Справка учителя к уроку. Когда 15 января 1850 года - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Софья Васильевна Ковалевская ( 3 января 1850 года 29 января 1891... 1 111.01kb.
К. К. Андреев (№65/43) Москва – Горки 2010 Родословный календарь 1 132.84kb.
Информационно аналитическая справка деятельности омвд находка за... 1 305.28kb.
Аналитическая справка о профессиональных достижениях учителя истории... 1 271.72kb.
Январь 1 января Новый год 7 января Рождество Христово 11 января День... 1 30.33kb.
Величайший Дар Бога. Часть Смерть Учителя 1 22.81kb.
Викторина с какого года Новый год в России стали отмечать 1 января? 1 13.04kb.
Справка о выступлениях и участие на научно-практических конференциях... 1 39.33kb.
Закон Республики Казахстан от 19 января 2001 года n 143 Ведомости... 4 651.42kb.
Указатель к книжкам Собрания Морских законов и постановлений за 1850... 1 100.51kb.
Майн Рид Квартеронка 1 51.82kb.
Сценарий математического вечера памяти Софьи Васильевны Ковалевской 1 128.54kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Справка учителя к уроку. Когда 15 января 1850 года - страница №1/1

Приложение 4.

Справка учителя к уроку.


  • Когда 15 января 1850 года в семье командира Московского артиллерийского гарнизона родилась дочь Соня, вряд ли кто мог предположить, что она станет ученой. Её отец — генерал Корвин-Круковский, начальник московского арсенала, по семейному преданию вёл свой род от венгерского короля Матвея Корвина. Ее мать, Елизавета Шуберт, была талантливой пианисткой и просто обаятельной светской женщиной, говорившей на четырёх европейских языках.

  • Когда Соне было шесть лет, отец вышел в отставку и поселился в своем родовом имении Полибино в Витебской губернии. Когда Корвин - Круковские собрались переезжать в деревню, они заново обставляли и оклеивали обоями комнаты дома. На одну из детских не хватало обоев. Выписывать их из Петербурга было сложно. Решили до удобного случая покрыть стену простой бумагой. На чердаке нашли листы литографированных лекций Остроградского о дифференциальном и интегральном исчислении, приобретенные когда- то отцом Сони - Василием Васильевичем. Соня заинтересовалась странными знаками, испещрявшими листы. Она подолгу простаивала перед ними, пытаясь разобрать отдельные фразы, соединить страницы. От ежедневного разглядывания вид многих формул, хотя они были и непонятны, запечатлелся в памяти.

  • До появления в Полибине Иосифа Игнатьевича Малевича Соню ничему не учили, кроме музыки и языков". Аккуратный, внешне даже несколько педантичный, Малевич отдавался своему труду с увлечением; читал педагогические статьи и книги, любил детей и находил к каждому из них особый подход. Обязанностью домашнего учителя он считал воспитать трудолюбие, пробудить способности, какими природа наделила ребенка. С первых же уроков Малевич признал, что Соня внимательна и трудолюбива. Не зная еще первых четырех правил, девочка решала задачи, пользуясь различными комбинациями чисел. Малевич, сдерживая нетерпение ученицы, не позволял брать в руки учебника арифметики до тех пор, пока она практически не постигнет всю первую часть этого раздела. К сожалению, родители отдавали тепло своих сердец старшей сестре-красавице Анюте и младшему брату Феде, единственному сыну Круковских. Стремясь заслужить родительскую любовь, Соня старательно училась. За восемь лет она прошла с домашним учителем Иосифом Малевичем практически весь курс мужской гимназии. Девушка зачитывалась балладами Жуковского, с детства писала стихи. Именно литературные способности отметил в Соне Малевич. Но она неожиданно страстно увлеклась математикой.

