Сюрпляс в россии столб стоит, а на столбе… (Пушкин) Царь есть раб истории. (Толстой) Спонтанно действующий человек часто действует м - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
7 класс, летняя серия 1 – задачки на ин 1 247.05kb.
Сказка Действующие лица Царевна Верба; Царь Тагар; Царица Славна; 1 273.14kb.
Пьеса «Выбор» Действующие лица 1 155.72kb.
Мой верный друг! Мой враг коварный! Мой царь! Мой раб! Родной язык! 1 15.51kb.
Фотографии или слайды с изображением Царь-колокола и Царь-пушки,... 1 85.77kb.
Веселые потешки /фольклорный праздник для детей младшего школьного... 1 115.6kb.
Лекарство для царя. Действующие лица 1 336.04kb.
Новогодний праздник «Проделки лесной нечисти под Новый год» Действующие... 1 124.92kb.
Indigo soul Пьеса. Действующие лица 1 179.98kb.
Сказка действующие лица: Человек Король Утес Страшно Вежливый Удав... 1 224.14kb.
Сказка Действующие лица: Иван. Принцесса. Царь. Министр 1 300.87kb.
Теодор жерико 1 35.7kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сюрпляс в россии столб стоит, а на столбе… (Пушкин) Царь есть раб истории. (Толстой) - страница №1/4

СЮРПЛЯС

В России столб стоит,

А на столбе… (Пушкин)

Царь есть раб истории. (Толстой)

Спонтанно действующий человек часто

действует мифологически. (Пятигорский)

Действующие лица:

Александр Семенович

Гриша

Костя


Ёкка

Ёлкин


Николай-с-половиной

Петр-с-четвертью

Киров-с-нами

Действие первое

Картина первая.

Крыша здания Главного штаба на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге. На крыше дымовая труба и слуховое окно, из которого вылезает Александр Семенович в черной одежде.

АЛЕКСАНДР СЕМЕНОВИЧ (далее АС): Вознесся выше я башкою…



Встает, на плече у него висит моток веревки с небольшим якорем, в руках он держит ножны с самурайским мечом. Накидывает перевязь ножен на другое плечо, вынимает меч из ножен, указывает им вдаль.

Выше Александровского столба!.. вознесся бы. Если бы лифт был. Но его нету, пришлось по лестнице тащиться. Какое уж вознесение…Се ля травай - такая работа.



Подходит к рампе.

Ого!.. Сегодня Нева с утра была в тумане. К вечеру туман вышел из берегов и затопил весь город. Одно лишь Адмиралтейство выплыло – но… без шпиля! И странен был его вид, как новое явление призрака Летучего Голландца, несомого не ветром, но самою

судьбой…

Голосом экскурсовода.

Примечательно, что шпиль колокольни Петропавловского собора прекрасно был виден с этой стороны Невы и светло сиял, яко луч божий среди потопа, в то время как самый собор в противуположность Адмиралтейству виден не был вовсе! Не знак ли это? А если знак, то чего?



Своим голосом.

А колонна - поглядите на колонну! - от нее осталась лишь верхняя площадка с цоколем и крестом, как… как… как плот с обломком мачты - плот "Медузы"! - с лишь несколькими уцелевшими после крушения этого корабля… Уце… Что?! Что такое?! А где ж уцелевший? То есть, император… Александр?! То есть, ангел! Уле-тел?.. Спокойно, спокойно, Шурик, не верь виденьям, закрой глаза, вот так, успокойся…



Закрывает глаза ладонью.

Теперь медленно-медленно открой и … Нету!!! О-ля-ля! То есть, ой-е-ей… то есть, ай-я-я-я-яй что делается! - это ж снова, значит, смылся…



Голосом экскурсовода.

Существует миф, что лик сего ангела есть лицо императора Александра Первого, добровольно ушедшего от власти, сбросив ее с плеч, как слишком тяжкую ношу для ега ангельских крыл, и отправившегося в места отдаленные от столицы молиться за Россию, за грядущую участь ея в коварном окияне мирском…

Сделана же колонна сия была в ознаменование победы над французами в войне 12-го года и - по образцу Вандомской, что в Париже на одноименной площади, а на вершине колонны той - Наполеон Бонапарт! - побежденный русским народом под водительством Александра.

Далее своим голосом.

И что теперь? Может это от тумана, а? Может - может рассеется, и все придет в порядок, как раньше?.. Вот в Лондоне, там ведь тоже колонна, не с императором, так с адмиралом - Нельсоном - на площади, на Трафальгарской, в честь морских побед. И тож туман не редкость. Там такое бывает, интересно? Хотя куда им… Королевство, понимаешь!



