«сша и канада» - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
" сша-канада". 2010.№4. C. 3-18. Канада нато: эволюция подходов е. 1 280.77kb.
«сша-канада».–2011.–№1.–С. 99-108. Функциональные роли великобритании... 1 185.49kb.
" сша-канада ". 2010.№1. C. 29-44. Сша и оон: новые перспективы их... 1 308.68kb.
Майкл Рьюз (Канада), Эдуард О., Уилсон (сша). Дарвинизм и этика //Вопросы... 1 89.9kb.
«Сша. Канада»-2012.№5. С. 75-89. Политическая конкуренция, налоговая... 1 252.35kb.
Сша-канада”. 2010.№2. C. 45-63. Американские спецслужбы и крупный... 3 378.67kb.
«сша и канада» 1 313.23kb.
«сша. Канада»-2012.№4. С. 20-35. Правоохранительные органы и спецслужбы... 1 299.75kb.
Сша канада. Экономика, политика, культура, №11, Ноябрь 2011, C 10 2247.59kb.
«сша-канада». 2011.№6(498). С. 3-15. Мировые финансы в российско... 1 224.36kb.
«сша-канада». 2009.№2. С. 73-84. Подходы к энергетике нового президента... 1 213.28kb.
Пришествие иуды 2 558.69kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«сша и канада» - страница №1/1

«США и КАНАДА».-2009.-№9.-С.89-103.
ПОЛИТИКА АДМИНИСТРАЦИИ ОБАМЫ

В ОБЛАСТИ ИЗМЕНЕНИЯ КЛИМАТА
Т.Г. АВДЕЕВА,

кандидат экономических наук,

старший научный со­трудник Института актуальных

международных проблем Дипломатической академии МИД
На нынешнем этапе утверждения во власти президента США Б. Обамы, когда его предвыборная программа всё отчётливее обретает плоть реальной политики, эксперты внимательно анализируют подходы новой американской администрации в сфере энергетики и климата. Сегодня уже не вызывает со­мнений то, что в разработанном комплексе мер по скорейшему выводу страны из финансово-экономического кризиса команда Б. Обамы намерена отдать приоритетное место блоку вопросов, где тесно переплетаются задачи модерни­зации американской энергетики и борьбы с глобальными изменениями клима­та. Обе задачи одинаково актуальны для президента. Первая - как база для экономического рывка, жизненно необходимого для преодоления спада в стра­не, вторая - как рычаг для подтверждения Соединёнными Штатами своего статуса державы-лидера в решении глобальных вопросов. Удастся ли Б. Обаме совместить обе эти цели, насколько готова его администрация к дей­ствительной смене политики в отношении глобальных проблем, связанных с климатом, или выберет путь создания новой «обёртки» для старых тезисов своих предшественников, и существуют ли незыблемые национальные интере­сы США в области энергетики и климата?

В руководстве США никогда не отделяли климатические ориентиры от энергетических, и официальная позиция Вашингтона в отношении глобального потепления и выбросов парниковых газов (ПГ) всегда находилась под сильным влиянием энергетического лобби. По-видимому, не станет исключением и ны­нешняя администрация, которой предстоит в непростых условиях «форс-мажора» выстраивать прорывную энергетическую стратегию и единую нацио­нальную политику в отношении регулирования выбросов ПГ, выводить США из изоляции на межгосударственных переговорах по климату в связи с отка­зом Дж. Буш-мл. ратифицировать Киотский протокол в 2001 г. А, как извест­но, с новой доктриной США в области климата во всём мире связываются на­дежды на успешную подготовку уже к концу текущего года нового соглашения по климату, которое должно закрепить международный режим противодействия государств изменениям климата в посткиотском периоде, т.е. после 20121 г. По решению Балийской конференции, в которой участвовали стороны Киотского протокола 2008 г., страны будут стремиться достичь такого соглашения на своей очередной встрече в Копенгагене в декабре


2009 г. Учитывая то, что США остаются крупнейшей страной - эмитентом ПГ в расчёте на душу насе­ления, а также мировым лидером в поиске прорывных технологических реше­ний в смягчении антропогенного воздействия на климат, политики и эксперты отдают себе отчёт в том, что успех встречи в Копенгагене вырабатывается се­годня не столько на межгосударственных переговорах, сколько в Конгрессе США, где очень непросто идёт выработка федеральной политики страны в области регулирования выбросов парниковых газов.

Несмотря на то, что логика действий американской администрации в во­просах климата и энергетики, кажется достаточно предсказуемой — исправить ошибки предшественников, присоединиться к международному консенсусу на переговорах, воздать должное экологам в противовес промышленникам - по существу, свобода манёвра у Б. Обамы в этой сфере не так уж велика. На наш взгляд, в формулировании и реализации своей энерго-климатической страте­гии администрация неизбежно будет находиться под влиянием, во-первых, того наследия, которое досталось ей от предыдущих администраций и которое, как можно предположить, отражает стратегические интересы США в данной сфере, и, во-вторых, конкретной расстановки сил, которая будет складываться между различными игроками в политической и экономической жизни страны в ближайшие годы.


Приоритеты предыдущих администраций

в области климата и энергетики
В сфере климата и энергетики перед Б. Обамой встают те же проблемы, которые столь драматично стояли и перед Дж. Бушем-мл. на протяжении всех восьми лет его пребывания у власти. Они заключаются в стремлении, во-первых, обеспечить бесперебойное снабжение США энергоносителями, снижая при этом зависимость от импорта нефти, во-вторых, повысить энергоэффективность экономики и, в-третьих, избежать неоправданных экономических за­трат на сокращение выбросов ПГ.

Что касается взаимоувязанных проблем энергетики - экологии - климата, Дж. Буш-мл. оставил о себе достаточно смешанное впечатление, а многие предпринятые меры носили противоречивый характер.

