Состязательности в системе принципов судопроизводства - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1страница 2
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Шпаргалка по гражданскому процессуальному праву понятие гражданского... 43 1985.17kb.
Виноградова Е. А. Старший научный сотрудник Института государства... 4 878.89kb.
Общие принципы работы с матрицами в системе matlab лабораторная работа №3 1 149.49kb.
Закона в пространстве, во времени и по кругу лиц. Система уголовного... 1 52.59kb.
Учебно-методический комплекс по дисциплине конституционное правосудие... 6 841.2kb.
В системе принципов гражданского права и основных начал гражданского... 1 18.85kb.
Занятие №1 Понятие принципов уголовного процесса. Признаки принципов. 1 34.15kb.
Социально-экономические риски в системе инновационного развития 1 114.79kb.
Принцип "честная игра" в системе принципов спортивного права: перспективы... 1 59.81kb.
К вопросу о месте и роли принципа социальной справедливости в системе... 1 316.64kb.
Категория синь в системе философских взглядов цзэн гофаня е. 1 116.31kb.
Сравнительно-правовой анализ 1 230.5kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Состязательности в системе принципов судопроизводства - страница №1/2

Е. ГАЛОГАНОВ,

соискатель Московского гуманитарного университета,

советник Правового управления Правительства РФ
ПОНЯТИЕ И МЕСТО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРИНЦИПА

СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ ПРИНЦИПОВ СУДОПРОИЗВОДСТВА
Уголовно-процессуальное законодательство и регулируемая им уголовно-процессуальная деятельность опираются на ряд руководящих, системообразующих положений, которые определяют характер всего уголовного процесса, его идеологическую и политическую направленность, играют в нем особую, главенствующую роль. Эти основы уголовного процесса принято называть его принципами1.

Научное определение правовых понятий, к числу которых, несомненно, относится и понятие принципов уголовного процесса, необходимо как для определения концептуальных основ уголовно-процессуальной деятельности, степени цивилизованности судопроизводства, его типа (исторической формы), так и для правильного применения норм действующего права. Вот почему исследование понятия, системы и содержания принципов уголовного процесса не может рассматриваться как абстрактно-теоретическое, далекое от повседневной деятельности органов дознания, следствия, прокуратуры и суда.

Поскольку уголовное судопроизводство – это правовая деятельность, имеющая под собой детальную нормативную основу, ее руководящие, исходные положения (принципы) должны носить императивный, властно-повелительный характер, содержать обязательные предписания, выполнение которых обеспечивается всем арсеналом правовых средств.

Таким образом, принципы уголовного процесса – это закрепленные в законе исходные, руководящие положения (идеи), определяющие его сущность, единство и построение и представляющие собой не что иное, как государственно-властные требования, обращенные к участникам уголовного судопроизводства. Назначение принципов уголовного процесса заключается в обеспечении единообразия правоприменения в сфере уголовного судопроизводства, защите прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также в защите личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод.

Все принципы уголовного судопроизводства тесно взаимосвязаны и образуют некую совокупность правовых основ. Имея каждый собственное содержание, они, тем не менее, взаимно обусловливают действие друг друга и составляют систему2, которая определяет демократическое содержание и форму отечественного уголовного процесса.

Большинство современных процессуалистов полагают, что принципы уголовного процесса действуют в рамках целостной системы, где сущность и значение каждого принципа обусловлены не только собственным содержанием, но и функционированием всей системы, где нарушение любого принципа приводит обычно к нарушению других принципов, однако, благодаря все той же неделимости системы, она обладает способностью к сохранению своей целостности, самовосстановлению, вследствие чего нарушение какого-либо принципа процесса не обязательно парализует систему и не исключает возможности решения задач уголовного процесса3.

Система принципов уголовного судопроизводства постоянно совершенствовалась и дополнялась по мере развития государственной и политической системы в России.

