Социокультурные трансформации в молодежной среде на рубеже XX-XXI веков (на примере северо-кавказского региона) 22. 00. 06 социологи - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Создание пищевых концентратов и продуктов оздоровительного действия... 1 116.79kb.
А. Б. Гофман. От какого наследства мы не отказываемся? Социокультурные... 6 849.81kb.
Литература и культура на рубеже XX-XXI веков в диалоге с 1 76.79kb.
Прогноз переоценки системы ценностей на рубеже ХХ и XXI веков 1 268.08kb.
Пути трансформации романной формы в отечественной прозе рубежа XX... 1 319.11kb.
Эволюция русской концептосферы на рубеже XX-XXI веков: Вопросы динамической... 3 674.17kb.
Общественно-политическое развитие России на рубеже xix–xx веков 1 155kb.
Трансформация пространства религиозной культуры Байкальского региона... 3 588.68kb.
В. К. Цечоев доктор юридических наук, профессор кафедры государственно-правовых... 6 508.63kb.
Александр Панарин в каком мире нам предстоит жить? 4 532.17kb.
Программа обучения: «Политика и международные отношения стран Азии... 1 155.47kb.
Применение псевдоспутников для обеспечения автоматической посадки... 1 82.25kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Социокультурные трансформации в молодежной среде на рубеже XX-XXI веков (на примере - страница №1/1



На правах рукописи

Евстрахов Виктор Павлович
СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ

В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВЕКОВ

(НА ПРИМЕРЕ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО РЕГИОНА)

22.00.06 - социология культуры


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук


Майкоп - 2011



Работа выполнена в Военно-воздушной инженерной академии имени профессора Н.Е. Жуковского

Научный руководитель: доктор философских наук, профессор

Булкин Андрей Николаевич
Официальные оппоненты: доктор социологических наук, профессор

Асеев Юрий Иванович

кандидат социологических наук, доцент



Кириченко Сергей Николаевич
Ведущая организация: Кабардино-Балкарский государственный университет
Защита состоится 22 февраля 2011 г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.001.05 при Адыгейском государственном университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208, конференц-зал.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Адыгейского государственного университета.

Автореферат разослан 12 ноября 2010 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Ляушева С.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования обусловлена тем, что молодость - наиболее значимый жизненный этап, когда человек овладевает новыми социальными ролями, формирует свои социальные притязания, личностные надежды и планы, переходит от юношества, как периода стартовых ожиданий к активной и обычно самостоятельной жизнедеятельности, становясь полноправным представителем своего времени и поколения.

В условиях существования техногенных культур молодежь должна тратить все больше времени на овладение статусом взрослого члена общества, что связано с развитием искусственной среды как доминантного параметра, влияющего на воспроизводство новых поколений. Бесспорно, усложнение всей социальной жизни современного человечества, в частности моделей его расселения, форм и способов социальной коммуникации, также оказывает существенное влияние на процессы социализации молодежи.

Социокультурное понимание молодежного вопроса не сводится к исследованию проблемных и девиантных подростков, а должно включать в себя менее конъюнктурные варианты «нормальной», «обычной», однако столь же современной российской молодежи. Исследования последней интересны и значимы для понимания будущего страны. Статус «студента» становится своеобразной нишей, в которой беспроблемно размещаются различные сферы занятости: образование, работа и досуг: можно учиться и работать; только работать или только учиться; и даже, не учиться и не работать, и при этом оставаться «студентом».

В социологической трактовке, «взрослость» уже не может однозначно рассматриваться как конечный пункт транзиции, означающий успешную социализацию, приобретение стабильного статуса и завершение «молодости». По мнению ряда ученых, специфика взрослости в современном мире еще более проблематична, чем специфика молодости. В ряде случаев молодость может рассматриваться не как недостаток, а как важный ресурс и преимущество. Поэтому ревизия существующих подходов и разработка новых перспектив анализа молодежного вопроса может оказаться значимой не только для социологии молодежи, но и для понимания новых измерений современности в целом1.

Значимость молодежного вопроса, его центральное место в спорах, ведущихся в социальных и гуманитарных науках, его широкое общественное резонирование связано с тем, что это, по существу, вопрос о традиции и модерне. Исторически «изобретение» подростковости, как отличительной ступени жизненного цикла, было частью дискурса, связанного с прогрессом и современностью. В дискурсе модернизма молодежный вопрос служил барометром «здоровья нации», «будущего расы», «благополучия семьи, государства и цивилизации» в целом.

Стилизация подростковости и молодости приводит к расширению пространства «молодежности» не только во взрослость, но и в детство. Молодежный стиль используется для продвижения индустрии детской моды и развлечений. Современные дети рано начинают осваивать компьютерные технологии. Приобщение к различным медиа проектам (в частности, «фабрикам знаменитостей», интерактивным коммуникациям), ранняя «мобилизация», активное изучение иностранных языков открывает для детей доступ в мир молодежной культуры. Очевидно, что современные дети, особенно в семьях, принадлежащих к среднему классу, начинают отвоевывать свое социальное пространство намного раньше, и с точки зрения развития потребительской субъективности, включаются в «молодежь» чуть ли не с самого рождения.

Жизненно-стилевые стратегии молодежи испытывают сегодня большее влияние общемировых глобализационных процессов, молодежные идентичности начинают формироваться в новых типах социальных пространств, не столь однозначно зависимых от таких привычных маркеров социальных статусов, как класс, гендер, этничность, территория и т.п. Однако это приводит не к «выравниванию» молодежи, а к еще более сложным и многомерным дифференциациям молодежных групп и солидарностей.

Проведенное исследование дало возможность эмпирически зафиксировать воздействие кардинальных изменений социально-культурного плана на становление и развитие возрастных групп россиян.



Степень научной разработанности проблемы. Первые социально-педагогические исследования были тесно связаны с уже имевшейся социологической методологией. Её основу заложили классики социологии
О. Конт, М. Вебер, Э. Дюркгейм, М.М. Ковалевский, Н.И. Кареев,
Г. Спенсер, П.А. Сорокин и др.