Неоспоримо, что Дж. Буш, как и теперь Б. Обама, признавал приоритет­ность задач поиска новых источников энергии в условиях растущего энергети­ческого спроса в экономике США, а также технологической перестройки энер­гетики страны за счёт более широкого использования возобновляемых видов энергии и передовых энергетических технологий. Однако на фоне призывов к сокращению зависимости США от импортной нефти, доля которой в энергоба­лансе страны при Дж. Буше достигла 60%, свою главную ставку он продолжал делать на поиск новых источников углеводородного сырья. Сегодня мало кто сомневается в том, что именно получение доступа к ближневосточной нефти стало причиной военной кампании, развязанной США против Ирака весной 2003 года.

Принятый в августе 2005 г. новый закон «Об энергетической политике» (Energy Policy Act of 2005) был призван «убить двух зайцев». С одной сторо­ны, он предусматривал значительные налоговые льготы (в размере 11,5 млрд. долл.) национальным энергетическим (прежде всего, нефтегазовым и уголь­ным) компаниям, меры по облегчению импорта сжиженного природного газа, что фактически означало дальнейшее стимулирование производства и потреб­ления углеводородного топлива в США и жест навстречу нефтяному лобби страны2. С другой стороны, закон давал зелёный свет развитию в стране пере­довых энергетических технологий за счёт предоставления налоговых льгот компаниям-производителям возобновляемых видов энергии, технологий в сфе­ре «чистой энергетики», ядерных реакторов нового поколения, финансовых стимулов, направленных на энергосбережение и охрану окружающей среды, на приобретение автомобилей с гибридными двигателями3. Однако, Дж. Буш не решился пойти на то, чтобы закрепить в этом законе предложенные Сена­том меры о сокращении импорта США нефти на 40% в течение следующих 20 лет, о требовании к предприятиям страны удовлетворять 10% своих энерге­тических потребностей за счёт возобновляемых источников, о введении обяза­тельных порогов по сокращениям выбросов ПГ или налогов на эти выбросы, а также о стандартах, связанных с экономичностью двигателей автомобильного транспорта.

Отношение к проблеме изменений климата у администрации Буша на про­тяжении обоих сроков его президентства оставалось скептическим. Настойчиво продвигалась мысль о том, что эта проблема имеет много научных неопреде­лённостей, требует дальнейшего изучения, что делает нецелесообразным при­нимать на данном этапе предусмотренные Киотским протоколом жёсткие, до­рогостоящие и тормозящие экономический рост меры по количественным со­кращениям выбросов ПГ. Кроме того, выражалось несогласие руководства США с тем, что Протокол освобождает от количественных обязательств по сокращению выбросов ПГ крупные развивающиеся страны, прежде всего Ки­тай и Индию, которые уже тогда приближались к развитым по абсолютным объёмам выбросов парниковых газов. В марте 2001 г. Буш объявил о выходе США из Киотского протокола и предложил в начале
2002 г. свою концепцию ответа на проблемы, связанные с изменениями климата. В частности, в проти­вовес положениям Киотского протокола (по этому документу США предписано в 2008-2012 гг. сократить выбросы ПГ на 7% по сравнению с 1990 г.), Буш поставил задачу снизить «углеродоёмкость» экономики США (под которой пони­мается количество выбросов ПГ на единицу производимого ВВП) на 18% к 2012 г.4, что, по мнению экспертов, не исключало бы их роста в абсолютных величинах.

Вместе с тем администрация Буша активно пропагандировала концепцию «технологического» ответа на проблему изменений климата, выступив с сери­ей инициатив, находящихся на стыке энергетики и охраны климата - созда­ние ядерного реактора четвёртого поколения, водородной энергетики, разра­ботки энергии термоядерного синтеза, улавливание метана и использование его для производства энергии, удаление СO2 с помощью природных поглотите­лей и закачивание его под землю (так называемая секвестрация углерода).

К концу президентства Буш, правда, смягчил свою позицию по изменению климата, признав наличие проблемы как таковой, выдвинув ряд инициатив по мобилизации международных усилий под эгидой США по борьбе с этой угро­зой. Так, по инициативе США в 2005 г. было оформлено Азиатско-Тихо­океанское партнёрство по экологически чистому развитию и климату (Asia-Pacific Partnership on Clean Development and Climate)5, в 2007 г. была начата серия встреч ведущих экономических держав по энергетике и климату (Major Economies Meetings on Energy and Climate).

В контексте данной статьи было бы также уместно вспомнить политику в области экологии предшественника Б. Обамы - Б. Клинтона (1992-2000 гг.), наследником традиций которого в определённой степени может считаться но­вый президент США и к мнению которого он серьёзно прислушивается6.

Как известно, в администрации Б. Клинтона вопросам охраны окружаю­щей среды уделялось большое внимание. Тогда было существенно расширено число высоких постов, связанных с курированием экологических вопросов (в частности, были учреждены посты директора управления Белого дома по экологической политике, специального помощника президента США по гло­бальным экологическим вопросам, в 1993 г. был образован Президентский совет по устойчивому развитию), укреплены полномочия Агентства по охра­не окружающей среды (ЭПА), был взят курс на ужесточение федерального природоохранного законодательства, на расширение связей властных струк­тур с учёными и экологической общественностью, принята новая редакция закона «О чистом воздухе», начат пересмотр законодательства об ответст­венности за экологический ущерб, провозглашён принцип взаимной связи экономического развития и охраны окружающей среды. Во многом проэкологическую тональность в администрации Клинтона задавал вице-президент Альберт Гор, на протяжении многих лет серьезно интересующийся экологи­ческими проблемами7.