В настоящее время на основе положений действующего уголовно-процессуального закона в систему принципов российского уголовного процесса, можно включить: законность (ст. 7); неприкосновенность личности (ст. 10); уважение чести и достоинства личности (ст. 9); неприкосновенность жилища (ст. 12); тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных сообщений и иных сообщений (ст. 13); охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11); осуществление правосудия только судом (ст. 8); язык уголовного судопроизводства (ст. 18); состязательность сторон (ст. 15); обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16); презумпция невиновности (ст. 14); свободу оценки доказательств (ст. 17); право на обжалование процессуальных действий и решений (ст. 19).

В соответствии с требованиями Конституции РФ в ст. 15 УПК РФ закреплен принцип состязательности сторон. Эта статья устанавливает несколько положений, характеризующих состязательность в уголовном процессе по современному уголовно-процессуальному законодательству:

1) уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон;

2) функции обвинения, защиты, разрешения дела отделены друг от друга;

3) возложение на один и тот же орган или на одно и то же должностное лицо исполнения более одной функции недопустимо;

4) стороны обвинения и защиты наделены равными процессуальными правами при осуществлении ими своих функций;

5) суд выполняет функцию разрешения уголовного дела и создает условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав;

6) суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или защиты.

Рассмотрим эти положения. Итак, до принятия Уголовно-процессуального кодекса РФ 2001 г. уголовный процесс в России рассматривался как смешанный, предусматривавший розыскное предварительное расследование и состязательное правосудие. В настоящее время границы действия состязательности распространены не только на судебное, но и на досудебное производство уголовного процесса. К такому выводу можно прийти на основе анализа ч. 1 ст. 15 УПК РФ в связи с п. 56 ст. 5 УПК РФ, где уголовное судопроизводство определяется как досудебное и судебное производство по уголовному делу.



В юридической литературе сразу же обратили внимание на неправильную интерпретацию юридического смысла положения, содержащегося в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, применительно к уголовному судопроизводству. Ученые правильно утверждают, что законодателю необходимо было учитывать местонахождение указанной статьи в гл. VII, озаглавленной «Судебная власть», где нет указаний на то, что принцип состязательности распространяется на стадию предварительного расследования уголовных дел4. В соответствии с правилами системного толкования нормы конституционный принцип действует только в судебном производстве. В уголовном судопроизводстве, в отличие от гражданского, арбитражного и административного производства, свое понятие уголовного процесса, которое не совпадает с общеправовым.

Мы полагаем, что распространение принципа состязательности на досудебное производство изменяет исторический тип уголовного процесса России, относя его к модели «чистой» состязательности, распространенной в государствах с англосаксонскими правовыми системами.



Однако одно дело провозгласить, декларировать состязательное досудебное производство, и другое – сделать его по-настоящему состязательным. Для этого, по мнению И.Л. Петрухина, надо изменить концепцию российского уголовного судопроизводства, существенно перестроить процессуальные формы: уравнять во всех процессуальных возможностях обвинение и защиту, т.е. ввести параллельное адвокатское расследование с обязательным приобщением к уголовному делу добытых таким образом доказательств, разрешить обжаловать в суд любые решения и действия (бездействия) следственных органов с установлением правила: ходатайства защиты о проведении тех или иных действий подлежат обязательному удовлетворению. Однако мало шансов ожидать, что столь глубокие преобразования будут проведены5 заключает автор, и он не ошибся в этом утверждении.

Одним из условий успешного расследования и рассмотрения уголовного дела является установление произошедшего события в соответствии с действительностью. Средством ретроспективного познания вступают доказательства, поскольку в основе их формирования лежит способность одного предмета или явления под воздействием другого изменяться или сохранять специфические черты, признаки воздействующего предмета или явления. Взаимодействие различных объектов создает предпосылки возможности передачи информации. Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации, построенное на основе принципа состязательности и равноправия сторон в доказывании, предусматривает правила собирания, проверки и оценки различной информации и придание ей доказательственного значения.

