Сравнительный анализ правового регулирования фактических брачно-семейных отношений в России и государствах Европы - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Учебная программа по курсу «Экологическое право» Тема I отношения... 1 109.42kb.
Перспективы правового регулирования отношений по доверительному управлению... 1 129.69kb.
1. предмет предпринимательского права методы правового регулирования 1 149.29kb.
Психология семейных отношений с основами семейного консультирования... 12 2701.14kb.
Сравнительный анализ регулирования рекламной деятельности в РФ и... 1 458.34kb.
Незарегистрированный брак как социальный механизм формирования брачно-семейных... 2 359.89kb.
Иванова Валентина (Кыргызстан). Динамика брачно-семейных отношений... 1 323.49kb.
Психология семейных отношений с основами семейного консультирования... 13 3064.04kb.
Сфера правового регулирования Ермушин Э. Н. 182 Сферу 1 54.86kb.
3 Брак и семья как социальные институты и их функции 5 Социальные... 1 235.28kb.
Брак и семья как социальные институты и их функции Социальные, психологические... 1 112.87kb.
19. Понятие и сущность особого производства 1 49.02kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сравнительный анализ правового регулирования фактических брачно-семейных отношений - страница №1/1

Сравнительный анализ правового регулирования фактических брачно-семейных отношений в России и государствах Европы
Андрощук В.В., Можилян С.А.*
В условиях современной российской действительности широкое распространение получили так называемые фактические брачные отношения, под которыми понимается «сожительство мужчины и женщины со всеми признаками семейных отношений (совместное хозяйство, воспитание детей, отношение друг к другу как к мужу и жене, восприятие их третьими лицами в качестве таковых), но без юридической регистрации этих отношений»1.

В силу п. 2 ст. 1 Семейного кодекса Российской Федерации (далее − СК РФ)2 браком признается только тот союз мужчины и женщины, который заключен в органах записи актов гражданского состояния (ЗАГС). В связи с этим актуальной является проблема защиты прав фактических супругов в имущественных, в том числе и наследственных, правоотношениях.

Следует отметить, что в советский период Кодексом законов о браке, семье и опеке, введенным в действие с 01.01.1927 г. Постановлением ВЦИК от 19.11.1926 г., фактические брачные отношения признавались наряду с зарегистрированными браками, если состоящие в них лица взаимно признавали друг друга супругами или же брачные отношения между ними были установлены судом по признакам фактической обстановки жизни3.

Согласно ст. 12 Кодекса законов о браке, семье и опеке доказательствами брачного сожительства в случае, если брак не был зарегистрирован, для суда являлись: факт совместного сожительства, наличие при этом сожительстве общего хозяйства и выявление супружеских отношений перед третьими лицами в личной переписке и других документах, а также, в зависимости от обстоятельств, взаимная материальная поддержка, совместное воспитание детей и пр.

В дальнейшем, в связи с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР от 08.07.1944 г. «Об увеличении государственной помощи беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям, усилении охраны материнства и детства, об установлении высшей степени отличия − звания "Мать-героиня" и учреждении ордена "Материнская слава" и медали "Медаль материнства"», фактические брачные отношения утратили правовую защиту, поскольку юридическое признание получили только браки, зарегистрированные в установленном порядке. При этом лица, фактически состоявшие в брачных отношениях до издания вышеназванного Указа, могли оформить свои отношения путем регистрации брака с указанием срока фактической совместной жизни.

В тех случаях, когда фактические брачные отношения, существовавшие до издания Указа Президиума Верховного Совета СССР от 08.07.1944 г., не могли быть зарегистрированы вследствие смерти или пропажи без вести на фронте одного из лиц, состоявших в таких отношениях, другой стороне было предоставлено право обратиться в народный суд с заявлением о признании ее супругом умершего или пропавшего без вести лица на основании ранее действовавшего законодательства4.

Таким образом, в настоящее время правовой защитой пользуются исключительно фактические брачные отношения, возникшие в период до 08.07.1944 г. При этом факт нахождения в фактических брачных отношениях может быть установлен судом в порядке, предусмотренном гл. 28 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2002 года, утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 10.07.2002 г.5, указывается на то, что установление судом факта нахождения в фактических брачных отношениях, возникших после 8 июля 1944 г., не допускается. Несмотря на это, в судебной практике существуют случаи признания фактических брачных отношений, возникших и после 8 июля 1944 г.

