Ситуация в азиатско-тихоокеанском регионе - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Закон приморского края о краевой целевой программе "развитие г. 1 336.84kb.
Страны-участницы Ассоциации государств Юго-Восточной Азии /асеан/... 1 89.93kb.
Ситуация в азиатско-тихоокеанском регионе 1 206.94kb.
«Специфика интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе» 5 511.5kb.
Российская академия народного хозяйства и государственной службы 1 201.01kb.
Государственная структура Австралии 1 112.85kb.
Взаимодействие россии и китая в сфере безопасности в азиатско-тихоокеанском... 1 83.31kb.
Попова Людмила Валерьевна 1 25.99kb.
Государства подчеркнул важность идеи Транс-Тихоокеанского партнерства... 1 17.61kb.
Дипломатические отношения между СССР 1 и Китаем в 1924-1929 г 1 237.92kb.
Диалог высокого уровня по вопросам политики в сфере повышения готовности... 1 56.9kb.
Экологическое налогообложение как механизм защиты права на благоприятную... 1 227.2kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Ситуация в азиатско-тихоокеанском регионе - страница №1/1



С. М. Смирнов

кандидат технических наук






S. Smirnov. Situation in Asia-Pacific Region.
Review 2005, 1st Half Year



СИТУАЦИЯ В АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ.

ОБЗОР ЗА ПЕРВОЕ ПОЛУГОДИЕ 2005 ГОДА

Политическая, военная и экономическая ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) развивается настолько динамично и имеет столько граней, уровней и аспектов, что постараться дать полную ее оценку в рамах журнальной статьи – дело совершенно невозможное. Поэтому основное внимание в данном обзоре, равно как и в последующих, будет уделяться важнейшим событиям и тенденциям развития ситуации в АТР, в субрегионах, в очагах потенциальных конфликтов и в отдельных государствах.

АТР имеет свои особенности, специфику, это отражается, в частности, на том, как здесь проявляются общемировые тенденции. Глобализация, борьба с международным терроризмом, распространение оружия массового уничтожения, политико-экономическая интеграция – все это присутствует в АТР и самым серьезным образом сказывается на развитии обстановки.

Вероятно, наиболее существенное воздействие в отчетный период оказали два фактора, связанные с ООН и действующими при ней международными организациями – это реформа ООН и майская конференция по пересмотру положений Договора о нераспространении ядерного оружия в Нью-Йорке.

Реформа ООН назрела давно, это признают практически все. Причинами тому являются низкая эффективность и бюрократическая медлительность механизмов ООН, периодически возникающие тупиковые ситуации при обсуждении важнейших проблем в Совете Безопасности (в т.ч. из-за угрозы применения вето одним из постоянных членов), вскрытые факты коррупции при реализации программы «продовольствие в обмен на нефть» в Ираке, сексуального насилия «миротворцев» ООН и многое другое. Проблема, однако, заключается в том, что уже само обсуждение возможных направлений реформы ООН, в частности, расширения числа членов Совета Безопасности (СБ) с 15 до 24, а постоянных членов с 5 до 12, привело к резкой поляризации и конфронтации между государствами. Так, наиболее вероятным кандидатом на место постоянного члена СБ ООН считается Япония, но этому категорически противятся КНР и Республика Корея. В апреле – мае с.г. в Китае и Южной Корее прошли хорошо срежиссированные массовые антияпонские выступления общественности, формально вызванные изданием в Японии нового учебника истории, «неправильно» трактующего события 2-й мировой войны. В Китае дело дошло до погромов японских учреждений и реальной угрозы физической безопасности граждан Японии. Одновременно обострилась ситуация в районе спорных территорий в Японском и Восточно-Китайском море (подробнее об этом ниже). Протестующие китайцы и корейцы заявляли о «недопустимости предоставления Японии статуса постоянного члена СБ из-за возрождения в ней духа милитаризма».

