Стюарт Хоум Красный Лондон - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Род Стюарт родился в Хайгейте (Северный Лондон) в семье Роберта и... 1 77.16kb.
Карл I стюарт (19 ноября 1600, Данфермлин, Шотландия 30 января 1649... 1 33.37kb.
Великобритания маршрут следования: Англия Шотландия Лондон 1 86.43kb.
Лондон (3)1i 1 25.08kb.
Г п. Красный Профинтерн Заключение на проект решения Муниципального... 1 88.04kb.
В. Заравняева Россия, Санкт-Петербург 1 49.67kb.
Доклад Британский Парламент в Лондоне 1 19.57kb.
Алистер Кроули 24 3570.89kb.
Свердлов Стюарт Голубая кровь, правильная кровь: конфликт и Творение 8 620.73kb.
Королевский Лондон 1 38.46kb.
Лондон и его исторические места 1 20.51kb.
Биография: Связанные исполнители:  Panic! At The Disco  30 Seconds... 1 63.11kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Стюарт Хоум Красный Лондон - страница №1/10

Бунт, месть и победа толпы! Неистовство древних кельтов! Феллацио Джонс с компанией стреляют, режут, трахаются и пробиваются от обшарпанных улиц Майл-Энда в аристократические кварталы Белгравии. Скинхэд-Бригада — это новое поколение оппозиционеров. Насилие — основа их идеологии; их удары — смертельны. Классовая ненависть взрывается в самом сердце прогнившей столицы, трупы валяются кучами, а по улицам льются реки крови. " «Красный Лондон» — впечатляющая книга о сексе, насилии, патологическом садизме, переходящая в полное безумие по мере того, как сюжет движется к финальному катаклизму. Прочитав это произведение, вы поймете, почему истеблишмент хотел бы запретить его.

ISBN 5-17-027612-5 (ООО «Издательство АСТ»)

ISBN 5 93827-023-5 (ООО «Компания Адаптек»)

ISBN 985-13-3675-0 (ООО «Харвест»)

Хоум, Стюарт. Красный Лондон / Пер. с англ. Матвеева К..: АСТ: Адаптек, 2005. — 278, [10] с. -(Альтернатива) Тираж 5000

Стюарт Хоум

Красный Лондон


Глава первая

МЭЛОДИ ТРАШ ТИХОНЬКО ПЕРЕМИНАЛАСЬ С НОГИ НА НОГУ, пытаясь согреться. Она только что оклемалась от свалившей ее на несколько дней простуды. Мэлоди на три недели опаздывала с платой за снимаемую на Руперт-стрит комнатку, и на подъем лаве хозяин дал проститутке время до завтрашнего полудня. За утро Траш уже успела снять двоих, но была нужна еще сотня фунтов, прежде чем можно паковаться на ночь.

Ищешь девочку? — спросила Траш проходящего тинэйджера.

Ага, — хмыкнул парень. — Ей три года, и она одета в красное пальто. Бог ты мой, как смешно. Траш этот прикол слышала миллион раз. Неудивительно, что большинство уличных девок делают все, что могут, чтобы избежать мужской компании во внерабочее время.

Ищешь девочку? — окликнула она стриженого обормота.

Может быть, — ответил человек, — и может быть, что ты ищешь перемен. Мэлоди подозрительно оглядела незнакомца. Либо ему нужна девочка, либо нет. Ей от него нужен полтинник наличными.

У меня за углом есть где, — рискнула Траш. — Сотня за час плюс море рекламы.

Последнее, что мне нужно, так это реклама, — фыркнула Мэлоди, — кому охота, чтоб на хвост сели мусора?

Все совсем не так, — настойчиво продолжил тип. Я собираюсь издавать новый журнал. Эротический ежемесячник, специализирующийся на фотографиях уличных проституток. И подробные очерки авторов, трахавших представленные нами дырки. Каждый мужик, прочитавший номер, становится твоим потенциальным клиентом. Сшибешь кучу бабок!

