Сша-канада”. 2010.№2. C. 45-63. Американские спецслужбы и крупный бизнес - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«сша. Канада»-2012.№4. С. 20-35. Правоохранительные органы и спецслужбы... 1 299.75kb.
" сша-канада". 2010.№4. C. 3-18. Канада нато: эволюция подходов е. 1 280.77kb.
" сша-канада ". 2010.№1. C. 29-44. Сша и оон: новые перспективы их... 1 308.68kb.
«сша-канада».–2011.–№1.–С. 99-108. Функциональные роли великобритании... 1 185.49kb.
«сша и канада» 1 290.11kb.
1 Президентство А. Лопеса де Санта-Анны. Нарастание напряженности... 2 494.28kb.
Сша-канада”. 2010.№3. C. 23-38. Российско-американское энергетическое... 1 289.29kb.
Майкл Рьюз (Канада), Эдуард О., Уилсон (сша). Дарвинизм и этика //Вопросы... 1 89.9kb.
Сша начинают переговоры с Россией о сдерживании компьютерных атак. 1 53.41kb.
Клинтон: США не допустят воссоздания СССР 1 103.59kb.
«Сша. Канада»-2012.№5. С. 75-89. Политическая конкуренция, налоговая... 1 252.35kb.
Горячий коктейль музыки и стиля 1 48.43kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сша-канада”. 2010.№2. C. 45-63. Американские спецслужбы и крупный бизнес - страница №1/3

США-Канада.-2010.-№2.-C.45-63.
АМЕРИКАНСКИЕ СПЕЦСЛУЖБЫ

И КРУПНЫЙ БИЗНЕС
Н.В. Минакова, Н.Л. Сёмин*

Институт США и Канады Российской академии наук,

Москва Государственный академический университет

гуманитарных наук, Москва
В статье рассматриваются некоторые проблемы взаимодействия государственных разведывательных и контрразведывательных органов США с отдельными транснацио­нальными корпорациями (ТНК), базирующимися в США. Анализируются процессы пересечения интересов крупного бизнеса и государства и конкретные формы их реали­зации, а также рассматриваются проблемы, связанные с взаимным перетеканием и перераспределением функций между государственными спецслужбами и ТНК, изуча­ются последствия таких процессов, их влияние на международную безопасность и ми­ровую политику. Даётся краткий исторический обзор взаимоотношений секретных ве­домств США и коммерческих структур.

Ключевые слова: спецслужбы США, ТНК, корпоратократия, финансовый подрыв, экономическая разведка, промышленный шпионаж, информационные технологии.
U.S. Secret Services and Big Business
N.V. Minakova, N.L. Semin

Institute for USA and Canada, RAS, Moscow

The State Academic University of Humanities, Moscow
The article examines some problems of the interactions of the U.S. intelligence and counterintelligence agencies with certain American transnational corporations; the proc­esses of the interaction of the big business and state interests and the specific forms of their realization are undertaken along with the problems related to the reciprocal flow and rearrangement of the functions between the national secret services and transna­tional corporations; the article studies the consequences of those processes and their influ­ence on global security and world politics. A brief historical overview of the relations be­tween the secret agencies and commercial structures is given.

Key words: U.S. secret services, transnational corporations, corporatocracy, financial undermining, economic intelligence, industrial espionage, information technologies.
В современном мире межгосударственное противостояние из политической всё чаще перетекает в экономическую плоскость, а точнее - в сферу инфор­мационных технологий и борьбы за информацию. При этом вчерашние союз­ники по военно-политическим блокам, невзирая на глобализацию, часто становятся соперниками на фронтах борьбы за технологические преимущества. Для обеспечения корпоративных преференций в дело идут все средства и методы добычи информации о положении дел, экономическом и техническом разви­тии, успехах и поражениях конкурентов. Ежегодные убытки от промышленно­го шпионажа только для одной страны оцениваются от десятков тысяч до не­скольких миллиардов долларов [32, р.13].

Экономическая разведка приобретает всё большую популярность. Не уди­вительно, что в начале 1990-х годов перед американским разведсообществом встал вопрос о возможности разрешения спецслужбам участвовать в разведке в интересах частных корпораций.