Молодежный стиль жизни отличает субкультуру молодых людей, которые осознают себя как члены социально-демографической группы.


В современной науке существует традиция исследования этой субкультуры, коррелирующая ее с ценностно-мировоззренческой дифференциацией в молодежной среде (Т.И. Афасижев, М. Брею, Ф. Коэн, А. Шендрик), с девиантной субкультурой преступного слоя (А. Коэн, В. Игошев,
Г. Миньковский), с различиями поведения, внешней атрибутики, особенностями реализации досуга неформальных молодежных объединений (Д.С. Фрит, В.Ф. Левичева, Е. Леванов).

В рамках изучения социальной адаптации в отечественной социальной мысли подробно анализируются труды З.Т. Голенковой, которая характеризует особенности российского бытия, Л.А. Гордона,


Т.И. Заславской, сформулировавших проблемы социального развития молодежи в условиях риска. П.С. Кузнецова, В.И. Медведева, Ф.З. Меерсона, И.А. Милославской, А.Т. Москаленко, Б.Д. Парыгина, К.К. Платонова,
П.А. Сорокина, А.В. Сахно, Ю.А. Урманцева, Р.Д. Хунагова, Р.А. Ханаху, М.А. Шабанова, А.Ю. Шадже, С.И. Эфендиева, определивших социокультурный аспект трансформации российского общества.

Рассматривая проблему адаптации, многие исследователи акцентируют свое внимание на изучении конкретных факторов адаптации личности и решении практических задач. Проблемам исследования личности в контексте изучения молодежи посвящены работы Л.П. Буева, А.Н. Булкина,


Т.Н. Вершинина, В.Н. Гришай, Т.Г. Дичева, И.Б. Ибрагимова, Л.В. Кореля, И.К. Кряжевой, Т.Я. Кончанина. Большое значение для разработки проблемы ценностного пространства молодежи имеют труды таких ученых, как
В.Т. Лисовский, Х.М. Казанов, И.С. Кон, В.С. Сержантов. В монографиях
В.Ю. Верещагина, Л.Г. Дикой, П.С. Кузнецова, А.А. Логинова,
Э.С. Маркаряна, Д.В. Ольшанского, Л.Л. Шпака апробируется целостный подход к изучению социальной адаптации, к рассмотрению ее взаимосвязи с социокультурной реальностью.

Глубокий и всесторонний анализ модернизации институтов и трансформации ценностей современного российского социума, которые являются главным содержанием эволюции жизненного мира россиян, был осуществлен Н.И. Лапиным. Особенности российской модернизации с позиций адаптации и жизненных стратегий выживания рассматривали


Л.А. Беляева, Л.В. Коррель, Е.В. Стариков, К.Х. Унежев.

А.Г. Вишневский, С.Н. Гавров, Б.Г. Капустин, Д.Ж. Маркович,


М. Мендрас, Л.П. Новикова, В.О. Рукавишников изучали проблемы модернизации с точки зрения социальной и политической реакции на нее. Российская модернизация на уровне концепции в наиболее проработанном варианте содержится в трудах Б.Р. Аутеншлюса, П.С. Гончарова,
Ю.В. Громыко, С.Е. Кургиняна, В.С. Овчинского, И.Ю. Сундиева,
А.П. Федоровского.

Проблема значений социальных взаимодействий, закладывающая, наряду с феноменологией, основы интерпретативной социологии также затрагивалась в работах классиков символического интеракционизма


И. Гофмана, Дж.Г. Мида, Т. Шибутани. Интегральное понимание феноменологической социологии и теории социального действия, включающей элементы системного и структурно-функционального подходов, содержатся в работах З. Баумана, Б. Вальденфельса, Н. Лумана,
Ю. Хабермаса.

Анализ общества как системы предлагался такими классиками социологии как Р. Мертон, Т. Парсонс, Г. Спенсер, Э. Гидденс. В работах А.А. Богданова, В.Н. Садовского, содержится анализ новейших достижений в области общей теории систем и ее распространения на социальные феномены. Это дает дополнительные возможности представления общества как взаимодействия системного и несистемного компонентов.

Классическая теория М. Вебера дала основания и инструменты анализа соответствия институциональных и ценностных преобразований.
Т.А. Заславская, М.А. Шабанова исследовали процессы влияния институциональных и ценностных изменений на примере институционализации неправовых социальных практик в современной России. Изменения в области отношения к труду и работе под влиянием социальных трансформаций содержатся в работах А.Г. Здравомыслова,
В.А. Ядова.

Д. Ландес, Г. Ленц, С. Липсет, Д. Сакс, С. Хантингтон подвергли анализу различные аспекты теории модернизации и, прежде всего роль культуры в удачах и просчетах при реализации модернизационных проектов. Р. Арон, У. Бек, Д. Ритцер, исследовали феномен современности как особого состояния общества и связь этого феномена с теориями модернизации.

В работах В.Г. Федотовой дается развернутый анализ российской модернизации, и закладываются основы исследования механизма влияния социальных трансформаций на жизненный мир. Анализ соответствия социальных изменений требованиям системности и оценка современной российской транзиции производится Т.И. Заславской, В.Н. Ивановым,
М. Домиником.

С.А. Маничев изучал участие России в процессах глобализации на основе кросс-культурного анализа ценностного пространства, что способствовало спецификации жизненного мира россиян. Ценностное содержание различных культурных и жизненных миров раскрывают междисциплинарные исследования, проводимые А.С. Ахиезером,


Г.Э. фон Грюнебаумом, А.С. Панариным, А.А. Потякиным,
Э.Ю. Соловьевым. Связь социальных изменений с культурными переменами в контексте теории и практики модернизации показана М. Делягиным,
В.А. Рубановым, Н.М. Ракитянским, Е.Н. Штейнбергом. Внутренний мир, понимаемый социально-психологически, но все же имеющий сходство с жизненным миром, изучали М. Дивальд, И. Хьюник, Ю. Хекхаузен.

Вторичный эмпирический материал и его интерпретация, позволяющая понять логику и динамику социальных трансформаций, а также их воздействие на общественное сознание, содержатся в работах


М.К. Горшкова, Н.Е. Тихоновой и др.