Траш задумалась о деньгах. Намек на долговременное сотрудничество для проститутки ничего не значил. Ей бы поскорее свалить с улицы и пойти домой. Дело обещало магическую сумму, с которой можно это сделать. Но прежде, чем на что-либо соглашаться, Мэлоди желала точно знать, в какие именно похабные позы поставит ее этот извращенец в обмен на свои бабки. Парень гнал дальше насчет своих планов. Мэлоди не понравилось, что он особенно напирал на почасовую оплату. Стратегия Траш состояла в неопределенности насчет того, что именно получит от нее клиент, пока он не выложит наличность. В лучшем случае за полтинник им предоставлялся десятиминутный сеанс, а если индивид страдал от повсеместной мужской болезни под названием «перевозбуждение» — тогда еще быстрее. Но даже в удачный вечер Траш оставалась довольна, если ей удавалось проворачивать две процедуры в час.

Что именно ты от меня хочешь? — настойчивей повторила Траш. — Не возражаю быть выебанной до полусмерти, но если ты собираешься делать снимки в духе жесткого порно, готовь кучу бабок.

Я же тебе уже объяснил, — сказал человек с заметной ноткой раздражения в голосе, — работа просто шикарная. Студия расположена прямо над мастерской на Бервик-стрит. То есть, как только мы там окажемся, потребуется всего несколько минут на фото.

Прежде чем я куда-либо пойду, я хочу увидеть лаве, — отрезала проститутка. Человек достал пачку банкнот из бумажника и вытянул оттуда два полтинника.

Меня зовут Мэлоди Траш, — сообщила девушка, пряча в карман добычу.

А меня Феллацио Джонс, — отвечал парень.

— ФЕЛЛАЦИО ДЖОНС, — ТОРЖЕСТВЕННО ИЗРЕК БРАТ КОЛИН, — почти на три месяца задерживает квартплату. У двух других членов его сообщества также имеется долговая история, но сейчас они оба подали заявку на жилищную субсидию, потому совет принял решение пойти им навстречу.

Давайте выселять всю компанию, — предложил брат Мэттыо, — у нашего кооператива самый низкий уровень задолженностей во всем Лондоне. Джонс с приятелями позорят наши в остальном безупречные показатели. Предложение встретили одобрительным гулом. Хотя диктаторские методы, практикующиеся в жилищном сообществе «Восьмиконечная звезда», подчас грубо нарушали его собственный устав, большинство членов опасалось выступать против подобного рода жестких мер. Кооператив контролировался секретным комитетом монахов Тевтонского Ордена Буддийской Молодежи. «Восьмиконечная звезда» получала субсидии из общественных фондов, поскольку была зарегистрирована как благотворительная организация для обеспечения жильем нуждающихся обитателей Восточного Лондона. В реальности же она занималась расселением младших членов ТОБМа, осевших в британской столице.

Хорошо, — заливисто произнес брат Колин, — как председатель, предлагаю выселить из дома № 199 по Гроув-роуд Феллацио Джонса, Адольфа Крамера и Вэйна Керра.

У брата Колина имелись личные причины выкинуть Керра из кооператива. За последний год монах нередко трахался с подругой Вэйна. После молитвы, открывшей заседание, брат Сидни передал новость, что недавно Керр узнал об этих секс-сессиях и грозился избить брата Колина до состояния кровавой каши.

Я — за, — одобрил брат Мэттью. Но не успело голосование начаться, как внимание комитета отвлекла странная суматоха в коридоре.

Ты, урод! Урод вонючий! Пиздун ебаный! — орал влетевший Вэйн Керр. Керр впрыгнул на стол, занимавший большую часть кабинета, и побежал, раскидывая лежащие бумаги. По достижении противоположного края он метил с ноги пробить брату Колину в зубы. Его противник резко наклонился, а Керр упал на спину. Несколько сообразительных братьев сгребли послушника, и больше он не бузил. Брат Колин положил ладонь Вэйну на лоб и пропел «ЛЮБОВЬ». Через пять секунд каждый присутствующий монах ТОБМа добавил свой голос к этой погребальной песне.

