Статьи. Ключевая проблема XXI столетия: последствия распада империй, А. Б. Давидсон 2 Статьи. Постмодернизм, синергетика и современн - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Статьи. Что скрывалось за приглашением в. М. Молотова осенью 1940... 31 6063.71kb.
Нильс Бор Избранные научные труды. Т. II. Статьи 1925 -1961. 1 56.64kb.
Библиотека-статьи и книги 1 73.49kb.
Вызов из прошлого Историческая политика: витки спирали в Восточной... 1 231.22kb.
А. Б. Давидсон антирасистский расизм? А. Б. Давидсон Давидсон Аполлон... 3 458.71kb.
Юлий Борисович Харитон 4 Раздел I. Публикации трудов и статей 5 Ю. 4 405.26kb.
Актуальные проблемы части 1 статьи 244 1 65.81kb.
Основной текст статьи 1 52.68kb.
Статьях. «Современник» 1 80.28kb.
Сборник научных трудов «молекулярная и прикладная генетика» 1 183.77kb.
Анализ основных идей статьи Юрия Власова «Формула воли: верить! 1 224.45kb.
Екатеринодарский отдел 1 308.26kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Статьи. Ключевая проблема XXI столетия: последствия распада империй, А. Б. Давидсон - страница №1/30

Оглавление


Статьи. КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМА XXI СТОЛЕТИЯ: ПОСЛЕДСТВИЯ РАСПАДА ИМПЕРИЙ, А. Б. ДАВИДСОН 2

Статьи. ПОСТМОДЕРНИЗМ, СИНЕРГЕТИКА И СОВРЕМЕННАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА, К. В. ХВОСТОВА 33

Статьи. ВЫЗРЕВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА В ГДР В 1953 ГОДУ. По материалам высших партийных и государственных органов ГДР и Советской Контрольной Комиссии в Германии, Э. ШЕРСТЯНОЙ 52

Статьи. ТРАНСИЛЬВАНСКИЙ ВОПРОС. По материалам комиссии М. М. Литвинова, июнь 1944 года, Т. М. ИСЛАМОВ, Т. А. ПОКИВАЙЛОВА 91

Статьи. ИСПАНИЯ В КОНЦЕ XX - НАЧАЛЕ XXI ВЕКА, Н. Е. АНИКЕЕВА 110

Историография и источниковедение. США: ПУТЬ К ИМПЕРСТВУ, В. О. ПЕЧАТНОВ 133

Историография и источниковедение. О ВОСПРИЯТИИ РОССИИ В ЕВРОПЕ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ, О. Ф. КУДРЯВЦЕВ 138

Публикации. ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ Р. А. МЕДВЕДЕВА И С. КОЭНА (июнь 1995 года) 145

Документальные очерки. ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СОВЕТСКОГО ПОСОЛЬСТВА В БЕРЛИНЕ. 1918-1941 годы, В. В. СОКОЛОВ 157

Документальные очерки. МЕТАМОРФОЗЫ ВЕРНЕРА ЗОМБАРТА (1863-1941), А. И. ПАТРУШЕВ 190

История и современность. КОНЕЦ "ЦАРСТВОВАНИЯ" СИМЕОНА САКСКОБУРГГОТСКОГО В БОЛГАРИИ, К. ДЕНЧЕВ 242

История и современность. ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ В СЕВЕРНОЙ ИРЛАНДИИ: ПРОШЛОЕ И НАСТОЯЩЕЕ, А.-Х. А. СУЛТЫГОВ 264

Портреты историков. ПАВЕЛ ГАВРИЛОВИЧ ВИНОГРАДОВ (1854-1925), С. Н. ПОГОДИН 273

Рецензии. В. И. ВАСИЛЬЕВ. ВОЙНЕ ВОПРЕКИ...: АКАДЕМИЧЕСКАЯ КНИГА В ИСТОРИИ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ, И. В. ПОЗДЕЕВА 311

Рецензии. ТРАГЕДИЯ ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВЫ: НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС И РАСПАД СОВЕТСКОГО СОЮЗА, Н. Г. ЩЕРБАКОВ 315

Рецензии. И. С. ГАЛКИН. ЗАПИСКИ РЕКТОРА МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, И. В. ГРИГОРЬЕВА 319

Рецензии. С. Е. ФЕДОРОВ. РАННЕСТЮАРТОВСКАЯ АРИСТОКРАТИЯ (1603-1629), Л. П. РЕПИНА 325

Рецензии. В. П. СМИРНОВ. КРАТКАЯ ИСТОРИЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ, В. В. СОГРИН 332

Рецензии. С. В. МОРОЗОВ. ПОЛЬСКО-ЧЕХОСЛОВАЦКИЕ ОТНОШЕНИЯ. 1933-1939. ЧТО СКРЫВАЛОСЬ ЗА ПОЛИТИКОЙ "РАВНОУДАЛЕННОСТИ" МИНИСТРА Ю. БЕКА, В. Н. ГОРОХОВ 336

Рецензии. ЧЕЛОВЕК НА БАЛКАНАХ И ПРОЦЕССЫ МОДЕРНИЗАЦИИ. СИНДРОМ ОТЯГОЩЕННОЙ НАСЛЕДСТВЕННОСТИ (последняя треть XIX - первая половина XX в.), М. В. БЕЛОВ 341

Рецензии. НАПОЛЕОН И ЕВРОПА. ВЗГЛЯДЫ НА ПОЛИТИКУ. Материалы коллоквиума, организованного под управлением Архива Министерства иностранных дел и Фонда Наполеона, 18-19 ноября 2004, В. Н. ЗЕМЦОВ 344

ПРИВЕТСТВИЕ АКАДЕМИКУ ГРИГОРИЮ НИКОЛАЕВИЧУ СЕВОСТЬЯНОВУ 349

Научная жизнь. ЮБИЛЕЙ ИГОРЯ ИВАНОВИЧА ОРЛИКА 350

Научная жизнь. ГРИГОРИЮ ЛЬВОВИЧУ АРШУ - 80 ЛЕТ 355

Научная жизнь. МЕЖДУНАРОДНЫЙ СИМПОЗИУМ В ВОЛГОГРАДЕ 358



Статьи. КЛЮЧЕВАЯ ПРОБЛЕМА XXI СТОЛЕТИЯ: ПОСЛЕДСТВИЯ РАСПАДА ИМПЕРИЙ, А. Б. ДАВИДСОН


Когда-то великие империи связали судьбы континентов, стран, народов. Опоясали их обручами своих цепей, удерживали железом и кровью. Но в XX в., особенно в его второй половине, эти обручи поизносились, а затем и распались. Центробежные силы, давно уже рвавшиеся наружу, обрели свободу. Правда, появились и новые центростремительные, но они зачастую уже избирают иные направления.