Американские корпорации занимают лидирующие позиции в мире, а гло­бальный характер их национальных интересов — сильный стимул для осуще­ствления взаимодействия частного сектора со спецслужбами. На рубеже 80-90-х годов прошлого века обеспечение экономической безопасности начало приобретать ещё большее значение, чем оно имело в годы «холодной войны». Стал актуальным вопрос о возможности предоставления американским ком­паниям разведданных для повышения их конкурентоспособности на мировом рынке. Причём интерес к нему сохраняется до сих пор, несмотря на офици­ально отрицательное отношение правительства. В СМИ периодически всплы­вают сообщения о фактах промышленного шпионажа и причастности к нему спецслужб, вопрос о роли которых в обеспечении интересов крупного бизнеса остаётся открытым. Различные точки зрения по этому вопросу в основном связаны со степенью вмешательства спецслужб в экономическую сферу, а также с необходимостью взаимодействия бизнес-структур и спецслужб, кото­рое выглядит как многофакторный и нелинейный процесс. Парадоксальная на первый взгляд связка «ТНК и национальные спецслужбы», где первые явля­ются носителями тенденции разрушения национальных границ, а вторые при­званы обеспечивать именно национальные интересы, противоречива лишь внешне. Налицо общая тенденция к повышению роли спецслужб в современ­ном мире в связи с усложнением глобальных процессов. Поскольку США се­годня - фактически единственная держава с глобальными интересами, то их спецслужбы, естественно, находятся в авангарде этой тенденции. Поэтому, разрушая границы, ТНК в связке со спецслужбами работают в интересах дос­таточно узкой группы представителей крупного американского финансового капитала, в целом обеспечивающего интересы государства.

Перераспределение традиционных государственных функций в области экономики, высоких технологий, вооружений и т.п. между государственной разведкой и бизнесом - объективный и закономерный процесс, поскольку спецслужбам бывает проще своими специфическими средствами решать мно­гие задачи: они умеют обходить препятствия, экономить время. Спецслужбы США (как и некоторых других стран) в условиях усложнения задач и дефи­цита времени и средств перестают быть только инструментом правительства, но становятся самостоятельным игроком мировой политики, лишь формально сохраняющим подчинённый статус.

В процессе кардинального реформирования разведсообщества США в на­чале нынешнего века, произошли принципиальные изменения в законодатель­стве и стратегических установках, воплощённых в новую функциональность секретных ведомств. Перед ними, в частности, ставились задачи, ранее официально не выполнявшиеся спецслужбами: обеспечение приоритетных пози­ций американского бизнеса на международном и внутреннем рынках, безопас­ности и стабильности финансовых потоков, идущих в страну, содействие ус­тановлению выгодных США правил в мировой торговле и бизнесе.

Особого внимания заслуживает рассмотрение процесса усиления взаимо­действия государственных спецслужб со службами безопасности крупных корпораций, налаживание обмена данными и осуществление совместных оперативных мероприятий, который оказывается выгоден и государству, и частным компаниям. Первое экономит ресурсы и «прячет» свои интересы в интересах «частника», имея возможность, при случае, переложить на него ответственность за провалы и грубые нарушения, в том числе и прав челове­ка; вторые же решают поставленные государством задачи с использованием собственных колоссальных возможностей, сообразуясь с интересами своего бизнеса. Реформы разведсообщества США характеризовались частичной пе­редачей его функций эффективным и экономически заинтересованным транснациональным корпорациям.

Усиление взаимодействия государственных спецслужб со службами безо­пасности частных компаний осуществляется на основе сотрудничества по раз­личным схемам. Так, крупная компания, например, «Дженерал электрик» (General Electric), может обратиться в ФБР за содействием в предотвращении промышленного шпионажа и получении данных о действиях иностранных партнёров на территории США, в ЦРУ - за проверкой данных о потенциаль­ных зарубежных конкурентах. В свою очередь, американская разведка актив­но привлекает частные компании к обеспечению военных и политических ак­ций в Ираке или Афганистане. Особую активность проявило в таком взаимо­действии РУМО.

Следует отметить, что в самих Соединённых Штатах такое взаимодейст­вие вызывает неоднозначную реакцию. Приверженцы традиционного государ­ственного взгляда на разведку отмечают, что эти процессы часто протекают в ущерб укреплению оперативной и аналитической составляющей в работе спецслужб [26; 28]. Однако позиция кадровых разведчиков, заключающаяся в том, что сотрудник разведки должен служить исключительно правительству, а не частному бизнесу, в новых условиях выглядит устаревшей. Новые внеш­неэкономические и внешнеполитические реалии требуют объединения усилий не только государственной системы спецслужб, но и их более тесного взаимодействия с частным бизнесом.

