Содержание II. История рыцарства 4 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Монография Москва 2010 Щеглова Л. В. Щ образ благородного всадника... 12 2595.07kb.
Календарно-тематическое планирование. «История». 5 класс. № п/п Тема... 1 322.77kb.
Мировая полит-история Социально-политический строй Англии. Принятие... 1 77.41kb.
Содержание: История развития оптики 1 201.52kb.
Вестник «История и политология». 2010. № Содержание отечественная... 1 77.29kb.
Краткое содержание I история искусств. История дизайна 1 190.38kb.
Структура и содержание дисциплины «Отечественная история» 1 137.76kb.
3 Глава Возникновение рыцарства 5 1 366.62kb.
Содержание часть первая 1 24.79kb.
Программа рассчитана на 70 часов (2 часа в неделю): из них Всеобщая... 1 260.44kb.
Рабочая программа тематических курсов «культурология 1 90.82kb.
Neo camp описание лагерных смен 2010 1 смена: 6 25 июня «Исследуем... 1 45.14kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Содержание II. История рыцарства 4 - страница №1/6

СОДЕРЖАНИЕ

II. История рыцарства 4

1. Историография 4

2. Условия и предпосылки формирования рыцарства. 8

3. Падение рыцарства. 11



III. Вооружение рыцарей. 12

1. Тактика и стратегия. 12

2. Символика рыцарства 17

IV. Рыцарские ордена. 20

1. Орден тамплиеров 21

2. Орден Госпитальеров. 23

3. Тевтонский орден. 24



V. Мировоззрение и культура рыцарей. 26

1. Место рыцарства в средневековом обществе. 26

2. Рыцарская идея 26

3. Кодекс рыцарской чести. 28

4. Отношение к женщине. 33

VI. Заключение 36

VII. Использованные материалы 37


I. Введение.

Рыцарство - социальная категория в странах Западной и Центральной Европы в средние века, включавшая всех светских феодалов (рыцарство в широком смысле) или их часть - мелких феодалов (рыцарство в узком смысле).

В бурные годы нашествий викингов и сарацин подходит к концу действие древнего германского принципа, по которому каждый свободный человек имеет право носить оружие. Только тот, кто располагает имуществом и в состоянии позаботиться самостоятельно о своей вооруженной защите и, таким образом, внести непосредственный вклад в оборону общества, может всерьез называть себя свободным человеком. В представлении франкской аристократии зависимое состояние отождествлялось с трусостью и подлостью. Всякий безоружный считался трусом. Неважно, что отсутствие у того или иного человека оружия было вызвано социально-экономическими причинами, а отнюдь не его моральными или физическими качествами. Тем временем продолжалось возвышение как тех, кто был достаточно богат, чтобы вооружиться, так и тех, кто вопреки своему зависимому или, во всяком случае, весьма низкому социальному положению получал от своих господ необходимые для приобретения оружия средства, благодаря каким-то своим личным достоинствам – физической силе либо особым талантам, раскрывшимся при благоприятном стечении обстоятельств.

Первые упоминания о рыцарстве относятся к концу 10 в.. В это время под рыцарством (в латинской терминологии milites) подразумевали категорию военных слуг (преимущественно конных), являвшихся вассалами знати. По мере роста феодальной раздробленности, благоприятствовавшей расширению прав мелких рыцарей, грань между рыцарством и знатью постепенно стиралась. Уже в 11-12 вв. под рыцарством всё чаще начинают понимать всех светских феодалов-воинов, а с образованием в 12 в. духовно-рыцарских орденов, рыцарство стало охватывать и часть духовных феодалов. Однако со складыванием понятия рыцарства в широком смысле не прекращается употребление термина рыцарства в его узком смысле, подразумевавшем только низшие слои светских феодалов.

Принадлежность человека к рыцарю обычно совпадала с наличием у него земельного феода, позволявшего освободиться от непосредственного участия в производстве и обеспечивавшего приобретение боевого коня и рыцарского вооружения (меч, щит, латы и др.), становившегося со временем всё более дорогим.