Преимущества метода биографического интервью при изучении ценностного аспекта трансформации профессионального статуса, проблемы маргинальности и стратегий адаптации в постперестроечной России представлены в исследованиях И.Н. Поповой.

Проблему изменения значения и смысла ценностно-определяемых понятий жизненного мира россиян исследовали в рамках проекта «Томская инициатива» И.Г. Дубов, Л.Г. Бызов, В.В. Петухов, А. Хвостов и другие.
В.Н. Фурс анализировал возможность применения понятия жизненного мира к современной российской действительности. Важные аспекты ценностных изменений, проявляющихся в поведении индивидов и социальных групп, изучались А.А. Ицхокиным, К. Гирцем.

Несмотря на весьма высокий интерес к социокультурной динамике современной России, изучение процессов взаимного влияния социальных трансформаций и эволюции смысловых структур повседневного жизненного мира остается без достаточного внимания со стороны социологов. Все это обусловливает необходимость непосредственного социологического изучения как динамики трансформаций жизненного мира под влиянием модернизационных преобразований, так и жизненного мира как фактора влияния на характер и динамику социокультурных изменений.

Изучение жизненных планов молодых людей, предпринятое в 60-е годы 20 в. (М. Руткевич, А. Кулагин, В. Лисовский и др.) не только имело практический смысл, но и существенно расширило пределы типологии молодежного сознания. В 70-е годы подверглись массовым исследованиям общественная активность разных категорий молодых граждан, политическая культура (А. Капто, В. Мордкович, Г. Журавлев, Ю. Ожегов). Для 80-х годов 20 в. были характерны комплексная научная разработка жизни юной смены (И.И. Ильинский, Н. Блинов, В. Бовкун), выявление всей гаммы форм подготовки молодежи к переходу в следующее поколение. Активно развивались исследования молодежной культуры (Л. Коган, Т. Мачульская, В. Болгов). Все это помогло накопить фактический материал для дальнейших теоретических размышлений о судьбе нового поколения россиян.

Наблюдение за повседневными молодежными практиками, прямые «столкновения» с множеством интерпретаций опытов «интеграции в общество» актуализируют несоответствие теоретических объяснений «молодежных проблем» в большинстве современных концепций - реальным жизненным историям и практикам российской молодежи.

С теоретической стороны эта проблемная ситуация характеризуется рядом противоречий. Несмотря на существенные отличия отечественных и западных академических, государственных, политико-идеологических конструктов молодежного вопроса, их объединяет присутствие, а часто и доминирование дискурсов социокультурной проблематизации молодежи.

Таким образом, современным исследователям в области социокультурных трансформаций молодёжи есть на что опереться, однако изучение молодежных процессов в современном обществе - задача новая и весьма трудная. В том числе, для ее решения требуется преодолеть недостаток предшествующих подходов, а именно - перенести центр исследований из столицы в регионы.



Объект диссертационного исследования - социокультурные трансформации молодёжного социума.

Предмет исследования - содержательные изменения в молодёжной среде и факторы социокультурной динамики в структурных трансформациях современного общества.

Цель диссертационного исследования определяется необходимостью выявления тенденций социокультурных трансформаций молодёжи в условиях модернизации современного российского общества.

В соответствии с указанной целью поставлены следующие задачи исследования:



  1. определить основные направления социальных трансформаций для молодёжной среды в современной России;

  2. раскрыть социологическое содержание модернизационных установок в сознании молодёжи;

  3. обосновать роль культуры во взаимодействии институциональных и ценностных систем молодёжи в процессах социальных трансформаций;

  4. исследовать социологическое содержание динамики социокультурных трансформаций в молодёжной среде;

  5. сопоставить темпы изменений социокультурных установок различных групп современной российской молодёжи;

  6. социологически обосновать перспективные стратегии и социокультурные установки молодёжи в современной России.

Гипотеза исследования: Выбор молодежью жизненных позиций, сформированных на основе социальной мобильности и с учетом современных условий общественного развития, является важной составляющей успешной социокультурной адаптации в трансформирующемся обществе.

Методология исследования. Теоретической базой диссертационного исследования послужили труды классиков мировой социологической науки, а также исследования зарубежных и отечественных социологов, политологов, философов, правоведов, публикации по всем теоретическим аспектам данной работы. В основу методологии исследования положен системный анализ взаимной связи культурных, экономических, политических, социальных изменений в молодежной среде, комплексный подход к изучению социальных процессов и явлений. В основу работы положены такие эвристические процедуры, как исторический и логико-диалектический анализ, компаративный анализ. Автором применялись методы теоретической и прикладной социологии: комплексное социологическое исследование, анализ документов, интервьюирование и контент-анализ. Диссертационное исследование предполагало конвергенцию эмпирических социальных наук, которая позволила получить дополнительные познавательные возможности посредством сравнительно-исторического, ретроспективного и типологического методов. Для решения поставленных задач автор опирался на концепты, содержащиеся в трудах отечественных и зарубежных социологов, педагогов, историков, политологов, философов, экономистов, этнологов, религиоведов.

Применение различных подходов и методов исследования (факторный, системный, сравнительно-аналитический, экспертный, причинно-следственный, статистического анализа, системы дифференциальных уравнений для целей математического моделирования динамики социума) позволили автору получить достоверные научные знания и наиболее полно организовать научный поиск для достижения поставленных целей и решения исследовательских задач.

Реализованы принципы объективности, системности, всесторонности, конкретности, детерминизма, применяемые в теории и практике в области общественного сознания и поведения молодого поколения. Для реализации поставленной цели использовались общенаучные принципы теоретических и методологических подходов, выработанных в отечественной и зарубежной социологии, а также труды российских исследователей, которые внесли вклад в разработку социологических проблем социокультурной трансформации.

Применение структурно-функционального подхода позволило определить структуру социокультурной трансформации и проанализировать её элементы для молодёжной аудитории. В ходе исследования обозначенной проблемы использовались следующие методы исследования: анкетирование, контент-анализ документов и статистических данных.