Доказывание – это процессуальная деятельность указанных в законе органов и лиц по собиранию, проверке и оценке доказательств с целью установления обстоятельств совершенного преступления.

Доказывание – сложный и непрерывный процесс, охватывающий все стадии уголовного судопроизводства. В нем выработанные многовековым общечеловеческим опытом гносеологические приемы и способы познания объективной действительности сочетаются с установленными уголовно-процессуальным законодательством правилами.

С философской точки зрения доказывание при производстве по уголовному делу является процессом познания, в ходе которого из незнания возникает знание, восстанавливается подлинная картина события, состоявшегося в прошлом.

Познание представляет собой обусловленный законами общественного развития и неразрывно связанный с практикой процесс отражения и воспроизведения в человеческом мышлении действительности. Цель познания – достижение объективной истины6. В процессе познания люди приобретают знания, понятия о реальных явлениях, осознают окружающий мир. Познание явлений и объектов осуществляется в таких формах, как ощущение, восприятие, представление, изучение фактов, наблюдение и т.п. Большую роль в познании играют также воображение, творческая фантазия, интуиция, позволяющие по некоторым данным опыта составить широкие обобщающие представления о природе вещей.

В уголовном процессе познание призвано обеспечить соответствие выводов следствия и суда об обстоятельствах преступления, виновности лица, привлеченного к уголовной ответственности, тому, что было в действительности. Любая практическая деятельность связана с определенными знаниями о событиях, процессах и явлениях объективного мира. В этом смысле знания служат исходным пунктом, средством и целью всякой деятельности. Ту же роль играют знания в уголовном судопроизводстве.

Таким образом, познавательные элементы органически вплетены в уголовно-процессуальную деятельность.

Субъекты доказывания в уголовном процессе, так же как и в другой области познания, осуществляют переход от чувственности восприятия внешних свойств, фактов и субъектов, играющих роль доказательств, к рациональному мышлению – принятию решений об относимости, допустимости, достоверности доказательств для постановления законного, обоснованного и справедливого решения по уголовному делу.

Основным содержанием производства по уголовным делам, начиная от их возбуждения и кончая пересмотром вышестоящими судами, является работа с доказательствами в тех пределах и формах, которые определяются задачами, стоящими перед каждой стадией уголовного процесса.

С доказательственной деятельностью так или иначе связаны все процессуальные отношения. На всех стадиях процесса необходимо достоверно устанавливать обстоятельства, являющиеся предметом доказывания, и на этой основе применять к конкретному случаю нормы права, устанавливающие санкции и воспитательно-профилактические меры. Конечно, было бы неправильно сводить весь уголовный процесс к доказыванию, но все же доминирующая роль доказывания в уголовном процессе несомненна.

Уголовно-процессуальное доказывание как познание, осуществляемое в специфических условиях деятельности по выявлению преступлений и изобличению виновных в их совершении, имеет свои особенности по сравнению с познанием в других сферах. Они выражаются, прежде всего, в том, что закон регламентирует: предмет доказывания содержит обстоятельства, которые необходимо установить по каждому делу для принятия решения по уголовному делу (ст. 73 УПК РФ), средства, с помощью которых возможно установить эти обстоятельства, способы получения доказательств – следственные и иные процессуальные действия, которые могут проводиться в порядке, предусмотренном законом, устанавливают органы и должностные лица, которые обязаны проводить доказывание.

Доказывание должно протекать в условиях, ограждающих права и законные интересы участников процесса. Уголовно-процессуальный кодекс РФ запрещает совершать действия, которые унижают честь и достоинство человека, применять насилие, угрозы и иные незаконные меры (ст. 9, ч. 3, 4 ст. 164 УПК РФ).

В процессе производства по делу необходимо установить обстоятельства, от которых зависит решение дела по существу.

