Сравнительно-правовой анализ правового положения вооруженных сил зарубежных государств для использования во внутреннем законодательс - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Полковник Самович Александр Леонидович, профессор кафедры военной... 1 84.49kb.
План по подготовке и проведению праздничных мероприятий, посвящённых... 1 91.01kb.
Историко-правовые аспекты создания и функционирования вооруженных... 1 230.18kb.
Кмс 1195: 2010 национальный стандарт кыргызской республики 4 555.18kb.
Далее «Закон». По мнению Омбудсмена, действующий Закон недостаточно... 1 70.44kb.
Закон кыргызской республики о переводе (трансформации) земель Глава... 1 219.46kb.
Заключение группы наблюдателей Межпарламентской Ассамблеи государств... 1 246.57kb.
Исследование проблемы использования Вооруженных сил СССР и России... 1 76kb.
Перечень стран, в отношении граждан которых вводится односторонний... 1 26.96kb.
Закон кыргызской республики о верховном суде Кыргызской Республики... 1 354.71kb.
Урок 14 Организационная структура Вооруженных Сил России, виды Вооруженных... 1 20.17kb.
А-100: первый на поле боя 1 71.63kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сравнительно-правовой анализ правового положения вооруженных сил зарубежных государств - страница №1/1



Б.Ш. Шейренов, адъюнкт кафедры военной администрации, административного и финансового права Военного университета, подполковник юстиции, vpravo@mail.ru

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ПРАВОВОГО ПОЛОЖЕНИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ ДЛЯ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ВО ВНУТРЕННЕМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
В статье анализируется правовое положение вооруженных сил зарубежных государств в целях использования отдельных правовых норм во внутреннем законодательстве государства

Ключевые слова: вооруженные силы; военное законодательство; внешние и внутренние функции вооруженных сил.

Sheirenov B.SH., vpravo@mail.ru

Comparative legal analysis of the legal position of the armed forces of foreign countries for use in the domestic legislation of the Kyrgyz Republic.

The article analyzes the legal status of the armed forces of foreign countries in order to use certain legal norms in the domestic law of the State.

Key words: armed forces, military law, external and internal functions of the armed forces.

_____________________________________________________________________________
Процесс реформирования военной сферы государства, одним из направлений которого является совершенствование и развитие законодательства об обороне и безопасности, нуждается в изучении военного законодательства зарубежных стран с целью анализа и обобщения их опыта и применения наиболее прогрессивных и соответствующих международному и внутреннему праву правовых норм во внутреннем законодательстве государства.

В большинстве зарубежных государств деятельность военной организации страны детально регламентируется через законодательное закрепление функционирования и деятельности вооруженных сил, а также иных силовых структур и ведомств, участвующих в решении определенных задач в сфере обороны как в мирное, так и в военное время.

В этом плане интересен опыт развитых государств (США, Германия, Франция, Великобритания) по урегулированию правового положения вооруженных сил, а также наших ближайших соседей и участников международных организаций, в которых состоит Кыргызская Республика (Россия, Казахстан, Китай).

Исследуя законодательное регулирование деятельности вооруженных сил иностранных государств, необходимо рассмотреть деятельность властей этих государств по управлению военной организацией государства, систему управления внутри вооруженных сил, определить роль и место вооруженных сил в политической системе государства.

В экономически развитых государствах Запада вооруженные силы полностью подчинены руководству страны и законодательно ограничены в прямом участии в политической деятельности внутри государства. Армии этих государств выполняют любые политические решения руководства, особенно на международной арене, несмотря на мнение мирового сообщества. Вооруженные силы этих стран, в основном, используются для решения внешнеполитических задач военной силой. В качестве примеров можно привести действия войск США и НАТО в Сербии, Ираке, Афганистане, Ливии и других странах. При этом необходимо отметить, что вооруженные силы развитых государств применяются также и для вооруженной защиты экономических интересов своих корпораций, юридических лиц и даже отдельных граждан.