Мы все - дети XX в. - стали свидетелями конца империй. Смотрели с удовлетворением на их распад, во всяком случае чужих (своя - дело особое). Но многозначности последствий не предвидели.

"Эпоха блистательной, триумфальной Европы, сиятельных капиталистических империй, правивших три века всей планетой огнем, мечом и паровыми двигателями, заканчивается, как некогда заканчивалась, растворяясь во мраке "темных веков", эпоха великого Рима... Судьба современного Запада навевает грустные аналогии с трагическим упадком Римской империи"1 . Так говорилось в первом номере международного журнала "JaLOUSE", издающегося и по-русски. Там дан прогноз, каким станет XXI столетие.

Что же предсказывалось? "Не пройдет и пятидесяти лет, как эпоху Брежнева, Никсона и Вилли Брандта будут вспоминать как утраченный человечеством парадиз. Просто потому, что основ, на которых стоял наш мир, уже не будет". Каким же станет будущее? "Без Запада", "без белых", "без государства", "без демократии", "без равенства", "без смысла". И "без России".

К страшилкам человечество вроде бы привыкло. Излюбленная тема газет, радио и телевидения - пугать нас ужасными катастрофами, трагедиями, преступлениями и, конечно, предсказаниями. Собственно говоря, так бывало и раньше, еще до радио и телевидения. В середине XIX в. английские газеты пугали своих соотечественников тем, что скоро в Англии кончится уголь и страна погибнет - замерзнет.

И все же на страшилку журнала "JaLOUSE" нельзя просто махнуть рукой. Тот номер подписан в печать 30 августа 2001 г., а подписчики получали его как раз к тому злосчастному 11 сентября. А затем - серия кровавых террористических актов по всему миру. Особенно бурный резонанс на Западе получили теракты в Лондоне осенью 2005 г. Гарвардский профессор Хантингтон также предвещает столкновение цивилизаций, а потом даже уточняет, что оно, скорее всего, начнется с Ближнего Востока. И вот теперь события в Ираке и в соседних странах сотрясают мир.

Да разве тревожные предсказания начались с Хантингтона?

"Азия просветила Европу, и Европа покорила Азию. Теперь Европа просвещает Азию. Повторит ли Азия ту же операцию над Европой?"2 . Так сто лет назад, в мае 1904 г.,





Давидсон Аполлон Борисович - доктор исторических наук, профессор, президент Ассоциации британских исследований, руководитель Центра африканских исследований Института всеобщей истории РАН.

1 JaLOUSE, N 1, сентябрь 2001, с. 71.

2 Ключевский В. О. Письма. Дневники. Афоризмы и мысли об истории. М., 1968, с. 305.

стр. 3


писал мой любимый историк В. О. Ключевский. И хотя в нашей стране его глубоко чтут, я не припомню, чтобы эти его слова любили цитировать.

Потом закат Европы с ее имперским величием, как известно, предрекали многие. Освальд Шпенглер - с бесстрастным анализом. К его выводам в сущности присоединились, выразив при этом безнадежную горечь, российские философы Н. А. Бердяев, Я. М. Букшпан, Ф. А. Степун, С. Л. Франк. Они посвятили его книге свой сборник статей и назвали Шпенглера "мужественным пророком", а главной целью своего сборника - "ввести читателя в мир идей Шпенглера". Степун так охарактеризовал труд Шпенглера: "Содержание его пророчества - смерть европейской культуры. Пройдет немного столетий и на земном шаре не останется ни одного немца, англичанина и француза, как во времена Юстиниана не было больше ни одного римлянина".

Особенно выделил Степун заключительные слова книги Шпенглера: "Умирая, античный мир не знал, что он умирает, и потому наслаждался каждым предсмертным днем, как подарком богов. Но наш дар - дар предвидения своей неизбежной судьбы. Мы будем умирать сознательно, сопровождая каждую стадию своего разложения острым взором опытного врача"3 .

Конечно, хотелось бы отмахнуться от подобных предсказаний, но это вряд ли дальновидно, даже если очень хочется. Да многие ученые и относятся к ним всерьез. Рассматривают перспективы под углом зрения противоречий бедных народов и стран с богатыми, с "золотым миллиардом". И под углом зрения расово-конфессиональных противоречий. И через призму глобализации.

Значительно меньше нынешняя ситуация в мире и ее перспективы изучаются как результат крушения империй. А это - чрезвычайно важный аспект.

На наших глазах и на глазах наших отцов распались все империи - Британская, Французская, Итальянская, Испанская, Португальская, а еще раньше Австро-Венгерская, Османская, Германская. Эпоха империй, начавшаяся еще в средневековье, кончилась. Мы еще не осознали значение этого явления - так часто бывает с очевидцами. Весь мир испытывает последствия, самые разные - вплоть до психических - и бывшие метрополии, и бывшие колониальные, и зависимые страны. Будет это и при наших детях, внуках.

Разве в продолжающемся распаде Югославии не дают о себе знать те центробежные силы, что зародились еще в Австро-Венгерской империи? Но громадные события последних восьми десятков лет, которые прошли после краха австро-венгерского режима, заслоняют от нас эту историческую связь.

А полыхающий Ближний Восток? Под языками пламени этого костра не лежит ли горячий материал, накопившийся в Османской империи?

Несомненно, что с распадом империй мир вступил в совершенно новую эпоху. Существовала сложившаяся веками система, при которой общемировые события зависели от всего лишь нескольких центров силы. Конечно, и тогда эти события были не очень предсказуемы. Но теперь, хотя и принято считать, что мир стал однополярным, центров силы стало намного больше. Непредсказуемость возросла, с рождением бесчисленных новых государств с новыми государственными элитами, с появлением центров терроризма, опутавших мир своими международными связями. Это, мне кажется, очевидно. Как и то, что на место отлаженной системы, пусть и весьма жестокой, в ряде стран мира пришел хаос. Ярче всего это проявилось в Тропической Африке.