В статье 73 УПК РФ перечисляются обстоятельства, подлежащие доказыванию по каждому уголовному делу, независимо от специфики совершенного преступления. По сравнению со ст. 68 УПК РСФСР, круг обстоятельств, подлежащих установлению по Уголовно-процессуальному кодексу РФ, расширен. В него включены обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния (п. 5 ч. 1 ст. 73 УПК РФ); обстоятельства, которые могут повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности и наказания (п. 7, ч. 1 ст. 73 УПК РФ), а также в п. 8 ч. 1 ст. 73 перечисляются обстоятельства, подтверждающие, что имущество, подлежащее конфискации в соответствии со ст. 104 УПК РФ, получено в результате совершенного преступления или является доходами от этого имущества либо использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).

До настоящего времени ведутся споры о том, надо ли выделять в предмете доказывания главный факт и доказательственные факты7, существует ли единый предмет доказывания или их множество8, надо ли в предмет доказывания наряду с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, включать другие факты, имеющие значение по делу9.

По нашему мнению, применительно к действующему уголовно-процессуальному законодательству вряд ли можно делить единый предмет на части и выделять из совокупности обстоятельств главный факт, т.е. тот, что охватывает событие преступления и виновность лица, его совершившего (п. 1 и 2 ст. 73 УПК РФ). Обстоятельства, содержащиеся в п. 5 и 7 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, имеют непосредственное отношение к такому факту и должны учитываться наравне с ним, как его составная часть. Уголовно-процессуальный кодекс РФ не выделяет главный факт, не противопоставляет обстоятельства друг другу.

Общий предмет доказывания, на наш взгляд, может быть только один. Выделение предмета доказывания применительно к решению промежуточных решений порождает множественность предметов доказывания, затрудняет расследование преступления.

Предмет доказывания образуют не все обстоятельства, а только те, от которых зависит решение вопроса о виновности или невиновности обвиняемого. Отождествлять обстоятельства, подлежащие доказыванию, и обстоятельства, имеющие значение по делу, нельзя. И те и другие имеют значение по делу, однако между ними есть различия. От обстоятельств, подлежащих доказыванию (ст. 73 УПК РФ), зависит вынесение итогового решения, а все другие (родственные связи, неприязненные отношения, близкие лица, невладение языком судопроизводства и т.д.) должны исследоваться, но они имеют вспомогательное значение и не могут служить основанием для вынесения обвинительного заключения, обвинительного акта, приговора. Законодатель различает эти понятия (ч. 1 ст. 74 УПК РФ).

Изложенное приводит к выводу о том, что предмет доказывания в уголовном судопроизводстве – совокупность юридически значимых обстоятельств, которые предусмотрены в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве и подлежат доказыванию по конкретному делу независимо от его специфики.

С предметом доказывания связано понятие пределов доказывания. Пределы доказывания – это совокупность доказательств, достаточная для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Предмет доказывания предполагает определение границ каждого дела таким образом, чтобы собранная совокупность доказательств как с количественной, так и с качественной стороны обеспечивала установление каждого элемента предмета доказывания. На каждой стадии процесса фактический «объем» доказательств все время корректируется в направлении максимального приближения к оптимальным пределам доказывания.

Событие преступления произошло в прошлом и не может быть воспроизведено в деталях повторно. Поэтому оно подлежит установлению при помощи доказательств, т.е. опосредованным путем.

Доказательства приобретают свойства быть средством ретроспективного познания в процессе их формирования, который имеет два этапа. Первый из них относится к следообразованию, когда взаимодействие предметов приводит к изменению внешней или внутренней структуры объекта, к субъективному восприятию человеком происшедшего и создает предпосылку передачи информации. Следы отражения, несущие сведения о происшедшем событии, сами по себе не являются доказательствами по уголовному делу. Второй этап формирования доказательств – придание процессуальной формы следам. Они приобретают доказательственное значение после того, как будут собраны, проверены и оценены в установленном законом порядке.