Декламирует.

Был туман. И в тумане - наподобье загробных теней - в двух шагах от французов прошли англичане, не заметив чужих кораблей. Нельсон нервничал: он проморгал Бонапарта, мчался к Александрии, топтался у стен Сиракуз, слишком много азарта он вложил в это дело: упущен француз. А представьте себе: в эту ночь никакого тумана! Флот французский опознан, расстрелян, развеян, разбит. И тогда - ничего от безумного шага и плана, никаких пирамид. Вообще… ничего.



Вкладывает меч в ножны.

Гуще и гуще… Все! - теперь и креста не видно. Какая уж тут работа: техника безопасности не позволяет. Надо сваливать.



Пытается влезть в слуховое окно, но ножны мешают. Снимает перевязь с ножнами, кладет их на крышу, вползает в окошко. Тем временем из дымовой трубы на крышу вылазит черная фигура и подбирает ножны с мечом.

АС (из окошка): Эй! А ну положь!.. Дай сюда!

ЁККА: Пошел к черту!

Пихает ногою голову Алксандра Семеныча в слуховое окно, подбегает к трубе, залезает на нее.

АС: А ну верни!

ЁККА: Для дела экспроприирую… временно!

Бросает ножны с мечом в трубу.

АС: Че-го?!

ЁККА: Санегапад, санегапа-ад…

Прыгает туда же.

АС: Вот-те раз: баба!



Выползает из окошка, доползает до трубы, заглядывает внутрь ее.

Или ведьма?



Картина вторая

Комната в Пожарной части Государственного Эрмитажа, в ней камин и две двери: центральная и боковая. У стены стол с канцелярскими принадлежностями и огнетушитель. В боковую дверь входит Николай-с-половиной.

НИКОЛАЙ-С-ПОЛОВИНОЙ (далее НСП): Сегодня хар-рошая погода!



Достает из кармана тетрадь и карандаш, пишет в тетради.

The-wea-ther-is fine… to-day.



Выходит из комнаты в центральную дверь. За сценой слышен скрип и скрежет, затем из боковой двери появляются двое пожарных, таща за собою ванну на колесиках.

КОСТЯ: Стоп! Приехали.

ГРИША: Уф-ф… Ну и куда ее?

КОСТЯ: А прям тут пусть стоит.

ГРИША: Посредине?

КОСТЯ: Ага.

ГРИША: Мешать будет. Каждый раз ее обходить, что ли?

КОСТЯ: Ничего, обогнем как-нибудь, зато историческую правду соблюдем.

КОСТЯ: Так… история ж не волк, правды не просит!

ГРИША: Чего?

КОСТЯ: На хрен нам история, тем паче такая старая.

ГРИША: Нам-то? На всякий пожарный. И не старая, а древняя… Без истории, думаешь, лучше?

КОСТЯ: Не всякий пожарный - пожарный…

ГРИША: Случай - всякий. Давай без казуистики: поставил цель - пали.

КОСТЯ: Какую цель еще?

ГРИША: О!



Кивает на ванну.

КОСТЯ: Умаялись все, пока ставили: тяжела ты, ванна… Мономаха! Ха-ха.

ГРИША: Насчет Мономаха не скажу, а Катарина купалась.

КОСТЯ: Что за Катерина?

ГРИША: Секунда. По-латыни если.

КОСТЯ: Секунда-то?

ГРИША: Царей, вишь, принято по-латински обзывать, рексами там да регинами.

КОСТЯ: За что ж по собачьи-то?

ГРИША: Да не по-собачьи, а по-латыни: рекс переводится как король, а регина значит королева. Регина Катарина Секунда - Вторая, то есть.

КОСТЯ: Царица? Наша Катька что ль?!

ГРИША: Ну.

КОСТЯ: Та, что супруга грохнула, а потом с Потомкиным спуталась?

ГРИША: Или сначала, не важно. Важно, что императрица. Видишь вензель?

Показывает на стенку ванны.

"Е" - "2"… Императорская!

КОСТЯ: Е4… Чугунная она, а не императорская.

ГРИША: Отчего ж чугунная…

КОСТЯ: А должна быть золотая!

ГРИША: А-а. Так она и есть золотая.

КОСТЯ: Золотая… но из чугуна?

ГРИША: Не-а, из золота.

КОСТЯ: Из золота - со свалки?

ГРИША: Не со свалки, из подвала. Царского!

КОСТЯ: Ты ж говорил, со свалки она?