Как еще скажутся на судьбе человечества те крутые перемены во всех международных политических, экономических и многих других связях, которые произошли в результате распада империй - и продолжают происходить, порой весьма непредсказуемо?

Какими будут дальнейшие последствия распада империй для бывших колониальных и зависимых стран? Как пойдут процессы их самоутверждения во всех сферах - от поли-





3 Бердяев Н. А., Букшпан Я. М., Степун Ф. А., Франк С. Л. Освальд Шпенглер и Закат Европы. М., 1922, с. 1,6,7.

стр. 4


тики до культуры? Что они возьмут из наследия Европы, чего не примут, а против чего будут бороться? В каких формах будут проявляться востокоцентризм, исламоцентризм, новое явление - афроцентризм? В каких направлениях пойдут общественные настроения и политические движения, связанные с этими идеологиями?

Может казаться, что жизнь населения метрополий изменилась после распада их империй меньше, чем в колониальных и зависимых странах. Но даже если и так - окончательное суждение выносить рано. Как говорится, еще не вечер.

Продолжится ли цепная реакция распада империй - их остатков? Будет ли продолжаться распад бывших колоний, как это произошло с Пакистаном, от которого отделилась его восточная часть, став Народной Республикой Бангладеш, и Индонезией, от которой отделился Восточный Тимор? И, самое главное для нас, россиян, - не может ли грозить дальнейший распад и нашей стране, России? И важнейший вопрос - каковы возможности для плодотворного сотрудничества бывших метрополий и вообще развитых стран с теми, что называются развивающимися?

Как ответить на эти и другие, связанные с ними, вопросы, когда сами-то проблемы - в непрестанном движении, в развитии, к тому же еще во взаимной противоречивости? Ключевский вообще считал: "Сколько времени нужно людям, чтобы понять прожитое ими столетие? Три столетия"4 .

Ну, пусть и не три столетия. А все же сейчас мы всестороннего объяснения, увы, дать не можем. Но важно уяснить уже сами вопросы, на которые надо искать ответы. И затем, шаг за шагом, искать пути к ответам.

За рубежом эти вопросы обсуждаются бурно, причем Российская империя и Советский Союз рассматриваются в общем контексте изучения имперского прошлого и его последствий5 .

В отечественной науке такой подход не нашел широкого признания. У нас подчеркивается прежде всего специфика нашего исторического пути, его отличия от любых зарубежных. В школьных и вузовских учебниках выделяется сугубо разрушительное воздействие зарубежного колониализма, в Российской же империи - факты проявления терпимости к инородцам и иноверцам, помощи в их развитии. Что же касается Советского Союза, то существует точка зрения, что его ни в коем случае нельзя рассматривать как империю.

Но независимо от споров, считать СССР империей или нет, последствия его распада все равно во многом сходны с теми, которые испытали - и испытывают - народы Британской, Французской и других империй, распавшихся до того, как перестал существовать Советский Союз. Так что, как для России, так и для всех государств постсоветского пространства, чрезвычайно важно проанализировать иноземный опыт и сравнить его с тем, что накопился после сравнительно недавнего распада Советского Союза.

Нисколько не претендуя на всесторонний подход к этой огромной теме, пытаюсь привлечь внимание к нескольким аспектам, вероятно, наиболее тревожным. Говоря словами из известного фильма, дать информацию к размышлению.

БЫВШИМ МЕТРОПОЛИЯМ ПРЕДЪЯВЛЯЕТСЯ СЧЕТ

Дай Бог, чтобы отношения бывших метрополий с бывшими колониальными и зависимыми странами становились все лучше и лучше - это обеспечило бы человечеству мир и благополучие. Но наивно было бы думать, что за столетия господства метрополий не накопится огромное недовольство тех, кем они управляли, и что теперь, после распада империй, не откроются клапаны для выбросов такого недовольства.

"Крушение Западной Европы" - так назвал главу своей наиболее известной книги (переведенной и на русский язык) основоположник афро-американской исторической



4 Ключевский В. О. Указ. соч., с. 263.

5 Яркий пример - монография профессора Лондонской школы экономики: Lieven D. Empire. The Russian Empire and Its Rivals. London, 2000.

стр. 5


литературы США Уильям Дюбуа (1868 - 1963), первый ученый с черным цветом кожи, чей голос был явственно услышан и в Европе.

Приобрел он известность и в нашей стране. Бывал у нас в 1928,1936,1949,1958 - 1959, 1962 гг. Был избран почетным доктором исторических наук МГУ, лауреат Международной премии мира, Международной Ленинской премии "За укрепление мира между народами". Взгляды Дюбуа важны не из-за этих его регалий, а потому, что сходны с мнением сотен миллионов (если не миллиардов) людей по всей планете. О крушении Европы он уже вскоре после второй мировой войны писал, как о свершившемся факте.

Какие соображения вызывало у него это "крушение"? Их он дал в другой большой главе: "Белые господа мира". Вот несколько примеров.

"Нет таких нацистских зверств - концентрационные лагеря, тысячи и тысячи убитых и калек, надругательства над женщинами и моральное растление детей, - которые Европа с ее христианской цивилизацией не применяла бы в течение долгого времени для подавления цветных народов во всех частях мира "во имя и для защиты высшей расы, рожденной, чтобы править миром""6 .

"Во всех случаях - даже если речь шла об отталкивающей внешности таких людей, как Уинстон Черчилль, - всегда белая раса оставалась "прекрасной", а между тем Туссен и Менелик, например, считались уродами уже потому, что у них была черная кожа"7 .

"Национальных героев создавали просто: забывали их грехи, а добродетели канонизировали. И вот уже деятельность Гладстона не имела отношения к рабству, Гордон Китайский не был пьяницей, а Уильям Питт превратился из международного вора в великого патриота"8 .

"Дома и в школе складывалась легенда о белом человеке - об этом сильном и властном гиганте с могучим интеллектом, ясным умом, с неистощимым запасом жизненных сил, который привел мир к недосягаемым вершинам человеческой культуры. И вот менее чем через полстолетия это чудесное сооружение самовосхваления рухнуло"9 .