Статья 74 УПК РФ посвящена доказательствам и состоит из двух частей. В первой говорится о доказательствах, как о любых сведениях, на основе которых уполномоченные органы и должностные лица устанавливают наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а во второй – о видах (источниках) доказательств, являющихся процессуальной формой сохранения сведений.

В юридической литературе давно ведется спор о понятии доказательства в целом и его составных элементах, об их взаимосвязи. Анализ литературы приводит к выводу о правильности точки зрения на единое понятие доказательства, состоящее из двух взаимосвязанных элементов: доказательство выступает в единстве своего содержания (сведений) и процессуальной формы, в которую они облечены. Процессуальная форма, не содержащая относящихся к делу сведений, а также сведения вне процессуальной формы не могут рассматриваться как доказательства10.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 5 марта 2004 г. № 1 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» подтверждается правильность вышеназванной позиции: «Под перечнем доказательств, подтверждающих обвинение, а также под перечнем доказательств, на которые ссылается сторона защиты, понимается не только ссылка в обвинительном заключении или обвинительном акте на источники доказательств, но и приведение в обвинительном заключении или обвинительном акте краткого содержания доказательств»11.

Доказательство обладает свойствами относимости, допустимости, достоверности. Относимость доказательств свидетельствует о его связи с обстоятельствами совершенного преступления, с промежуточными фактами. Допустимость доказательств характеризует процессуальную доброкачественность доказательств. Если при собирании доказательств следователь, дознаватель руководствовались процессуальным законом, то доказательства будут допустимыми. Доказательства, полученные с нарушением закона, являются недопустимыми. Она теряют юридическую силу и не могут быть положены в основу обвинения, не могут использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных в ст. 73 УПК РФ12. К недопустимым доказательствам закон также относит показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде (п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Идея законодателя защитить подозреваемого или обвиняемого от принудительного допроса недобросовестных следователей и дознавателей, на наш взгляд, не в полной мере соответствует ст. 75 УПК РФ. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 75 УПК РФ к недопустимым относятся доказательства, полученные с нарушением закона. Но, даже если допрос подозреваемого, обвиняемого проводился с соблюдением требований ст. 164, 189, 190 УПК РФ, законодатель требует признавать их недопустимыми, когда они основаны на догадке, предположении, слухе (п. 2 ч. 2 ст. 75 УПК РФ).

Достоверность доказательств – это соответствие полученных сведений тому, что произошло в действительности. Достоверные доказательства должны обосновывать обвинительный приговор.

Достаточность доказательств Уголовно-процессуальный кодекс РФ не определяет. Анализ закона и судебной практики позволяет утверждать, что достаточность определяется кругом фактов, подлежащих установлению на том или ином этапе. В этом легко убедиться, исследуя ч. 2 ст. 140, ч. 1 ст. 171, ч. 2 ст. 215 УПК РФ.

По своему содержанию процесс доказывания состоит из ряда элементов, связанных между собой, а именно: собирание, проверка и оценка доказательств (ст. 85 УПК РФ).

Собирание доказательств – это обнаружение, получение (извлечение), закрепление сведений, содержащихся в предусмотренных законом источниках. Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий (ч. 1 ст. 86 УПК РФ). Дознаватель, следователь, прокурор имеют возможность применять различные способы собирания доказательств.

К способам собирания доказательств, которые по Уголовно-процессуальному кодексу РФ вправе использовать защитник, относятся: получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц с их согласия; истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправ­ления, общественных объединений и организаций, которые обя­заны предоставлять запрашиваемые документы или их копии (ч. 3 ст. 86 УПК РФ). Собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств вправе также подозреваемый, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители (ч. 2 ст. 86 УПК РФ).