Отдельные эксперты приняли правила игры, заняли прагматичную позицию и считают, что дискуссии о взаимоотношениях государственных спецслужб и бизнеса пора перевести из этической плоскости в утилитарную. Так, Д.Куел, специалист по изучению информационных операций из Национального универ­ситета обороны в Вашингтоне, полагает, что «вопрос не в том, что в этом есть какое-нибудь зло, или это неправильно с нравственной точки зрения. Вопрос только в том, эффективно ли это» [17]. Другие, как, например, известный спе­циалист по бизнес-разведке Д.Перри, наоборот, с тревогой оценивают столь тесный союз государственной разведки и контрразведки с интересами бизнеса: «Когда топ-менеджеры компаний прибегают к деятельности ЦРУ для осущест­вления разведки, они забывают, что, когда ЦРУ требуется получить опреде­лённую информацию, оно использует для этого самые необычные средства и методы, включая многие, которые являются этически сомнительными». Перри настаивает на том, что национальные спецслужбы «всегда помнят о своих интересах и задачах» [26]. Некоторые эксперты США видят здесь опасность. Американский аналитик М.Рубин в статье о «приватизации» ЦРУ отмечает, что «наше разведсообщество могло бы быть более конкурентоспособным» [28]. Автор поясняет, что Негропонте, уходя в январе 2007 г. с поста директора на­циональной разведки в Государственный департамент, успел принять на рабо­ту в свой новый аппарат 1500 сотрудников, близких к бизнес-структурам и связанных с Ближним Востоком. При этом он якобы «упустил из виду» сугубо специальные традиционные цели разведки: агентурную работу и аналитику. Рубин, как и другие эксперты, считает это «провалом», однако, как представ­ляется, «провал» был допущен вполне осознанно. Начавшиеся ещё при Рейгане, Дж.Буше-ст. и Клинтоне процессы приватизации исконных государственных функций во внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности, при Буше-мл. вышли на новый качественный уровень: разведка осуществляется в тесном взаимодействии с крупными ТНК и, что самое главное, часто их сила­ми и в их интересах. При этом, такие крупные государственные чиновники, как Негропонте, выступают в роли своего рода «прикрытия» от лица Белого дома. Уход Негропонте с поста главы разведки США, возможно, означал про­должение на новом качественном этапе уже давно происходящего перерас­пределения ролей в отношениях разведсообщества, власти и крупного бизне­са. Есть основания полагать, что позиции кадрового дипломата Негропонте, накопившего двухлетний опыт руководства разведсообществом, должны были способствовать дальнейшей «приватизации» государственных функций во внешнеполитических делах с учётом интересов крупного американского биз­неса на Ближнем Востоке. Довольно слабые, как оказалось, позиции разведки в этом регионе, по замыслу администрации, должны быть укреплены и скоор­динированы высокопоставленным дипломатом в целях достижения единства в решении новых задач и распределения денежных потоков [28].

Представляется важным подчеркнуть, что смена администрации Белого до­ма, новые кадровые назначения как в разведсообществе, так и в дипломатиче­ском ведомстве, произведённые Б.Обамой в 2009 г., ничего принципиально не изменили в контексте рассматриваемых проблем и тенденций [5]. Единение разведки и бизнеса - объективный процесс, остановить который не властна никакая администрация, да никто и не собирается этого делать, поскольку в современных условиях (глобализация, борьба за информацию, нарастание и усложнение конфликтного поля по всему миру и проч.) только совместные уси­лия «рыцарей плаща и кинжала» и «акул империализма» способны обеспечи­вать взаимосвязанные интересы государства и бизнеса. Вопрос только в том, в чью пользу в тот или иной момент идёт игра, кто кого больше использует и кто получает больше преференций. Разобраться в этом сегодня становится всё труднее. В этой связи следует согласиться с утверждением B.C.Овчинского, что «прежде, чем говорить о сотрудничестве спецслужб в борьбе с общими вы­зовами, следует определиться с правилами игры и уяснить, кто в чьих интере­сах сегодня действует» [2].

