по гражданской службе, отбыванию воинской повинности; в программе училища не планировалось ни одного общеобразовательного предмета. Несмотря на это популярность училища в регионе была очень высокой, что объяснялось потребностью Урала в специалистах подобного рода. Кроме того, отсутствие платы за обучение, возможность продолжить образование после начальной школы привлекали в Екатеринбургскую художественно-промышленную школу местное крестьянство. Источниками содержания школы были средства, выделенные Министерством финансов в сумме 60 тыс. р. на ее открытие, ежегодные ассигнования земства в размере 20 тыс. р. и 10 тыс. р., ассигнованные городским обществом и частными лицами на создание и содержание интерната44.

Еще одним специальным учебным заведением, пользовавшимся популярностью на Урале, была Земская ветеринарная фельдшерская школа, открытая в городе Перми в 1872 г. В уставе школы говорилось, что в нее принимаются лица в возрасте от 16 до 20 лет “всех сословий, преимущественно же крестьянского”45. Содержалась она исключительно за счет земских средств. В отличие от Екатеринбургской художественно-промышленной школы, в ветеринарную фельдшерскую школу принимали только выпускников уездного училища или выдержавших предварительный экзамен. Срок обучения составлял 3 года. Первые два класса считались общеобразовательными и предусматривали теоретические занятия. В третьем классе главное внимание обращалось на практику.

Выпускники, выдержавшие экзамен, получали свидетельство о присвоении звания ветеринарного фельдшера и обязаны были “прослужить земству Пермской губернии не менее 1,5 года за каждый год учения”46.

Итак, во второй половине XIX – начале XX в. сеть профессиональных учебных заведений значительно расширилась, причем за счет не только технических школ, но и других специальных учебных заведений. Это, несомненно, оказало положительное влияние на повышение уровня образования в Уральском регионе.




следующая страница >>



Выигравший никогда не скажет: «Это всего лишь игра». Глория Коупленд
ещё >>