Проверка доказательств состоит в выявлении достоверности сведений о преступлении и доброкачественности источника их получения. Выводы по уголовному делу могут быть основаны только на проверенных доказательствах. Поэтому все собранные доказательства, из какого бы источника они ни были получены, должны тщательно проверяться лицом, производящим дознание, следователем, прокурором и судом (ст. 87 УПК РФ). Доказательства проверяются путем их анализа и сравнительного исследования, производства следственных действий для отыскания новых доказательств и для подтверждения или опровержения имеющихся. При сравнении нескольких доказательств выясняется, в какой мере отдельные доказательства согласуются между собой. Проверка доказательств проводится и на предварительном следствии, и во время судебного разбирательства. На каждой последующей стадии процесса объем проверки расширяется, так как проверяются не только вновь собранные доказательства, но и правильность выводов предшествующей проверки.

Оценка доказательств – это мыслительная, логическая деятельность, в процессе которой судья, присяжные заседатели, прокурор, следователь, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК РФ). В соответствии с законом каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 88 УПК РФ).

Оценка доказательств – это один из элементов доказывания, охватывающий всю уголовно-процессуальную деятельность по собиранию и проверке доказательств. Закон говорит о свободе оценки доказательств, для которой характерны следующие признаки:

1) никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. В Уголовно-процессуальном кодексе РФ отсутствуют предписания о преимуществах одних доказательств перед другими; например, признание обвиняемым своей вины, как и заключение эксперта, – рядовые доказательства (ч. 2 ст. 17, ч. 2 ст. 207 УПК РФ);

2) оценка доказательств уполномоченными органами и должностными лицами осуществляется на основе внутреннего убеждения, самостоятельно, без постороннего вмешательства;

3) упоминание в контексте оценки доказательств закона и совести означает, что судьи, прокуроры, следователи, дознаватели должны знать и соблюдать уголовно-процессуальное законодательство, руководствоваться моральными нормами о справедливости, добре.

Проблемы отечественного уголовного процесса, в том числе определение цели и предмета доказывания, разрабатывались в монографиях и статьях представителей уголовно-процессуальной науки России еще в конце XIX–начале XX вв. При этом почти все процессуалисты признавали необходимым стремиться к раскрытию истины при рассмотрении каждого уголовного дела. Игнорирование либо недооценка этой цели судебного познания делает правосудие ущербным.

Так, С.В. Познышев полагал, что «уголовный суд должен стремиться в каждом судимом деле раскрыть объективную, материальную истину, то есть выяснить, каковы в действительности все мо­гущие, иметь значение для уголовной ответственности объективные и субъективные моменты подлежащих рассмотрению событий. Понятию материальной истины противополагается истина формальная, заключающаяся лишь в соответствии решения известным данным, значение которых наперед установлено (напр., документам). Приговор уголовного суда должен вполне соответствовать обстоятельствам дела, как они сложились в действительности; он должен быть, так сказать, материально, а не формально истинен»13.

Например, М.В. Духовской подчеркивал: «Сущность состязательного или обвинительного процесса в том и заключается, что каждая сторона выполняет свою роль, а это именно и служит средством к раскрытию истины»14.

Советский уголовный процесс также определял поиск материальной истины как цель доказывания по уголовному делу: «…отыскание объективной истины является прямой и непосредственной целью доказывания в уголовном процессе, без чего невозможно осуществление задач уголовного судопроизводства, успешная борьба с преступностью»15.

Часть 2 ст. 243 УПК РСФСР устанавливала: «Председательствующий руководит судебным заседанием, принимая все предусмотренные настоящим Кодексом меры к всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела и установлению истины»16. Отечественная теория доказательств использует категорию объективной истины. Материалистическая философия под объективной истиной понимает соответствие знаний человека о мире объективной реальности. Вопрос об объективной истине – это вопрос о соответствии мысли о предмете самому этому предмету, существующему в действительности независимо от сознания познающего этот предмет человека.