В первое десятилетие века в обеспечении экономического превосходства США особое место заняли не только крупные промышленные корпорации, но, прежде всего, финансовые группы и частные инвестиционные фонды, тесно связанные с правительством и спецслужбами. Только в 2006 г. частные инве­стиционные фонды США потратили на скупку активов по всему миру 400 млрд. долл. В их советах директоров - политики высшего уровня, вышед­шие на пенсию, пожилые топ-менеджеры, сохраняющие влияние на совре­менное бизнес-сообщество, высокопоставленные военные, дипломаты и от­ставные сотрудники спецслужб. Часто эти люди за счёт собственных средств скупают активы стоимостью в десятки миллиардов долларов. Связи с секрет­ными ведомствами позволяют обеспечивать главное: проверку потенциального партнёра, налаживание контактов с президентами, министрами и крупными бизнесменами развитых и развивающихся стран, и, соответственно, организа­цию конфиденциальных переговоров на любом уровне. Важнейшее условие этого - сохранить абсолютную непрозрачность сделок и самой структуры соб­ственности, что также обеспечивается близостью к спецслужбам.

Благодаря глобализационным процессам ведущее место в осуществлении американской политики стали играть ТНК, базирующиеся в США, и коммерче­ские фирмы, созданные в последние годы бывшими высокопоставленными го­сударственными чиновниками (Дж.Бушем-ст., бывшим министром обороны США Ф.Карлуччи), некоторыми бывшими руководителями американской раз­ведки. Обеспечение американской гегемонии в мире в современных условиях реализуется через многомиллиардные коммерческие проекты, в которых за­действованы силы безопасности ТНК, фактически исполняющие роль государ­ственных спецслужб. Ярким примером может служить деятельность финансо­вой группы «Карлайл» (Carlyle Group), активно поддерживающей имидж одно­го из элементов международного «теневого правительства». «Карлайл» управ­ляет активами стоимостью 54,5 млрд. долл. Её интересы в высших политиче­ских кругах продвигает бывший президент США Дж.Буш-ст. В течение по­следних лет группой «Карлайл» осуществлено финансовое проникновение в государственные и частные структуры ряда стран, в том числе через сложную систему подставных фирм и использование работы разведчиков под прикрыти­ем компаний взята под контроль военная разведка Великобритании. Раскрывая секреты этой корпорации, тесно связанной со спецслужбами, американский журналист Д.Брайоди показывает, как «война с терроризмом» и деловые связи с разведкой стали основой её колоссальных прибылей при реализации государ­ственной политики посредством крупных коммерческих сделок [9].

Информация, доступная исследователям благодаря мемуарам ряда сотруд­ников американской разведки и журналистам, свидетельствует, что экономиче­ская составляющая разведывательной деятельности США в мире в последние годы нарастала. Осуществлён ряд проектов по внедрению под прикрытием со­трудников государственных секретных ведомств в зарубежные коммерческие структуры в целях ослабления, дезинтеграции и развала экономических систем других стран [3]. Активизировались тайные операции американских спецслужб, проводимые руками коммерческих структур, вроде «Рэндон груп» (Rendon Group), «Карлайл», «Юнайтед фрут компани» (United Fruit Company), «Халлибёртон» (Halliburton), генеральным директором которой был вице-президент Р.Чейни. С помощью подразделений разведки, ответственных за «экономиче­ский блок», правительство США в течение нескольких десятков лет решало важнейшие для себя задачи «по обеспечению и сохранению долларовой при­вязки большинства стран в рамках имперского контроля над их экономиками в интересах американской «корпоратократии» (союза правительства, банков и корпораций). Такая деятельность осуществлялась под видом борьбы с экономи­ческой отсталостью» этих стран [3, с. 275].

В США о связи правительственных структур с частными корпорациями, о приватизации военных и разведывательных функций написано немного: эта тема требует определённого мужества даже в условиях американской свободы прессы. Среди наиболее серьёзных источников выделяются работы американ­ского эксперта П. Зингера и журналиста «Нью-Йорк тайме» Р.Оппеля, высту­пивших с рядом публикаций в 2003 г., в разгар административного давления на прессу. Они и ряд других исследователей показали, как в начале XXI века под видом борьбы с терроризмом начался новый этап американской экспансии на Ближнем и Среднем Востоке, этап жёсткой борьбы за энергетические ресурсы, обеспечение неуязвимости и защищённости статус-кво американского экономического доминирования [31; 10; 25; 8]. В этих условиях получил новые импульсы «многоцелевой экономический подрыв» [3, с.276]. Как старые, так и вновь созданные сверхсекретные, официально не прописанные и не заявлен­ные в качестве элементов разведсообщества структуры, направили свои уси­лия (агентурные, технические, организационные) на оказание тайного деструктивного влияния на экономики ряда стран, их энергетические ресурсы и кредитно-финансовые системы.