ГРИША: Я… временно, в целях конспирации, деформировал информацию.

КОСТЯ: Врал, то есть?

ГРИША: Но-но, пожарные не врут, мы всегда должны говорить правду.

КОСТЯ: Опять историческую?

ГРИША: Истинную!.. Иначе нам в критический момент веры не будет, а без веры все сгорит синим пламенем.

КОСТЯ: А с временной ложью, значит, не сгорит?

ГРИША: Ты что - мюллер, допрос мне чинить? Сказано “временно”, значит временно. Сам подумай, разве мог я сказать, что вот царскую сантехнику в дворцовом подвале нашел, да еще из чистого золота? А если б ты, скажем, жене своей проболтался? Да от нее вмиг ни кусочка бы не осталось!

КОСТЯ: От жены?

ГРИША: От ванны!

КОСТЯ: Это верно… Хотя, зря ты меня болтуном обзываешь, насчет тайны я сейф – государственной.

ГРИША: А жена отмычка, да?

КОСТЯ: Жена, жена пущай дома сидит, а сейф - я тоись - сам себе хозяин: что хочу, то и… Погоди, погоди-ка, ты что, правда ее здесь нашел, на дворцовой территории?

ГРИША: Откопал! Об-наружил…

КОСТЯ: В подвале, из которого тащили, что ли?

ГРИША: Вот этими руками.

КОСТЯ: Этими? Отчего ж не лопатой?

ГРИША: Экой ты непонятливый - руками, руками, чтоб шуму не слышно было: вдруг налетишь лопатой-то на кирпич какой, а кто-нибудь и услышит, да полюбопытствует, что это пожарный, вместо того чтобы небрежно, понимаешь, фланировать, озирая катакомбы в поисках незапланированного огня и дыма - землю роет! Вот так… Пришлось руками.

КОСТЯ: И что?

ГРИША: Что?

КОСТЯ: Клад, значит, вырыл?

ГРИША: Вырыть вырыл, но не так все просто...



Замолкает.

КОСТЯ: Говори уж, раз начал - друг я тебе, или нет?

ГРИША: Я и говорю… Тут издалека надо, начинать рассказ-то!

КОСТЯ: Так самое время - впереди ночь дежурства, смена-т только в девять, так что давай, не томи!

ГРИША: С чего б лучше начать-то…

КОСТЯ: А с любого места, я понятливый.

ГРИША: Ну, в общем, иду я как-то подвалами с проверкой, и посветил фонариком в темное, значит, место - ниша в стенке там была - а на стенке вдруг вижу: крест!.. Небольшой такой, в стиле барокко, намалеванный.

КОСТЯ: Крест! А раньше-то что ж не видел: у тебя ведь маршрут всегда один и тот же?

ГРИША: В том и дело, что не видел, в первый раз увидал: не было его раньше!

КОСТЯ: Не может быть…

ГРИША: Может - не может! Слушать будешь, или говорить?

КОСТЯ: Буду слушать, буду - только сперва проверю…

ГРИША: Чего?

КОСТЯ: Состав. Сос-тав-чик...



Ковыряет ванну ногтем.

ГРИША: Проверю… Учил бы химию в школе, по тяжести понял бы из какого металла предмет.

КОСТЯ: Химия тож предмет… нелегкий, чтоб на него здоровье зазря! А вдруг свинец? Что-то не соскребается, кожура-то.

ГРИША: Так я ванну акрилом для верности выкрасил, а то мало ли кто блеск драгметалла узрит, она ведь покарябана вся была.

КОСТЯ: Вся?

ГРИША: Местами почти вся.

КОСТЯ: Ох! - ноготь сломал…

ГРИША: Может тебе рашпиль поднести?

КОСТЯ: Да иди ты… Ножницы лучше подкинь, вон на столе.

Гриша берет со стола ножницы, подает Косте.

ГРИША: Кромсай...

КОСТЯ: Во-от… Во! Гляди - блестит! Желтенькое!

ГРИША: А ты, фома, не верил.

КОСТЯ: Верю! Теперь - верую!

ГРИША: Тсс… Не ори так, охрана сбежится.

КОСТЯ: Да, делиться придется… А не хочется!

ГРИША: Ты что, на золото позарился?

КОСТЯ: А то. Смори - дым!!!

Из ванны постепенно выползает дым, пожарные молча какое-то время наблюдают процесс, затем ретируются к стене, у которой стоит огнетушитель.

ГРИША: На туман больше похоже…



Из дыма восстает фигура, пожарные прижимаются к стене.

КОСТЯ (шепотом): Что это?!