В период подготовки нового Уголовно-процессуального кодекса РФ в юридической литературе появились публикации, где утверждалось, что гносеология, признающая возможность установления истины по любому делу, приводила к припискам и сокрытию от учета преступлений17, что объективная истина – фикция18, что в процессе рассмотрения дела надо сосредоточивать внимание не на цели доказывания, а на процедуре, которая ведет к установлению процессуальной истины19.

Процессуальная истина таковой не является. При такой трактовке истины выхолащивается ее материальная основа – соответствие устанавливаемых обстоятельств реальной действительности.

Например, Ю.К. Орлов подверг справедливой критике взгляды авторов, отстаивающих юридическую (процессуальную) истину в уголовном процессе, отметив, что «концепция формальной (юридической, процессуальной) истины не отвечает требованиям научной обоснованности. Она содержит в себе изначальное противоречие – смешение цели и средства – поэтому неизбежно приводит к неразрешимым парадоксам, очевидной путанице, элементарным логическим неувязкам»20.

В отличие от этого общепризнанного подхода к цели доказывания в уголовном судопроизводстве, Уголовно-процессуальный кодекс РФ вообще не содержит понятия истины. Он фактически освобождает органы расследования и суд от обязанности полно, всесторонне и объективно исследовать обстоятельства дела и, развивая эту идею, исключает обязанность установления ими истины по уголовному делу.

Автор статьи относит это к существенным недостаткам Уголовно-процессуального кодекса РФ, разрушающим традиции отечественного судопроизводства. Действительно, достижение цели доказывания – необходимое условие решения всех задач уголовного судопроизводства и осуществления целей правосудия. Без правильного познания того, что произошло в действительности, не может идти речь о раскрытии преступления и правильном применении закона. Если постановление органов предварительного расследования и приговор суда устанавливают фактические обстоятельства так, как они происходили в действительности, – это означает достижение объективной истины.

Изложенные постулаты теории доказательств в настоящее время подвергаются сомнению, так как они пришли в противоречие с положениями ст. 15 УПК РФ. Исследователи полагают, что доказательствами по уголовному делу могут быть любые сведения, лишенные процессуальной формы21, что доказывание должно быть без познания, так как не соответствует создаваемой законодателем модели уголовного судопроизводства22 отстаивание позиции, что доказательствами, на которых основывается приговор, должны быть только судебные доказательства23.

В рассуждениях указанных ученых-процессуалистов выражена мысль о необходимости приспособить учение о доказательствах, свойственное смешанному типу уголовного процесса, а может быть, и ликвидировать теорию доказательств, так как она не соответствует чертам состязательности англосаксонского типа.

Учение о формах уголовного процесса основано на понятиях розыскной и состязательной модели уголовного судопроизводства. И состязательный, и розыскной типы уголовного судопроизводства подразделяются на виды. В уголовно-процессуальной теории можно выделить следующие разновидности состязательного судопроизводства: обвинительный (аккузационный), исковой (или акционарные – частно-исковой и публично-исковой) и публично-состязательный.

В обвинительном процессе целью обеих сторон (обвинителя и обвиняемого (ответчика) является победа в споре, которая фиксируется решением суда. При этом первостепенное значение имеет соблюдение сторонами формальных условий спора. Иными словами, доказательства оцениваются судом по заранее установленным критериям (формальная система доказательств). В судопроизводстве этого вида в качестве средств разрешения спора широко применялись поручительство, присяга, судебный поединок, ордалии.

Частно-исковой процесс движется благодаря волеизъявлению сторон (частного истца и ответчика). Каждый из них действует как частное лицо, что обеспечивает формальное равноправие сторон. На стороны же целиком возложено бремя доказывания, а суд оценивает представленные ими доказательства лишь по внутреннему убеждению.

Публично-исковая состязательность характеризуется появлением специального государственного органа уголовного преследования, отстаивающего публичные интересы. При этом равноправие сторон обеспечивается созданием определенного набора пассивных гарантий обвиняемому. Целью данного вида процесса ставится объективная истина. Суд по-прежнему руководствуется принципом свободной оценки доказательств.