Только не Дрожащая Ладонь! Не убивай меня! — взмолился Керр.

Расслабься, — мягко прошептал брат Колин, пока остальные монахи продолжали петь, — у нас Буддистский орден, а не школа кунг-фу. Никто не собирается тебя убивать. Просто мы хотим дать тебе почувствовать силу любви.

Но отец Дэвид учил нас, что любовь есть иллюзия, — запротестовал Вэйн.

Да, дитя мое, — отвечал брат Колин, — но прежде, чем ты постигнешь чудо истины, ты должен побороть снедающие тебя ненависть и ревность. Если ты хочешь выбрать праведный путь к просветлению, тебе надо пройти бесчисленные ступени заблуждения. Ревность есть недостойное чувство, вскоре ты поблагодаришь меня, что я заставил тебя изжить в себе собственническое отношение к Кандиде.

После этих речей брат Колин убрал руку со лба Керра и положил ее на промежность послушника. БК расстегнул молнию, сомкнул ладонь вокруг затвердевающего символа мужественности Вэйна. Он трудился над плотью с привычной легкостью двуствольного.

«Вставь перед Христом и убей любовь», — вывел брат Колин, а пальцы его творили эротические чудеса с вэйновской палочкой любви. — Ты знаешь, что отец Дэвид и многие другие члены нашего ордена обращаются ко мне по инициалам. БК, что значит Будда Кончил. Будда спустил перед Христом, а теперь ты кончишь передо мной.

Будда в твоем члене! — выкрикнул брат Мэттью.

Любовь, любовь, любовь, — пели остальные члены комитета. Брат Колин нагнулся к промежности Керра и взял в рот набухший и потный кусок мяса.

О, Господи! — простонал Вэйн, чувствуя, как в паху вскипает генетическая жидкость.

Не Господи, а Будда! — прошипел брат Сидни, хлопая Керра по губам.

Будда! — грохнул Вэйн.

Прими Будду! Прими Будду! — в унисон пели монахи. Но Керр их не слушал. Коды ДНК спадались и распадались в мускульной структуре. Вэйн странствовал сквозь время и пространство, он вспомнил все свои воплощения в этом и других мирах. Веками он стремился постичь истину. Он касался рук людей, чей прах смешан ныне с ветрами, что дуют над забытыми землями, затерявшимися в туманном сумраке Зари Времен, людей, умерших задолго до появления первых записей человеческой истории. Вэйн жил в городах, на развалинах которых строились новые города, а сегодня и они превратились в руины; видел расцвет могущества и величия царей, чьи имена, глубоко высеченные в камне, теперь лишь осколки их памяти; стоял на крышах дворцов и храмов, где сегодня только ровные пески пустыни; пел вместе с подогретым винными парами хором неистовые песни, где сейчас воет одинокий шакал да сова в глуши мигает глазами на луну. Брат Колин поддал жару, заставив Керра беззвучно бормотать обрывки слов во славу боли и наслаждения. Благостные видения прошлого покинули сознание Вэйна, растворились в пустоте непознаваемого. ДНК хлынула БК в рот. Керр застонал от неожиданного спада внутреннего давления, которое крутило его с самого начала сексуального раунда. Вэйн вообразил, как ему в черепе просверлили дыру, вставили соломинку и высосали мозг по чертовым кусочкам. Тут напряженные мускулы Керра обмякли, палочка любви вывалилась из глотки БК. БК поцеловал Керра. Потом монах ТОБМа перевернул Вэйна на живот и втер в жопу смазку.

Там тесно! — прокричал брат Колин, проникнув указательным пальцем в кольцо темных наслаждений.

Девственная земля! — Азия! Азия! — выли монахи.

Будда родился в Азии, — провозгласил БК, — точнее, на индийском субконтиненте Азии. Отец Дэвид рассказывал нам, что Европа тоже является частью Азии. Босфор, так называемая граница между Европой и Азией, на самом деле уже, чем пролив, отделяющий Швецию от Дании. Никакой границы нет!