Тем не менее, надо признать, что на этом благоприятном к природоохран­ным проблемам фоне позиция администрации Клинтона в отношении Киотско­го протокола не была однозначно позитивной. Клинтон подписал Киотский протокол, однако не решился, хотя и мог, представить его для ратификации в Конгресс, заранее ожидая его блокирования республиканцами, которые в то время имели большинство в обеих палатах. Уже тогда в Вашингтоне апелли­ровали к «несправедливому» освобождению от обязательств Протокола разви­вающихся стран. По мнению американских аналитиков, пришедшая вскоре к власти администрация Буша своим отказом ратифицировать Киотский прото­кол лишь честно «финализировала» позицию США в отношении проблемы климата и Киотского протокола, начавшую вызревать ещё при Клинтоне.

Пока трудно предположить, будет ли Б. Обама и его окружение столь же серьёзно настроены в отношении экологии, как и команда Б. Клинтона, но признаки преемственности в кадровой политике уже просматриваются — сего­дня мы наблюдаем «второе пришествие» в Белый дом ряда ключевых фигур, которые формировали экологическую и научную политику при Б. Клинтоне. Это, в частности, Тодд Стерн, назначенный специальным представителем США по вопросу глобальных изменений климата, который занимал аналогич­ный пост при Б. Клинтоне; Кэрол Браунер, специально для которой в Белом доме был создан пост помощника президента по вопросам энергетики и изме­нениям климата (Assistant to the President for Energy and Climate Change) и которая оба срока возглавляла ЭПА. Не исключено, что консультировать Б. Обаму по проблемам изменений климата станет уже упомянутый А. Гор.

Всё это работает на «зелёный» образ нынешний администрации, тем более, что, по опросам общественного мнения, Демократическая партия в глазах большинства американцев традиционно опережает Республиканскую по сво­ему экологическому реноме.


Ставка на модернизацию энергетики
В цепи разрабатываемых антикризисных мер Б. Обама рассматривает «чистую энергетику» и передовые технологии как те основные звенья, которые могут и должны вытянуть всю цепь. По выражению американских экспертов, для Б. Обамы экологически чистая энергетика и технологии - это то, чем была нефть для Дж. Буша-мл. Этот ориентир даёт удачную возможность обратить­ся к решению как экономических задач (снизить зависимость страны от им­порта нефти и газа, кардинально повысить эффективность использования энергии в промышленности и жилищно-коммунальном секторе, создать новые рабочие места и ниши экономического роста за счёт инвестиций в экологиче­ские проекты, развития торговли «углеродными кредитами» в стране), так и экологических проблем (расширить использование возобновляемых, т.е. эколо­гически чистых источников энергии, сократить выбросы ПГ, смягчить воздей­ствие на климат). В одобренном в Конгрессе США в середине февраля 2009 г. «пакете стимулов» для оздоровления экономики общей стоимостью 787 млрд. долл., свыше 45 млрд. долл. выделено на программы повышения энергоэффек­тивности и расширение использования возобновляемых источников энергии, прежде всего солнечной и ветровой. Б. Обама хочет, чтобы к
2012 г. 10%, а к 2025 г. - 25% электроснабжения страны обеспечивалось за счёт именно этих источников. Взят курс на снижение потребления энергии в домашних хозяйст­вах и кардинальную модернизацию электросетей8. Предусмотрено масштабное финансирование проектов по очистке воды, борьбе с загрязнением окружаю­щей среды. Б. Обама обещал в течение ближайших десяти лет инвестировать 150 млрд. долл. в развитие возобновляемых видов энергии, инновационных ви­дов биотоплива, технологий «чистого угля» и производство гибридных автомо­билей, экономичных с точки зрения потребления топлива. За счёт этого пред­полагается создать 5 млн. новых рабочих мест.

С начала 2009 г. на рассмотрение Конгресса была представлена целая се­рия законопроектов, направленных на стимулирование развития экологически чистой энергетики, сокращение зависимости США от импортной нефти и по­вышение эффективности использования энергии в стране. Среди них можно выделить инициированный в Сенате законопроект «Стимулирование чистой энергетики и обеспечение инвестиций в 2009 г.» (Clean Energy Stimulus and Investment Assurance Act of 2009), предполагающий меры государственной поддержки производителям и потребителям возобновляемой энергии, машин на электротяге, биодизельного и другого альтернативного топлива, стимулы, направленные на повышение эффективности использования энергии на произ­водстве и в быту. Сюда же относится сенатский законопроект «О развитии более чистых, более экологически безопасных и более рациональных энерге­тических технологий» (Cleaner, Greener and Smarter Act of 2009), который на­правлен на «снижение зависимости США от импортируемых и неустойчивых источников энергии и рисков глобального потепления» за счёт расширения инвестиций в создание рабочих мест в секторах экономики, связанных с охра­ной окружающей среды и чистой энергетикой, диверсификации и более широ­кого использования экологически безопасных видов энергии и энергетических технологий, модернизацию сетей передачи энергии, электрификацию транс­портного сектора, сокращение выбросов парниковых газов в США и за рубе­жом, защиту потребителей от перепадов цен на энергию и др. В Конгрессе рассматриваются также законопроекты «О стимулировании производства зе­леной энергии» (Green Energy Production Act of 2009), «О развитии новых, экологически чистых и доступных видов транспорта с низкими выбросами ПГ» (Clean, Low-Emission, Affordable, New Transportation Efficiency Act), «О праве на экологически чистые транспортные средства» (Bight to Clean Vehicles Act), «О создании в стране федерального реестра парниковых газов» (Greenhouse Gas Registry Act), «Об охране климата» (Save Our Climate Act of 2009), пред­полагающие, в частности, установление налога на основные виды ископаемого топлива в зависимости от их углеродной составляющей. В мае 2009 г. прези­дент объявил об ужесточении федеральных стандартов в отношении эконо­мичного использования топлива автомобилями, что, по оценкам, должно при­вести к сокращению выбросов ПГ этим сектором в стране на 30% к 2016 году9.