ГРИША (шепотом): Реакция…

КОСТЯ: Какая еще...

ГРИША: Химическая?

ПЕТР-С-ЧЕТВЕРТЬЮ (далее ПСЧ): Вас-с?

КОСТЯ: Нас?!

ПСЧ: Нихт, не вас. Ми спрашиваль, што ви говориль.

КОСТЯ: Ничего! Ты…. вы кто такой?!

ПСЧ: Ми ист дер тсарь.

ГРИША: Ой-е-ей…

КОСТЯ: Кто-кто? Псарь?!

ГРИША: Ца-арь…

ПСЧ: Тсарь-тсарь, император-батьюшка! Карл Петер…

КОСТЯ: Рубенс?!

ПСЧ: Пошто Рубенс? - Ульрих!

ГРИША: Немец…

ПСЧ: Немец - нихт, рюсски - яя!

КОСТЯ: Вы?!

ПСЧ: Яя!.. Пеотр - mit Viertel!

ГРИША: Бат-тюшки-и…

КОСТЯ: Что за фертель еще?

ПСЧ: Мой батюшки - полрюсски, мой матушки - полнемецки, здесь, в Рюссия, ихь рюсски - рюсски царь Пеотр Теодорович… С четвертушкин!

КОСТЯ: Царь! Мат-тушки-и…

ПСЧ (Косте): Дайт мне ручка.

КОСТЯ: Что?!

ГРИША: Ручку просит…

КОСТЯ: А-а…



Достает из-за пазухи ручку.

Шариковая пойдет?

ПСЧ: Шарикова? Собачкова?.. Нихт собачка - ваш ручка.

КОСТЯ: Твою… Другой нету!

ПСЧ: Ручка, опереть сепя.

ГРИША: Он про твою руку говорит - из ванны чтоб выбраться!

ПСЧ: Яя!

КОСТЯ: Мою? Ни за что!



Отступает, выставив перед собой ножницы.

ПСЧ: За што?

ГРИША: Нате, ваше четверичество.

Гриша подходит и протягивает Петру-с-четвертью руку, тот, опираясь на нее, выходит из ванны. Дым рассеивается.

ПСЧ: Плагодарстфую тепя.

ГРИША: Всегда готов-с!

Салютует.

ПСЧ: Будь…



Косте.

А ти?


КОСТЯ: Я?!

ПСЧ: Яя, ти.

КОСТЯ: Чего я-то? Это вот он штуковину эту выкопал, а я здесь не при чем! – так, подсобил малость.

ПСЧ: Подсопил?

КОСТЯ: Тащить досюдова - и только!

ПСЧ: И Толька?

ГРИША: Ваше высочество, это я…
ПСЧ: Ти Толька?

ГРИША: Я - Гришка…

ПСЧ: А-а - ти ковырять фанночка!

ГРИША: Ковырял? Нет, я откапывал…

ПСЧ: А ковыряль?

Кивает на Костю.

Толька?


КОСТЯ: Не ковырял я!

ПСЧ: Покажь ручка.

КОСТЯ: Не покажу!

ПСЧ: Не покажет?!

КОСТЯ: Да не ковырял я! А так токо… проверил, не запачкалась ли…

ПСЧ: Яя! - тфой ковыряль! Тогда тфой гофорить сфой желаний!

ГРИША: Что?

КОСТЯ: Чего?

ПСЧ: Гофорить зафетный фаш желаний, шнель!.. У тфой есть айн минут.

КОСТЯ: У мой... чего есть?!

ПСЧ: Тфой нихт понимай рюсски язык, или тфой тупой?

ГРИША: Он тебя про твое заветное желание спрашивает, обалдуй. Есть у тебя мечта или нет?

КОСТЯ: А чего ему…

ГРИША: Видно, исполнить хочет… За освобождение из лампы - тьфу! - из ванны этой.

ПСЧ: Гут.

КОСТЯ: Мое?!

ГРИША: Быстро думай: минута идет!

ПСЧ: Яя.


КОСТЯ: Желанье?!

ГРИША: Ну!..

КОСТЯ: Тогда хочу… хочу…

ПСЧ: Фюнф, фир…

КОСТЯ: Хочу?

ПСЧ: Драй… цвай…

ГРИША: Ну же!

КОСТЯ: Гейшу хочу!

ПСЧ: Принято.

ГРИША: Идиот… Не мог ничего лучше придумать?

КОСТЯ: А что лучше-то? Идио-от! - тоже нашелся Достоевский…

ГРИША: Ну, Достоевский - не Достоевский, а уж заветное желание на бабу не променял бы!