С 2 по 27 мая в Нью-Йорке прошла очередная конференция по пересмотру положений Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Такие конференции проводятся один раз в 5 лет и считаются важнейшим форумом для определения международной стратегии по предупреждению распространения ядерного оружия. В этом году конференция проводилась в условиях серьезных разногласий по отношению к потенциальным «пролифераторам» - Ирану и КНДР, вероятно, поэтому о ходе дискуссии на конференции и принятых на ней решениях почти не сообщалось в СМИ. А ситуация с ядерными программами данных стран, действительно, подходит к критической. Роль «арбитра» на себя возложили США, мотивируя это, в том числе, и отмечавшейся выше неспособностью ООН принимать важные решения в области международной безопасности.

17.01 президент США Дж. Буш сделал заявление о том, что не исключает возможности военного вторжения ВС США на территорию Ирана с целью уничтожения возможных баз производства и хранения оружия массового уничтожения (ОМУ). Буш подчеркнул, что ОМУ из Ирана может быть передано странам с нестабильной военно-политической обстановкой, вследствие чего возникнет реальная угроза другим странам, в том числе и США. В американских СМИ появились сообщения о том, что начиная с середины 2004 г. на территории Ирана разведывательные группы специальных подразделений ВС США выполняют задачи по сбору информации о 26 «подозрительных» ядерных и химических объектах, а также об объектах, связанных с ракетным оружием. В правдивости этих сведений следует усомниться, представители администрации сразу же опровергли их, тем не менее, появление данных слухов вписывается в типовую модель ведения стратегической информационно-психологической кампании. Другое направление давления на Иран – через Пакистан, который в январе обвинил официальный Тегеран в поддержке вооруженных акций сепаратистов в пакистанской провинции Белуджистан, богатой газовыми месторождениями.

Однако к маю американское давление на Иран несколько ослабло, видимо, по причине усиления «ядерной угрозы» со стороны КНДР (детально это будет рассмотрено ниже). В связи с этим в странах АТР закономерно усиливаются опасения, что в условиях ослабления влияния ООН и других международных организаций США могут в очередной раз в одностороннем порядке применить силу, как это было в Ираке, и нанести «превентивный» удар по ядерным объектам КНДР.

Борьба с международным терроризмом продолжалась в АТР с переменным успехом. С одной стороны, громких террористических актов в регионе удалось избежать. Появились сообщения о серьезных проблемах внутри террористической сети «Аль Кайида», в частности, о взаимных противоречиях между «арабскими» и «центральноазиатскими» группировками, которые начали конкурировать между собой из-за сужающегося количества мест для укрытия и подготовки. С другой стороны, явственно обозначилась тенденция неспособности США, а значит, и их азиатских союзников по антитеррористической коалиции, добиться умиротворения и стабилизации ситуации в Ираке и Афганистане. Эти страны, особенно Ирак, постепенно превращаются в рассадник террористической угрозы, где сотни боевиков из различных исламских стран проходят полевую подготовку и возвращаются на родину «готовыми» террористами. Проведенные под контролем США «демократические» выборы принципиально ничего не решили и не могли решить, т.к. западная демократия здесь превращается в нечто совсем иное. Так, согласно опубликованной в “New York Times” внутренней справке посольства США в Кабуле отмечается, что правительство Афганистана и лично президент Карзай, считающийся «оплотом» демократии, вместо борьбы с наркотиками занимаются лишь ее имитацией и фактически «крышуют» героиновый бизнес.

Положительной тенденцией полугодия следует считать реальные шаги по укреплению финансово-экономической интеграции в АТР. В мае на ежегодной конференции Азиатского банка развития в Стамбуле министры финансов ведущих государств Азии – Китая, Японии и Южной Кореи – провели переговоры с коллегами из стран АСЕАН (этот формат известен как «АСЕАН+3»), посвященные разработке стратегии защиты национальных валют от спекуляций на глобальном рынке ForEx. Основой этой стратегии станет более тесное сотрудничество стран Азии в финансовой сфере. По словам заместителя главы Центробанка Индонезии Х. Сарвоно, на конференции принято решение о двукратном увеличении средств, выделяемых на программу финансовой взаимопомощи между государствами Азии в рамках соглашения “Chiang Mai Initiative” (пакет двусторонних договоров, позволяющих участникам соглашения привлекать валюту для интервенций у своих партнеров под залог государственных ценных бумаг). Соглашение дает странам Азии инструмент для защиты национальных валют от резких скачков курсов на мировом рынке. Сейчас участники соглашения для стабилизации валютного курса оперируют суммой в размере 39,5 млрд. долл., планируется довести эту сумму до 70 млрд. долл.