Например, вооруженная агрессия США против Ирака, разрекламированная как операция по ликвидации оружия массового уничтожения, которое якобы имелось в Ираке, в реальности представляла собой захват и контроль за добычей углеводородного сырья на Ближнем Востоке, а также возможность осуществлять давление на другие страны региона путем угрозы военной силой уже с территории Ирака. Мнение других стран, имевших свои политические и экономические интересы в данном регионе, а также нормы международного гуманитарного права полностью игнорировались.

В этом плане политическое руководство большинства европейских государств, входящих в блок НАТО, полностью поддерживает политику, проводимую США, и направляет свои воинские контингенты в составе войск НАТО для действий за пределами своих государств, в основном, в коалиции с войсками США.

В современной истории Российской Федерации Вооруженные Силы России выполняли внешнюю функцию в 2008 г. против агрессивных действий грузинских властей в отношении Абхазии и Южной Осетии. В нарушение норм международного права и подписанных много- и двухсторонних договоренностей грузинские Вооруженные силы произвели вооруженное нападение на миротворческие подразделения Российской Федерации, расположенные в Северо-Кавказском регионе. Результатом 5-дневных боевых действий явилось поражение Вооруженных сил Грузии и признание независимости Абхазии и Южной Осетии со стороны России и ряда других государств-членов ООН. При этом с точки зрения международного права законные действия политического руководства России были раскритикованы экономически развитыми государствами, тем самым они со всей очевидностью показали политику двойных стандартов на международной арене.

Воинские контингенты Вооруженных Сил России также участвуют в операциях по поддержанию мира и безопасности, в основном, на территориях государств СНГ.

Вооруженные Силы Республики Казахстан за пределами государства использовались только в миротворческих операциях под эгидой ООН.

При этом законодательством Российской Федерации и Республики Казахстан, как и Кыргызской Республики, установлены нормы о недопущении агрессии в отношении других государств и о праве государства на защиту в случае агрессии против государства.

На территории собственных государств вооруженные силы экономически развитых государств обычно не применяются, но в случае необходимости их использование может быть инициировано высшими должностными лицами или органами государственной власти. Примером этого может служить проведение операции «Знамя» в период с 1969 г. по 2007 г. в шести графствах Великобритании – Северной Ирландии, где на постоянной основе несли службу по охране общественного порядка элитные части воздушно-десантных войск, так как собственно полиция была не в состоянии обеспечить режим комендантского часа и предотвратить кровавые межконфессиональные столкновения между католиками и протестантами. Во Франции в 1995 г. после серии террористических актов патрулирование всех улиц крупных городов и станций метро, а также повсеместная проверка документов у населения осуществлялась совместными нарядами армии, полиции и жандармерии в течение четырех месяцев – до ликвидации руководителей и наиболее активных членов террористических групп1. В Соединенных Штатах Америки при подавлении массовых беспорядков в г. Лос-Анджелесе в 1992 г. по решению Президента США в дополнение к местным силам полиции самым активным образом использовалась полнокровная, заранее отмобилизованная дивизия Национальной Гвардии и бригада морской пехоты – элитное соединение Вооруженных сил США2.

Экономически развитые иностранные государства не практикуют применение вооруженных сил внутри государства, однако законодательством этих государств предусмотрено привлечение армии на территории страны в исключительных случаях. Например, в США3 по закону «Об использовании Сухопутных войск и Военно-воздушных сил в случае гражданских беспорядков» (Том 18 «Уголовно-процессуальный кодекс» Свода законов США) запрещается привлечение воинских формирований или их резервных компонентов для силовых акций с целью установления законности и правопорядка на территории страны, за исключением случаев, специально оговоренных Конституцией или Конгрессом. Войска могут быть использованы, если местные власти не в состоянии самостоятельно урегулировать кризисную ситуацию и обеспечить законность на своей территории либо не предпринимают никаких действий, игнорируют принятые законы или препятствуют их исполнению. Применение войск, как отмечается в Едином кодексе военной юстиции США, юридически оправданно как мера, необходимая для подавления мятежей, преступных действий внутри страны, имеющих целью свержение законных органов власти, нанесение ущерба государству и гражданам США и нарушающих права человека.