ПСЧ: Ну, я пошоль… Ауфвидерзеен!

Идет к боковой двери.

КОСТЯ: Ку-уда! А гейша?!

ПСЧ: Будет гейша. Запаздыват маленько.

КОСТЯ: Опаздывает? Какая же это тогда гейша - должна по первому желанию!..

ГРИША: Первое и есть.

ПСЧ: По спецификации время отклика фюнф минут.



Петр-с-четвертью выходит в боковую дверь. Слышится грохот, из камина выползает фигура в черном платье: Ёкка. На пояснице у нее большой алый бант, на ногах ботинки на толстой подошве, на носу узкие синие очки, а в руках - ножны с мечом.

КОСТЯ: Ого!

ГРИША: Ух ты-ы!

ЁККА: У! сволочи высокомордные… Враги народа!

КОСТЯ: Что такое?

ГРИША: Видимо она…

КОСТЯ: Она?

ГРИША: Она, гейша.

КОСТЯ: Да ты что!

ГРИША: Видишь бантик?

ЁККА: Эй, мужики, что за базар?!

Встает на ноги, отряхивается, накидывает перевязь ножен с мечом на шею.

КОСТЯ: Базар? Ты кто - гейша, мать твою?!

ГРИША: Ты бы помягче, женщина ведь…

ЁККА: Нету тут женщин!

КОСТЯ: Нету? А ты…

ЁККА: Товарищ!



Протягивает Косте руку.

Товарищ Ёкка.



Костя с опаской пожимает руку. Ёкка и Гриша тоже жмут руки.

ЁККА: Ёкка.

ГРИША: Гриша… Григорий.

КОСТЯ: Гейша - товарищ?



Смотрит на свою замаранную сажей руку.

А чего черная такая?

ГРИША: Не видишь, девушка… пардон - товарищ - из камина только…

ЁККА: Я не из камина.

КОСТЯ: А… откуда же?

ЁККА: Из “Черного передела”.



Пауза.

ГРИША: Вот оно что...

ЁККА: Что, не ждали?

КОСТЯ: А… чего это - черный передел?

ЁККА: Как чего?! Подпольная организация, за освобождение народа! Вместо бывшей “Земли и воли”.

ГРИША: А-а… Добро… пожаловать.

КОСТЯ: Мы вообще-то звали того…

ЁККА: Чего?

КОСТЯ: Гейшу.

ЁККА: Куда я попала?! Вы кто здесь?

КОСТЯ: Мы?

ГРИША: Мы местные. Пожарные мы здесь! В музее…

ЁККА: Музе-е? Это - музей?!

КОСТЯ: Так ить… Эрмитаж, вроде. Зимний!

ЁККА: Наконец-то!

КОСТЯ: Что наконец-то?

ЁККА: В десятку - в самое логово!

ГРИША: Логово?

КОСТЯ: Чье?!

ЁККА: Чье надо… Вы вот что, покажите-ка мне, где здесь вход в царские покои. Знаете?

КОСТЯ: Мы?

ЁККА: Здесь кто-то еще есть?

ГРИША: Нет.

КОСТЯ: Был один, да вышел…

ЁККА: Кто вышел, куда?

КОСТЯ: Да царь…

ЁККА: Пся крев!.. Давно? – куда, спрашиваю?!

КОСТЯ: Щас токо… Туда вот вышел, наверно, пока вы тут из камина… В ту дверь!



Кивает на центральную дверь.

Или в ту…



Кивает на боковую дверь.

ЁККА: Так куда все же, ну?

ГРИША: Туда-туда.

Указывает на центральную.

ЁККА: Ну, смотрите… А то ведь вернусь.



Полуобнажает меч.

КОСТЯ: Век воли не видать!

ГРИША: И земли!..

ЁККА: Ладно, верю.



Щелкает мечом о ножны.

ГРИША: Простите, а зачем вам это?



Кивает на меч.

ЁККА: Клинок-то? Для верности. Эт-те не “бульдог” короткоствольный, осечки не даст. Ну, с богом…



Выбегает в центральную дверь, волоча ножны с мечом за собою.

КОСТЯ: Уф-ф! Взмок как в бане.

ГРИША: Не взмокнешь тут…

КОСТЯ: Да уж, запарочка! - то желанье в айн минут, то мечом под носом клацают… И все это в родной пожарной части!

ГРИША: Родной? А ты, кстати, знаешь, где находишься?

КОСТЯ: Я-то? Что за вопрос - тута! - где и ты: на посту… где и должон! А что?