Ряд государств АТР считает, что соглашение “Chiang Mai” вполне может стать юридической основой для формирования азиатского аналога Международного валютного фонда, в котором доминирующее положение занимают западные страны. Между тем золотовалютные резервы группы «АСЕАН +3» составляют примерно $2,5 трлн – это две трети всех валютных резервов мира. Колоссальные накопления повышают значение региона в международных экономических отношениях. Снижение зависимости от ресурсов МВФ остается болезненным вопросом азиатских стран со времен финансового кризиса в 1997–1998 годах. Тогда резкий отток капитала за несколько недель вывел из равновесия экономику региона.

Серьезным испытанием для стран АТР стала крупнейшая природная катастрофа – цунами 26.12.2004, унесшее жизни почти 200 тыс. жителей стран Юго-Восточной Азии и иностранных туристов, проводивших там рождественские каникулы. Была проведена крупнейшая в истории гуманитарная операция по ликвидации последствий цунами и созданию действенной системы предупреждения о новых природных катаклизмов. Однако эта катастрофа вновь подчеркнула болезненное отношение государств АТР к проблеме обеспечения своего суверенитета. Не дожидаясь окончания работ по восстановлению, правительство Индонезии категорически потребовало вывода всех иностранных воинских контингентов и кораблей, участвовавших в гуманитарной операции.

Декабрьское цунами принесло и еще один, несколько неожиданный результат – на два месяца прекратились нападения морских пиратов в Сингапурском, Малаккском проливах и в водах Индонезийского архипелага, основном районе пиратства в мире, где ежегодно отмечается более 300 случаев нападений на гражданские суда. Высказывались даже предположения, что базы и суда пиратов в провинции Ачех (о.Суматра) были уничтожены приливной волной. Однако в конце февраля 2005г. нападения пиратов возобновились, причем с большей организованностью и жестокостью, чем прежде.

Отдельно стоит отметить влияние т.н. «цветных» революций на АТР. В то время как на Западе они были восприняты как торжество демократии и прогресса, отношение стран АТР было намного более сдержанным. Создается впечатление, что многие политические элиты АТР как бы примеряли на себя сценарии прошедших событий, особенно киргизских и узбекских. В этой связи вызывает некоторое недоумение молчание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая, по крайней мере, в СМИ, заняла выжидательно - осторожную позицию, хотя, например, события в Ферганской долине Узбекистана имели непосредственное отношение к заявленным ШОС целям по координации противодействия угрозе международного терроризма.


Ситуация в основных районах потенциальных конфликтов и территориальных противоречий АТР в 1-м полугодии 2005 г. имела тенденцию к обострению.

Корейский полуостров. Усиление напряженности на полуострове объясняется действием следующих факторов:

- Ухудшение социально-экономической ситуации в КНДР. 26.04 Национальное разведывательное агентство РК представило Национальному собранию доклад о положении дел в КНДР. Согласно этому докладу, чтобы избежать масштабного голода в 2005 году, КНДР потребуется дополнительно 1.65 млн. тонн продовольствия (ежегодная потребность составляет 6.45 млн. тонн). Внутренние потребности КНДР в электроэнергии обеспечиваются только на 45%. Также, по оценке экспертов МВФ и южнокорей­ской общественной организации «Движение за демократизацию Северной Кореи», со­циально-экономическая ситуация в КНДР в 2005 году будет и далее ухудшаться, а финансовая система страны может полностью прекратить своё существование, так как резко сократился объём поступлений в госбюджет. Производственные госпредприятия и сельхозкоопера­тивы стремятся выйти из-под контроля Центра, переходя на прямой бартерный расчет произ­водимой продукцией или объявляя себя убыточными. Значительно сократились поступления в бюджет КНДР и от экспорта оружия в Иран, Сирию, Ливию и ряд других стран, что вызвано проводимой администрацией США кампанией по борьбе с распространением ракетных технологий. Реальная стоимость национальной валюты, вона, снизилась, по разным подсчётам, в три-четыре раза. Отменена система дотаций малоимущим гражданам по закупке товаров первой необходимости, продуктов питания и топли­ва. Стои­мость прожиточного минимума в КНДР превышает среднемесячные доходы населения в пять-шесть раз. Другой проблемой для Северной Кореи является повыше­ние цен на топливо, в результате чего резко возросли цены на дизельное топливо и бензин, что привело к остановке работы многих мелких фабрик и заводов в провинциях, а также прекращению движения поездов на большинстве маршрутов внутри страны. По данным южнокорейских экспертов, увеличение числа беженцев из КНДР этой зимой сдерживали не сколь­ко дислоцированные вдоль китайско-северокорейской государствен­ной границы части НОАК (200 тысяч военнослужащих) и отборные части КНА, сколько сильные морозы. Ожидать резкого увеличения числа северокорейских беженцев следует летом 2005 года, когда в КНДР у простых граждан иссякнут последние запасы продовольст­вия.