Такая «чувствительная» сторона работы американской разведки, как её связь с крупным бизнесом, когда интересы последнего часто пересекаются с интересами государства, а иногда и вступают с ними в противоречие, посто­янно находится в «теневом» поле и остаётся той «dark side of the тооп», гово­рить о которой позволяют себе лишь отважные журналисты, отставные со­трудники разведки и оппозиционные политики. Ни один официальный доку­мент американских спецслужб, будь то стратегии разведки и контрразведки (последняя опубликована в 2009 г.), материалы и доклады аналитического и прогностического характера, которые регулярно выходят из недр разведсооб­щества, никогда напрямую не касается этой темы и всегда подчёркнуто избе­гает увязывания государственной разведдеятельности с проблемами ТНК. Ис­следователь вынужден опираться на отдельные разоблачительные материалы (о некоторых из них речь шла выше), сопоставлять и анализировать извест­ные факты и делать выводы на основе объективных результатов, видимых невооружённым глазом, игнорируя при этом декларативные заявления офи­циальных лиц Вашингтона.

Вместе с тем, история американской экономической разведки богата и раз­нообразна и стоит того, чтобы коротко на ней остановиться.


Краткий обзор истории

экономической разведки США
Экономическая разведка в Новом Свете имеет глубокие исторические кор­ни. Ещё в XVIII веке был создан Комитет секретной корреспонденции Конти­нентального конгресса (Committee of Secret Correspondence of the Continental Congress) - первый американский разведывательный орган, занимавшийся подобными вопросами.

Между тем, длительный период американского внешнеполитического изо­ляционизма вплоть до начала Второй мировой войны обусловил отсутствие в Соединённых Штатах специфических разведывательных ведомств. При необ­ходимости сбором разведданных, в том числе и экономической направленно­сти, занимались все правительственные учреждения. Но уже во время Первой мировой войны в составе военной разведки сухопутных сил США появляется специальное подразделение для сбора разведанных экономического характера.

В период Второй мировой войны в государстве усиливается внимание к вопросам ведения экономической разведки и создаётся Совет экономической войны (Board of Economic Warfare) [33, р.165]. Параллельно экономическую разведку осуществляло Управление стратегических служб (OSS) - УСС во главе с У.Донованом. Подразделения УСС, с санкции Франклина Рузвельта сразу получившие глобальный статус, собирали информацию о выпуске про­мышленной продукции стратегического значения воюющими с США страна­ми, а также о перспективах восстановления экономики СССР.

После упразднения в 1945 г. УСС для ведения разведки, в том числе на экономическом направлении, была создана Центральная разведывательная группа (Central Intelligence Group - CIG), просуществовавшая до 1947 года.

В 1947 г. в соответствии с законом «О национальной безопасности» в Со­единённых Штатах создаётся Центральное разведывательное управление (ЦРУ) [22], функции которого на первоначальном этапе были сильно ограниче­ны, а экономическая и научно-техническая разведка велась конкретным заин­тересованным ведомством в соответствии со своими потребностями.

Официальное вовлечение ЦРУ в экономическую разведку относится к 1949 г., когда по рекомендации тогдашнего заместителя директора ЦРУ А. Даллеса в составе ведомства было создано Управление по подготовке ис­следовательских отчётов (Office of Research Reports - ORR). Спустя два года Совет национальной безопасности США издал директиву [33, р. 166], согласно которой ЦРУ было поручено определять потребности американского прави­тельства в экономической разведывательной информации, добывать и анали­зировать соответствующие сведения и готовить для правительственных орга­низаций отчёты и доклады по вопросам экономического развития зарубежных стран.

В последующие годы ведение экономической разведки попеременно возла­галась правительством то на ЦРУ, то на Госдепартамент в зависимости от ро­ли, какую они играли в тот или иной период. Во время «холодной войны» во­просы экономического характера рассматривались в США в контексте обеспе­чения национальной безопасности, а изучение советской экономики стало од­ним из главных самостоятельных направлений в работе различных разведы­вательных ведомств.