Подобная, в целом нехарактерная для повседневной жизни страны, деятельность вооружённых сил подробнейшим образом детализирована в законах и подзаконных нормативных правовых актах Соединённых Штатов, что исключает возможность их применения в узкокорыстных интересах.



Основные правовые нормы, регламентирующие участие Вооруженных Сил в операциях по борьбе с терроризмом на территории США, включают следующие положения:

  • определение условий привлечения войсковых формирований;

  • командиры всех степеней несут ответственность за поддержание законности и порядка на территории части или объекта, и, соответственно, они имеют право принимать все меры по реагированию на террористическое действие. При этом в первую очередь к решению этих задач привлекается военная полиция;

  • использование личного состава частей и подразделений на континентальной части страны в правоохранительных мероприятиях по борьбе с терроризмом вне территории военного объекта осуществляется только по указанию президента США;

  • Министерство армии (сухопутных войск) в условиях проведения или угрозы проведения теракта имеют право оказывать военно-техническую помощь местным властям, Федеральному бюро расследований и другим правоохранительным органам по специальным запросам. Соответствующие директивы Министра обороны армии (сухопутных войск) жестко регламентируют длительность использования выделяемых военно-технических средств и круг привлекаемых к таким мероприятиям должностных лиц;

  • обязательное согласование и координация всех действий военных органов, структур и должностных лиц по антитеррористической борьбе с ФБР, а также с соответствующими структурами Министерства внутренней безопасности;

  • перехват информации по различным средствам связи, а также использование магнитофонных или видеозаписей в правоохранительных либо контрразведывательных целях для предупреждения (нейтрализации) терракта как на территории США, так и за ее пределами осуществляются только с разрешения ответственных должностных лиц министерств юстиции, обороны.

Основные правовые нормы, регламентирующие участие Вооруженных Сил США в операциях по установлению законности и правопорядка, включают следующие положения:

  • военнослужащие не могут привлекаться к следующим видам деятельности на территории США: задержание, обыск и арест наземных, воздушных и морских транспортных средств; наблюдение и преследование; работа в качестве информаторов, секретных агентов или следователей по гражданским делам;

  • всю полноту административной и юридической ответственности за поддержание правопорядка в штатах несут соответственно губернаторы штатов и местные органы власти, опираясь на имеющиеся у них силы и средства Национальной гвардии;

  • на федеральном уровне действиями по подавлению массовых гражданских выступлений и беспорядков руководит президент страны, опираясь при этом на министерства внутренней безопасности, юстиции, обороны;

  • войска могут быть использованы, если местные власти не в состоянии самостоятельно урегулировать кризисную ситуацию и обеспечить законность на своей территории либо не предпринимают никаких действий, игнорируют принятые законы или препятствуют их исполнению;

  • применение войск, как отмечается в Едином кодексе военной юстиции США, юридически оправданно как мера, необходимая для подавления мятежей, преступных действий внутри страны, имеющих целью свержение законных органов власти, нанесение ущерба государству и гражданам США и нарушающих права человека;

  • правовые нормы, разработанные на случай возникновения гражданских беспорядков, предписывают президенту, министру обороны и министру армии руководствоваться принципом минимального использования вооруженных сил для восстановления порядка и законности.

На базе общих норм использования воинских структур во внутригосударственных операциях в министерстве обороны США был разработан специальный устав – FM 3-19.15 «Гражданские беспорядки».