Эмпирическую базу работы составляют материалы проведенных диссертантом прикладных социологических исследований. Для решения задач данного исследования в качестве респондентов была выбрана группа молодежи в возрасте от 17 до 30 лет. Эта группа составляет 2375 человек (в пропорциональном соотношении юношей и девушек).

Программой исследования заданы следующие параметры:



  • предельная ошибка выборки - не более 1,5%;

  • вероятность того, что предельная ошибка выборки не превысит заданного значения - 0,9545;

  • коэффициент кратности средней ошибки выборки - 2,0.

Опрос проводился в городах Московского региона, Ставропольского края, Нальчике, Черкесске и в населенных пунктах сельского типа. Для выяснения общественного мнения по ключевым вопросам геополитического и социально-экономического развития региона и РФ в целом была составлена анкета, состоящая из 84 вопросов. Некоторые вопросы несут одинаковую смысловую нагрузку, что позволяет оценить качество проведения опроса и репрезентативность выборки.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что:

1. уточнена методология социологического исследования основных направлений социальных трансформаций для молодёжной среды в современной России;

2. раскрыто социологическое содержание эмпирического анализа модернизационных установок в сознании молодёжи;

3. определена роль культуры во взаимодействии институциональных и ценностных стилевых стратегий молодёжи, как системы действий и субъективных восприятий индивида;

4. выявлено социологическое содержание динамики социокультурных трансформаций в молодёжной среде;

5. доказано наличие социокультурной дифференциации в темпах изменения социокультурных установок различных групп современной российской молодёжи и для молодой семьи;

6. обоснованы перспективные стратегии в развитии социокультурных установок молодёжи в современной России.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Введение в методологию социологического анализа поколений исторического фона, позволяет проанализировать своеобразие и уникальность социокультурного опыта отдельного поколения. В символических универсумах актуально введение значений, нарушающих как их органическую целостность, так и социальную функциональность. Для молодёжной среды, социокультурная трансформация ведёт к рассогласованию трех фундаментальных уровней: целей, ценностей и жизненных стратегий. В условиях реформируемого общества проблема взаимоотношения представителей разных поколений становится всё более актуальной, так как является реальной почвой для разлома общества, дифференциации и взаимного непонимания, в том числе - опасного отчуждения поколений.

2. В эмпирическом изучении социальной, культурной и духовной жизни современной России особую роль приобретают средства и методы феноменологической социологии, позволяющие в полной мере учесть ее культурно-историческую специфику и логику формирования социо- и этноидентичности в условиях радикальных институциональных преобразований. Обращение к понятию модернизационной установки сознания, его структурная и факторная операционализации, являются эффективными в рамках социологии культуры и духовной жизни, прежде всего потому, что позволяют фиксировать изменения в значениях, выражающих базовые ценности, социальные установки и жизненные стратегии в трансформирующемся социуме. Социокультурный подход к изучению искомых трансформаций, позволяет определить содержание соответствующих процессов и явлений, недоступное средствам традиционной социологии, например, таким, как анализ переменных, методы структурного функционализма, бихевиоризма, депривации и эмерджентности.

3. Стилевые поведенческие стратегии являются важной характеристикой состояния культурного пространства молодёжи и его эволюции. Проведенные исследования подтверждают наличие тенденции к улучшению социального самочувствия, преодолению фрагментарности значений мировосприятия за счет мобилизации внутренних ресурсов, которые позволяют осуществлять программы выживания и адаптации к новым условиям. Однако все еще наблюдаемая в обществе и подтвержденная данными опросов социальная апатия свидетельствует о сохраняющейся замкнутости молодёжной составляющей социума, как реакции на отсутствие соответствия между вновь созданными социальными структурами и институтами, с одной стороны, и символическим духовно-нравственным универсумом, - с другой.

4. Исследования динамики социокультурной трансформации молодёжи показали, что эта сфера изменяется как структурно, так и содержательно. Значения, формирующие основу символического универсума, изменились в соответствии с новым пониманием базисных ценностей составляющих основу таких важных сфер деятельности индивида как работа, семья, карьера, образование, досуг, круг общения. В современном российском обществе у индивидов появляется выбор не только между ценностями, но и между жизненными стратегиями, к которым прибегают в процессе адаптации к новым социокультурным условиям.

5. Социологическое измерение социокультурной модернизации институтов и ценностей является сложным и противоречивым. Основная причина здесь - это внутренняя рассогласованность комплекса идей, освоенных общественным сознанием перед началом преобразований и ставших основой эволюции социокультурного пространства. Ведущий формат этих идей стал продолжением гуманистических идеалов просвещения, часть оформилась под воздействием опыта успешной модернизации западных стран, значительный пласт уходит своими корнями в тысячелетнюю историю и культуру России. В социокультурном обосновании трансформации молодёжи, молодой семьи, соотношение традиционных и трансформационных интересов и ценностей, стало фундаментальным препятствием для выделения и развития адекватной концепции преемственности.



6. Исследуемые трансформационные влияния вызывают временные нарушения в функционировании социокультурного пространства. Само по себе поколение не всегда является фактором социальных изменений.
В современной России формируются новые комплексы значений и смысловые структуры, соответствующие институтам и ценностям модерна, что делает системные изменения не только эффективными, но и легитимными. Под влиянием трансформационных изменений на уровне каждого нового поколения возникают новые возможности и способы интерпретации социальной реальности, позволяющие описывать настоящее, прошлое и будущее в терминах социокультурной трансформации.

Теоретическая и практическая значимость состоит в углублении и конкретизации социологических знаний в области социокультурной адаптации молодого человека. Полученные данные диссертационного исследования могут быть использованы в качестве теоретико-методологической базы для дальнейшего исследования проблем адаптации молодого поколения, его отдельных социальных групп. Результаты работы могут оказать содействие органам власти в совершенствовании молодежной политики, общественным организациям в определении форм и методов взаимодействия с молодежью, а также могут служить методологическим обеспечением учебных курсов по социологии культуры, социологии молодежи и т.п.