- Отсутствие реальных перспектив по возобновлению 6-сторонних переговоров по нормализации положения в Корее. Повышенную активность проявляли дипломаты из КНР, несколько раз посещавшие Пхеньян и пытавшиеся склонить руководство КНДР к достижению компромисса, однако дальше общих деклараций о стремлении к нормализации и миру Пхеньян не пошел. Сейчас называется очередная возможная дата нового раунда 6-сторонних переговоров – сентябрь с.г. Тупиковая ситуация на переговорах во - многом объясняется расхождением интересов их участников. Так, РК стремится реанимировать двусторонние контакты с Севером и не допустить возрастания напряженности в военной сфере. 12.04 президент РК Но Му Хён заявил, что Сеул в своей политике стремится не к свержению коммунистического режима в КНДР, а к достижению национальной консолидации. По его словам, воссоединение Кореи будет поэтапным, включающим в себя четыре основные фазы: создание механизма мирного сосуществования двух Корей, развитие межкорейских обменов и сотрудничества, образование национальной конфедерации и, наконец, создание единого государства. Китай преследует целью обеспечить себе доминирующее положение в процессе межкорейского примирения, при этом и Китай, и РК совершенно не заинтересованы в массовом исходе беженцев из КНДР. Противоположную позицию в этом вопросе занимают США, акт № 4011 Конгресса США прямо поощряет массовую иммиграцию северокорейцев.

- Обострение ядерной проблемы на полуострове. В начале мая спецслужбы США распространили сообщение о подготовке в КНДР ядерного испытания, которая основывается на спутниковых фотографиях горного района вблизи г. Килджу (северокорейская провинция Хамгён), где ведутся активные работы по строительству подземного тоннеля. Данную информацию подтвердил официальный представитель МИД США, занимающийся вопросами ситуации на Корейском полуострове, в интервью южнокорейской газете «Чосун Ильбо». Он также добавил, что шансы КНДР на проведение ядерного испытания резко возросли, и она может их провести уже в июне с.г. В нескольких милях от предполагаемого места испытаний ведется строительство наблюдательного пункта, который выглядит роскошно по северокорейским стандартам. Выражается предположение, что на испытания ядерного устройства будут приглашены иностранные наблюдатели.

10 мая американские СМИ распространили сообщение, в котором указывается, что ВС США подготовили план упреждающего удара по ядерным объектам КНДР с целью предотвращения попытки проведения Пхеньяном ядерных испытаний. Для нанесения удара планируется использовать истребители-бомбардировщики F-15Е «Страйк Игл» и самолеты – «невидимки» F-117A «Ночной ястреб», в мае переброшенные из США. Между тем, правительство РК подвергло сомнению полученную информацию и резко выступило против американского плана нанесения удара по КНДР. Представители МО Р.Корея сообщили, что не обнаружили каких-либо необычных признаков в Килджу, свидетельствующих о подготовке КНДР к проведению ядерного испытания, а наблюдение за указанным районом ведется с конца 90-х годов (в это время было обнаружено, что в этом районе ведутся работы по созданию тоннеля).