  • Профессор физики Морской академии Николай Никанорович Тыртов подарил отцу Сони написанный им учебник. Соня, которой было в то время лет четырнадцать, заинтересовалась этим учебником и самостоятельно начала читать его.
    Тыртов был изумлен, когда при новом посещении Круковских убедился в том, что Соня воссоздала простейшие теоремы тригонометрии. Он горячо расхвалил ее отцу, назвав девочку "новым Паскалем", и советовал генералу дать дочери возможность заниматься высшей математикой. Тыртов порекомендовал генералу Корвин-Круковскому в качестве учителя для его дочери слушателя Морской академии лейтенанта флота Александра Николаевича Страннолюбского. В одном из писем к (сестре) Анюте Соня говорит: "Страннолюбский просидел у нас весь вечер. Он вовсе не озлился, когда я сказала ему, что собираюсь, кроме математики, заниматься еще физиологией, анатомией, физикой и химией; напротив, он сам согласился, что одна математика слишком мертва, и советовал не посвящать себя исключительно науке и заняться даже практической деятельностью". Похвалы только укрепили решимость Софьи поступить в университет. Однако в то время вход в отечественные вузы для девушек был заказан. У них существовал только один выход - уехать учиться за границу. Сестры, поняв, что их ни за что не отпустят учиться, решили обратиться к знакомым “прогрессивным” мужчинам с предложением заключить с одной из них фиктивный брак. Замысел, как ни странно, удался. Через некоторое время начинающий ученый Владимир Онуфриевич Ковалевский согласился жениться на Соне.

  • В Берлине она училась у известного немецкого математика К. Вейерштрасса-педанта, старого холостяка и последовательного противника высшего женского образования. Чтоб избавиться от "назойливой русской", он предложил ей заведомо трудные задачи. Каково же было удивление профессора, когда на следующий день взволнованная девушка принесла ему блестяще решенные задачи! Профессор сдался. И более того - согласился читать ей, одной, на дому, лекции по математике, знакомить ее с неопубликованными работами, обсуждать новости науки.

  • Ценой огромных усилий, используя весь свой авторитет и связи, Вейерштрассу удаётся выхлопотать Софье место в Стокгольмском университете. Изменив имя на Соня Ковалевски (Sonya Kovalevsky), она становится профессором кафедры математики в Стокгольмском университете (Högskola), с обязательством читать лекции первый год по-немецки, а со второго — по-шведски. В скором времени Ковалевская овладевает шведским языком и печатает на этом языке свои математические работы. В 1888 она - лауреат премии Парижской академии наук за открытие третьего классического случая разрешимости задачи о вращении твёрдого тела вокруг неподвижной точки. Вторая работа на ту же тему в 1889 отмечается премией Шведской академии наук, и Ковалевская избирается членом-корреспондентом на физико-математическом отделении Российской академии наук.

  • В Швеции с новой силой вспыхнуло былое увлечение Софьи литературой. Она ощущала почти физическую необходимость занести на бумагу всё, что было пережито за прошедшие годы, разобраться в своей судьбе. Литературное творчество давало ей возможность душой вернуться на родину. Повести "Нигилистка" и "Нигилист", драма «Борьба за счастье», мемуары "Воспоминания детства", с восторгом встреченные русской публикой и критиками принесли ей всероссийскую известность. Резкое противопоставление математики и литературы сложилось давно. С. В. Ковалевская стала первой женщиной-академиком в России, но при этом она интересовалась не только математикой, но и литературой, написала несколько повестей и романов. Для многих казалось странным, как она сочетает математику с поэзией. По этому поводу Ковалевская писала: "Многие, которым никогда не представлялось случая более глубоко узнать математику, считают её наукой сухой. В сущности же это наука, требующая наиболее фантазии, и совершенно верно, что нельзя быть математиком, не будучи в то же время и поэтом в душе".

  • Но жизнь Софьи внезапно оборвала банальная простуда. Возвращаясь с рождественских каникул, проведенных в Италии, Софья Васильевна заболела. Все чаще случались приступы. Еще в детстве врачи обнаружили у нее порок сердца, а теперь проклятая болезнь брала верх. После очередного приступа ей прописали строгий режим, кучу противных микстур и настоек. Она пообещала исполнить все, что скажет врач. Полгода она не вставала с постели, но самочувствие ее не улучшалось, даже ухудшилось. Ей категорически запретили работать, и она не знала, как убить время, сутки тянулись бесконечно. 10 февраля 1891 года, в возрасте 41 года, в самом расцвете творческой жизни, Софья Васильевна Ковалевская умерла во сне. За день до смерти она сказала, что начнет писать повесть “Когда не будет больше смерти”. Она похоронена в Стокгольме.








Это самая великолепная астма, которую мне доводилось слушать. Некий врач о французской опе
ещё >>