В начале 60-х годов прошлого века бюджет Бюро разведки и исследований Госдепартамента США был резко сокращён, в результате чего подготовку разведывательных оценок не только по Советскому Союзу, но и по развиваю­щимся странам взяло на себя ЦРУ. В 1965 г. оно получило право на сбор эко­номической разведывательной информации по всем странам мира. В этот пе­риод им была взята под контроль и ситуация на международных валютных и торговых рынках, в особенности нефти, золота, цветных металлов и сельско­хозяйственной продукции, а Управление по подготовке исследовательских от­чётов было реорганизовано в Управление экономических исследований. Неф­тяное эмбарго, введённое ОПЕК в 70-е годы и вызванный этим рост цен на нефть привели к необходимости сбора разведанных о потенциальных запасах энергетических ресурсов в различных государствах мира. ЦРУ фактически стало монополистом в ведении экономической разведки, которая с тех пор воспринимается как неотъемлемая часть в обеспечении национальной безо­пасности [27].

На практике деятельность спецслужб по обеспечению интересов экономи­ческого характера могла включать в себя не только сбор информации и её пе­редачу заинтересованным организациям и компаниям, но и в некоторых слу­чаях разработку и проведение спецопераций с серьёзными последствиями для государств, в которых данные операции велись.

Усилия американской разведки в интересах крупного бизнеса США влияли не только на экономику, но и на политическую сферу других государств. К 1953 г. крупные тайные операции (пропагандистские, полувоенные и полити­ческие) проводились в 48 странах [4, с.46]. Нередко, преследуя экономические интересы, деятельность спецслужб приводила к смене политических режимов. Так произошло в Иране, Гватемале, Саудовской Аравии и ряде других стран.

Эксперт ЦРУ по Ближнему Востоку Кермит Рузвельт (Kermit Roosevelt) организовал в 1953 г. операцию под кодовым названием «Аякс» по свержению иранского премьера Мохаммеда Мосаддыка, национализировавшего все иран­ские нефтяные активы, эксплуатировавшиеся британской нефтяной компанией АИНК, и возвращению на трон шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. Помогая Вели­кобритании, США преследовали и свои цели, одной из которых было установ­ление американского контроля над иранской нефтью. Директор ЦРУ Аллен Даллес имел и личный интерес во всей этой истории - юридическая фирма, в которой он работал до поступления на службу в ЦРУ, вела дела АИНК.

В 1954 г. ЦРУ провело полувоенную операцию по свержению президента Гватемалы Хакобо Арбенса, посягнувшего на собственность американской «Юнайтед фрут компани».

Переговоры о технической поддержке, военных поставках и обучении, с предложением ввести страну в XX столетие в обмен на нефтедоллары, Ва­шингтон вёл и с Эр-Риядом. В результате этих переговоров была создана Аме­рикано-саудовская совместная экономическая комиссия (United States-Saudi Arabian Joint Economic Commission). На деньги саудитов предполагалось нани­мать американские фирмы для фактического строительства новой Саудовской Аравии. В пустыне должны были вырасти большие нефтехимические комплек­сы, окружённые огромными технопарками. «Мейн» (MAIN), «Бехтель» (Bechtel), «Браун энд Рут» (Brown & Root), «Халлибёртон», «Стоун энд Веб­стер» (Stone & Webster) и многие другие американские инжиниринговые и под­рядные компании получали бы прибыль на протяжении десятилетий. Условие заключалось в том, что на нефтедоллары Саудовская Аравия должна была по­купать ценные бумаги американского правительства, а проценты по этим бума­гам должны были использоваться на цели модернизации Саудовской Аравии. В частном секторе Эр-Рияд поддержал «Хакен энерджи» (Harken Energy), нефтяную компанию, в которую инвестировал Дж. Буш-ст. [3, р.57-58]

В результате операций спецслужб в Колумбии, Панаме, Эквадоре, Север­ной Корее [3, р.36-48, 68-69; 9, р.11-13, 21] и ряде других стран американские корпорации приобретали значительные дивиденды в основном от природных ресурсов и коммуникаций, сооружаемых или взятых под контроль, и, тем са­мым, обосновывались в различных регионах мира, последствия чего можно наблюдать и сегодня.

Вместе с тем, в 1980-е годы наибольшую активность в ведении экономиче­ской разведки вновь стали проявлять Федеральная резервная система, а так­же Министерства финансов и торговли США, в которых были сформированы подразделения, занимавшиеся анализом развития отдельных государств. В целом, в этот период вопрос об усилении роли разведывательного сообщест­ва в сборе экономических сведений неоднократно ставился в повестку дня ад­министрацией США и широко обсуждался американской общественностью.


следующая страница >>



Сломанные часы дважды в сутки показывают верное время и по прошествии нескольких лет могут похвастаться длинным рядом успехов. Мария Эбнер-Эшенбах
ещё >>