Азия! Азия! — вторили монахи.

Темный континент европейских страхов, — визжал брат Колин. — Первая восточная империя, представлявшая собой угрозу для Европы, контролировалась турками, а сегодня Турция входит в состав Европы.

Резво бегут воды милой Темзы, — шептали монахи.

Азия! Азия! — запел БК.

Азия! Азия! — отозвались монахи.

Одной рукой брат Колин обхватил Керра за талию, а свободной направил свой любовный мускул в жопу послушника. Б К резко нагнулся вперед и член его скользнул вдоль круга темных наслаждений Керра. Со второй попытки он вошел в terra incognita. В это время Вэйн исследовал одно из прошлых своих воплощений, когда он, сумасшедший араб по имени Абдул Альхазред, автор пресловутого «Некрономикона», терпел от соплеменников всяческие издевательства.

Господи! — охнул Вэйн, когда Б К дернулся.

Будда! — поправил брат Сидни.

Будда! — бездумно повторил Керр.

Он достиг первой стадии просветления, где слова теряли всякий смысл для его полусознательного ума. Брат Колин не блуждал в прошлом. Всемогущая ДНК его перенесла в ближайшее будущее. Отец Дэвид умер, оставив его бесспорным главой Тевтонского Ордена Буддийской Молодежи. В этом почетном звании он способен повелевать всякой ему желанной жопой. При таком раскладе он сумел утолить все свои физические нужды.

Мир есть огонь! — ревели монахи, пока брат Сидни выстреливал жидкой генетикой Керру в прямую кишку.

Выеби меня! Выеби! — крикнул Вэйн, корчась в спазмах на крепком дубовом столе.

Вот грязный ублюдок! — парировал БК.

Брат Колин вонзил любовный мускул поглубже в сфинктер Керра, стараясь достичь самых потаенных глубин наслаждения. Хотя он только что выпустил заряд жидкой генетики, его инструмент, можно сказать, распухал во все стороны. Он опасался, что если еба-тельная штуковина увеличится еще немного, она просто-напросто лопнет. БК яростно заработал, стараясь унять возбуждение. Он понимал, что облегчит его состояние лишь массивный залп ДНК.

Север, Запад, Юг, Восток, Буддизм прошел испытание, — подвывали монахи. Вэйн ощутил пронзающие его худощавое тело волны наслаждения. Скоро от мира остались лишь осколки чистого ощущения. Брат Колин исчез, равно как и мысль о том, что он задействован в сексуальном акте. Они сделались вечно переходящими друг в друга материей и энергией. Ствол брата Колина взорвался вторым оргазмом. Генетическая разрядка утолила зудящее возбуждение, распиравшее хуй, все мышечные ткани монаха расслабились. БК перелез через туловище Керра и вставил свою любовную палку послушнику в рот.

Попробуй на вкус говно, измаравшее мне мужское достоинство, — выдохнул брат Колин. — Будда учит, что это хорошо!

С ошеломляющей скоростью брат Сидни занял освобожденное БК место у измятых булочек. Он смазал член и проник в круг темных наслаждений.

Господи! — буркнул Вэйн, подавившись прибором Б К.

Будда! — поправил брат Сидни.

Керр находился слишком далеко, чтобы осмыслять употребление значения слова, а брата Сидни больше волновало испытание собственной силы, чем результаты проповеди.

Азия! Азия! — пели монахи.