Наиболее полно вопросы организации и оказания федеральной помощи, включая военную, гражданским властям в штатах и на местах в ликвидации последствий стихийных бедствий и технологических аварий и катастроф регламентируются в законе Стэффорда, известного как «Закон об оказании помощи в ликвидации последствий стихийных бедствий и катастроф», включенный в Том 42 (раздел 5121) Свода законов США. Согласно ему в обязанности Президента США вменяется разработка программы реагирования на возможные стихийные бедствия и техногенные катастрофы, в том числе предполагающей привлечение Вооруженных Сил. Закон также предусматривает возможность объявления главой Белого дома состояния «стихийного бедствия» или «чрезвычайного положения» в зависимости от продолжительности и масштабов бедствия, величины причиненного ущерба, размера необходимой помощи. После введения чрезвычайного положения Президент уполномочен отдавать распоряжение об использовании материальных средств Вооруженных Сил для ликвидации последствий. В ограниченных масштабах эти средства могут применяться по его распоряжению и до (или без) введения чрезвычайного положения сроком до 10 дней (для расчистки завалов, временного восстановления важных объектов и в других целях).

Таким образом, в целом нормативно-правовая база применения Вооруженных Сил США для решения задач по обеспечению внутренней безопасности страны включает комплекс положений, определяющих порядок и правила привлекаемых военных структур вне сферы их основного предназначения. Наиболее важными из них являются следующие:


  • приоритетной задачей Министерства обороны в области обеспечения внутренней безопасности страны является борьба с терроризмом как на континентальной части, так и за ее пределами, при этом необходимые действия координируются с МВБ;

  • использование Национальной гвардии и Вооруженных Сил США в кризисных ситуациях базируется на ряде общих законодательных положений, отраженных в Конституции, Своде законов США и Сборнике федеральных нормативных актов, а также в подзаконных актах;

  • ответственность за исполнение законов и поддержание общественного порядка, обеспечение безопасности граждан, защиту частной и государственной собственности и т. д. возлагается на власти штатов;

  • вмешательство главы федеральной исполнительной власти в решение перечисленных задач возможно лишь в том случае, если возникла угроза национальной безопасности, если штат не располагает для этого необходимыми силами и средствами или его руководящие органы не считают нужным принятие экстренных мер для нормализации обстановки;

  • для использования Вооруженных Сил либо их резервных компонентов внутри страны президент издает исполнительный указ и, как правило, вводит в районе бедствия или беспорядков чрезвычайное положение. Этот шаг может быть ответом на запрос властей либо предприниматься по инициативе самого главы государства, если он расценивает действия властей штата как неадекватные складывающейся обстановке;

  • воинские формирования, участвующие во внутренних операциях, не решают чисто военные задачи, а призваны усиливать гражданские правоохранительные органы или оказывать другую помощь гражданским структурам;

  • при планировании состава сил и средств командование вооруженных сил придерживается принципа минимальной достаточности.

С 1945 г. по настоящее время федеральные власти 11 раз прибегали к масштабному вмешательству с использованием вооруженных сил для решения внутригосударственных задач: из них 5 раз по просьбе глав исполнительной власти субъектов федерации – губернаторов штатов, 6 раз – по инициативе Президента США.

Конституция ФРГ предусматривает три случая применения национальных вооруженных сил (Бундесвера) внутри страны по решению Правительства без согласования с Бундестагом:

1) привлечение воинских подразделений для усиления охраны и обороны особо важных государственных объектов, находящихся под охраной полиции, в случае возникновения угрозы их захвата (террористами и т. д.);

2) привлечение вооруженных сил для оказания помощи гражданскому сектору в случае стихийных бедствий или при особо тяжелых авариях и катастрофах;

3) использование вооруженных сил для поддержки полиции в случае возникновения внутренней угрозы демократической системе ФРГ в стране в целом или в одной из федеральных земель для подавления формирований вооруженных повстанцев (террористов) и восстановления конституционного порядка.