При принятии таких решений нарушаются нормы материального права и устанавливаются факты, не имеющие юридического значения для наследственных правоотношений. Выдача нотариусом свидетельства о праве на наследство пережившему фактическому супругу в таких случаях неправомерна.

В зарубежных странах законодатель по-разному отреагировал на реальные изменения в общественном институте семьи и брака. Однако, узаконив фактическое сожительство, иностранное право ряда государств тем самым прежде всего упорядочило имущественные отношения партнеров, урегулировало вопросы воспитания и содержания несовершеннолетних детей, а также разрешило проблемы предоставления или, наоборот, лишения фактических брачных союзов определенных льгот и привилегий.

Швеция стала первым современным государством, законодательно признавшим отношения сожительства, приняв в 1987 году Акт, регулирующий отношения фактического супружества (Lag om sambors


gemensamma hem (Cohabitees (Joint Home) Act))6. Институт сожительства сильно отличается от института брака, прежде всего, тем, что партнеры не обязаны материально поддерживать друг друга. Совместным имуществом сожителей признается только жилище и предметы домашней обстановки. Фактическое сожительство не создает общих долгов для партнеров. К числу наследников по закону фактические супруги не относятся, вместе с тем они имеют возможность наследовать по завещанию. Сожители не имеют права на общую фамилию и совместное налогообложение. Однако они вправе не свидетельствовать друг против друга в суде, правоохранительных органах. Шведское законодательство допускает совместную опеку сожителей над детьми друг друга, но запрещает усыновление (удочерение) парам, не состоящим в браке. Швеция считается лидером по количеству семейных союзов, проживающих вне официальной регистрации отношений (около 30%)7.

Голландская модель сожительства не похожа на шведскую. Отличительной чертой является обязательность заключения соглашения между сожителями в простой письменной форме, которое имеет юридические последствия для лиц, его заключивших, но не для третьих лиц. Партнерам предоставлена значительная доля усмотрения в урегулировании отношений. Вместе с тем определенные гарантии предоставлены и со стороны государства: право наследования аренды жилого помещения, льготное налогообложение, социальное обеспечение, государственное пенсионное обслуживание, доступ к методам искусственного оплодотворения, усыновление детей. Принципиальные отличия от зарегистрированных брачных союзов следующие: у партнеров отсутствует режим общей совместной собственности на имущество, запрещается наследование по закону; партнеры не наделяются правом на общую фамилию, не освобождаются от обязанности свидетельствовать друг против друга на стадии предварительного следствия либо в судебных органах.

В Литве, как и других европейских странах, в последние годы для пар стало обычным проживать вместе без заключения брака. По этой причине в Гражданский кодекс Литовской Республики (далее – ГК ЛР) был введен новый институт – партнерство, который, тем не менее, регламентирует только имущественные отношения партнеров, проживающих вместе. Однако официально регистрировать партнерство станет возможно только после того, как Сейм Литвы примет соответствующий закон о регистрации партнерств.

Отношения между сожителями регулируются положениями раздела XV «Совместное проживание без регистрации брака» части VI «Права и обязанности других членов семьи» ГК ЛР8. Статья 3.229 определяет условия, при которых возможно создание партнерства.

Прежде всего, ГК ЛР устанавливает, что партнерство может быть создано только между представителями разных полов. В отличие от некоторых других европейских государств, в Литве запрещено регистрировать партнерства между лицами одного пола. Вторым требованием к существующим сожителям является отсутствие между ними близких родственных связей. В-третьих, лица, намеревающиеся зарегистрировать партнерство, должны достигнуть совершеннолетия, т.е. и мужчина, и женщина не должны быть моложе 18 лет. Четвертым условием является дееспособность обоих партнеров. В-пятых, ни один из сожителей не может состоять в браке или другом зарегистрированном партнерстве. Хотя данное положение и не отражено конкретно в ГК ЛР, оно вытекает из общего принципа создания семьи, прописанного в статье 3.16 Книги III ГК ЛР – моногамии. Данный принцип является превалирующим, он применим ко всем видам брака без каких либо исключений. Для заключения партнерства необходимым также является срок совместного проживания сожителей в незарегистрированных отношениях не менее одного года. И последнее условие для заключения партнерства – наличие общей цели – в дальнейшем создать семью.