Конечно, сложно оценить, сколько правды в американских сообщениях о подготовке ядерного испытания в КНДР, и сколько дезинформации, предназначенной в том числе для оказания психологического давления на Пхеньян. Однако в сложившейся ситуации, видимо, следует полагать, что если американцы обнаружат реальные признаки подготовки ядерного испытания, превентивный удар они нанесут. Возможные последствия такого развития событий для безопасности Северо – Восточной Азии могут быть самыми тяжелыми.

Не менее драматично развивалась ситуация и в другом очаге потенциального вооруженного конфликта – в Тайваньском проливе.

14.03 на 3-й сессии Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) 10-го созыва случилось событие, которого давно ожидали, но надеялись, что оно не произойдет - депутаты приняли «Закон о борьбе с сепаратизмом», разрешающий использование ВС КНР для решения «тайваньского вопроса», если стремление Тайбэя к провозглашению независимости приобретет конкретные формы (попытка официально объявить о своей независимости). Закон был принят практически единогласно, несмотря на обращение США с призывом воздержаться от его принятия. 27.03 на Тайване состоялась массовая демонстрация протеста (по данным тайваньских СМИ в ней приняло участие более 1 миллиона человек, по данным полиции – около 240 тыс. чел.) против принятия в КНР «Закона о борьбе с сепаратизмом». Несмотря на то, что демонстрация носила полуофициальный характер, в ней принял участие президент Тайваня с семьей.

С 26 апреля по 3 мая в КНР с визитом прибыл лидер крупнейшей тайваньской оппозиционной партии «Гоминьдан» Лян Чжань. В ходе визита он посетит Нанкин, Пекин, Сиань и Шанхай, 29 апреля встречался с председателем КНР Ху Цзиньтао. Это была первая встреча лидера КПК и партии «Гоминьдан» за последние 60 лет. Накануне отъезда Лян Чжаня в Китай, в аэропорту Тайбэя произошло столкновение между сторонниками партии «Гоминьдан» и последователями идеи независимости Тайваня, в результате которого получили ранение два человека. Визит Ляна вызвал крайне негативную реакцию на Тайване. 5 мая представители партии «Союз солидарности Тайваня» (ССТ) в судебном порядке предъявили Лян Чжаню обвинение в государственной измене. По их мнению, Лян Чжань нарушил тайваньское законодательство, подписав соглашение с председателем КНР Ху Цзиньтао (согласно законодательству, любые соглашения с властями Китая должны пройти процедуру предварительного утверждения в правительстве, нарушение данного положения карается пятью годами лишения свободы). В свою очередь, Лян Чжань отрицает свою вину, поясняя, что подписанный документ является не соглашением, а совместным коммюнике по итогам проведенных переговоров.

4 мая президент Тайваня Чэнь Шуйбянь обратился с официальным приглашением к председателю КНР Ху Цзиньтао посетить остров. По его словам, такой визит мог бы способствовать нормализации отношений между КНР и Тайванем. В ответ на это 5 мая представитель по делам Тайваня при ЦК КПК Ван Цзайси заявил, что «материковый Китай готов обсуждать с Тайванем все вопросы, включая ракетную проблему». Обращает внимание подчеркивание Китаем «нижестоящего» статуса Тайваня – по нормам протокола, такого рода заявление должен был делать как минимум министр иностранных дел. Все вышесказанное не дает оснований на положительную динамику в процессе урегулирования тайваньской проблемы в ближайшие годы.

В отчетный период обострились и территориальные споры между странами Северо – Восточной Азии. Достаточно неожиданно, но спровоцировано это обострение было Японией, не вполне объяснимым всплеском реваншистских настроений среди японской политической элиты.