Осуществляя контроль за Вооруженными Силами и их применением как внутри страны, так и за ее пределами, немецкий Бундестаг имеет полномочие отклонить предусмотренное федеральным правительством привлечение Бундесвера, или потребовать приостановления уже начавшейся без согласия парламентариев операции с применением военной силы. Федеральное правительство не может дать распоряжение по применению Вооруженных Сил без предварительного согласования этого вопроса с Бундестагом. Бундестаг, однако, не имеет права проявлять инициативу, т.е. обязать правительство страны к применению вооруженных сил по своему решению. В то же время право парламента на запрет применения Бундесвера не имеет юридической силы в случае выполнения ФРГ своих союзнических обязательств (ст. 24 Конституции ФРГ). Также согласия парламента не требуется для применения частей и подразделений бундесвера за рубежом с целью оказания ими гуманитарной помощи4.

Во Франции (в 1995 г. после серии террористических актов, в результате которых погибло десять человек и около двухсот получили ранения) в стране был введен специально разработанный на случай чрезвычайных обстоятельств план «Вижипират». По этому плану патрулирование всех улиц крупных городов и станций метро, а также повсеместная проверка документов у населения осуществлялись совместными нарядами армии, полиции и жандармерии. Части и подразделения регулярных вооруженных сил (в дополнение к силам и средствам полиции и жандармерии) широко использовались и во время проведения летом 1998 г. во Франции чемпионата мира по футболу5.

В Великобритании Вооруженные Силы могут использоваться на территории государства на основании законов о чрезвычайных полномочиях 1920 и 1964 гг., а также общей «королевской прерогативы», основанной на некоторых судебных прецедентах, обязывающей власти принимать меры по обеспечению мира и публичного порядка в обществе, в том числе при помощи военной силы. Закон о чрезвычайных полномочиях 1964 г. разрешает использование Вооруженных Сил членами Совета обороны по собственному усмотрению и без санкции Парламента даже в тех случаях, когда чрезвычайное положение в стране официально не объявлено. В состав Совета обороны входят председатель Совета, которым является государственный секретарь обороны (член Кабинета министров), и 12 членов: государственный министр обороны (член правительства), три парламентских секретаря (члены правительства), начальник штаба обороны, начальники штабов ВМФ (первый морской лорд), ВВС и армии, начальник личного состава и материально-технического обеспечения Вооруженных Сил, главный научный советник госсекретаря обороны, глава системы оборонного производства и постоянный заместитель государственного министра обороны, непосредственно руководящий деятельностью аппарата министерства и сохраняющий свой пост при смене правительства6.

Принципиальным моментом законодательства развитых иностранных государств является положение, согласно которому регулярные войска привлекаются к урегулированию внутригосударственных конфликтов, в первую очередь, в крайних случаях, когда гражданские власти и правоохранительные органы исчерпали свои возможности по урегулированию и ликвидации таких конфликтов, во вторую очередь, войска используются как средство усиления правоохранительных органов и выполняют при этом второстепенные функции, тем самым создавая основу для дальнейшего мирного урегулирования конфликта.

В целом, в зарубежных государствах использование военной силы для обеспечения внутренней безопасности может варьироваться от применения специальных военизированных полицейских формирований до непосредственного применения Вооруженных Сил. Однако Вооруженные Силы сами по себе не в состоянии ликвидировать внутригосударственный конфликт, порожденный политическими, социальными, этническими и другими противоречиями, а способны лишь создать необходимые предпосылки для нормализации обстановки. Как указывал Р.З. Амиров7, опыт зарубежных стран показывает, что все полицейские организации, и не только в тоталитарных государствах, при столкновении с серьезными угрозами внутренней безопасности чаще всего принимают меры, связанные с использованием силовых методов. Армия используется в случаях, когда полиция не может справиться с экстремальной ситуацией.