Если обратиться к Главе 3 СК РФ, то не составляет труда сделать следующий вывод: условия для заключения брака, предусмотренные СК РФ и условия для заключения партнерства, предусмотренного ГК ЛР, практически идентичны. Более того, ГК ЛР устанавливает «испытательный срок» длительностью не менее одного года, чего нет в российском семейном законодательстве. Возникает логически обоснованный вопрос: зачем ГК ЛР создавать две формы брачно-семейных отношений? Ведь стоит учитывать тот факт, что конечной целью партнерства все равно ставится создание семьи. Не избыточно ли наличие подобной сложной правовой конструкции?

По нашему мнению, наличие института партнерства в семейном законодательстве Литвы обусловлено, как минимум, двумя задачами:


  • урегулирование имущественных отношений между лицами, состоящими в брачно-семейных отношениях;

  • законодательное стимулирование лиц, планирующих вступить в брак, но не принявших окончательное решение.

Рассмотрим эти задачи подробно.

Прежде всего следует отметить, что в особом правовом режиме регулирования имущественных отношений не действует принцип, при котором все имущество, нажитое во время брака, признается совместной собственностью супругов.

Имуществом совместного пользования признается:


  • совместно нажитый жилой дом или квартира, которые сожители используют для совместного проживания;

  • арендованные одним из сожителей жилой дом или квартира, на проживание в которых второй сожитель имеет право, и используемые сожителями для совместного проживания;

  • совместно нажитое недвижимое имущество, относящееся к жилому дому или квартире, используемое для совместного проживания и совместно используемое сожителями;

  • мебель, другие предметы домашнего обихода, которые совместно нажиты и используются, за исключением вещей индивидуального пользования.

Сожитель без письменного согласия другого сожителя не имеет права продать, подарить или другим способом передать, сдать, обменять нажитое или используемое имущество, или иным способом ограничить право на него. Сожители, зарегистрировавшие партнерство, имеют право заключить договор о партнерстве, который должен быть нотариально удостоверен. В данном договоре они могут оговорить вопросы раздела совместно нажитого и используемого имущества по окончании их совместного проживания.

Имущественные отношения лиц, находящихся в фактических брачно-семейных отношениях, российским законодательством не урегулированы. Основным в семейном праве является принцип равенства супругов, в том числе − в имущественных правах (п. 3 ст. 1, ст. 31, ст. 35, п. 1 ст. 39 СК РФ). Прямым следствием данного принципа является установленный законом режим общей совместной собственности супругов на имущество, нажитое в период брака, владение, пользование и распоряжение которым осуществляется по обоюдному согласию супругов. Законный режим имущества действует независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено. Само же право на общее имущество супругов принадлежит также супругу, который в период брака осуществлял ведение домашнего хозяйства, уход за детьми или по другим уважительным причинам не имел самостоятельного дохода (п. 3 ст. 34 СК РФ).

Отступлением от общего правила является установленный соглашением супругов договорный режим имущества, совместно нажитого в период брака. Согласно ст. 40 СК РФ брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. В самом определении брачного договора содержится то принципиальное отличие, которое разделяет зарегистрированный брак и фактическое сожительство. Дело в том, что действующим законодательством не установлено специального вида соглашения, направленного на установление режима общего имущества, за исключением брачного договора. Сожительствующие лица, конечно же, вправе заключить между собой соглашение, устанавливающее правило общего пользования имуществом на период сожительства, но обязательным условием такого соглашения должно стать определение, кому и какое имущество принадлежит на праве собственности в отдельности. Общее вложение денежных средств в приобретение какой-либо вещи сожительствующими лицами означает приобретение каждым из них доли в праве собственности на вещь пропорционально размеру вложенных средств. Брачным же договором супруги вправе установить любой режим их имущественных отношений − вплоть до признания на случай раздела имущества права одного из них на имущество, в приобретении которого он не принимал участия. Это возможно в силу п. 3 ст. 34 СК РФ и признается правилом исключительно для правового регулирования имущественных отношений лиц, находящихся в зарегистрированном браке. Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов (ст. 42 СК РФ).