Публично-состязательный уголовный процесс, в отличие от предыдущих видов уголовного процесса, ориентирован не на победу в споре, а на его урегулирование, исчерпание конфликта. Сторонам обеспечивается не формальное, а функциональное равенство. Принципы объективной истины и свободной оценки доказательств по-прежнему не утрачивают своего значения24.

Российский уголовный процесс характеризуется также постепенной сменой исторических форм: от обвинительного (частно-искового), через инквизиционный к смешанной форме (публично-исковой).

Типы уголовного процесса можно классифицировать и по степени уважения публичных интересов, т.е. по соотношению интересов публичных и частных. Так, к публичным, безусловно, относятся все розыскные виды процесса и такие разновидности состязательного типа, как публично-исковой и публично-состязательный, а к «непубличным» – обвинительный и частно-исковой. Публичный характер процесса согласуется прежде всего с общественным интересом, т.е. с интересом социальной общности, признанным государством и обеспеченным правом, удовлетворение которого является условием ее существования и развития25.

В науке уголовного процесса до сих пор дискуссионный характер носит вопрос о признаках состязательного судопроизводства. Так, П.С. Элькинд, а вслед за ней и С.Д. Шестакова к признакам состязательности отнесли разделение основных уголовно-процессуальных функций и равноправие сторон26. К.Б. Калиновский пришел к выводу о том, что к таковым, главным образом, относятся равноправие сторон и независимость суда27. Например, А.В. Смирнов рассуждает о системе принципов состязательного судопроизводства, которую составляют общеправовые, межотраслевые, отраслевые уголовно-процессуальные принципы и принципы отдельных состязательных институтов уголовно-процессуального права28.

Исходя из того, что признаками состязательной модели уголовного судопроизводства является наличие равноправных сторон и независимого суда, представляется оправданным использование их в качестве ориентиров для определения системы основных начал публично-состязательного уголовного процесса.

Не вызывает сомнений, что назначение участников уголовного судопроизводства определяет структуру уголовно–процессуальной деятельности, которая, в свою очередь, диктует необходимый процессуальный статус этих участников. В частности, положение основных участников в процессе предполагает размежевание процессуальных функций как основных направлений деятельности, в которых выражается специальная роль и назначение субъектов процесса29.

Так, государство в лице уполномоченных органов ведет розыск лица, совершившего преступление, предъявляет ему официальное обвинение и обосновывает свою позицию доказательствами, выполняя тем самым процессуальную функцию уголовного преследования30. Лицо же, привлеченное к производству, как и его представитель, защитник, может встать на противоположную позицию и выдвинуть контраргументы в свою защиту, что вполне соответствует концепции свободы автономной личности (функция защиты)31. Носители указанных уголовно-процессуальных функций являются сторонами уголовно-правового спора. Суд призван разрешить их спор, оценивая доказательства по своему внутреннему убеждению (функция юстиции)32.



Часть 3 ст. 125 Конституции РФ гласит: «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». Перед законодателем стояла задача претворения в Уголовно-процессуальном кодексе РФ этого конституционного начала. Решение этой задачи потребовало выяснения понятия состязательности, необходимых признаков состязательности, формы (типа) уголовного процесса, принципа состязательности, его элементов с тем, чтобы осуществить формирование уголовно-процессуального законодательства в соответствии с конституционными положениями. Единого понятия состязательности, обозначающего форму уголовного процесса и принцип процесса, дать нельзя. Те и другие взаимосвязаны, но не тождественны. Исследованию исторических форм уголовного процесса посвящена обширная литература
следующая страница >>



Почему жена десять лет усердно старается изменить привычки мужа, а потом жалуется, что он не тот человек, за которого она выходила? Барбра Стрейзанд
ещё >>