7 февраля в Японии официально проведен очередной «День «северных территорий»». Так в Японии называют острова Итуруп, Кунашир, Шикотан и архипелаг Хабомаи, возвращение которых ставится условием нормализации отношений с Россией. В послании премьер-министра Японии Д. Коидзуми участникам 60-го съезда «Движения за возвращение «северных территорий»» открывшегося 7 февраля в Токио, говорилось: «Отношения между Россией и Японией динамично развиваются в соответствии с положениями плана совместных действий, принятого руководством двух стран, однако в решении территориальной проблемы мы не продвинулись далеко». В послании премьер-министра напоминается о том, что в сентябре 2004 г. он осмотрел острова Южно-Курильской гряды с борта корабля и имел беседы с бывшими жителями островов, ныне проживающих на о. Хоккайдо. Вопрос о принадлежности островов Д. Коидзуми определил как проблему, касающуюся всего населения Японии, и заверил, что у японского правительства не будет никаких отклонений от избранного курса. Выступивший далее министр иностранных дел Японии Н. Матимура назвал «территориальный вопрос» наиважнейшей проблемой дипломатических отношений с Россией. «Несмотря на то, что этот вопрос очень не прост, мы будем прикладывать все усилия для признания японского суверенитета над островами Южно-Курильской гряды», – заявил министр. Еще дальше пошли депутаты парламента Японии, в феврале принявшие резолюцию о «северных территориях», в которой утверждается, что четыре острова – это отнюдь не вся проблема, понятие «северных территорий» следует распространить на все Курилы и юг Сахалина. Понятно, что такой поворот событий никак не может устроить Россию, в результате поездка МИД РФ в Японию в конце мая окончилась безрезультатно – стороны были вынуждены констатировать «сохранение принципиальных расхождений в подходах к урегулированию территориальных разногласий» и не смогли согласовать сроки намеченного на 2005 год официального визита президента РФ в Японию.

Если к территориальным притязаниям Японии к России все уже привыкли, то обострение территориального спорта с РК во многом стало неожиданностью. В начале 2005 года местное правительство японской префектуры Симанэ приняло закон об учреждении Дня Такэсима (японское название островов Токто в Японском море). В заявлении пресс-секретаря МИД РК от 23 февраля было достаточно мягко сказано, что «подобные действия не способствуют укреплению дружбы между народами Кореи и Японии». Тем не менее ситуация продолжала обостряться. 8 марта небольшой легкомоторный самолет, арендованный японскими журналистами из газеты «Асахи», предпринял попытку приблизиться к островам Токто, чтобы сделать их фотографии. На следующий день самолет береговой охраны Японии также опасно приблизился к островам Токто. Обе попытки были пресечены истребителями ВВС РК. В связи с данным инцидентом Японии был заявлен протест, а МИД РК Пан Ги Мун в ходе состоявшейся 9 марта еженедельной пресс-конференции в Сеуле заявил прямо: «Республика Корея готова пожертвовать своими добрососедскими отношениями с Японией ради суверенитета над островами Токто в Японском море». 17 марта состоялось экстренное совещание Совета национальной безопасности РК с целью принятия изменений во внешней политике в отношении Японии. На заседании обсуждалась программа ответных мер в отношении территориальных притязаний Японии, и были решительно осуждены действия официального Токио, нарушающего международные договоренности. По итогам заседания Совета национальной безопасности, правительство РК приняло решение об усилении воздушного и морского патрулирования в районе островов. Сюда планируется отправить дополнительный корабль морской полиции в дополнении к трем уже развернутым. Командованию южнокорейских ВВС была поставлена задача - обеспечить перехват всех самолетов приближающихся к островам ближе 20 км.

Республика Корея отказалась передать на рассмотрение Международного суда спор вокруг о-вов Токто (Такэсима), чего потребовала Япония. Напротив, РК намерена поднять в Комиссии ООН по правам человека и ЮНЕСКО вопрос об агрессивном прошлом Японии с тем, чтобы привлечь внимание мирового сообщества к настораживающим действиям Японии, направленным на искажение истории.

Начиная с апреля с.г. ВС РК проводят учения вблизи о-вов Токто. Их проведение идет в русле обнародованного в апреле «Руководства по урегулированию кризисов», разработанного Советом национальной безопасности при президенте РК. Также 4 апреля в Сеуле опубликовано дополнительное издание «Белой книги», в которой более четко, чем в предыдущем февральском издании, определены морские границы страны. Министерство обороны РК сообщило, что в английском издании «Белой книги», которое планируется разослать в зарубежные дипломатические представительства, будет уделено особое внимание статусу о-вов Токто.