Брат Мэттью остался невысокого мнения о сексуальных талантах Сидни. Пара толчков и он спустил. Мэттью подумал, следует ли ему посоветовать собрату монаху пройти курс упражнений. Сидни громко задыхался, словно он пробежал марафон, а не дал залп, стоивший ему минутных трепыханий. Символ мужественности брата Колина снова затвердевал от того, как Керр глотал пульсирующий орган. Будда, вот это блаженство! БК взглянул на брата Мэттью, оседлавшего истрепанные половинки жопы, с которых ретировался Сидни. Керр был на седьмом небе, ему нравилось, как Мэттью отбивал примитивный ритм болот. Вэйн спрашивал себя, почему раньше он никогда не экспериментировал с «голубым» и групповым сексом. Твоя глотка забита набухшим хуем, а в жопе раздаются удары, и выводятся такие трели, что перед ними бледнеет пение птиц! Керр засек сбои в ритме, отбиваемом его сексуальным партнером, но не осознал до конца, что на позиции Мэттью сменил Марк, после на его место пришел Люк, а потом Джон. Лишь бы хуи сверлили его. Понадобился почти час на то, чтобы все братья Тевтонского Ордена Буддийской Молодежи отметились в Вэйновых глубинах. Керр, лишившись чувств, развалился на дубовом столе, а монахи закрыли заседание.

Мне пора идти, — объявил брат Люк, — через пять минут я должен начать вести урок медитации. Давайте просто завершим собрание, а все нерешенные вопросы разберем в следующем месяце.

Хорошо, — согласился БК.

А как же насчет выселений? — спросил брат Мэттью. — Мы пересмотрим ситуацию через месяц, — ответил брат Колин, — после того, как я проверю, привнесла ли моя терапевтическая техника улучшение в духовное состояние Вэйна. Поскольку на сегодняшнем заседании мы так много времени уделили на лечение Керра практическими методами, мне кажется, мы должны дать ему и его товарищам второй шанс.

А долги? — воскликнул брат Мэттью.

Феллацио Джонс обещался принести наличные. Заседание объявляю закрытым! — резко сказал Б К. Члены комитета послушно потопали из помещения и закрыли за собой дверь. Керр все еще валялся на столе. Брат Колин подскочил к нему, вынул член и нассал Вэйну на лицо.

Оооохххх, — застонал пациент, — выеби меня еще, это так прекрасно. Еби меня сколько я смогу вытерпеть. Оооохххх, я люблю тебя, брат Колин. С тобой гораздо лучше, чем с Кандидой. Бери ее себе, только еби меня до потери пульса.

Отныне, — БК произносил слова с осторожностью, — я стану твоим духовным наставником. Секс лишь помешает нашим отношениям. Твоя любовь ко мне должна подняться над физиологией, она должна стать шагом на пути к просветлению.

Позволь мне отсосать у тебя, — взмолился Керр. — Нет! — отрезал БК. — Отныне нас связывают лишь духовные взаимоотношения.

ТИМОТИ ФОРТУ ПОВЕЗЛО родиться в зажиточной семье. С помощью папиных денег он заработал в Сити собственное состояние. У сорокапятилетнего Форта было все, о чем может мечтать истинный «голубой» тори — богатство, статус, влияние. Очень удобно устроив собственную жизнь, Тимми верил, что существующий мир прекрасен, и делал все возможное для сохранения его в неизменном виде. С этой цель он поддерживал массу общественных организаций, мог похвастаться членством в Британском Южноафриканском Обществе, Комитете Движения за Свободную Великобританию, Индустриальной Лиге, Ассоциации Свободы, Клубе Понедельника, Международной Ассоциации Предпринимателей, Британском Антикоммунистическом Совете, «НАТО за мир», «Тори в действии», «Цели Соединенного Королевства в Западной Европе». Подобно некоторым своим приятелям по ультраконсервативному движению, Тимми имел склонность к молоденьким мальчикам — их жопкам, в частности. Особенно он питал слабость к тринадцатилетним. Сегодня вечером ему не удалось найти никого настолько молоденького.

— Наслаждаешься в ванной? — спросил Адольф Крамер, заглядывая в дверь.

— Да, — ответил Тимми.

— Вода горячая? — поинтересовался впорхнувший в ванную Адольф. — У тебя был тяжелый день, и теперь я считаю, тебе надо как следует отдохнуть, чтобы потом мы классно потрахались.

— Горячая, насколько я способен вынести.