"Чтобы доказать неспособность большинства людей к самоуправлению и самостоятельному образу мышления, были приведены в действие все отрасли науки: биологи доказывали, что население Африки и Азии составляют менее развитые люди, чем белые; историки старались внушить представление, что вся цивилизация создана белым народом; экономисты учили, что все земные богатства созданы благодаря техническому мастерству белых, цветные же народы предоставляли только грубую физическую силу; посредством взвешивания мозга представителей белой и черной расы, а также путем введения других подтасованных критериев интеллектуального развития старались доказать превосходство белых людей"10 .

Дюбуа считал, что он выражает мнение не просто большой, а большей части человечества.

На страницах журнала "Новая и новейшая история" уже рассматривались взгляды африканских и афроамериканских идеологов, которые в своей борьбе против евроцентризма становились на позиции резкой критики или даже отрицания всего европейского11 . Стоит напомнить, что Франц Фанон, уроженец Мартиники, поселившийся в Алжире, считал, что народы, испытавшие на себе колониализм, имеют полное право на "антирасистский расизм". "Жизнь для колонизованного может возникнуть только из разлагающегося трупа колонизатора"12 . Для колонизованного колонизатор - "человек,



6 Дюбуа У. Э. Б. Африка. Очерк по истории Африканского континента и его обитателей. М., 1961, с. 201.

7 Там же. Ф. Д. Туссен-Лувертюр (1743 - 1803) - борец против рабства, руководитель освободительной борьбы народа Гаити. Менелик II (1844 - 1913) - император Эфиопии.

8 Там же, с. 202.

9 Там же, с. 204 - 205.

10 Там же, с. 216.

11 См.: Давидсон А. Б. Антирасистский расизм. - Новая и новейшая история, 2002, N 2.

12 Fanon F. Les damnes de la terre. Paris, 1961, p. 225.

стр. 6


которого необходимо уничтожать"13 . Утверждая все это, Фанон объявил, что для колонизованных вполне правомерен "самый элементарный, самый грубый, самый всесторонний национализм"14 .

Ливийский лидер Муамар Каддафи говорит: "Мы должны потребовать от белых компенсации за колонизацию и геноцид, которые они устроили на нашей земле". "Их языки и традиции не могут выразить наши чувства и мысли, поэтому мы должны говорить только на языках наших предков"15 .

В Соединенных Штатах Луис Фаррахан, который считает себя лидером афроамериканского населения, уже давно требует, чтобы белые всего мира поплатились за то зло, которое они принесли небелым. В своем движении черных мусульман "Нация ислама" он хотел бы объединить не только афроамериканское население Соединенных Штатов, но и вообще всех людей с черным цветом кожи. Еще лучше - и всех мусульман. А желательно и вообще всех небелых - против белых. Он бывает и у Каддафи, и в Южной Африке, побывал и у нас - в Москве и в Дагестане.

Фаррахан еще на встрече афроамериканских лидеров в Новом Орлеане в апреле 1989 г. обвинил в расизме всех белых. Записал в расисты и Линкольна, президента США, который был борцом за отмену рабства. Призвал к созданию в Африке страны, в которой могли бы поселиться афроамериканцы из Соединенных Штатов. И даже: "Пришла пора освободить из тюрем всех черных! Отпустите их! Дайте им уехать в Африку!". Вместе с тем он предсказал, что наступит день, когда афроамериканцы будут управлять Соединенными Штатами: "Наша рождаемость опережает их рождаемость!". Заявил: Белый дом способствует распространению наркотиков среди черных, "они делают это, чтобы преступность среди черных росла". Публично выразил восхищение Гитлером, а иудаизм объявил "религией сточной канавы". Эта встреча, в которой участвовали Джесси Джексон и Анджела Дэвис, известная деятельница американской компартии, потребовала от Соединенных Штатов выплаты репараций афроамериканцам за то, что их предки были в рабстве16 .

Что ж, европейцу не легко понять, насколько глубоко в умах и сердцах жителей бывших зависимых и колониальных стран может укорениться недоверие к Европе. А ведь достаточно обратиться к фольклору Азии и Африки. Он говорит убедительней и ярче, чем труды идеологов. Вот, у народа ньякюса (Танзания):

Кому поклоняются европейцы?

Кому поклоняются европейцы?

Деньгам, деньгам17.

Это фольклор давних времен. А позднее? Вот стихи Бернара Дадье, классика западноафриканской литературы:

От Европы, о нашей свободе пекущейся,

Избавь нас, Господь18.

Он осуждает даже предметы европейского быта:

Я ношу узорный ошейник,

Ошейник галантной Европы,

Галстука я не люблю.

...

Я смерть на руке ношу,



Смерть бредовой Европы,

Я не люблю часов19.





13 Ibid., p. 39.

14 Ibid., р. 182.

15 Известия, 24.IV.2001; Коммерсант, 24.IV.2001.

16 Новое русское слово, Нью-Йорк, 25.IV.1989.

17 Ветер и птица. Африканская народная песня. М., 1976, с. 189.

18 Поэзия Африки. М., 1973, с. 90.

19 Там же, с. 85.

стр. 7


Агостиньо Нето, первый президент Анголы, горячо поддержанный Советским Союзом, в стихотворении "Западная цивилизация" обвиняет Европу в нищете Африки20 . Леопольд Сенгор, президент Сенегала и самый известный в мире африканский поэт:

Европа хоронит тех,

кто стал бы дрожжами для наций,

кто стал бы надеждой новых народов21.

Или, тоже у Леопольда Сенгора:

Белые руки, валившие царственный лес,

Что возвышался над Африкой22.

Увы, во взращивание антибелых эмоций внесли вклад советские политики и международное коммунистическое движение. Вот хотя бы такие стихи:

Белый - убийца, белый - злодей, дитятко!

Он хуже змеи, он тигра злей, дитятко!

Ты найди его, победи и убей, дитятко!

Ты ненависть пей из моих грудей, дитятко!

Пусть зубки твои растут острей, дитятко!

И снова -

Белых, белых, белых убей, дитятко!

Стихотворение называется "Но Африка наша", и хотя звучит как бы от имени африканцев, опубликовано в книге "Современная революционная поэзия Запада" (с предисловием А. В. Луначарского)23 . Его автор венгерский коминтерновец А. Гидаш. Оно - в духе политики, проводившейся Коминтерном: так должна была рассуждать "наша Африка".