Новый поворот в территориальном споре этих стран произошел в мае с.г. 18 мая представитель правительства Японии сообщил средствам массовой информации, что 26 японских граждан зарегистрировали свой юридический адрес на спорных островах Такэсима (Токто), которые находятся под контролем РК (юридический адрес, «хонсэки», любой японской семьи может быть зарегистрирован местными органами в любом выбранном семьей месте, вне зависимости от регистрации по месту жительства). РК немедленно выразила протест Токио в связи с данным сообщением, и тут же выдала разрешение 800 южнокорейским гражданам зарегистрировать свои юридические адреса на островах Токто. (До регистрации японцами своих юридических адресов на южных Курилах дело – пока – не доходило.)

Активизация территориальных претензий к соседям со стороны Японии тем более непонятна, поскольку в это же самое время она испытывает усилившееся давление со стороны Китая, заявляющего о своих претензиях на японские острова Сэнкаку (Дяоюйдао) в Восточно-Китайском море. 29 января патрульный самолет ВМС Японии обнаружил два новейших эсминца проекта 956 ВМС КНР в международных водах в районе спорного газового месторождения, в 400 км к северо-западу от о. Куме (Япония). Управление национальной обороны Японии впервые фиксирует их появление в данном районе. «Наиболее вероятно, КНР пытается демонстрировать свою военную мощь» – отмечают японские СМИ, ссылаясь на анонимный источник в УНО. Премьер-министр Японии Д. Коидзуми по данному вопросу заявил, что Япония приложит все усилия для защиты своих энергетических ресурсов в районе исключительной экономической зоны. 14 апреля правительство Японии рассмотрело вопрос о предоставлении национальным компаниям права начать пробное бурение в районе акватории, прилегающей к островам Сэнкаку, как ответный шаг на китайский проект добычи нефти и газа в спорных водах двух стран. В свою очередь, в тот же день МИД КНР выразило протест Японии и заявило, что КНР оставляет за собой право предпринимать дальнейшие соответствующие шаги.

Локальные очаги территориальных проблем существуют и в других районах АТР, периодически обостряясь. Так, 8 апреля в районе скал Унаранг произошло столкновение между сторожевыми катерами ВМС Малайзии и ВМС Индонезии. Инцидент произошел в тот момент, когда малайзийский катер попытался вытеснить своего индонезийского коллегу из района патрулирования. В результате столкновения оба катера получили серьезные повреждения корпуса, дальнейшего развития инцидент не имел. Морская граница между двумя странами определена не точно, что само по себе вызывает напряженность в межгосударственных отношениях, но, кроме того, это обстоятельство развязывает руки морским пиратам. Совершив нападение в территориальных водах одной страны, пираты затем скрываются в терводах другого государства, а пекущиеся о собственном суверенитете страны никак не могут договориться о координированных антипиратских действиях, т.е. преступные организации заведомо получают преимущество над правоохранительными и военными структурами. Почти то же самое происходит и в сфере противодействия международному терроризму.

Нынешнее обострение ситуации вокруг спорных территориальных проблем представляет собой верхушку айсберга и отражает многолетнее недоверие, подозрения и исторические обиды, существующие в умах граждан стран Северо – Восточной Азии. Иначе иррациональные действия тех или иных высших должностных лиц сложно объяснить. Проблема здесь в том, что вместо поиска компромиссов, точек сближения и повышения взаимодоверия имеет место конфронтация и перенесение политических проблем на популистский уровень. Выше уже говорилось о вспышке антияпонских настроений в Китае и Южной Корее, когда в течение двух недель происходили демонстрации, погромы японских учреждений и магазинов, сожжение флагов и тому подобное. Нет сомнений, что события 2005 года существенно затормозят региональный импульс интеграции, объективно обуславливаемый усилением взаимозависимости и взаимопроникновения финансово – экономических систем.

Но все-таки главное – это не допустить военно - силовых подходов к разрешению спорных проблем. И хочется верить, что страны АТР это понимают.










Память — единственный рай, из которого нас не могут изгнать. Жан Поль
ещё >>