Модернизация энергетики США может оказаться весьма непростой зада­чей для нынешней администрации. Несмотря на призывы к сокращению по­требления углеводородов и переходу к возобновляемым видам энергии, в Бе­лом доме отдают себе отчёт в том, что сегодня это, скорее, желаемая цель, а в обозримой перспективе свои основные потребности экономика страны по-прежнему будет удовлетворять, используя традиционные виды топлива10. По прогнозам Администрации энергетической информации США, к 2025 г. энер­гетические потребности страны могут вырасти вдвое, при этом доля импорти­руемой нефти в энергобалансе страны может подняться с нынешних 60% до 68%, производство электроэнергии на угольных электростанциях - более чем на 45%, а выпуск энергии электростанциями, работающими на природном га­зе, - почти на 125%. При этом, по оценкам, большую часть природного газа, так же как и нефти, Соединённым Штатам по-прежнему придётся закупать за рубежом.

Именно эти соображения объясняют пристальное внимание администрации США к технологиям «чистого ископаемого топлива», прежде всего «чистого угля», которые предусматривают улавливание выбросов углекислого газа ра­ботающими на угле электростанциями и предприятиями страны и закачка их под землю (Carbon Capture and Storage - CCS)11. На развитие этого направле­ния в бюджете 2009 г. выделено 3,4 млрд. долл., что в 5 раз больше сумм, до этого выделявшихся ежегодно на эти цели Министерству энергетики США12. Между тем отношение к технологиям «чистого угля» остаётся далеко не одно­значным. Так, А. Гор, например, полагает, что указанные технологии по при­чине их дороговизны (по оценкам, улавливание и закачка одной тонны С02 под землю обходится в 60-120 долл.) и технологической сложности не могут рас­сматриваться как реальный путь к сокращению выбросов ПГ в США даже в среднесрочной перспективе. Многие американские экологические организации призывают к отказу от угля, на который сейчас приходится 50% обеспечения страны электроэнергией и 30% выбросов ПГ в США.


Зелёный свет науке и знаниям
В решении задач, связанных с выводом страны из кризиса, американская администрация отводит большое место прорыву в сфере науки и образова­ния, существенному повышению роли авторитетного научного мнения в по­литических решениях, возврату утерянных США в последние годы лиди­рующих позиций во многих областях фундаментальных научных исследова­ний (среди них - космос, изменения климата, биотехнологии, нанотехнологии, медицина и др.).

Б. Обама намерен серьёзно увеличить финансирование науки и технологии из федерального бюджета, доля которого в ВВП с 1970 г. сократилась вдвое. Так, принятый президентом в феврале


2009 г. «пакет стимулирующих мер» на общую сумму 787 млрд. долл., предусматривает выделение ведущим научно-исследовательским организациям страны 22,5 млрд. долл. дополнительно к их регулярному бюджетному финансированию, также заметно возросшему в бюджете 2009 г.13 Кроме того, в последующее десятилетие планируется удво­ить федеральные инвестиции на проведение фундаментальных научных ис­следований и разработок, в том числе в области изменений климата и энерге­тики14. По мнению многих американских учёных, подобное внимание к науке со стороны администрации превзошло их самые смелые ожидания.

Пригласив авторитетных исследователей курировать в своей администра­ции политически важные вопросы науки, климата и энергетики, Б. Обама уже показал, что намерен считаться с мнением науки гораздо больше, чем его предшественник15. Так, своим советником по науке президент назначил из­вестного ученого-геофизика Джона Холдрена, руководителя Научного центра в Вудс-Хоул, специалиста по энергетике, климату, ядерным вопросам и др.16 Холдрен также назначен главой Управления Белого дома по разработке поли­тики в области науки и технологий (the White House Office of Science and Technology Policy) и сопредседателем Президентского экспертного совета по науке и технологиям (the President's Council of Advisors on Science and Tech­nology). На стратегически важный пост министра энергетики назначен нобе­левский лауреат 1997 г. по физике Стивен Чу, который в последние годы на посту руководителя Национальной лаборатории им. Лоуренса в Беркли зани­мался разработками биотоплива нового поколения и альтернативных источни­ков энергии. Должность руководителя Национальной администрации океани­ческих и атмосферных исследований, НАОАИ (National Oceanic and Atmos­pheric Administration) получила видный эксперт в области морской экологии Джейн Любченко, ранее возглавлявшая Американское экологическое общество (Ecological Society of America) и Американскую ассоциацию содействия науке (American Association for the Advancement of Science). Предполагается, что НАОАИ, в чьём ведении также находятся Национальная служба погоды, НСП (National Weather Service), контроль за использованием рыбных запасов и прогнозирование ураганов, будет отныне играть более существенную роль в определении политики страны в области климата. Есть планы создания на её базе, по аналогии с НСП, Национальной службы климата (National Climate Service), которая будет заниматься, в том числе, определением влияния изменении климата на различные регионы17.


Создание национальной системы,

связанной с регулированием выбросов ПГ
Данный вопрос является ключевым в контексте определения как буду­щей национальной стратегии США в области климата, так и «идеологии» и стратегии их участия в межгосударственных переговорах о посткиотских механизмах.