Конечно, чувства, выраженные в этих стихах африканцев, нельзя воспринимать однозначно. В них, несомненно, есть и стремление эпатировать читателя-европейца. Призыв Бернара Дадье: "От Европы... избавь нас, Господь" - в стихотворении, которое озаглавлено: "Молитва на французский мотив". Так что и Европу он проклинает в молитве европейского толка. А создав теорию негритюда, в которой Африка, полнокровная, эмоциональная, как сказали бы у нас - душевная, противопоставлена миру белого человека, подчинившему себя машине, технике, Леопольд Сенгор все же женится на француженке и, хотя его высоко чтут на родине, удалившись от государственных дел, проводит свои последние годы в Европе.

Да, в бывших колониальных и зависимых странах отношение к Европе и всему европейскому сложное, неоднозначное. Но ни в коем случае нельзя не учитывать и недоверие. У него очень глубокие корни, и оно будет жить еще не одно поколение.

Пять веков в мире господствовал евроцентризм, европейские империи устанавливали свои законы, подчиняли другие континенты, превращали их в зоны своих колоний и зависимых стран. На этом всеобщем фоне как-то стерлась память о том, что порядки в Османской империи были уж никак не лучше европейских. Не очень часто упоминается и то положительное, что принесла Европа другим континентам.

Сейчас антиевропейские настроения если и не усиливаются, то становятся очевиднее. Почему? Народы, переставшие быть колониальными, надеялись, что их судьба улучшится. Что хорошая жизнь - вот она, за поворотом. А получилось не так. Какие-то государства - азиатские "тигры" или страны ОПЕК - вырвались вперед, но во многих других люди сейчас живут еще хуже, чем в колониальное время.

Среди афро-азиатских стран нет единства. Есть свои сложные взаимоотношения и противоречия. Индонезия узнала резню китайцев, а в самой Индонезии, в Нигерии и во





20 Там же, с. 82.

21 Там же, с. 487.

22 Там же, с. 479.

23 Современная революционная поэзия Запада. М., 1930, с. 95.

стр. 8


многих странах Азии и Африки - столкновения христиан с мусульманами. Но все же в странах, которые были колониальными и зависимыми, проявляются, а, может быть, и усиливаются, идеи общности их судеб - в противопоставлении Европе и вообще Северу.

Различные разновидности востокоцентризма, исламоцентризма, как и возникшего сравнительно недавно афроцентризма - все эти идеологии зиждутся на осуждении имперского владычества.

На проведенной в 2001 г. под эгидой ООН Всемирной конференции против расизма делегации многих стран требовали от бывших метрополий, от Запада, а то и от всего мира "белого человека" расплатиться за зло, причиненное колониализмом и работорговлей. Эти требования не утихают, а повторяются вновь и вновь. 25 августа 2005 г. президент Алжира снова настаивал на извинениях Франции за всю историю французского колониализма в Алжире, начиная с 1830 г. (хотя Франция приносила извинения уже неоднократно), и, в частности, на возмещении ущерба за подавление восстания в Алжире в мае 1945 г.

Критика "концептуального евроцентризма" раздавалась на XX Международном конгрессе исторических наук (Сидней, 3 - 9 июля 2005 г.), на сессии, которая включала девять докладов и называлась "Африканская история в сравнительной перспективе: новые подходы". Подчеркивалось, что особенности исторического развития африканских стран и народов до сих пор недостаточно учитываются историками, что такие термины, как "королевство", "феодализм", "империя", трудно применять к Африке и что использование термина "рабство" для африканского прошлого также требует оговорок и пояснений24 .

Вероятно, критика употребления ряда подобных терминов отчасти правомерна. Но несколько удивляет объяснение слова "африканист". О нем говорится: "Термин зачастую относится к экспертам не африканского происхождения в африканистике"25 . Создается впечатление, что африканцы и ученые африканского происхождения противопоставляются африканистам как ученым неафриканского происхождения. Не буду гадать над смыслом этого противопоставления. Хотелось бы надеяться, что дело не в расовом подходе, а просто в неудачной формулировке.

Удары бумерангов имперского прошлого неизбежны. Но этот более или менее естественный процесс подстегивается, усиливается и ускоряется теми диктаторскими режимами, которые, увы, клонируются во многих государствах, особенно в тех, что были колониальными и зависимыми. Диктаторы типа Саддама Хусейна делали все, чтобы недовольство народа их просчетами и преступлениями канализировать в русло ненависти к бывшим метрополиям и вообще ко всему европейскому.

Стремление многих афро-азиатских стран видеть виновника своих бед вне себя - разве оно такое уж особенное, неслыханное, новое, присущее только этим странам? Православный философ Г. П. Федотов видел такое же настроение в России после поражений в первой мировой войне, революции и разрухи. "Русское национальное чувство было уязвлено глубоким поражением, разделом, падением России и, не желая взять на себя ответственность, не имея мужества покаяния, стало искать виновника вне себя - на Западе"26 .

Не этим ли порождено и настроение в нашей стране даже таких властителей умов, как А. И. Солженицын? Академик А. Д. Сахаров писал о нем: "Недоверие к Западу, прогрессу вообще, к науке, к демократии толкает, по моему мнению, Солженицына на путь русского изоляционизма, романтизации патриархального уклада, даже, кажется, ручного труда, к идеализации православия и т.п."



24 20th International Congress of Historical Studies. Programme. 3 - 9 July 2005. Sydney, p. 107 - 119.

25 Ibid., p. 108.

26 Федотов Г. П. Судьба и грехи России. Избранные статьи по философии русской истории и культуры, т. 2. СПб., 1992, с. 230.

27 Сахаров А. Воспоминания, в 2-х т., т. 1. М., 1996, с. 583 - 584.

стр. 9


Если у Солженицына "романтизация патриархального уклада", то что уж говорить о народах, у которых современные формы производства связаны с колониализмом, с господством чужих империй?

АФРОАЗИАТИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ ПЛАНЕТЫ

Рука об руку с яростными обвинениями имперского владычества идет уверенность, что XXI столетие будет "Веком Азии" или "Веком Африки". Эта уверенность зиждется на резких и все убыстряющихся демографических переменах, на "великом переселении" африканцев и азиатов в Европу, на усилении роли бывших колониальных и зависимых стран, на общей тенденции азиатизации и африканизации, которая идет в мире. На том, что уже сейчас население бывших колониальных и зависимых стран составляет 7/8 человечества. Китай и страны Индостанского субконтинента - вот уже больше половины населения Земли. Мусульман - около 1,2 млрд. Самая большая рождаемость - в мусульманских странах и в Африке. В Йемене на каждую женщину приходится по семь детей, а ожидаемая в середине XXI в. численность населения здесь - около 50 млн.