Апробация результатов исследования. Основные положения, выводы и рекомендации, диссертационного исследования обсуждались на заседании кафедры общественных и социально-экономических дисциплин ВВИА имени Н.Е. Жуковского (г. Москва). Материалы исследования были представлены на III Всероссийской конференции молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь» (г. Москва, 2009) и ряде других. Результаты исследования нашли отражение в авторских научных публикациях общим объемом 6,9 п.л.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, содержащих шесть параграфов, заключения, списка литературы, примечаний и приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования; формулируются цель и задачи, определяются объект и предмет работы; раскрывается основная гипотеза; определяется новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость; сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Социокультурная проблематика молодёжи в отечественной социологии», установлены исходные методологические положения социологии культуры в исследовании молодежного вопроса, исследованы теоретические возможности социологического анализа стилевых стратегий молодежи в современных условиях.

В первом параграфе «Методология социологии культуры в исследовании молодежного вопроса», исходным исследовательским положением становится тезис о том, что социокультурная концептуализация пространственно-временных рамок молодежного вопроса предполагает анализ истории его возникновения, смены конструкций и парадигм.

Ведущие проблемы социологии культуры в исследовании молодежи, имеющие теоретическое и практическое значение, следующие: изучение роли и места молодежи в социальном развитии общества, анализ «социального портрета» различных групп молодежи, изучение запросов, интересов, потребностей, ценностных ориентаций, социальных ожиданий молодежи во всех сферах жизнедеятельности; формирование активной жизненной позиции, стиля жизни и поведения; рассмотрение особенностей адаптации в различных социальных сферах; изучение жизненных планов молодежи и определение оптимальных условий их реализации; исследование резервов социальной активности и причин пассивности, включенности молодежи в социальное управление и самоуправление на различных уровнях; определение морально-психологической готовности к труду и к безработице и т.д. Культурная нормализация исследуется, как введение в описание молодежного вопроса идеологически и морально нейтральных терминов и рассуждений. Нейтральность в данном контексте - это свобода от властно-взрослых стереотипов, дискриминирующих молодежную субъективность, отказ от обобщенно-абстрактной унификации молодежи, исключающей ее из значимых для нее социально-культурных групп, с которыми у нее не меньше общего, чем со сверстниками.

Молодежь - это не единая группа, ее различия определяются не только культурными характеристиками, но и образованием, традициями народа, профессией и т.п. В современной научной литературе, нижняя возрастная граница - определяется, чаще всего, в 15-18 лет, верхняя - в 30-35 лет.
(В.Т. Лисовский, И.С. Кон). Жизнь каждого человека, в той или иной степени, предопределена обществом, позицией, семьей, соседством. Но зависимость молодежи иного рода. Она во все времена рассматривалась «социально зрелыми» взрослыми, как естественный ресурс будущего, который надо социализировать, культивировать, образовывать и использовать. В данном аспекте, молодежь признается унитарной категорией, психологические характеристики и социальные потребности которой являются общими для всей возрастной группы. Понятие «молодежь» входит в научный обиход вместе с понятием «молодежная культура».

Молодежная культура представляется независимым социальным пространством, в котором молодые люди могут обрести аутентичность, тогда как в семье или школе они лишены реальных полномочий, и полностью контролируемы взрослыми. Молодежный вопрос (или молодежная проблема) описываются через специфические структурные напряжения, возникшие при переходе от традиционного к современному обществу (Т. Парсонс). Молодые люди занимают уникальное положение в обществе. Они являются активной движущей силой процесса социокультурных сдвигов, с одной стороны, а с другой стороны, они нередко сами страдают от таких сдвигов. Противоречивость ценностных ориентации в современной социокультурной ситуации ведет к тому, что молодые люди утрачивают способность противостоять воздействию негативных тенденций современного социума и его культуры. В целом, устойчивое развитие российского общества невозможно без целенаправленного процесса информатизации, а также без обеспечения безопасности информационного пространства от деструктивных информационных воздействий.



Во втором параграфе «Современные проблемы молодежи в социологии культуры», установлено, что усложнение и усиление социального расслоения российского общества делает практически невозможными обобщающие социологические выводы, конструирующие некие общие профили тех или иных социальных групп. Фрагментация социальной реальности неизбежно ведет к усложнению тематики исследований молодежи в социологии культуры. Обстановку крайнего неблагополучия фиксируют демографические тенденции - падение коэффициента рождаемости, рост коэффициента смертности, сокращение продолжительности жизни, рост числа разводов, бездетных и малых семей и т.п. А это затрагивает именно молодежь как группу населения, которая в первую очередь обеспечивает его воспроизводство, а также как никакая другая зависима от обстановки семейного благополучия. В массовом сознании россиян и, прежде всего, ее молодого поколения утверждается позиция оправданности антиправового поведения, если законным способом нельзя добиться цели.

Духовная культура определяет возможности осознания происходящего, диалогового общения социальных групп, снижение вероятности манипулирования. Во взаимосвязи с социально-образовательной средой рассматриваются вопросы социокультурной адаптации молодежи. Разрушение моральных, правовых, идеологических ценностей приводит к тому, что расширяются возможности выбора жизненных стратегий с очень низкой степенью определенности, высокой степенью вариативности, непредсказуемости и случайности. В том числе, актуализируется ускорение темпов индустриального развития, расширение его масштабов, усложнение технологических параметров современных производств, сокращение периодов устойчивости действующих моделей производства, быстрая смена технологий, невиданный ранее рост информатизации, усложнение форм и оснащенности труда и других видов социальной деятельности.

По мнению ряда современных авторов, в отсутствие эффективных механизмов управления социальными процессами взаимодействие между молодежью и обществом в условиях риска становится в высшей степени конфликтным, и эти конфликты не локализируются, а глобализируются, охватывая весь социум. На этом фоне усиливается исследовательский акцент на субъективной природе восприятия социального явления, процесса или феномена, то есть на интерпретациях и смыслах, вкладываемых в них социальными субъектами. Так, в размышлениях о конструировании «молодежной культуры» в масс медиа, теория М. Фуко дает понимание того, что акцентуализация отклоняющихся моментов и придание (приписывание) «молодежной культуре» смысла девиантной культуры, является отражением глубокого проникновения властных отношений вглубь общества.