Б. Обама четко обозначил своё желание идти по пути разработки в стране федеральной системы регулирования выбросов ПГ, что предполагает уста­новление обязательных лимитов на эти выбросы и торговлю разрешениями на выбросы в национальном масштабе. Он ставит задачу сократить выбросы пар­никовых газов в США на 14% в 2020 г. и на 83% в 2050 г. по сравнению с уров­нем 2005 г.18 Внесённый на рассмотрение Конгресса в марте 2009 г. проект все­объемлющего закона «О чистой энергетике и безопасности» (American Clean Energy and Security Act of 2009) (больше известный по именам его авторов - конгрессменов Г. Ваксмана и Э. Маркея как The Waxman-Markey Climate Bill), предусматривает сокращение выбросов ПГ в стране на 17% (первоначальная цифра в 20% была снижена) к 2020 г. по сравнению с уровнем 2005 г. Если данные цифры будут утверждены законодательно, в США будет создана пра­вовая база для введения с 2012 г. общенациональной системы квотирования эмиссий парниковых газов различными секторами хозяйства, (имеется в виду, что к


2016 г. до 85% всех эмиссий парниковых газов страны будут охвачены этой системой). До сих пор такой единой федеральной системы в США нет, несмотря на растущую активность некоторых штатов по введению систем ре­гулирования выбросов ПГ у себя или на региональном уровне19. Согласно но­вому законопроекту квотирование предполагается осуществлять в виде пре­доставления компаниям разрешений на выбросы ПГ, причём 85% разрешений будут выдаваться бесплатно, а оставшиеся 15% - реализовываться на аукцио­нах. Законопроект предусматривает выдачу львиной доли бесплатных разре­шений на выбросы ПГ местным организациям по распределению электроэнер­гии, энергоёмким секторам, автомобильным фирмам, штатам, продвигающим использование возобновляемых видов энергии, и разрешает компаниям, не выполняющим предписанные им ограничения по выбросам ПГ, приобретать начиная с 2012 г. до 2 млрд. углеродных кредитов в год, в том числе половину из них - за рубежом. Любопытно, что этот законопроект также предусматри­вает выплату компенсаций (rebates) американским производителям на затра­ты за соблюдение регламентации по выбросам парниковых газов и даже взи­мание пошлин с тех торговых партнеров США, которые не имеют аналогич­ных национальных обязательств по сокращениям ПГ20.

В обнародованном недавно проекте бюджета страны на общую сумму 3,55 трлн. долл., около 645 млрд. долл. (примерно по 80 млрд. долл. в год) наме­чено собрать на аукционах по продаже разрешений на выбросы парниковых газов в период с 2012 по 2020 г., а собранные деньги предполагается направить на проекты «чистой энергетики». По оценкам экспертов углеродного рынка, это означает, что практически 80% всех предприятий США начиная с 2012 г. будут обязаны удерживать выбросы ПГ на уровне 2005 г. - а это примерно 7,2 млрд. т в эквиваленте С02. По оценкам ЭПА, в том случае, если будет при­нят законопроект Г. Ваксмана и Э. Маркея, цена за одну тонну выбросов СО2 в США может установиться на уровне 13-17 долл. в 2015 г. и вырасти до 17-20 долл. к 2020 году21.

Ожидается также, что будут упорядочены работы по давно назревшему формированию в стране единого реестра выбросов ПГ. Намечены меры по бо­лее активному подключению ЭПА к работе по регулированию выбросов пар­никовых газов. Обсуждаются идеи, связанные с установлением в стране налога на выбросы углекислого газа.

Сторонники Б. Обамы в Конгрессе надеются, что законопроект в отноше­нии федеральной системы выбросов ПГ и торговли углеродными кредитами в США может быть принят уже в этом году. Однако, его обсуждение в Конгрес­се идёт очень непросто, и этот многостраничный документ в окончательном варианте, скорее всего, будет представлять собой сложный компромисс много­численных внутриполитических интересов в стране. С одной стороны, — это представители тех штатов, в которых сильны позиции нефтяного, угольного, автомобильного бизнеса, традиционно выступающие против введения жёстких экологических ограничений для промышленности, с другой - лоббистские группы высокотехнологичного бизнеса, сторонники возобновляемых видов энергии и атома. Свою озабоченность по поводу законопроекта высказывают фермеры, экологическая общественность, потребители, на которых, в конечном счёте, ляжет ожидаемое в связи с квотированием выбросов ПГ повышение цен на энергию. При этом многие эксперты в США полагают, что в преддверии заключения посткиотских договоренностей к концу 2009 г. принять даже несо­вершенный закон о регулировании эмиссий в стране будет лучше, чем не при­нять никакого.

Следует учитывать и то, что в США спектр мнений, в том числе среди ав­торитетных учёных, в отношении существа, масштабов и последствий измене­ний климата остается весьма широким - от крайне алармистских до скепти­чески-прагматичных. В условиях нынешнего экономического спада, когда идёт речь об угрозе краха целых отраслей, идеи дополнительных затрат на сокра­щение выбросов предприятиями или дорогостоящих программ по развитию энергетики на возобновляемых источниках могут оказаться ещё менее при­влекательными. По признанию экспертов, кризис уже привёл к сокращению в США спроса на ветряки и солнечные батареи и падению цен на них22. Кроме того, по данным опросов общественного мнения последних лет, большинство американцев не рассматривают проблему изменений климата в числе самых приоритетных ни для себя, ни для руководства страны, при этом треть жите­лей страны полагают, что эта проблема намеренно раздута СМИ23.
Перспективы «климатической» дипломатии США
Б. Обама понимает, что после семи лет упорного нежелания администра­ции Буша ратифицировать Киотский протокол, когда США стали практически изгоем на переговорах по климату в глазах всего мира, именно с его командой связываются надежды на формулирование Вашингтоном более чёткой и от­ветственной позиции в отношении проблемы изменений климата. Все страны также осознают, что без участия Соединённых Штатов, как одного из главных эмитентов СO2 на планете, а также мирового технологического лидера, невоз­можна выработка эффективного международного соглашения по выбросам ПГ на период после 2012 года.

Президент недвусмысленно обозначил важность проблемы изменений кли­мата для своей администрации. Он заявил, что для борьбы с глобальным поте­плением климата «Америка готова взять на себя лидерство», и призвал соз­дать для этого «поистине глобальную коалицию»24.