В журнале "JaLOUSE" приводились общеизвестные прогнозы:

"По данным специалистов ООН, уже к 2050 году население Африки будет втрое превосходить количество европейцев. Если после второй мировой войны европейцы составляли 22% населения Земли, а африканцы - 8%, то сегодня эти цифры сравнялись. На долю и тех и других приходится по 13%. А через полвека, когда население Африки, несмотря на СПИД и прочие дела, удвоится, чернокожих будет втрое больше, чем европейцев"28 .

Промышленность во многих странах Азии и Африки бурно развивается. Многие виды производства перекочевывают из Европы в Азию и Африку, во многом, конечно, из-за дешевизны рабочей силы. Китай и Индия делят с Соединенными Штатами первые места в мире по темпам промышленного роста. Китайскими товарами заполоняются рынки всех континентов. От нефтедобычи в арабских странах и Нигерии мир с каждым годом зависит все больше.

Голоса Азии и Африки становятся все более значимыми в мировой политике. Они - большинство в ООН. Получив влияние во всех структурах ООН, вплоть до поста генерального секретаря, они настойчиво требуют мест в Совете Безопасности.

Примеру Индии, Китая и Пакистана, которые уже стали термоядерными державами, стремятся следовать и другие. Северная Корея и Иран - прямо вопреки протестам международных организаций и европейского общественного мнения.

Растет число экономических и общественно-политических объединений афро-азиатских стран, куда бывшие метрополии не входят.

Идет "освоение" Западной Европы выходцами из стран Азии и Африки. Если до 1960-х годов их число было совершенно незначительным, то в 2005 г. оно превысило 20 млн. Одних только афро-азиатских мусульман насчитывается в Западной Европе больше 11 млн. Во Франции уже 10% населения - мусульмане, или лица афро-азиатского происхождения. В Лондоне - более 1 млн. мусульман.

Франция и ряд других государств Западной Европы, которые считали себя однонациональными, уже утрачивают эту однонациональность.

Адаптация афро-азиатского населения идет сложно. Изменилась за последние четыре с лишним десятилетия не только численность афро-азиатского населения в Европе, но образ его жизни. Представители первого массового притока - в 1960-х годах - соглашались быть низами общества и шли на любую низкооплачиваемую работу: мусорщиками, дворниками. Второе поколение, уже получившее права гражданства, хотело быть похожими на европейцев. А в третьем проявилось - пусть не у всех, но у многих - стремление не только быть полноправными гражданами приютившей их страны, но и пред-



28 JaLOUSE, N 1, сентябрь 2001, с. 71.

стр. 10


ложить этой стране считаться с их собственными истоками, с теми традициями, обычаями, которые они привезли с собой с покинутой ими родины. Не эти ли настроения, а не только материальные условия - бедность - стали подоплекой событий, потрясших Францию осенью 2005 г., когда африканская и арабская молодежь в предместьях больших городов жгла тысячами автомашины, громила магазины, крушила роскошные витрины?

Все это вместе взятое привело даже к появлению новых направлений в науке, в международных исследованиях. Одно из них: "Black European Studies" - изучение черных европейцев. Университет Йохана Гутенберга в Майнце в сотрудничестве с американским Массачусетсским университетом разработал международный проект для изучения "многовековой истории черных европейцев" и стремится объединить усилия ученых разных стран, чтобы "добиваться развития новых теоретических и методологических подходов к пониманию роли африканской диаспоры в Европе"29 . С этой целью оба университета провели четырехдневную конференцию в Майнце (10 - 13 ноября 2005 г.). Годом раньше подобная конференция проводилась в Берлине.

Расовая проблема, которая в имперские времена проявлялась в основном вне Европы: в колониях и зависимых странах - теперь захлестнула Европу.

ТРЕВОГИ ЕВРОПЕЙЦЕВ

Антиевропейские идеи в Азии и Африке во многом подогреваются теми предубеждениями против азиатов и африканцев, которые проявляются сейчас в Европе. Дело не только в скинхедах и подобных им организациях и группах. Намного важнее предрассудки, может быть, и не столь агрессивного характера, но распространенные широко. Усиление роли Азии и Африки и быстрый рост иммиграции с этих континентов в Европу способствуют сохранению, а порой и оживлению ностальгии по имперскому прошлому в бывших метрополиях. Появляется страх перед усиливающимся азиатским и африканским расовым сознанием, антибелым "антирасистским расизмом".

Если об отношении НеЕвропы к Европе еще трудно судить с цифрами в руках - социологические опросы в большинстве стран не проводятся - то о европейцах существуют и статистические данные. В "Год борьбы против расизма в Европе" - 1997 г. - крупнейшая европейская социологическая организация "Евробарометр" провела опрос 16154 жителей 15 государств - членов Евросоюза. Почти треть опрошенных европейцев сами причислили себя к расистам в "очень большой степени" и к расистам "в значительной степени". Среди тех, кто считает себя безусловными расистами, на первом месте оказались французы, а затем - бельгийцы, австрийцы и датчане. Самая низкая доля безусловных расистов - в Швеции, Люксембурге, Португалии, Испании и Ирландии30 .

Эти данные за 1997 г. Но есть и более свежие, и уже по нашей стране. Социологический опрос показал, что за семь лет, с 1995 по 2002 г., "в основном отрицательные чувства" у россиян выросли: по отношению к Японии с 9,2% до 22,3, к Китаю с 21,1 до 30,6, к Ираку с 34,7 до 49,0, к Индии с 4,8 до 10,2. В целом к Азии испытывают отрицательные чувства (2002 г.) 43,0% россиян31 . Опрос был проведен Институтом комплексных социальных исследований Российской академии наук в сотрудничестве с Фондом Фридриха Эберта. Если опрос действительно репрезентативен, - а трудно не верить столь уважаемым учреждениям, - то стоит очень крепко задуматься.

Во время поездок в ЮАР, страну, которая была британским доминионом, я разговаривал со многими белыми - как местными, так и теми, кто был вынужден бежать из Зимбабве. Эти люди испытали на себе, наверно, больше сложностей в отношениях меж-



29 Призыв к участию в этом проекте распространен по интернету: Interdisciplinary Conference Black European Studies, 25 April 2005. - www.niggerati.net/node/237.

