Свобода и вседозволенность: где проходит граница - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Стили семейного воспитания 1 46.72kb.
Джидду Кришнамурти Полёт Орла Часть первая свобода «Мысль, удовольствие... 9 1792kb.
Описание границ муниципального образования поселок кузьмовка 1 23.26kb.
«Моря омывающие Россию» 1 31.28kb.
Среднеахтубинский район 1 56.95kb.
Свобода информации и выражения мнений в 21ом веке 1 23.79kb.
Правами человека по жидовской морде («Масей» 5762) 1 168.62kb.
Из книги М. М. Ильинского «Индокитай. Пепел четырех войн» 1 70.04kb.
Информация о стране Географическое положение 1 34.87kb.
Свобода слова и свобода собраний в законодательстве Республики Беларусь 1 79.8kb.
«Символика Республики Дагестан» 1 205.61kb.
Фамилия: Дзюба Имя: Александр Отчество: Евгеньевич Год рождения 1 36.05kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Свобода и вседозволенность: где проходит граница - страница №1/1

Виктория Мещерякова

(Каунас, Литва)



Свобода и вседозволенность: где проходит граница

Свобода – это неотъемлемая часть жизни каждого человека; свобода слова, свобода мысли, свобода совести... Всё это те права, которыми каждый человек в наше время обладает с рождения. Если немного порассуждать, то можно предположить, что по закону человек получает права даже ещё до рождения, когда он ещё находится в чреве матери, но у него уже начинает биться его маленькое сердечко. А иначе зачем запрещать аборты? Как писал в своё время великий Леонардо да Винчи: «Свобода – главный дар природы».

Но во все времена свобода была и остаётся чрезвычайно спорным вопросом. Та грань, которая отделяет свободу от вседозволенности, настолько тонка и незаметна, что переступивший эту черту может попросту не понять этого. С одной стороны, если ребёнку с раннего детства во всём давать свободу действий, он не будет чувствовать меры. Если ребёнка, напротив, во всём чрезмерно ограничивать, слишком многое ему запрещать, он либо вырастет совершенно безвольным человеком, либо в нём разовьётся чувство противоречия, излишнее желание свободы и склонность ко всяческого рода порокам. Второе более вероятно. Такие люди болезненно свободолюбивы и при каждом удобном случае стараются избавиться от любого вида ответственности.

Я думаю, как раз этим можно объяснить так называемый комплекс «ребенка учителя». Я всегда удивлялась тому, что многие дети учителей ведут себя далеко не безупречно, получив свободу действий, словно срываются с цепи, совершают аморальные поступки. Одна моя знакомая, дочь учителя, рассказала мне примерно следующее: «Когда в школе тебя постоянно упрекают в том, что ты ребёнок учителя, поминутно угрожают нажаловаться и ставят в пример твоих родителей, хочется делать всё назло. Все ожидают от тебя, что ты будешь паинькой, но тебе абсолютно не хочется признавать, будто ты кому-то что-то должен».

Свобода – это необыкновенно спорный вопрос ещё и потому, что даже огромное количество законов не даёт нам возможности решить все связанные с ней проблемы. Например, пусть даже совершеннолетний подросток захочет испытать на себе какой-либо экстремальный вид пирсинга – в этом случае он рискует своим здоровьем., а если он не зарабатывает или недостаточно зарабатывает, расходы на возможные медицинские процедуры в случае занесения инфекции и появления других проблем со здоровьем придётся оплачивать его родителям.Таким образом, заявив что-то вроде: «Это моё тело!», он вполне может услышать в ответ отрицательное «Пока я тебя содержу...» или «Пока ты живёшь со мной под одной крышей...». И, по-моему, это будет совершенно справедливо.