В экономически развитых странах для решения внутренних проблем действуют воинские формирования: в США – Национальная гвардия, во Франции – Национальная жандармерия, в Германии, России, Казахстане – Внутренние войска МВД. Указанные воинские формирования формально не входят в структуру Вооруженных Сил, но в развитых государствах они являются резервом Вооруженных Сил и, при необходимости, немедленно применяются совместно с Вооруженными Силами в боевых действиях.

Использование Вооруженных Сил Российской Федерации внутри страны производилось несколько раз (во время августовского путча 1991 г., во время кризиса власти в октябре 1993 г. и при восстановлении конституционного порядка в Чеченской Республике), при этом данный вопрос со времен СССР законодательно не был урегулирован, по принципу того, что Вооруженные Силы России должны выполнять только внешнюю функцию – защиту от агрессии извне. Хотя в соответствии с федеральными конституционными законами «О военном положении», «О чрезвычайном положении», Федеральным законом «О противодействии терроризму» Вооруженные Силы Российской Федерации в рамках специальных правовых режимов могут применяться на территории государства. Кроме того, на основании ч. 3 ст. 10 Федерального закона «Об обороне» Президент Российской Федерации имеет право привлечения Вооруженных Сил Российской Федерации к выполнению задач с использованием вооружения не по их предназначению в соответствии с федеральными законами.

Конституцией Республики Казахстан применение Вооруженных Сил на территории своего государства предусмотрено только в рамках чрезвычайного положения, «когда демократические институты, независимость и территориальная целостность, политическая стабильность Республики, безопасность ее граждан находятся под серьезной и непосредственной угрозой и нарушено нормальное функционирование конституционных органов государства»8. Вооруженные Силы на территории страны могут быть привлечены на основании решений Президента Республики Казахстан к ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также для проведения антитеррористических операций, усиления охраны Государственной границы и обеспечения режима чрезвычайного положения. Интересной особенностью правового положения Вооруженных Сил Казахстана является изменение их состава – при объявлении мобилизации в состав Вооруженных Сил входят внутренние войска Министерства внутренних дел, Пограничная служба Комитета национальной безопасности, Республиканская гвардия, органы управления и части гражданской обороны уполномоченного органа в области чрезвычайных ситуаций, формирования территориальной обороны местных исполнительных органов и специальные формирования9.

При этом в большинстве государств бывшего СССР (России, Казахстана) и, собственно, в Кыргызской Республике вопросы применения воинских подразделений внутри страны урегулирован в недостаточной мере, правовые нормы, касающиеся этой проблемы прописаны в разных законодательных и подзаконных актах различной юридической силы, имеющие множество правовых коллизий и пробелов.

Законодательством Китайской Народной Республики прямо предусматривается применение Вооруженных Сил, состоящих из Национально-освободительной армии Китая, Народной вооруженной полиции и Народного ополчения, как за пределами, так и внутри государства, при этом главными внутренними угрозами, с которыми должны бороться и Вооруженные Силы, являются: международный терроризм, национальный сепаратизм и религиозный экстремизм. Китайская Конституция, например, в ст. 29 специально говорит о Вооруженных силах: «Вооруженные силы Китайской Народной Республики принадлежат народу. Их задачей является укрепление обороны страны, отражение агрессии, защита Родины, охрана мирного труда народа, участие в деле строительства государства, служение народу всеми силами. Государство усиливает строительство Вооруженных Сил в направлении революционности, модернизации и регулярности, укрепляет оборонную мощь страны».

При этом политическое руководство Китая главную задачу видит в глубокой и коренной модернизации Вооруженных Сил путем серьезного развития систем вооружения всех видов на основе высокий технологий и на этом пути становится в один ряд с армиями развитых капиталистических государств.