— Да она едва теплая! — воскликнул Адольф, пробуя воду рукой. Форт для виду посопротивлялся, когда Крамер повернул кран, и все помещение наполнилось паром, несмотря на работающий на полную мощность вытяжной вентилятор.

— Так-то лучше, — прошептал Адольф, стягивая футболку. Крамер присел на край ванны и пробежался пальцами по груди Форта. Он позволил ладони погрузиться в воду и опуститься на пипиську Тимми. Адольф почувствовал отвердевающий от его прикосновений орган. Крамер сомкнул пальцы вокруг набухшей плоти и принялся ее ритмично обрабатывать. Первый раз в жизни Адольф трогал член другого мужика!

В движениях Крамера пропала плавность. Он трудился над принадлежащим Тимми дурачком в несколько сбивчивом ритме. Тем не менее ему удалось набрать скорость, достаточную для получения образца ядовитой генетики Форта. Оргазм показался Тимми взрывом, потрясшим его изнутри. Конституция Тимми не смогла вынести эффекта сексуального напряжения в очень горячей воде. Он умер почти мгновенно от сердечного приступа.

Адольф понимал, что действовать надо быстро. Он впервые совершил убийство и не знал точно, как скоро начнется трупное окоченение. Адольф выдернул из ванны затычку и, пока вода сливалась, отправился на поиски острого ножа.

Должным образом вооруженный, он изуродовал тело Форта. Анархист завершил ритуал отсечением у Тимми гениталий и засовыванием их в рот ублюдка.

Затем Адольф обмакнул палец в кровь, хлеставшую из груди Форта, и написал на стене ванной следующее:



МАРКС

ХРИСТОС

САТАНА

Логика

Дисциплина

Борьба

Долг

Беспристрастность

Мистицизм

Похоть

Страсть

Насилие

Адольф решил, что власти поймут о заимствовании данного перечня из запрещенного революционного трактата К. Л. Каллана «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе». От одного упоминания об этой книге многие буржуазные спины покрывал холодный пот. Добрую часть жизни Крамера в его личности доминировали архетипы Маркса и Христа. Хотя Адольф нередко представлял себя сосущим член, в его фантазиях отсутствовал ягодичный серфинг. Познакомившись с трактатом Каллана, Крамер принял решение разбудить в себе сатанинское начало, спавшее в нем долгие годы. Жесткое хладнокровное убийство являлось первым шагом на пути пробуждения в себе первобытных инстинктов. Адольф окунул ладонь в кровавую дыру, вырезанную им в туловище Форта. Там, откуда он вырвал сердце, осталось месиво из органов. С внешнего или, если говорить в гегельянских терминах, одностороннего ракурса большинство людей представляются довольно твердыми — но стоит защитному покрытию, которым является кожа, повредиться, как становится очевидным, что человек состоит по большей части из грязной слякоти. Капающей с пальцев кровью Крамер написал на зеркале в ванной следующее:


ЭТО КЛАССОВАЯ ВОЙНА! ВСЕ БОГАТЫЕ СВИНЬИ УМРУТ.
Потом он включил холодную воду и отмыл руки от запекшейся крови. Насчет отпечатков пальцев Адольф особо не волновался. В полиции за ним ничего не числилось, то есть вероятность быть вычисленным по оставленным уликам ничтожно низка. Адольф сошел вниз и налил себе стакан скотча. В его распоряжении оставалась масса времени для отдыха. Форт долго втирал ему, что сегодня у его горничной выходной. Мысли Адольфа потекли свободно, он имел намерение победить в себе национал-социалистское воспитание, в духе которого он рос. Папаша его был мелким военным преступником, получившим от союзных войск новое удостоверение личности в обмен на огрызки разведданных о планах Фрэнсиса Паркера Йоки насчет организации фашистского движения при поддержке русских. Папаша Крамера считал Йоки американским выскочкой и смеялся, когда этот мудак околел в тюрьме. Перл, мать Адольфа, была на двадцать лет моложе его отца. Они познакомились на антииммигрантском съезде. Перл очутилась в положении после того, что она и средних лет нацист сочли случайной связью. Встретившись с целью обсудить сложившуюся ситуацию, они решили пожениться и воспитать из своего ребенка главу будущего рейха. Крамер испортил их план, заделавшись сталинистом. Но в коммунистической партии он не задержался. Вскоре Адольф обнаружил, что в компартии царит та же диктатура, что и среди национал-социалистов. После этого он вступил в лейбористскую партию, а потом несколько лет предавался бездеятельности, в итоге сошелся с новоявленной буддисткой Джейн Ролинз. Адольф примерил на себя тот буддизм, что проповедовала Джейн, но понял, что это не для него. Но до того, как Крамер окончательно счел, что тратить время на ТОБМ бессмысленно, они с Джейн вступили в жилищное сообщество «Восьмиконечной звезды». Адольф прожил в «Восьмиконечной звезде» больше года, как вдруг Джейн дала ему от ворот поворот.