Есть одно замечательное произведение Энтони Бёрджесса – «Заводной Апельсин». Это, несомненно, фантастическая проза, но всё же, прочитав её, можно понять, что Бёрджессу удалось частично предсказать наше будущее. В книге говорится о молодом человеке Алексе де Лардж, который регулярно совершает различного рода преступления просто из-за того, что насилие доставляет ему удовольствие. И всё это потому, что в городе царит безнаказанность. А потом его наконец задерживают и решают применить на нём новую технологию излечения преступников, которая, собственно, состоит из вкалывания преступнику вакцины и просмотра сцен с насилием, в процессе чего у этого человека при последующем столкновении с насилием любого рода, пороками, ложью и невежливостью начинаются колики и срабатывает рвотный рефлекс. Алекс выходит на волю совершенно другим человеком – теперь всякое насилие внушает ему на физиологическом уровне чрезвычайно сильное отвращение. Его природа перекроена абсолютно, его новая сущность входит в полное противоречие с его натурой. А после этого более гуманные учёные восстают против таких методов и для главного героя начинается обратный процесс, он снова радуется при виде крови, совершая кражи и т.п. Но в конце книги, когда ему исполняется 18 лет, Алекс внезапно теряет интерес к совершению преступлений и хулиганству. Фильм, поставленный по этому произведению Стенли Кубриком в 1971 году, известен всему миру. Мне лично он не понравился (может быть, отчасти потому, что вначале я прочла книгу, так часто бывает), так как, на мой взгляд, он искажает смысл книги и фактически призывает молодёжь к насилию. Некоторые говорят, что Кубрик снял фильм по американской версии книги,в которой не было двадцать первой главы, которую издатель не захотел, видите ли, напечатать. А другие утверждают, будто Кубрик не изменял концовку сознательно и уж тем более не писал сценарий по американскому изданию, просто, когда он закончил сценарий, эту главу ещё не успели включить в книгу. А когда она появилась, у Кубрика уже выстроился полноценный фильм и менять он в нём ничего не захотел, не понимая, почему Бёрджесс написал эту злочастную двадцать первую главу. Всё это не суть важно. Важно то, что цель романа в том, чтобы показать, что у каждого человека должна быть свобода выбора и нельзя перестраивать человека на свой лад. А тягу к насилию Бёрджесс приписывает переходному возрасту. Суть в том, что если бы Энтони Бёрджесс узнал, что творится сейчас на улицах, каким языком говорит молодёжь, я думаю, что он бы ужаснулся. Да, наверное он успел перевернуться в гробу несчётное количество раз. Он ратовал за свободу, а не за вседозволенность.

В философии свободе даётся очень довольно-таки конкретное определение. По мнению древних философов, свобода – это не что иное, как возможность проявления субьектом своей воли на основе осознания законов развития природы и общества. Следует заметить, что именно только возможность, всего лишь право. Никто не принуждает нас что-нибудь делать. Большинство философов осознавали необходимость рамок и границ поведения, ограничения свободы. Спиноза, например, абсолютно отвергал свободу воли. Свободу Спиноза приписывал больше не необходимости, а принуждению или насилию. Аналогично мыслил и всемирно известный философ Кант. Этика Канта основана на принципе «как если бы». Он признавал, что Бога и свободу невозможно доказать, но надо жить как если бы они были. Сократ, в свою очередь, утверждал, что по своей воле или охотно никто не бывает дурным. А вседозволенность, исходя из вышеупомянутого определения свободы, можно охарактеризовать как проявление субъектом своей воли помимо какого-либо рода законов. Говоря простым языком, вседозволенность – это свобода без чувства ответственности.

Права человека ни в коем случае нельзя понимать как вседозволенность. Демократия – это тоже не вседозволенность. Если уж зашла речь о свободе, то цензура – это тоже в определённо смысле ограничение свободы, в частности, свободы слова. Взять хотя бы музыку, ведь тексты песен нередко более эффективно воздействуют на сознание людей, чем слова любого из политиков. В наше время часто можно услышать упрёки в адрес советской власти, мол, тогда существовала жесточайшая цензура. В 90-е годы внезапно открылись все шлюзы, музыкантам практически разрешили петь все, что они хотели. И тогда появились мат, пошлость, пустые тексты, и люди с невероятной готовностью стали все это слушать.Чего мы добились? Это приведёт нас к прогрессу? Конечно, нет.

Цензура нам жизненно необходима, если мы на самом деле хотим отстаться духовно богатыми людьми, представителями общества с высокой планкой морали. Что хорошего в том, что по телевизионным каналам, не дожидаясь вечера, начинают показывать постельные сцены? Это поможет нашему развитию? Вряд ли. Должны же существовать хоть какие-то фильтры.

В конце концов, если обратиться к религии, то что такое общеизвестные десять заповедей? Это ведь такое же ограничение свободы действия. Грешить способно только существо, одаренное свободой, в каком-то общем смысле способное и воздерживаться от греха. Человек считается павшим, когда он злоупотребляет своей свободой, в любой ситуации вседозволенность ведёт за собой зло. Свобода воли – это способность человека к самоопределению в своих действиях, самоконтролю; это способность действовать в соответствии с сознательным выбором. Поэтому антоним термина "свободный" - не столько "раб", сколько "варвар". Ведь если всё разрешено, почему бы не убить вон того мужчину, что первым схватил кусок мяса - скорее всего, именно так подумал бы первобытный человек. Если бы люди давали себе полную свободу действий, человечество не добралось бы даже до бронзового века.



Не ограничивать себя ни в чём могут только неразумные существа, совершенные дикари, а мы, считающие себя людьми цивилизованными, должны следовать нравственным нормам и законам, потому что законы прошли закал временем, они не просто так изобретались, а ради того, чтобы помочь главной цели человечества – самосохранению.




Расцвет военных наук возможен только в мирное время. Дон-Аминадо
ещё >>