ГРИША: Тебя ж на прошлом дежурстве не было, поменялся с Надькой, а тут как раз архитекторша местная заходила, искала следы прошлого.

КОСТЯ: Нашла?

ГРИША: Нет. Но сказала, придет еще - в мыльню…

КОСТЯ: Какую мыльню?

ГРИША: Эту вот. Помещение вот это мыльней Катарины Секунды было - баней, ущучил?

КОСТЯ: Здесь? Стран-но.

ГРИША: И чего странного?

КОСТЯ: Странно, что прям под церковью - баня. Другого места не нашлось?

ГРИША: Напротив! Думаю, умышленно ее сюда запихнули: где ж и очищаться, как не под богом. Особенно если на душе грех…

КОСТЯ: Грех?

ГРИША: А кто мужа грохнул?

КОСТЯ: Да… уж.

ГРИША: Да уж…

КОСТЯ: Уж да-а, что тут скажешь… Слышь, а этот - царь-то, он же вроде туда пошел, а барышню ты в другую сторону послал, или я спутал чего?

ГРИША: Не спутал. Не хватало нам тут мокрухи еще. В бане… Пускай тетка прогуляется, а мы пока сделаем то, зачем пришли.

КОСТЯ: Что?

ГРИША: Не догадываешься?

КОСТЯ: Ванну что ль распилим?!

ГРИША: Ха-ха. И что дальше?

КОСТЯ: А дальше - в сумки и…

ГРИША: И в охрану сдавать понесем? Она ж начеку!.. Я же говорил: не все так просто.

КОСТЯ: Да-а, охрана - зверь…

ГРИША: Никакой охраны - и никакого пиленья! Мы здесь не для того, мы здесь… Ч-ч! слышишь?

В комнату из боковой двери входит Николай-с-половиной, в руках он держит поллитру.

НСП: Гуд ивнинг. Зевэзаризфайнтудэй, изнтыт?

КОСТЯ: Есытыс…

ГРИША: Ш-шит!

НСП: Что вы имеете против наших погод?

ГРИША: Против погод… нафинг. А вы, икскьюзми, что тут потеряли? На пожарном нашем боевом посту?

НСП: Так, погулять вышел. Погода сегодня…

ГРИША: Про погоду слышали, предъявите-ка лучше документы, гражданин: пропуск, или что у вас там?

НСП: Начальство нужно в лицо знать.

КОСТЯ: Начальство?

ГРИША (Косте): Шойгу, что ли…

Приглядывается.

КОСТЯ: Шойгу? С поллитрой?!

НСП: К тому же я у майсэлф дома, поэтому какие могут быть документы.

КОСТЯ: Где это вы у майселф - здесь?

НСП: И здесь и дальше: до Охотских морей.

ГРИША: Ну-ка, ну-ка…

КОСТЯ: Сергей Кужугетович?

НСП: Что? Вы мне?

КОСТЯ: Вам. Вы ведь Шойгу?

НСП: Чего я?!

ГРИША: Отстань, не он это: тот на коне должен…

НСП: Куда?

КОСТЯ: Тогда кто?

НСП: Если вы обо мне, то я Александрович. И не Сергей, а Николай - with a half!

ГРИША: Опять про погоду, что ли?

НСП: Не про погоду я, а про одну вторую…

КОСТЯ: И этот цифрованный!

НСП: С половинкой, то есть.

КОСТЯ: Чего?

НСП: Во!


Николай-с-половиной машет поллитрой.

ГРИША: Так это ж!..

КОСТЯ: Вы что, тоже из ванны?

ГРИША: Он?

КОСТЯ (Николаю): Вы – вышли-с?

НСП: Мы?.. Мы вышли из рода Романовых! Царь мы - император всея…

КОСТЯ: И этот туда же!

ГРИША (Косте): Да нет, погоди, мы же все время здесь были…



Николаю.

Вы сейчас вот откуда пришли в комнату эту?

НСП: Из… соседней. А вы не больны?

ГРИША: Никак нет, ваше высокородство!

КОСТЯ (Грише): Ты че, поверил ему?

ГРИША: Ес-с!



Из центральной двери появляется Ёкка.

ЁККА: Ага-а! Думали, провели меня?! - меня не проведе-ошь… Вот значит он где.

НСП: Кто это?

ЁККА: Считай - Немезида. От меня не спря-ячешься! И гориллы твои не помогут.

КОСТЯ: Гориллы??

ГРИША: Это мы гориллы, помолчи…

НСП: Гориллы?