Сигналы о приоритетном отношении к проблеме климата поступили от ны­нешнего государственного секретаря США X. Клинтон. По её заявлению, «Со­единённые Штаты будут энергично, целенаправленно, серьёзно и со стратеги­ческих позиций подходить к вопросам, связанным с глобальным изменением климата, и сопутствующей этому задаче создания «чистой энергетики».
X. Клинтон пообещала, что США будут активно участвовать в переговорах как под эгидой ООН, так и на региональном и двустороннем уровнях, для за­ключения юридически обязывающих международных соглашений по климату, что США намерены продемонстрировать лидерство в принятии на себя соот­ветствующих обязательств, но будут призывать и правительства других стран, прежде всего крупнейших эмитентов ПГ, последовать их примеру. По словам нового переговорщика США по вопросам климата Т. Стерна, нужно добиваться заключения «нового сильного, многостороннего соглашения», нуж­ны партнёрства, совместные проекты, новые технологии и новое финансирова­ние и, прежде всего, политическая воля.

Любопытно, тем не менее, что на фоне общей риторики в отношении необ­ходимости более ответственно подойти к решению проблемы изменений кли­мата и подтвердить лидерскую роль США в этой работе, Обама ни разу нигде прямо не заявлял о том, что США ратифицируют Киотский протокол. Обра­щает на себя внимание и акцент новой администрации на то, что США не на­мерены в одиночку решать проблему изменений климата, а рассчитывают на участие всех стран, особенно с учётом того, что, по словам Т. Стерна, 80% ми­ровых эмиссий парниковых газов приходится не на Соединённые Штаты, а всё в большей степени - на страны с динамично развивающимися экономиками.

По-видимому, ратификация Киотского протокола для США сегодня могла бы быть не более чем символическим жестом. В условиях, когда до подготовки нового документа остается несколько месяцев, администрация Обамы может оставить Киотский протокол за спиной и начать работать непосредственно над новым документом. При всем проэкологическом настрое Б. Обамы, не исклю­чено, что под давлением сил, выступающих против Киотского протокола, он может всё же не решиться на то, чтобы принять для США жёсткие междуна­родные обязательства по сокращению выбросов ПГ. Если эта позиция в Кон­грессе возобладает, то Вашингтон попытается собрать под своё крыло всех, кто по тем или иным причинам опасается жёстких сокращений (а это все крупные развивающиеся страны, Япония, Австралия, Россия и страны Вос­точной Европы), и возглавить широкомасштабную кампанию по подготовке альтернативной Киото концепции мирового ответа на изменения климата, ко­торая в большей степени отвечала бы интересам США и которая, скорее все­го, будет базироваться на продвижении новых энергетических технологий и низкоуглеродной экономики. О таком желании свидетельствует созыв Б. Обамой, в развитие инициативы Дж. Буша-мл., в Вашингтоне 27-28 апреля 2009 г., а также в конце 2009 г., форума ведущих экономических держав по энергетике и климату25.

Всё рельефнее высвечиваются контуры американо-китайского диалога на высоком уровне по взаимодействию в области чистой энергетики и климата — эти вопросы вошли в число обозначенных руководством двух стран долгосроч­ных стратегических приоритетов, поставлена задача заключения двусторонне­го соглашения между США и Китаем, двумя крупнейшими эмитентами ПГ на планете, о сотрудничестве в борьбе с изменениями климата, которая видится многим аналитикам как ключевое звено в ходе выработки посткиотских дого­воренностей. Б. Обама также выразил желание активнее сотрудничать по климатическим и энергетическим вопросам с Канадой, Мексикой и Индией. Не следует забывать и о сформированном при Дж. Буше-мл. Азиатско-Тихооке­анском партнёрстве по чистому развитию и климату, работа в котором навер­няка останется приоритетом и при Обаме.


Заключение
Перспективы политики администрации Б. Обамы по проблеме климата не­разрывно связаны с его энергетической стратегией, которая заключается в сокращении зависимости США от импортируемых (а именно углеводородных) энергоносителей, как можно более широком применении возобновляемых ис­точников энергии с минимальными выбросами парниковых газов («чистой энергетики») и массовом внедрении высокоэффективных энергетических тех­нологий. Администрация Обамы рассматривает задачи модернизации энерге­тики и решения проблемы изменений климата как двуединую задачу, не от­вергая при этом ряд идей и подходов своих предшественников.

На данном этапе ответить на вопрос, станет ли администрация Обамы проклиматической и прокиотской, достаточно сложно. Во многом кредо нового руководства США определит исход продолжающегося обсуждения в американ­ском Конгрессе законопроекта о создании в стране федеральной системы ре­гулирования выбросов ПГ и торговли ими. Не случайно на международных переговорах по посткиотскому режиму Соединённые Штаты продолжают за­нимать выжидательную позицию. В то же время, и в Конгрессе чутко следят за ходом переговорного процесса по климату, в ряде случаев склоняясь к то­му, чтобы определиться с мерами регулирования ПГ на основе решений ко­пенгагенской встречи.

Можно предположить - и это, собственно, уже происходит, что в между­народном переговорном процессе по климату США, прежде всего, постараются улучшить свой образ и активно включатся в обсуждение посткиотского режи­ма во всех возможных форматах. Но не исключено, что по существу их пози­ция может и не претерпеть кардинальных изменений - в частности, если США и согласятся взять на себя количественные обязательства по сокраще­ниям СO2, то они будут всеми силами стремиться включить в этот обязатель­ный режим таких крупных эмитентов, как Китай и Индия. США уже прямо демонстрируют желание объединить с этими двумя странами усилия, связан­ные с проблемой изменения климата. В качестве главной стратегии в этой сфере администрация Обамы, скорее всего, возьмёт на вооружение и разовьёт аргументы своей предшественницы о решающей роли научных исследований и внедрения новейших энергетических и информационных технологий, чистых видов энергии, широкого международного сотрудничества по этим направле­ниям. В нынешних условиях, когда США заявили о выходе из изоляции по «климатическим» переговорам, у них есть реальный шанс начать свою поли­тику с чистого листа, и, даже если она будет заключаться в использовании старых тезисов Буша, у команды Обамы пока есть определённый кредит до­верия для того, чтобы в мире серьёзнее прислушались к её аргументам.