Молодежь любого общества связана с будущим. Но потенциал этого будущего очень разнообразен, его нельзя свести только к инновационным, традиционным или девиантным тенденциям современных молодежных практик. Механизмами освоения становятся конструирование социальной реальности и ее проектирование. Причем конструкции и проекты молодого человека могут существенно отличаться от конструкций и проектов «ответственного взрослого» (родители, учителя и т.д.) и, кроме того, динамично изменяться. Это свидетельствует, что необходимо менять систему самых фундаментальных жизнедеятельностных ориентиров. Это, в свою очередь, с необходимостью коснется изменения и самых фундаментальных характеристик культурной социализации.



В третьем параграфе «Теоретические предпосылки анализа стилевых стратегий молодежи», доказывается, что многомерность связей и взаимодействий жизненных циклов, статусов и стилей современной молодежи все чаще подталкивает ученых к поиску целостного подхода, преодолевающего ограничения как структурной, так и культурной перспектив.

К примеру, трудовая занятость в форме «постоянного рабочего места на всю жизнь» становится редкостью и практически не соотносится с определением социальной идентичности. Соответственно, молодежь, чтобы достигнуть успеха и повзрослеть, нуждается в контроле и поддержке со стороны профессионалов. Осуществлённый в работе анализ трудовых стратегий молодежи на рынке труда показал, что разность стартовых позиций (социальное происхождение и положение родителей, уровень и качество полученного выпускниками образования, гендерные различия) в определенном смысле повлияла на выбор и реализацию стратегии на рынке труда.

Молодежный вопрос не связан с неким онтологическим статусом подростковости, как остановки на пути между абсолютной инфантильной зависимостью и абсолютной автономией взрослости. Выделение особого молодежного вопроса продиктовано не возрастом или транзитным статусом молодости, а, прежде всего, вынужденной независимостью молодежи от политической, экономической и идеологической структур современного общества. Внутри каждой из них молодежный вопрос может артикулироваться по-своему. В трактовках социологии культуры, различия в его формулировке могут зависеть от местоположения, в границах которого описывается молодежь. Различия могут проявляться в зависимости и от принципа социокультурного структурирования времени. Молодежные активности не существуют сами по себе, они всегда «где-то происходят» и «длятся внутри какого-то времени». И весь этот сложный комплекс включен в более общие пространственно-временные структуры, производные от класса, гендера, этничности и территории проживания.

Анализ молодежной повседневности на основе понятия стилевой стратегии предполагает целостный взгляд на саму молодежную жизнь, в которой, вне зависимости от культурной или структурной сферы, реализуются некоторые общие, значимые для индивида или группы «императивы бытия». Понятие стратегии позволяет преодолеть ограничения стилевых конструктов в контексте теорий субкультур и выйти и за рамки конструирования молодежного стиля в социокультурной проекции для исследуемого феномена. С помощью данного подхода можно, на наш взгляд, преодолеть унификацию и проблематизацию молодежи, поскольку он изначально строится на убеждении о наличии множественности современных стилей жизни и вариативности формирования индивидуальных и групповых стратегий их реализации.

Контекст субкультурных теорий важен для анализа молодежных практик, поскольку обращен к подлинно молодежным идентичностям, формируемым вне взрослого контроля. Однако этого недостаточно для понимания молодежной повседневности. Большую часть своей жизни молодые проживают не в субкультурах, а в мире взрослых, которому продолжают принадлежать. Они не просто зависят от него, но поддерживают и используют его ресурсы, занимая позиции в системе образования, на рынке труда, в родительской или собственной семье, внутри своей территории, в интимных отношениях любви и дружбы. Какой бы субкультурной ни была группа, ее члены коллективно проживают лишь часть своей жизни. Погружение в молодежные контексты демонстрирует значимую разницу между теоретическими спорами о «молодежи» и тем, как сама молодежь понимает свои проблемы. Стили жизни формируются из разных источников, в зависимости от их доступности. Динамичность современных потребительских рынков стимулирует формирование множества сегментов, что помогает молодым людям уйти от жесткой регламентации своей реальной позиции. Они могут чаще менять свои идентичности, экспериментировать с ними. Процесс переформатирования общего культурного пространства, перевод культурной вертикали в многовекторную горизонталь взаимовлияний и соподчиненности, напрямую отражается в новых измерениях культурных молодежных реальностей.

Во второй главе «Социокультурные трансформации в молодёжной среде», исследованы актуальные параметры и инновационные перспективы социологической динамики социокультурных трансформаций в молодежной среде, в том числе – для молодой семьи.

В первом параграфе «Социокультурное измерение современной молодой семьи», показано, что демографическая ситуация молодого поколения России связана с миграционными процессами: как традиционными - из деревни в город или с окраин страны ближе к центру, так и вызванными к жизни современными обстоятельствами бытия страны.

Семья является приоритетной ценностью любого современного государства, заинтересованного в сохранении своего народонаселения, укреплении международного статуса и всех социокультурных институтов, составляющих основы социального бытия. Положение семьи, тенденции, характеризующие ее состояние (тип семьи, брачность, детность и пр.), являются своего рода значимыми социальными индикаторами, раскрывающими не только процессы смены поколений, но и общее положение дел в стране, а главное - реальные перспективы конкретного общества.