Главенствующее место в социальной деятельности рыцаря занимали войны, обеспечивавшие захват новых владений и военной добычи (внутренние усобицы, Крестовые походы, войны между государствами, складывавшимися в самой Европе, военные акции по подавлению народных восстаний)1.

Что осталось в истории от идеи рыцарства: понятие чести, множество романов, и частично – культура рыцаря (Поклонение Прекрасной даме – даме сердца, правила хорошего тона, чисто внешние поведение).

Рыцарь представленный в романах и рыцарь настоящий различаются практически во всём. Рыцарь в романах – это человек, живущий только по закону чести, рыцарь настоящий – человек, поступающий благородно только в момент озарения, который расцвечен и приукрашен авторами. Но этот момент и давал развитие культуры и рыцарской идеи вообще.

Основное значение рыцарской идеологии, оказавшее влияние на развитие цивилизации должно рассматриваться с признанием главенствующей роли рыцарства в вопросах чести и гордости, усваивающих черты высокой этической ценности, рыцарское высокомерие, готовящее путь милосердию и праву. Как писал историк Тэн, «в людях среднего и низшего состояния главенствующий мотив поведения – собственные интересы. У аристократии главная движущая сила – гордость. Но среди глубоких человеческих чувств нет более подходящего для превращения в честность, патриотизм и совесть, ибо гордый человек нуждается в самоуважении, и, чтобы его обрести, он старается его заслужить».1

II. История рыцарства

1. Историография


История средневекового рыцарства — сюжет, име­ющий в гуманитарных науках давние традиции изучения. Вместе с тем в последние десятилетия он переживает определенный ренессанс. Исследования А. Борста, Р. Барбера, Д. Барни, Ж. Дюби, Л. Женико, Р. Килгура, П. Ван-Люйна, Ж. Флори и других2 вскрыли новые пласты этой проблематики, выявили оригинальные подходы к интер­претации источников. В книге «Истоки средневекового рыцарства», 1987, Ф. Кардини опирается на богатый опыт историографии, предшествующей и современной. Хронологический охват исследо­вания (от Х в. до н. э. до Х в. н. э.) и его географический ареал (от Китая до Пиренеев) за­ставляют, если и не принять их полностью, то по крайней мере задуматься над существом той или иной проблемы, взглянуть на нее по-новому, представить в неожидан­ном, но в конечном итоге исторически оправданном ра­курсе. Ф. Кардини показывает, что рыцарство в пору своего расцвета очень далеко отсто­ит от своих истоков, но, тем не менее, питается ими. Он исходит из пони­мания рыцарства как особого социального и юридичес­кого явления и как определенной культурной реальности, типа мировосприятия и мироощущения, своеобразной «движущей идеи» эпохи. Нельзя не согласиться с его утверждением, что «основополагающая роль в станов­лении рыцарства принадлежит экономическому фактору. Он приходит в действие уже в эпоху Карла Великого». Однако Ф. Кардини считает, что при этом рыцарство было порождено целым комплексом факторов и сил об­щественного развития, относящихся не только к собствен­но экономической сфере, но к области духовной жизни, в частности религии и этике, к технике, к военному де­лу и др.

С азиатского Востока, считает Ф. Кардини, явились не только полчища искус­ных и бесстрашных всадников, повергшие в ужас и тре­пет жителей Европы, но вместе с ними был занесен как некий прекрасный социальный и культурный идеал об­раз воителя верхом на коне, защитника людей и повергателя чудовищ, оказавшийся исключительно важным для становления рыцарства и, более того, средневеко­вого христианства и средневекового менталитета вообще. Святой Георгий, святой Мартин или прекрасный Парцифаль, по мнению итальянского исследователя, пря­мые наследники более древних богов-всадников.