Намерение новой администрации США решать проблему изменений кли­мата в тесной увязке с комплексом мер в экономической, энергетической, на­учно-исследовательской, технологической сферах, вероятно, и есть тот разум­ный подход, который, скорее всего, возобладает при подготовке нового согла­шения по климату на посткиотский период.

Следует сказать, что на этапе «перезагрузки» российско-американских отношений, необходимость в которой признается в обеих странах, сотрудни­чество в сфере энергетики и климата может стать как раз одной из тех ниш, где Россия и США могли бы найти много возможностей для взаимовыгодного сотрудничества, в частности, в отношении готовящегося нового соглашения по климату, а также для взаимодействия по конкретным технологическим направлениям в области «чистой энергетики» и сокращения выбросов С02. Объективно у России и Соединённых Штатов есть немало точек соприкосно­вения по комплексу энерго-климатических проблем. Обе стороны обеспокое­ны тем, что принимаются жёсткие количественные ограничения на выбросы СO2 в посткиотском периоде, отдают себе отчёт в силе нефтяного и угольного секторов экономики и актуальности технологий «чистого ископаемого топли­ва», в серьёзном внимании к развитию атомной энергетики, в возможностях для разработок и апробации инновационных видов энергетики и энергетиче­ских технологий.

Вероятно, было бы полезно подумать о создании на высоком уровне рос­сийско-американской комиссии по научно-технологическому сотрудничеству в решении проблем энергетики и изменений климата, по примеру работавшей в 1990-е годы комиссии Гор - Черномырдин, которая могла бы заняться широ­ким спектром вопросов, касающихся взаимодействия двух стран в поиске от­ветов на изменения климата и переходе к низкоуглеродной экономике. Для России может оказаться небесполезным и налаживание сотрудничества с соз­данным Соединёнными Штатами Азиатско-Тихоокеанским партнёрством по чистому развитию и климату.

Развертывание предметного сотрудничества в области энергетики и кли­мата с нынешней администрацией США дало бы хороший импульс для дивер­сификации российско-американского диалога, отягощенного застарелыми по­литическими разногласиями и остро нуждающегося сегодня в свежих идеях и иных ориентирах.

Главное же состоит в том, что России в начале XXI века просто необхо­димо переориентировать свою экономику на новые энергетические и эколо­гические ценности, и здесь пример американской политики может оказаться очень показательным и полезным. В сложнейших условиях мирового финан­сово-экономического кризиса американская администрация решила не раз­мениваться на мелкие задачи, а сыграть по-крупному: начать перестраивать экономику США на иной технологической и энергетической базе, приспосаб­ливая её к уже полным ходом формирующемуся качественно новому укладу мирового хозяйства, который можно охарактеризовать как создание эконо­мики, основанной на знаниях, информационных технологиях, низкой ресур­соёмкости и минимальном негативном воздействии на окружающую среду и глобальный климат. Эту тенденцию можно рассматривать как стратегиче­ский вектор развития мировой энергетики и промышленности, который всё больше будет определять параметры для мирового экономического лидерства в XXI тысячелетии.



1 Киотский протокол к Рамочной конвенции ООН по изменению климата, подписанный в 1997 г., предусматривает количественные ограничения на выбросы шести парниковых газов для 39 промышленно развитых стран и стран с переходной экономикой в 2008-2012 г. по сравнению с 1990 годом.

2 Это не удивительно, так как сам Дж. Буш и многие руководящие сотрудники его админист­рации имели прочные финансовые связи с крупным, в том числе нефтяным, бизнесом США.

3 Гибридный двигатель приводится в действие одновременно электробатареями и этаноловым топливом.

4 «Инициатива чистого неба» (Clear Skies Initiative) Дж. Буша, обнародованная в феврале 2002 года.

5 Азиатско-Тихоокеанское партнёрство по чистому развитию и климату (АТП) объединяет семь стран региона - США, Канаду, Австралию, Китай, Индию, Японию, Республику Корея и ста­вит целью поиск инновационных энерго-технологических ответов на изменение климата.

6 Логично предположить, что поддержка супругов Клинтон сыграла важную роль в победе Б. Обамы на выборах - о многом говорит факт назначения Хиллари Клинтон на пост госсекретаря США. Также не секрет, что многие важные назначения в своей команде Б. Обама делал не без рекомендаций и совета Клинтонов.

7 После проигрыша в президентской гонке 2000 г. А. Гор полностью посвятил себя экологиче­ской работе, изучению и разъяснению проблемы изменений климата, создал и возглавил организа­цию «Альянс в защиту климата» (The Alliance for Climate Protection), написал несколько книг по экологии и изменениям климата и за свои подвижнические труды в 2007 г. был удостоен Нобелев­ской премии мира совместно с Межправительственной группой экспертов по изменению климата (МГЭИК).

8 Львиная доля ассигнований в сферу технологий направлена на создание так называемой умной энергосети (smart grid), т.е. сети, работающей преимущественно на основе ветровой и солнечной энергии, позволяющей избегать сбоев в подаче электроэнергии, регулировать её потоки и обеспечи­вать работу мощных компьютерных систем, в том числе для расширения доступа различных насе­лённых пунктов США к широкополосным каналам связи и высокоскоростному интернету.

9 Carbon Market North America. - «Point Carbon News», 2.05.2009, p. 3.

10 «США ❖ Канада: экономика, политика, культура», 2008, № 7, с. 112.