ЁККА: Вот эти… пожа-арные!- я жандармов в любой одежке узнаю! Который землей божился, а?! Ладно, не до вас сейчас…



Идет к Николаю.

Ну, молись, щас я с тобой расквитаюсь!



Берется за рукоять меча.

За все.


НСП: За что?!

ЁККА: За черные субботы!

НСП: Субботы?.. Ничего не знаю про субботы!

ЁККА: Врешь. Тебя о чем народ просил, а?!

КОСТЯ: Народ?

ГРИША: Тс-с!



За рукав тянет Костю к стене, заходя потихоньку в тыл гейше.

НСП: Народ?! Какой народ…

ЁККА: Твой, собственный! Народ просил тебя установить в Питере пятидневную рабочую неделю - а ты?

КОСТЯ: А он?

ГРИША: Ч-ч!

НСП: А я?

ЁККА: Взял да и выпорол мирную демонстрацию - включая бомжей и гастарбайтеров! Пре-датель…

НСП: Ай донт андестенд ю!



Поворачивается спиной к Вере - лицом к ванне, снова наполняющейся дымом. Гриша берет в руки стоящий у стены баллон огнетушителя.

ЁККА: Смерть предателям!!!



Николай-с-половиной, пытаясь сбежать, шагает в ванну. Гейша с трудом обнажает меч.

КОСТЯ: Мамочки!..



Гриша поднимает баллон над собою, балансирует с ним к Вере и опускает на ее затылок. Николай тонет в дыму ванны.

ЁККА: Раздватричетыре… шесть…



Шатается, падает в ванну и тонет в дыму вслед за Николаем. Оброненный ею меч остается лежать на полу.

КОСТЯ: Вышел зайчик… волка съесть.

ГРИША: Вот такие вот страсти-мордасти…

Бросает огнетушитель на пол.

Пустой, кстати… А был бы полный, я б и не управился!

КОСТЯ: Гриш?.. А Гриш…

ГРИША: Чего тебе?

КОСТЯ: Который час?

ГРИША: Что?

КОСТЯ: Время скока?

ГРИША: Не знаю… ночь еще.

КОСТЯ: Слушай, а мы…

ГРИША: Чего мы?

КОСТЯ: Мы что, для этого сюда ванну-то перли?

ГРИША: Для чего этого?

КОСТЯ: Для всего… вот этого.

Жесты.

ГРИША: Не знаю… может быть, может…

КОСТЯ: Плохо.

Гриша поднимает меч с пола.

ГРИША: Вродь настоящий… Почему?

КОСТЯ: А что - это все понарошку было, что ли?!

ГРИША: Нет - почему плохо?

КОСТЯ: А ничего хорошего потому что.

ГРИША: Так уж ничего?

КОСТЯ: Да как-то не заметил.

ГРИША: А это?



Протягивает Косте меч.

По-японски сечешь?

КОСТЯ: Я что, головорез?!

ГРИША: Я имел в виду, в иероглифах что-нибудь смыслишь - вон их тут сколько, держи.



Передает меч Косте, тот опасливо держит его на вытянутых руках.

КОСТЯ: Далековато, не разгляжу что-то.



В камине слышится шум, из камина вылезает черная фигура Александра Семеновича.

АС: Здрасьте… А-а, вот он где!

КОСТЯ: Упс! Когда же это кончится-то?

Грише.

Это-то кто?

ГРИША: Кто ж их всех знает…

Александру Семенычу.

Здорово. Вам кого?

АС: Мне - меч.

ГРИША: А-а…

КОСТЯ: А больше ничего не надо?

АС: Нет.


КОСТЯ: Почему ж? – не стесняйтесь, сегодня у нас ночь открытых дверей: кто зайдет, тому зараз и подарки!

АС: Чужого не надо, только свое.

ГРИША: А-а…

КОСТЯ: А-а!

АС: Ага.

ГРИША: Твой, значит?

АС: Мой.

КОСТЯ: Чем докажешь?

АС: Барышню видели? Такая… очковая. Типа хакамадо.

Оттягивает трико на ляжке.

КОСТЯ: Типа чего?

АС: В шмотках японских.

ГРИША: Была барышня…

КОСТЯ: Типа.

ГРИША: Да сплыла: пошла купаться и - утонула.



Жест в сторону ванны.

АС: Да?!


КОСТЯ: Типа.

ГРИША: Зачем она тебе?

АС: Она меч у меня сперла, на крыше, пока я дело делал…

КОСТЯ: Что за дело, интересно?

АС: Дымоход, понятно, чистил. Верней, собирался чистить: на Главном штабе, на крыше. Трубочист я, не видите?