Принципиально новая военно-стратегическая обстановка в Южной Азии, сложившаяся после ядерных испытаний в Индии и Пакистане, вынуждает руководство Китая уделять больше внимания проблемам своих ядерных сил, что выражается в последовательной реализации планов совершенствования всех трех компонентов ядерной триады. При этом в качестве ведущего направления, судя по публикациям в открытой печати, выбрано повышение боевых возможностей стратегических вооружений наземного базирования. В КНР завершена разработка мобильного ракетного комплекса с твердотопливной межконтинентальной баллистической ракетой (МБР) с дальностью стрельбы порядка 8 тыс. км. Процесс строительства Сил общего назначения Китая, претендующего на статус военной сверхдержавы, определяется в первую очередь спецификой политического и экономического государственного устройства, а также установками руководства на сохранение благоприятных условий для внутреннего экономического развития. При этом долгосрочной целью военного строительства является создание таких Сил общего назначения, которые будут способны успешно вести военные действия, прежде всего, в ходе обычного (без применения ядерного оружия) конфликта: в среднесрочной перспективе – с любым государством региона, а в долгосрочной – с любым государством (союзом государств) мира10.

Специфика китайской представительной системы заключается в том, что Вооруженные Силы имеют особое представительство в существующем в Китае аналоге парламента – Всекитайском собрании народных представителей (часть первая ст. 59 Конституции КНР). В системе конституционных высших органов власти находится Центральный военный совет, статус которого регулируется разд. 4 гл. III Конституции КНР (ст. 93 – 94). Этот орган, формально образуемый Всекитайским собранием народных представителей, на практике состоит из лиц, входящих в специальный орган центрального комитета Коммунистической партии Китая, ведающий военными вопросами.

Аналогичное представительство также имеет Бундестаг, который реализует свои функции в области военного строительства через парламентский комитет по вопросам обороны, в задачи которого входит разработка основных направлений военной политики ФРГ, подготовка законопроектов и поправок к законам по вопросам военного строительства, а также осуществление парламентского контроля за деятельностью бундесвера, который реализуется через аппарат уполномоченного бундестага по вопросам обороны (ст. 43 Конституции ФРГ).

Уполномоченный бундестага по вопросам обороны, однако, не имеет права принимать решения и давать указания Министерству обороны по тем или иным вопросам военного строительства. Однако он имеет право получать от Министерства обороны справки и разъяснения по этим вопросам, знакомится с делами военнослужащих, а также в любое время посещать воинские подразделения без предварительного предупреждения. Должностные полномочия уполномоченного бундестага по вопросам обороны, порядок избрания (избранной может быть и женщина) и его личный правовой статус детально регулируются Законом «Об уполномоченном по вопросам обороны». Уполномоченный бундестага по вопросам обороны избирается сроком на 5 лет. Он действует по указанию парламентского комитета по вопросам обороны для проверки случаев происшествий, а также может проводить расследования по собственной инициативе в случае наличия фактов нарушения основных прав военнослужащих или принципов внутреннего руководства. По истечении каждого календарного года уполномоченный по вопросам обороны представляет бундестагу письменный отчет о жизнедеятельности Вооруженных Сил, который зачастую получает широкий общественный резонанс.

Исходя из анализа правового положения вооруженных сил иностранных государств, в военном законодательстве Кыргызской Республики необходимо установить те задачи, функции, методы и формы функционирования Вооруженных Сил Кыргызстана, которые на современном этапе не отражены в нормах права. По мнению автора, в законодательных актах требуется закрепить функцию государства по защите интересов государства и общества, собственности юридических и физических лиц за пределами страны. При этом установить, что в крайних случаях, когда все другие невоенные способы защиты этих интересов не принесли желаемого результата, они могут быть защищены с помощью Вооруженных Сил. И как установлено Конституцией Кыргызской Республики, такие случаи применения Вооруженных Сил должны быть санкционированы Жогорку Кенешем по предложению Президента либо членов Совета обороны Кыргызской Республики.