30 Известия, 6.XII.2000.

31 Известия, 8.X.2002.

стр. 11


ду белыми и черными, чем жители других стран. Вот, суммируя, некоторые из их рассуждений:

- Организация Объединенных наций несколько десятилетий люто клеймила режим белого меньшинства в ЮАР за политику апартеида, даже подвергла страну международному бойкоту. То же самое было и в отношении Южной Родезии - в большой мере из-за этого давления режим там был свергнут и к власти пришел Мугабе, да и саму страну переименовали в Зимбабве. Режимы ЮАР и Родезии клеймили как остатки имперского прошлого. Но почему-то ООН и мировое сообщество не разоблачают порядки, установленные уже новыми режимами - в странах, которые появились на развалинах империй. Вот, в Объединенных Арабских Эмиратах 75% жителей лишены прав гражданства, а за пропаганду других религий и обращение мусульман в другую веру положено тюремное заключение от пяти до десяти лет. Политические партии в стране запрещены. Но все это не мешало этому государству клеймить апартеид, а сейчас не мешает требовать прав для палестинцев. В Саудовской Аравии "незаконны" все немусульманские праздники: Рождество, Новый год, День Св. Валентина и др. Арестовать могут, если в доме обнаружат Библию или крест.

- Тони Блэр, премьер-министр страны, с которой больше всего связано понятие "империя", заявил в апреле 2003 г.: "Сила Великобритании в том, что это страна разных рас, разных культур, разных религий". В Лондоне уже стоит бюст Нельсону Манделе на берегу Темзы. Решили поставить его статую и на Трафальгарской площади. Воздаются такие почести англичанам в их бывших колониях?

- Мы часто слышим от лидеров мусульманских стран, что Коран и ислам не имеют ничего общего с идеями терроризма. Но почему с этими заявлениями никто не выступил перед огромными толпами, у которых взрывы в Нью-Йорке вызвали бешеный восторг? Это злорадное ликование было во многих странах - от Арабского Востока до Индонезии. Да и дальнейшие акты террора что-то не вызывают бурного протеста в мусульманской среде.

- Идет быстрое распространение ислама: за короткий период 80 тыс. этнических французов приняли мусульманскую веру. Вспоминают слова, которые Гитлер любил повторять в интимном кругу: "В том и беда, что мы исповедуем не ту религию... Магометанская вера подошла бы нам куда больше, чем христианство с его тряпичной терпимостью"32 . Но чего только не наговорил Гитлер.

- Ливийские спецслужбы сбивали английские и французские самолеты, погибли сотни пассажиров. Правительства ЮАР и Родезии такого никогда не делали. Саддам Хусейн травил курдов пиритом и зарином. Было такое в ЮАР и Родезии?

- В Европе, в центрах империй, всегда раздавались голоса в защиту и поддержку народов колоний. Даже Киплинг, "бард империализма", в своих стихах воспевал мужество суданцев, восставших против его родной Англии.

Мы пьем за вас, Фуззи-Вуззи, за Судан, где родной ваш дом! Вы были темным язычником, но первоклассным бойцом, Оттого, что вы, Фуззи-Вуззи, с головою, как стог на дворе, Черномазый бродяга, прорвали британское каре.

- А много ли азиатов и африканцев, которые бы возвысили голос, например, в защиту белых в Зимбабве? Наоборот, когда на конференции лидеров британского Содружества в Абудже (Нигерия) в декабре 2003 г. обсуждали вопрос о приостановке (и то лишь временно) членства Зимбабве в Содружестве, президент ЮАР Табо Мбеки не осудил Мугабе. А министр иностранных дел Малайзии заявил: "Почему это белые члены Содружества могут нам диктовать?".

- И во всем сейчас - двойные стандарты. Не иракцев винят за то, что они грабили музеи после падения Саддама Хусейна, а американцев - за то, что не справились с грабежами.



32 Шпеер А. Воспоминания. Смоленск, 1998, с. 150.

стр. 12


- Почему, если происходят стихийные бедствия в Азии и Африке - землетрясения, наводнения, - то помощь приходит из Англии, Франции, России, Скандинавских стран, даже Швейцарии, но что-то не очень слышно о помощи из самих афро-азиатских государств. Те арабские страны, что так наживаются на нефти - часто ли помогают они? И если трагедии происходят в Европе или Америке - помогают ли хоть как-то богатые афро-азиатские страны? Или налицо только толпы ликующих на улице?

- Когда европейцы или американцы ведут военные действия, они стремятся избежать жертв среди мирного населения. Диктаторы стран "третьего мира", не говоря уже о террористах и смертниках, никаких таких различий не делают. Больше того: и боевики, и просто разъяренная толпа нападают на гуманитарные миссии, которые привозят населению продукты и медицинскую помощь. Так было в Сомали, так сейчас в Ираке, в других странах.

- А болезни. Если в Америке одна корова заболела коровьим бешенством, то по всему миру бьют тревогу, от американской говядины отказываются Англия и Россия, Испания и Швейцария. А сколько таких коров бродит в афро-азиатских глубинках? Кто-нибудь за этим следит? И за тем, куда пойдет зараза? Как она перебирается за моря-океаны?

- И еще страшнее - человеческие болезни. СПИД, большинство зараженных во всем мире - африканцы. Конечно, можно и за все это валить вину на Европу, европейцев, "белого человека". И действительно, в ЮАР и в других африканских странах всерьез обсуждалось, что вирус СПИДа специально разработан в США или Европе для удушения народов Африки.

Разумеется, те белые из ЮАР и Зимбабве, которые так судят, считают себя ущемленными в правах и видят, по преимуществу, одну сторону происходящего.

Но и в нашей отечественной печати появляются такие статьи, как "Политкорректность без взаимности", где говорится, например: "Когда в прошлом году французский суд по иску правозащитников оштрафовал на крупную сумму Брижит Бардо за якобы "расистские" высказывания в ее книге, то для кого-то это, возможно, тоже политкорректность. В начале шестидесятых годов прошлого века знаменитая актриса отказалась финансировать организацию французских шовинистов, заявив: "Я не хочу жить в нацистской стране", но стоило ей в начале XXI века написать, что некоторые мусульмане во Франции ведут себя омерзительно, и обвинения в расизме не заставили себя долго ждать. Но дело в том, что некоторые действительно ведут себя омерзительно. И спрашивается, почему назвать подонка подонком можно только в том случае, если этот подонок того же цвета кожи и той же религии"33 .