Демонстрирует веревку с якорем.

КОСТЯ: Видим-видим…

ГРИША: Что на ниндзю похож. Почему ночью-то - чистишь? А?

КОСТЯ: А?!

АС: Днем на крыше жарко, раскаленная она: жарища-то какая стоит! Заказчик не против.

ГРИША: А ты, значит, подрядчик.

АС: Вы что, не верите? Наряд показать?

ГРИША: Верим… И тебе, и наряду твоему.



Указывает на одежду Александра Семеныча.

Одно не понятно.

АС: Одно?

ГРИША: Одно. Почему с оружием ходишь. Да еще на работе.

КОСТЯ: Итого, два!

АС: Разъясню…

КОСТЯ: Уж пожалуйста!

АС: Меч этот, видите ли, шибко древний: был он дан моему далекому предку самим императором Тягомоту за одну секретную услугу, и по уговору не должен находиться ни в чьих руках, кроме упомянутого предка или его прямого наследника! Инакое положение вещей, собственно одной вещи, чревато последствиями.

КОСТЯ (отстраняясь еще далее от меча): Какими же?!

АС: Любыми… Точно неизвестно. Инструкция к мечу утеряна, поэтому приходиться с ним обращаться с утроенной осторожностью, в частности, практически не выпускать из рук. Вот этих!



Показывает свои черные ладони.

К тому же, сами понимаете, вещь жутко ценная… Кстати, у меня и разрешение на нее есть, на ношение.



Извлекает из одежки бумажку.

Вот!


КОСТЯ: Гриша…

ГРИША: Че?

КОСТЯ: Отдай ему эту штуковину!

ГРИША: Так просто и отдать?

КОСТЯ: Не просто: меньше оружия - меньше крови… У нас тут, по крайности!

ГРИША: А мне и не жалко. Тем более, если разрешение…



Александру Семенычу.

Забирай!


Костя подносит меч Александру Семеновичу, тот берет меч.

АС: А ножны?

КОСТЯ: Ножны у барышни остались.

АС: Жаль, часть предмета…

ГРИША: Извини.

АС: Чего уж - и на том спасибочки! Пойду пошукаю остатнее.



Идет к камину.

Фамильное…

ГРИША: Эй, мужик!

АС: Да?


ГРИША: А что за у тебя за фамилия-то?

АС: Обыкновенная - Рыбников.



Уползает в камин.

КОСТЯ: Ишь, как черт из… в табакерку. Рыбников!

ГРИША: Монтажники, они все Рыбниковы. В смысле, высотники…

КОСТЯ: А эта штука-то ого-го - тяжеленная, ажно руки вон все дрожат.



Присаживается на край ванны, вытягивает руки перед собой.

Ты ему поверил, а?

ГРИША: Ничуть: не похож он на трубочиста.

КОСТЯ: Он и на Рыбникова не похож... И зачем ему тогда оружие на работе? Холодное, понимаешь.

ГРИША: Такая, видно, работа… горячая.

КОСТЯ: Горя-ячая…

ГРИША: Прегорячая…

КОСТЯ: Пить хочется... Водки бы! От трясения рук…



Закрывает глаза, пытается пальцем правой руки дотронуться до кончика носа, промахивается. То же с левой рукой. Из боковой двери выходит Петр-с-четвертью с маленькой в руках.

ПСЧ: Шнапс не подошоль?

КОСТЯ: У!..

Пугаясь, отшатывается, падает в ванну. Ванна наполняется туманом.

ПСЧ: Куда пошоль?

ГРИША: Ты ж сам оттуда, разве не знаешь?!

ПСЧ: Есть варианты.

ГРИША: Тогда кто ж знает? Хотя… щас проверим.

Указывает на бутылку.

Шнапс, говоришь? Дай-ка глотнуть.

ПСЧ: На.

Отдает маленькую Грише, тот делает глоток из горлышка, возвращает бутылку.

ГРИША: Поехали!



Шагает в ванну, утопая в тумане.

ПСЧ: Маленький собачка с большой злость грыз кость.



Делает глоток из бутылки.

Большой собачка приходиль, к маленькой собачка говориль: “Маленький собачка, зачем ти с такой большой злость грызешь кость?”



Ещё глоток.

Маленький собачка отвечаль: “Мне хозяин даваль!”



Шатаясь, выходит в центральную дверь.

следующая страница >>



Как счастлив был бы мужчина, если бы он зарабатывал сумму, в которую, как полагает его жена, оценивают его заработки соседи! Жорж Куртелин
ещё >>