Анализ законодательства США, Германии, стран СНГ и современное состояние правового регулирования организации и деятельности Вооруженных Сил Кыргызской Республики указывает на необходимость законодательного закрепления целого ряда важнейших вопросов, связанных с обороной и безопасностью государства таких как:



  • предназначение Вооруженных Сил Кыргызской Республики;

  • определение структуры, состава, порядка и способов их комплектования, формирования органов военного управления, всестороннего обеспечения Вооруженных Сил Кыргызской Республики в мирное и военное время;

  • совершенствование структуры, функций и полномочий органов административного и оперативного управления, территориальных командований, порядка их взаимодействия, в том числе с другими органами государственного управления;

  • закрепление порядка оперативного оборудования территории государства, требований к его обеспечению и ответственности органов государственного и муниципального управления за его состояние;

  • определение условий, оснований и процедур принятия решений по применению Вооруженных Сил Кыргызской Республики, как на территории Кыргызстана, так и за его пределами в соответствии с международными договорами и обязательствами;

  • регламентация порядка применения Вооруженных Сил Кыргызской Республики при различных обстоятельствах и вариантах развития событий и т.д.


Библиография:

Амиров Р.З. Военно-силовое обеспечение внутренней безопасности: из опыта некоторых зарубежных государств // Евразийский юридический журнал. 2008. № 2.

Ковачев Д.А. Конституционное право государств Европы. М., 2005.

Мгимов Ю.В. Правовые основы применения ВС США в целях обеспечения внутренней безопасности страны// Зарубежное военное обозрение, 2004. № 6.

Пойтин В.Г. Сравнительный анализ законодательных основ строительства и деятельности вооруженных сил США, ФРГ, Италии // электронный источник: URL: http://www.pandia.ru/text/77/221/14072.php (дата обращения 3.09.2013).

Попов И.М., Быков А.В., Губанов А.В., Капкин А.В. Внутренние войска (структуры им подобные) в системе обеспечения внутренней безопасности зарубежных государств (1945-1997г.г.). М., 1998.

Попов М.А. Основные направления строительства вооружённых сил за рубежом // Зарубежное военное обозрение. № 1. 2004.

Соломатина Е.А. Правовое регулирование деятельности полиции в зарубежных странах // NB: Российское полицейское право. 2013. № 3.


 Рецензент – В.М. Корякин, доктор юридических наук.

1 ИТАР-ТАСС 28 09. 1999 г. Компас №38-39. С. 29-42.

2 Попов И.М., Быков А.В., Губанов А.В., Капкин А.В. Внутренние войска (структуры им подобные) в системе обеспечения внутренней безопасности зарубежных государств (1945-1997г.г.). М., 1998. С. 13.

3 Мгимов Ю.В. Правовые основы применения ВС США в целях обеспечения внутренней безопасности страны// Зарубежное военное обозрение, 2004. № 6. С. 3.

4 Пойтин В.Г. Сравнительный анализ законодательных основ строительства и деятельности вооруженных сил США, ФРГ, Италии // электронный источник: URL: http://www.pandia.ru/text/77/221/14072.php (дата обращения 3.09.2013).

5 Соломатина Е.А. Правовое регулирование деятельности полиции в зарубежных странах // NB: Российское полицейское право. 2013. № 3. с.110.

6 Ковачев Д.А. Конституционное право государств Европы. М., 2005. С. 222.

7 Амиров Р.З. Военно-силовое обеспечение внутренней безопасности: из опыта некоторых зарубежных государств // Евразийский юридический журнал. 2008. № 2. С. 83.

8 Ст. 44 Конституции Республики Казахстан.

9 Ст. 19 Закона Республики Казахстан «Об обороне и Вооруженных Силах Республики Казахстан» № 29-III ЗРК от 7.01.2005 г. // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 2005, № 1.

10 Попов М.А. Основные направления строительства вооружённых сил за рубежом // Зарубежное военное обозрение. № 1. 2004. С 6.






Письма, написанные от руки, теперь уже выглядят как поздравления из прошлого века. Торнтон Уайлдер
ещё >>