11 Эти технологии иногда также называют Carbon Capture and Sequestration.

12 «Science», 27.02.2009, p. 1158.

13 По этому решению наибольшую прибавку в средствах получили, в частности, Национальные институты здравоохранения - 10,4 млрд. долл., Национальный научный фонд - 3 млрд. долл., От­дел науки Министерства энергетики США - 1,6 млрд. долл. («Science», 6.03.2009, р. 1274).

14 За годы прошлого президентства фундаментальные исследования США по программе из­менения климата (77ге U.S. Climate Change Science Program) столкнулись с проблемой серьёзного недофинансирования. Это касается, в первую очередь, бюджета Национального центра атмосфер­ных исследований (National Center for Atmospheric Research - NCAR), который был вынужден за­крыть ряд своих ведущих лабораторий. Это ставит под угрозу проводимый на базе центра расчёт наиболее авторитетной в мире модели климатических изменений, которая используется при со­ставлении оценочных докладов МГЭИК.

15 Дж. Буш-мл. оставил о себе недобрую память в научном мире США. При нём в стране были свёрнуты, сокращены или заморожены перспективные научные проекты, обветшали научные цен­тры, а многие талантливые учёные перешли на другую работу. Фактически не выполнял своих координационных функций Президентский совет по науке и технологиям. Немало фактов свиде­тельствуют о том, что Буш рассматривал науку скорее как служанку при политике, чем равно­правного партнёра и советника, увольняя или зажимая учёных, не согласных с официальным кур­сом администрации, поощряя «приглаживание» и «притягивание» к политическому заказу объек­тивных научных оценок, в частности по проблеме изменений климата.

16 Научно-политическое кредо Дж. Холдрена наглядно отражено в его выступлении в качестве президента в Американской ассоциации содействия науке на ежегодном собрании ассоциации 15 февраля 2007 г. (см.: «Science», 28.01.2008) Холдрен исходит из признания ключевой роли нау­ки и техники в решении задач устойчивого развития человечества, подходит к науке с междисцип­линарных позиций, грамотно соотносит приоритеты в сфере науки с неотложными задачами в области экономики, политики, энергетики, окружающей среды и развития, учитывая при этом глобальные интересы.

17 «Science», 16.01.2009, p. 321.

18 Многие эксперты расценивают эту цель как достаточно скромную для такой страны, как США. Сокращение выбросов ПГ на 14% в 2020 г. по сравнению с 2005 г. фактически равносильно их возвращению на уровень 1990 г. Как известно, ЕС ставит себе гораздо более амбициозную за­дачу - сократить эмиссии ПГ на 20% в 2020 г. по сравнению с 1990 г. Между тем ООН, со ссылкой на мнения учёных, высказывается в пользу сокращения выбросов ПГ развитыми странами в 2020 г. на 25-40% по сравнению с уровнем 1990 г. в качестве условия для избежания необрати­мых изменений климата на планете.

19 Сегодня в США уже действует Региональная инициатива по парниковым газам (Regional Greenhouse Gas /ш7ш//уе),объединяющая десять штатов Северо-Востока и Атлантического побе­режья страны (штаты установили общий для себя потолок на выбросы С02 энергетическими пред­приятиями и намерены сокращать эту величину на 10% к 2018 г.); Западная инициатива по клима­ту (Western Climate Initiative), объединяющая семь штатов Запада (ещё шесть являются наблюда­телями) и четыре провинции Канады и Инициатива губернаторов штатов Среднего Запада (Mid­western Governor's Initiative). В конце января 2009 г. Б. Обама отменил введённый администрацией Дж. Буша-мл. запрет на то, чтобы власти штатов самостоятельно устанавливали стандарты по со­кращению выбросов в атмосферу выхлопных автомобильных газов, отмены которого уже давно добивались власти 14 штатов. ПРАЙМ-ТАСС, Вашингтон, 26.01.09

(http://www. prime-tass.ru/news/show. asp?id=858840&ct=news).



20 Carbon Market North America. - «Point Carbon News», 3.04.2009, p. 1.

21 Carbon Market North America. - «Point Carbon News», 12.06.2009, p. 3. За дебатами в отно­шении американского законопроекта «О чистой энергетике и безопасности» внимательно следят в Евросоюзе, планирующем уже к 2015 г. объединить европейскую схему квотирования и торговли эмиссвдми (EU ETS) с аналогичными действующими и формирующимися схемами в США, Кана­де, Австралии, Новой Зеландии и др. и создании впоследствии глобального углеродного рынка.

22 Gаlbraith К. Dark Days for Green Energy. - «The New York Times», 4.02.2009

(http://www.nytimes.com/2009/02/04/business/04windsolar.html?th&emc=th).



23 Воwman K. Global Warming: Not So Hot. - «The Washington Post», 31.08.2007 (http://www.washingtonpost.com/wp-dyn/content/article/2007/08/30/AR2007083001440.html).

24 ПРАЙМ-ТАСС, Вашингтон, 27.01.09 (http://www.prime-tass.ru/news/show.asp?id=858840&ct=news).

25 Впервые такая конференция по энергетике и климату была созвана Дж. Бушем в сентябре 2007 г. Помимо США в форуме 2009 г. приглашены участвовать 15 стран - Австралия, Бразилия, Канада, Китай, Франция, Германия, Индия, Индонезия, Италия, Япония, Республика Корея, Мек­сика, Россия, ЮАР, Великобритания, а также Дания, в качестве страны - хозяйки предстоящей в декабре 2009 г. конференции по изменению климата, и ООН.





Религия — важный предмет в женских школах. Она, как бы на нее ни смотреть, есть надежнейшая гарантия для матерей и мужей. Школа должна научить девушку верить, а не думать. Наполеон I
ещё >>