К примеру, в Исландии внебрачный свободный союз влечет за собой правовые последствия, аналогичные правовым последствиям брака, только при условии соблюдения ряда формальностей. Два лица разного пола, не являющиеся близкими родственниками, проходят процедуру анкетирования в Национальном реестре. Для прекращения сожительства не требуется специального оформления, к числу оснований относят вступление в брак одного из партнеров или регистрацию по другому месту жительства. По Закону о детях 2003 года (Law in Respect of Children no.76/2003) отцом ребенка признается мужчина, с которым мать ребенка состоит либо в браке, либо в зарегистрированном внебрачном союзе (ovig simbi). В соответствии со ст. 2 Закона об усыновлении 1999 года (Act on Adoption no 130/1999) право на совместное усыновление ребенка у сожителей возникает по истечении пяти лет проживания после регистрации в Национальном реестре.

В Швейцарии закон признает за внебрачным союзом определенный статус для целей гражданского и семейного права, а также право на социальное обеспечение. Так, лицо, получающее материальное содержание после расторжения брака, в случае вступления в конкубинат с другим лицом утрачивает право на его получение, это квалифицируется как злоупотребление правом. Или в соответствии со ст. 45 Швейцарского обязательственного закона (Swiss Code of Obligations)9 сожитель может требовать выплату возмещения по случаю потери кормильца.

Согласно ГК ЛР, раздел совместно нажитого и используемого сожителями имущества производится следующим образом. Все имущество, которое сожители совместно нажили и использовали, может быть поделено по требованию одного из сожителей в судебном порядке, в случае окончания их совместного проживания или смерти одного из сожителей, а также, если между сожителями не был заключен договор о партнерстве и разделе имущества. При рассмотрении в судебном порядке вопроса раздела совместно нажитого и используемого имущества устанавливается имущество, как совместно нажитое и используемое сожителями, так и принадлежащее каждому из них. Определив стоимость объектов совместно нажитого и используемого имущества, из нее вычитаются долги сожителей, которые они должны были погасить во время совместного проживания. Оставшееся имущество делится на равные доли между бывшими сожителями.

Однако существуют исключения, когда возможно отойти от принципа равных долей. Так, исходя из интересов несовершеннолетних детей сожителей, родившихся во время совместного проживания сожителей, с учетом возраста сожителей, состояния их здоровья, имущественного вклада в общее нажитое имущество и других важных обстоятельств будет правильно и разумно одному из сожителей присудить бóльшую долю имущества.

Жилой дом или квартира могут быть оставлены тому сожителю, которому они более необходимы. В этом случае принимаются во внимание возраст сожителя, состояние здоровья, материальное положение, интересы несовершеннолетних детей и другие важные обстоятельства. Однако доля сожителя, которому оставляется недвижимое имущество, в других видах имущества уменьшается. В случае, если стоимость недвижимого имущества превышает причитающуюся ему долю имущества, он должен выплатить другому сожителю денежную компенсацию.

Жилой дом или квартира, которые находились в собственности одного из сожителей до вступления в партнерство, могут быть оставлены другому сожителю на правах узуфрукта в том случае, если сожители имеют общих несовершеннолетних детей, а также по состоянию здоровья, возрасту сожителя и по другим важным обстоятельствам (например, если бывший сожитель не имеет своего жилого помещения).

Имущественные отношения между лицами, находящимися в фактических брачно-семейных отношениях, в российском законодательстве регулируются главой 16 ГК РФ. Статья 244 ГК РФ закрепляет принцип общей собственности. Имущество может находиться в общей собственности, с определением доли в ней каждого из собственников (долевая собственность или без определения таких долей (совместная собственность). При этом существует презумпция долевой собственности. Так, п. 3 ст. 244 ГК РФ устанавливает, что общая собственность на имущество является долевой, за исключением случаев, когда законом10 предусмотрено образование совместной собственности на это имущество.

Пункт 1 ст. 245 ГК РФ устанавливает, что если доли участников долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными. При этом участник долевой собственности, осуществивший за свой счет неотделимые улучшения этого имущества, имеет право на соответствующее увеличение своей доли в праве на общее имущество. Отделимые улучшения общего имущества, если иное не предусмотрено соглашением участников долевой собственности, поступают в собственность того из участников, который их произвел.

Участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом. Однако при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях.

Действующее российское законодательство позволяет фактическим супругам наследовать друг после друга только в двух случаях. Во-первых, на основании завещания, поскольку завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, в том числе своему фактическому супругу. Во-вторых, в случае призвания фактического супруга к наследованию в качестве нетрудоспособного иждивенца (п. 2 ст. 1148 ГК РФ). При этом необходимо соблюдение предусмотренных законодателем условий: фактический супруг ко дню открытия наследства являлся нетрудоспособным и не менее года до смерти наследодателя находился на его иждивении и проживал совместно с ним. Однако как быть в случае, если наследодатель не оставил завещание либо фактический супруг не соответствует требованиям, предъявляемым к нетрудоспособным иждивенцам? Законодатель дает однозначный ответ на этот вопрос: основания для наследственного правопреемства между фактическими супругами отсутствуют.

На наш взгляд, некоторые положения иностранного законодательства могут быть заимствованы национальным законодательством. Представляется, что в условиях увеличения количества фактических браков закрепление за фактическими супругами наследственных прав является актуальным и будет служить защите их имущественных интересов. В частности, представляется целесообразным:



  • Закрепить в СК РФ не только понятие «фактический брак», его критерии, а также порядок заключения соглашения о вступлении в фактический брак, но также закрепить механизм регулирования имущественных прав фактических супругов. Подобный шаг будет способствовать формулированию законодательно определенного положения фактических супругов, что, безусловно, обеспечит законодательные гарантии их правового статуса. В перспективе возможен переход к партнерским отношениям в сфере фактических брачно-семейных отношений в Российской Федерации.

  • Предоставить ограниченные наследственные права фактическим супругам в части предметов домашней обстановки, которые будут приобретены во время совместного проживания фактических супругов. Эта необходимость вызвана недостаточностью регулирования п. 2 ст. 1148 ГК РФ.


1*Андрощук Виктор Владимирович, аспирант 2-го года обучения кафедры теории права и сравнительного правоведения факультета права Государственного университета – Высшей школы экономики (г. Москва); Можилян Сергей Александрович, студент 3-го курса факультета права Государственного университета – Высшей школы экономики (г. Москва) Научный руководитель: Ростовцева Наталья Владимировна, к.ю.н., доцент кафедры гражданского права факультета права Государственного университета – Высшей школы экономики (г. Москва)

 См.: Кружалова Л.В., Морозова И.Г. Справочник юриста по семейному праву. СПб., 2007. С. 28.

2 См.: Семейный кодекс РФ// СПС «КонсультантПлюс».

3 Ст. 11 Кодекса законов о браке, семье и опеке // СУ РСФСР. 1926. № 82. Ст. 612.

4 О порядке признания фактических брачных отношений в случае смерти или пропажи без вести на фронте одного из супругов: Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10.11.1944 г. // Ведомости ВС СССР. 1944. № 60.

5 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. № 11.

6 Lag om sambors gemensamma hem (Cohabitees (Joint Home) Act), SFS 1987:232. Swedish statutes in translation

(Svenska författningar i översättning till främmande språk) Ds 2001:7 (Ministry Publication Series). URL: http://www.regeringen.se/content/1/c6/05/47/82/fe3c5e91.pdf



7 См.: Tomasson R.F. Modern Sweden: The Declining Importance of Marriage. Scandinavian Review, 1998. P. 83−89.

8 Официальный сайт Сейма Литовской Республики (Lietuvos Respublikos Seimas) // URL: http://www3.lrs.lt/pls/inter2/dokpaieska.showdoc_l?p_id=107687

9 URL:http://www.admin.ch/ch/f/rs/22.html

10 Ст. 33 СК РФ; ст. 6 Федерального закона от 11.06.2003 г. № 74-ФЗ «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (в ред. от 30.10.2009 г.); ст. 4 Федерального закона от 15.04.1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» (в ред. от 30.12.1998 г.)






Подарки получает тот, кому есть чем отдаривать. Богдан Бжезиньский
ещё >>