В целом и в бывших метрополиях, и вообще в Европе отношение к имперскому прошлому в самые последние годы заметно изменилось. Причины тому разные. Далеко не все можно напрямую связать с политикой и социальными проблемами. Для народа, как и для отдельного человека, бывает, "что пройдет - то будет мило". Ностальгия по прошлому тем более, если прошлое связано с величием, с пышным имперским величием. К тому же у колониализма, у дальних путешествий, связанных с ним, у знакомства с дальними странами была своя романтика и очень яркая.

Эти настроения настолько давние, они настолько глубоко въелись в сознание людей, что без их учета невозможно понять историю Европы нового и новейшего времени. И не понять очень многого в сегодняшней жизни, в сегодняшнем сознании, в отношении к "третьему миру" и к его переселенцам в Европу. Слов нет, эти настроения всегда были сложными, состояли из многих компонентов. Сводить их только к грабительству, наживе и стремлению эксплуатировать было бы неверно. В них - и мессианство, и патернализм, и искреннее стремление помочь тем, кого считали меньшими братьями, а, бывало, и глубокое уважение к этим братьям.



33 Антонов А. Политкорректность без взаимности. - Новое время, 2005, N 30, с. 6.

стр. 13


Можно ли ставить на одну доску работорговцев, которые отправляли в Америку закованных в цепи невольников, с миссионерами, которые отказывались от благ европейской цивилизации и обрекали себя на жизнь среди совершенно чуждой им природы и чуждых им племен, чтобы нести то, что они считали словом Божьим?

Имперская романтика, впитанная с колониально-приключенческой литературой, не обошла, как известно, и Н. Гумилева. Уже в XX столетии, в 1910 г., он мечтал:

Я пробрался в глубь неизвестных стран.

Восемьдесят дней шел мой караван;

Цепи грозных гор, лес, а иногда

Странные вдали чьи-то города.
Древний я отрыл храм из-под песка,

Именем моим названа река,

И в стране озер пять больших племен

Слушались меня, чтили мой закон.

У Гумилева эта романтика сочеталась с глубоким уважением к народам дальних стран. Он писал, что Африка "ждет именно гостей и никогда не признает их хозяевами"34 . Увы, не все, кто правил Российской империей, относились к азиатам и африканцам с таким же уважением. Николай II даже в своих резолюциях называл японцев "макаками"35 . Сколько крови пролил русский народ за это высокомерие!

Но вернусь к реалиям сегодняшней действительности.

Сейчас стало очевидно, что кровавые междоусобицы и этнические конфликты во многих развивающихся странах унесли за последние десятилетия, вероятно, уже больше человеческих жизней, чем продолжавшаяся столетиями европейская работорговля - и это вызывает в Европе неверие в способность некоторых стран организовать свою жизнь. На смену тому чувству вины перед колонизованными народами, которое ярко выражал Сартр и многие европейские интеллектуалы, приходят мысли о позитивном вкладе империй в историю человечества.

Слово "империя" в 50 - 60-е годы считалось символом зла. В последние годы оно произносится уже иначе, оно стало модным. Слово "империя" входит в названия кинотеатров, ресторанов, кафе, лучших сортов духов и одеколона. В названия популярных фильмов.

Эти настроения чувствуются и в нашей стране. Одно из проявлений: появившаяся в конце 2003 г. статья "Бремя белого человека". В ней говорится: "Европейские империи были разрушены за какие-то два десятилетия. Мир за пределами сообщества западных стран в одночасье превратился из terra nostrum в terra nulla, из территории относительного порядка в бескрайние ничейные просторы, опустошаемые войнами и беспощадной эксплуатацией ресурсов и населения"36 .

Это утверждение известного политолога нельзя отнести ко всем новым афро-азиатским государствам. И все же по отношению ко многим оно, увы, справедливо.

А в сентябре 2005 г., в развитие этих идей, тот же политолог утверждал, что "методы действия движений, называемых ныне террористическими, и тех, что привычно именуют национально-освободительными, имеют разительное сходство" и что "террористическая тактика во все времена использовалась антиимперскими силами и движениями". И что "как антиколониальное движение, так и современная волна терроризма представляют собой реакцию неразвивающихся обществ на прогресс западного мира"37 .

Но разочарованием в эффективности многих новых государственных образований и страхом перед терроризмом не исчерпываются причины перемен в отношении к импер-





34 Гумилев Н. С. Соч., в 3-х т, т. 2. М., 1991, с. 224.

35 Витте С. Ю. Воспоминания, т. I. М.-Пг., 1923, с. 239, 286.

36 Иноземцев В. Л. Бремя белого человека. - Независимая газета, 25.XI.2003.

37 Иноземцев ВЛ. Ненависть к успешным. - Новая газета, 11.IX.2005.

стр. 14


скому прошлому. Причин много и других. Страх перед быстро набирающим силу Китаем, который также еще сравнительно недавно был зависим от европейских империй. Тревога перед растущей мощью молодых "тигров" Юго-Восточной Азии. Беспокойство, тоже с каждым годом усиливающееся, из-за последствий демографических перемен в самой Европе. Известный гарвардский политолог Фрэнсис Фукуяма еще недавно прославился книгой "Конец истории", где утверждал, что с концом "холодной войны" в мире победят ценности западного либерализма. Теперь же он рассуждает о том, как уберечь сокращающееся население Европы от наплыва выходцев с "мирового Юга".

Боязнь утраты своей национальной идентичности проявляется у многих европейских народов. Осознанная, или не всегда осознанная, она превратилась в серьезную силу. Националистические партии набирают голоса в Австрии, Сербии, Франции, даже в таких политически стабильных государствах, как Швейцария. Не обошла эта тенденция и страны постсоветского пространства. Это остро ощутило на себе русскоязычное население в Прибалтике и в Средней Азии. Русский язык теснят в Молдавии и даже на Украине.

О таких явлениях, как рост расового самосознания, в Азии и Африке надо знать, понимать их опасность. Но бороться со злом расизма каждому народу надо прежде всего у себя, а не у других.



следующая страница >>



Подозревать женщин в неверности нас заставляют не их измены, а наши собственные. Станислав Вапняк
ещё >>