Автор указывает на очень важную связь сакрального отношения к коню с культами огня, металла, оружия и войны, существовавшую у индоевропейских народов, а также у арабов, китайцев. Эти воспринятые Европой через германцев традиции сохранялись в течение всего раннего средневековья, а затем органично вошли в систему рыцарских представлений, рыцарского менталитета. Однако утверждение Ф. Кардини, что «ветер степи шумит в древе европейского рыцарства», многим ученым кажется чересчур категоричным. Видимо, взаимодействия германцев и народов степи были не такими прямыми и непосредственными, как это изображается в данном исследовании.

Столь широко показывая глубинную основу рыцар­ства, он и его само рассматривает не только как западно­европейское, но как общеевропейское и, быть может, даже как почти общемировое явление. Отсюда столь широкие восточные параллели, живой интерес к русской истории, и в частности к такому великолепному памят­нику древнерусской литературы, как «Слово о полку Игореве». Ф. Кардини характеризует рыцарство, прежде всего как слой воинов-защитников, лишь много позднее трансформировавшийся в довольно широкую и неодно­родную внутри социальную группу с определенным на­бором общественных функций, обязательств и прав.

Автор книги заостряет внимание на предложен­ном Августином разделении войн на праведные, справед­ливые, и неправедные, несправедливые, и оправдании им войны «во славу господню». В немалой степени это оп­ределило развитие социальных и политических идеалов рыцарства и рыцарской этики. В книге анализируется трансформация понятия «за­щитник веры» от его мистико-религиозной интерпретации до конкретного социального выражения. Происходит постепенная «милитаризация».

На излете средневековья усиливается моральное осуждение рыцарства, цеплявшегося за чисто внешние проявления этикета, рыцарская честь уступает место выгоде, рыцари подчас превращаются в объект насмешек, а рыцарский роман вырождается в пародию.

Однако лучшие черты рыцарского эпоса и рыцарской культуры были восприняты и переосмыслены последующими поколениями, вошли они и в духовный мир XX века. Образ настоящего рыцаря, пусть даже и весьма идеализированный, остается привлекательным и для наших со­временников.1



Флори Ж. Повседневная жизнь рыцарей в Средние века. М., 2006.

Оригинальное название книги – «Chevaliers et Chevalerie au Moyen Age», то есть «Рыцари и рыцарство в Средневековье» куда более точное. Жан Флори, наверное, – лучший ученик прославленного историка Жоржа Дюби, давно известен как один из лучших на Западе медиевистов, специализирующихся на изучении эволюции взглядов на войну и роль воина. И его книга – хорошая научная монография, только написанная так занимательно, что нравится она не только специалистам, но и любителям.


«Рыцари и рыцарство в Средневековье», по сути, – продолжение нашумевшей работы Флори «Идеология меча. Предыстория рыцарства», переведенной у нас в конце 90-х годов и с тех пор ставшей настольной книгой для всех любителей Средневековья. Это продолжение вышло на Западе в 1998 году, является вполне последним словом западной медиевистики.

Его книга – замысловато закрученное повествование о том, откуда же взялось рыцарство и, главное, почему именно оно вот уже много веков является самым популярным феноменом Средневековья. Его занимают и такие вопросы: насколько миф о рыцарстве соответствует истине, сколько стоил доспех, «как оно было на самом деле», развенчание популярных заблуждений и тому подобное.1

Куркин А.В. Рыцари: последние битвы. М., 2005.

В книге рассматривается, как дворянская кавалерия боролась за свой боевой иммунитет, уступив пальму первенства лишь после целого ряда сокрушительных поражений. История войн и сражений показывается через судьбы реальных персонажей. Дается описание особенностей военного дела Западной Европы XIV-XV вв. Глубже осознать характер событий рассматриваемой эпохи позволяют и приложения: династические таблицы, краткий биографический словарь и свод игровых правил на средневековое сражение посредством военно-исторической миниатюры. Гармоничному восприятию истории последних сражений рыцарства во многом помогает сопутствующий иллюстрированный комментарий, в котором точно воспроизведены вооружение и снаряжение воинов той эпохи, фрагменты битв и т. п.2



следующая страница >>



История — это наука о том, чего уже нет и не будет. Поль Валери
ещё >>