В условиях социальных перемен, происходящих в нашем обществе, и затянувшегося кризиса эволюция семейных ценностей протекает остро драматично и характеризуется размыванием традиционных предпочтений, ростом значимости ценностей частной жизни. Как установлено рядом современных авторов, агрессивный стиль воспитания порождает агрессивную молодежь, самими взрослыми подготовленную к межгенерационному отчуждению. Когда выросшие дети не могут простить ни воспитателям, ни обществу в целом ориентации на послушных безынициативных исполнителей в ущерб самостоятельности, инициативности, независимости, лишь направляемых в русло социальных ожиданий, но не подавляемых агентами социализации. Индивидуализация означает преимущественную ориентацию на собственные силы, стремление к получению разнообразного жизненного опыта, понимание того, что личные достижения находятся в прямой зависимости от индивидуальных усилий, и что ответственность за выбор жизненной стратегии и ее реализацию лежит в основном на самом человеке. По данным нашего исследования, среди 26-летних опрошенных никогда не состояли в браке 53% мужчин и 34% женщин; 68% мужчин и 42% женщин не имели детей. Среди 31-летних опрошенных 14% мужчин и 9% женщин никогда не состояли в браке, а 20% мужчин и 12% женщин не имели детей. Уровень морали и материальный достаток населения отражает суммарное число абортов, проводимых в медицинских учреждениях: статистика фиксирует примерно 3 млн. абортов в год. Таким образом, ежегодно в стране на 100 рождений приходится 130-140 абортов, или из каждых 10 беременностей 6 прерываются. По данным медицинской статистики, до 20% абортов приходятся на добрачный возраст, другими словами, на очень молодых женщин.

Традиционно, модели семейной социализации задавали эффективный образец для всей последующей жизни, создавали базу для формирования взрослых ролей в широком обществе. В современных индустриальных обществах семья начинает терять традиционные функции образования и профессионализации. Профессиональные роли требуют большей специализации, в меньшей степени связаны с навыками ведения домохозяйства и ручным мастерством, более инструментальны и менее эмоциональны, имеют другие критерии оценки результатов. Около половины опрошенных указали, что не хотели бы, чтобы их семьи были похожи на родительские. И это неудивительно, поскольку современная молодежь живет в совершенно других условиях, и значительная часть родительских ценностей перестает быть актуальными для нее. Характерно, что наиболее радикально настроены девушки, юноши имеют более традиционные взгляды на семью и ее ценности.

В сознании большей части российского населения произошла принципиальная смена ценностных координат. Сознательно или вынужденно в качестве базовой направленности принимается не морально-нравственный императив, а ценность материального благополучия, которая наполняется разнообразным содержанием, в том числе и «субкультурным». Экономическая, социальная, бюджетная и правовая асимметрия в многонациональных регионах РФ привели к росту и межнациональной напряженности. По нашим данным, 57% респондентов считают, что в последние годы в России действительно происходит рост националистических настроений; 35% склонны думать, что реального роста национализма в стране нет, просто последнее время об этом чаще говорят и пишут.

Значимыми показателями реальной роли семьи являются признание таких традиционных ценностей, как родительское согласие на брак молодых, взгляд на детей как важнейшую ценность бытия, а также предпочитаемые нравственные качества будущих детей. В целом же, большинство предложений по укреплению семьи в современной России сводится к мерам социально-экономического характера, а формирование социальных норм брачности и детности в лучшем случае приводится в качестве дополнительного средства такого укрепления.



Во втором параграфе «Социологическая динамика социокультурных трансформаций в молодежной среде», доказано, что для полноценного личностного развития индивида ему требуется организованное социальное пространство. Процессы саморегуляции проявляются в форме самоорганизации молодёжи для конкретного пространства. Оно формируется и обеспечивается группой, или сообществом, в которое он вписан как его элемент. Личностное становление индивида и его успешная интеграция в общество сопровождается процессом его самоидентификации, формирования его социальной идентичности. Это субъективное чувство и объективно наблюдаемое качество личной самотождественности, ощущение единства и неразрывности со своим социальным окружением.

Рост необходимых затрат на образование увеличивает расслоение общества, делает образование все менее доступным для большого числа населения, превращает его в фактор социальной дискриминации. Отмечается падение социального престижа образования, рост недовольства по поводу его неэффективности, развенчание надежд на его способность разрешить многие социальные проблемы. Однако, объективно, образовательный потенциал молодежи напрямую определяет возможности культурного воспроизводства общества, а также динамику трансформации всей его социально-профессиональной структуры. За период наших наблюдений, увеличилось число респондентов, считающих, что учебная нагрузка в российских школах слишком высока для детей. Если в августе 2007 г. этого мнения придерживалось 45% респондентов, то к августу 2010 г. с этим согласны уже 72%. Пессимистически в отношении современной отечественной системы образования настроены чаще других россияне старше 55 лет (67%), с высшим и средним специальным образованием (по 52%), с низким уровнем доходов (55%).

Так, принадлежность к группе формируется и воспроизводится всеми социальными отношениями, включая формальное и неформальное образование. Отождествляя себя с другим человеком, группой, образцом, осознавая себя частью сообществ людей, индивид разделяет их ценности, их представления о мире и месте человека в нем. Это помогает ему овладевать различными видами деятельности, осваивать социальные роли, принимать и преобразовывать социальные нормы и ценности. Исследования вторичной занятости показали, что, если межличностная коммуникация играет главную роль в нахождении места работы, то помощь государственных структур по трудоустройству, молодежных, студенческих бирж труда практически отсутствует. Для характеристики феномена вторичной занятости проблема совмещения работы с учебой и его последствий для успеваемости студентов является одной из основных. По мнению самих работающих студентов, большинству из них (83%) удается сочетать работу с учебой: им работа не мешает или почти не мешает учиться. Вторичная занятость студентов существенна как элемент своеобразной производственной практики по специальности. По мнению 46% работающих студентов, их нынешняя работа способствует овладению специальностью, которую они усваивают в вузе. Об этом заявили, прежде всего, изучающие иностранный язык (78%), будущие врачи (62%), специалисты по рекламе и маркетингу (58%). Половина работающих студентов занята в сферах неквалифицированного или низко квалифицированного труда вспомогательного характера, в основном в сфере услуг.

В традиционном понимании, социализация представляется как процесс включения личности в сферу социальных отношений в качестве субъекта этих отношений. Целью социализации, таким образом, видится формирование социально активной личности, действия которой регулируются социальными нормами и общественными интересами.

При создании социальных новшеств, рассчитанных на широкое внедрение, невозможно обойти не только общественно-политические, но и культурные, психологические различия между разными регионами и странами. Каждое общество по-разному и в различных формах приобщает новые поколения к основным социальным ценностям. Так, современное расширение пространства досуга, рост обслуживающей его индустрии, ведут к усложнению характера молодежного потребления.