Она попросила кооператив переселить его на том основании, что они больше не являются любовниками и им тяжело делить общую комнату. Комитет Монахов рассмотрел дело, пришел к выводу, что Крамер отстает в духовном развитии, и отправил его в худший дом, имевшийся в их распоряжении.

В те времена Вэйн Керр был единственным обитателем дома №199 на Гроув-роуд. Вскоре «Восьмиконечная звезда» поставила Крамера и Керра перед необходимостью расширить общину. Кооператив полагал, что на Гроув-роуд хватит места и на пятерых. В конце концов, Адольф привел Феллацио Джонса, с которым повстречался на митинге Молодых Анархистов. Поскольку все члены ордена, кому «Восьмиконечная звезда» предлагала этот дом, от него отказывались, Комитет Монахов счел возможным сделать Феллацио полноправным членом кооператива. Хотя они заключили, что Джонс в духовном плане имбецил, но это не мешало им драть с него по полной за предоставленную крышу над головой. В «Восьмиконечной звезде» каждый кооперативщик платил установленную ренту, потому перенаселение вело к увеличению доходов сообщества. День принятия Джонса в «Восьмиконечную звезду» явился судьбоносным. Постепенно он склонил Крамера к анархизму, беседуя с ним и одалживая книги. Однажды Феллацио принес домой ксерокопию книги «Маркс, Христос и Сатана объединяются в общей борьбе». Керр отказался читать пользующийся дурной славой трактат, но жизнь двух других членов общины произведение изменило сразу же. Разбирая по одной главе работы в сутки, Крамер и Джонс избежали подвохов, на которых попались предыдущие читатели трактата. Как все помнят по сенсационным газетным публикациям того периода, попытка одолеть текст за один раз оказалась фатальной для многих анархистов, получивших бесплатные копии первого издания. Одержимые идеями произведения, они мчались убивать богатого ублюдка. Как следствие, многие активисты были арестованы, словно обычные преступники. Всплеск убийств побудил правительство запретить книгу, на практике же помешать ее нелегальному распространению было невозможно.

Первое прочтение текста Крамер и Джонс завершили за шесть месяцев до убийства Форта. Лето сменилось спелой урожайной осенью, за ней наступили на удивление суровые зимние морозы, а два анархиста не сидели сложа руки. Для начала они создали собственный отряд гражданской милиции, тайно тренировавшийся на заброшенном пустыре, спрятанном за Стратфордовской промышленной зоной. Каждый боец бригады скинхедов, как они окрестили свою личную армию, готовил свою тело и моральный дух для будущей партизанской войны. Между собой они договорились, что Джонсу следует неукоснительно культивировать архетип Христа, Крамер же отлично вписывается в Подразделение Сатаны.

Адольф осушил стакан, поднялся, разнес HI-FI, видеомагнитофон и телевизор. Порезал бесчисленные картины, уничтожил несколько бесценных древностей и решил, что ему пора сваливать. Ему захотелось выпить пинту пива в более близкой ему по духу обстановке — в пабе Строук-Ньюингтона.



следующая страница >>



Против кого дружите? Приписывается Анне Ахматовой
ещё >>