В третьем параграфе «Социология инновационных перспектив молодёжи в современной России», установлено, что известных структур социализации, вместе взятых, - семьи, окружения и даже образования - уже становится недостаточно, как для решения проблем общества при вступлении в него новых поколений, так и для решения проблем молодежи, обретающей свою историческую субъектность.

Задача жизнеспособной личности - стать индивидуальностью, сформировать свои смысложизненные установки, самоутвердиться, реализовать свои задатки и творческие возможности, преобразуя при этом в своих интересах среду обитания, не разрушая и не уничтожая её. Противоречивость ценностных ориентации в современной социокультурной ситуации ведет к тому, что молодые люди утрачивают способность противостоять воздействию негативных тенденций. Во многих случаях, культурно ориентированное информационное пространство характеризуется слабой управляемостью, низким контролем со стороны государства, наличием большого числа субъектов, многообразием процессов информационных воздействий, а также недостаточным уровнем развития информационных технологий.

Табл.1 Оценки роли государства в реализации социальной политики (%)




16-21 год

22-30 лет

31-45 лет

46 лет и старше

обеспечивать

нормальный уровень благосостояния

всем своим гражданам


62%


56%


32%


24%


интересы государства должны ставиться выше,

чем права отдельного человека



12%


13%


15%


14%


люди имеют право бороться за свои права,

даже если это идет вразрез с интересами государства


10%

20%

47%

58%


затруднились ответить

16%

11%

6%

4%

Перспективное построение реальности хорошо видно в действиях различных молодежных групп. Исследовательская задача состоит в том, чтобы не остановиться на этих хорошо различимых поведенческих, символических и вещных комплексах, нередко выделяемых сторонним наблюдателем с негативной оценочной позиции. Активность молодежи в социальном конструировании реальности составляет важнейшее условие ее социализации и в этом плане относится не к отдельным, а ко всем молодежным сообществам. Культурная молодежная политика не исчерпывается лишь государственной молодежной политикой. В современном содержании, молодежная политика, как инновационный институт, обладает специфическими характеристиками, определяющей из которых является то, что это специализированная деятельность, построенная на инновационных формах деятельности. В то же время, любые рекомендации, направленные на улучшение положения современного студента, не могут быть реализованы без преодоления основных трудностей сегодняшнего дня - экономических, финансовых, социальных.

Современные авторы разделяют молодёжные инновации на два типа:


1) молодёжные инновации как инициатива самой молодёжи; 2) молодёжные инновации как инновации с привлечением молодёжных кадров. Выделенные типы, а также особые инновационные качества молодёжи обусловливают характер государственной молодёжной политики в сфере инноваций. В частности, преодоление технократических и вульгарно-социологических подходов к российской высшей школе - единственный путь выхода из создавшейся ситуации, когда молодежь хочет учиться, родители в той или иной мере согласны инвестировать образование, а государство не знает, нужна ли ему высшая школа вообще и, если да, то каковы ее приоритетные цели? Учеба у молодежи зачастую выступает как форма основного вида деятельности и способ отсрочки от активного включения во «взрослую жизнь». Одной из фундаментальных и самых распространенных идей современности является идея борьбы за выживание - индивидуума, всех социальных групп и общества, в том числе и государства. Но выживание тесно связано с превентивными действиями, назначением которых является гарантия условий выживания. По данным Росстата, численность работников на государственных должностях и должностях гражданской службы в органах государственной власти РФ на 1 октября 2009 года составила 846,307 тысячи человек, увеличившись по сравнению с показателем на 1 января 1999 года в 1,74 раза. В то же время, для решения задачи эффективного менеджмента различных инновационных проектов, необходимо увеличение количества менеджеров и постоянное повышение их квалификации.

Массовое сознание молодых людей находится в ситуации смены, смешения и противостояния ценностных парадигм. В переломные моменты истории традиции и традиционные ценности обретают тот особый смысл, что становятся, прежде всего, нравственной опорой в поисках путей дальнейшего развития общества, государства и человека. В абсолютном смысле в ценностном сознании молодежи сейчас на смену силе приходят честность и справедливость. Научиться понимать другого, и прежде всего старшие поколения, - это важнейшая социальная проблема.

В «Заключении» диссертации отражены степень достижения цели исследования; факты подтверждения гипотезы; подводятся итоги, формулируются теоретические выводы и практические предложения для дальнейших исследований по теме.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
1. Евстрахов В.П. Стилевые стратегии молодежи в современных условиях / В.П. Евстрахов // Всероссийская научно-техническая конференция (гуманитарный сектор). Сборник научных статей. - Москва: Издательство ВВИА, 2008. - 0,44 п.л.

2. Евстрахов В.П. Социокультурные трансформации в молодёжной среде / В.П. Евстрахов // Вестник АГУ. Серия «Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология». - Научный журнал. - Майкоп: Издательство АГУ, 2009.
- Вып.3. - 0,46 п.л.

3. Евстрахов В.П. Социология культуры об исследовании молодежного вопроса: Научное издание / В.П. Евстрахов. - Москва: Издательство ВВИА, 2010. - 5,3 п.л.

4. Евстрахов В.П. Инновационные перспективы динамики социокультурных трансформаций в молодежной среде / В.П. Евстрахов // Всероссийская научно-техническая конференция (гуманитарный сектор). Сборник научных статей. - Москва: Издательство ВВИА, 2010. - 0,52 п.л.

Отпечатано с авторского оригинал-макета.

Подп. в печ. 09.12.2010. Формат 60х84 1/16

Печ.л. 1,0 Изд. №12329. Тир. 100 экз.

Полиграфпредприятие г. Москва



1 Так, например, американский ученый Д.Коут подверг критике некоторые известные работы Э.Эриксона, У.Бека, Э.Гидденса, М.Мид и других, говоря о проблематичной природе взрослости в современном мире.






Словари все равно что часы. Даже самые плохие лучше, чем никакие, и даже от самых лучших нельзя ожидать абсолютной точности. Сэмюэл Джонсон
ещё >>