Синтез, исследование строения и no-донорной активности нитрозильных комплексов железа с 2-меркаптоимидазолами 02. 00. 04 физическая - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Синтез и свойства бензоаннелированных порфиразинов 02. 00. 03 органическая... 1 305.26kb.
Физическая химия 4 467.32kb.
Программа дисциплины «физическая химия» 1 80.08kb.
Синтез и исследование порошков иридия и иридийсодержащих материалов 1 29.11kb.
Макаров Валентин Михайлович Традиционным направлением научных исследований... 1 55.23kb.
Рабочая программа по курсу/дисциплине: Физическая органическая химия... 1 124.1kb.
Синтез и термические превращения гетерометаллических комплексов pd(II) 1 29.37kb.
Общая характеристика металлов главных подгрупп I – III групп в связи... 1 52.75kb.
Феномен комплексов активности на солнце 01. 03. 03 физика Солнца 1 342.13kb.
Синтез 5-[гидроксил(тетрагидрофуран-2-ил)амино]изоксазолов и изучение... 1 20.8kb.
Анализ и синтез адаптивных устройств помехозащиты в радиолиниях с... 1 222.09kb.
Наука/ Интерпериодика 1 40.38kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Синтез, исследование строения и no-донорной активности нитрозильных комплексов железа - страница №1/3

На правах рукописи

РУДНЕВА Татьяна Николаевна


СИНТЕЗ, ИССЛЕДОВАНИЕ СТРОЕНИЯ И NO-ДОНОРНОЙ АКТИВНОСТИ НИТРОЗИЛЬНЫХ КОМПЛЕКСОВ ЖЕЛЕЗА

С 2-МЕРКАПТОИМИДАЗОЛАМИ

02.00.04 – физическая химия

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата химических наук

Черноголовка - 2007

Работа выполнена в Институте проблем химической физики Российской Академии Наук

Научный руководитель: д.х.н., профессор,

академик РАН Алдошин Сергей Михайлович



Официальные оппоненты:

доктор биологических наук, профессор Ванин Анатолий Федорович


доктор химических наук, профессор

член-корреспондент РАН Бачурин Сергей Олегович




Ведущая организация: ГОУ ВПО «Самарский государственный университет»

Защита состоится 28 мая 2007 г. в 10.00 на заседании диссертационного совета Д 002.082.02 при Институте проблем химической физики РАН по адресу: 142432, Московская область, г. Черноголовка, проспект Ак. Семенова Н.Н., д.1, корпус общего назначения Института проблем химической физики (КОН).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ИПХФ РАН

г. Черноголовка, просп. Ак. Семенова, д.1.


Автореферат разослан апреля 2007 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

доктор химических наук Джабиев Т.С.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


АКТУАЛЬНОСТЬ РАБОТЫ. Открытие монооксида азота как важнейшего регулятора многих физиологических процессов в организмах млекопитающих и человека явилось одним из значительных достижений современной мировой науки и привлекло большое внимание исследователей в области химии, биологии и медицины. Многие эффекты воздействия NO в организме удалось выявить благодаря созданию и исследованию экзогенных доноров NO – соединений, способных в ходе метаболитических процессов генерировать оксид азота. Это хорошо известные нитроглицерин, нитропруссид натрия, молсидомин, нитрозоцистеин и др. В настоящее время ведется активный поиск новых доноров NO с целью создания лекарственных препаратов нового поколения для лечения социально-значимых заболеваний (онкологических, сердечно-сосудистых, нейродегеративных) с улучшенным спектром активности и уменьшенными побочными эффектами по сравнению с уже используемыми клиническими препаратами.

На сегодняшний день огромное количество работ так или иначе касаются темы изучения оксида азота. Половина из них посвящена синтезу нитрозильных металлокомплексов, как наиболее перспективных NO-доноров. В связи с этим особое внимание уделяется синтезу нитрозильных комплексов железа с серосодержащими лигандами, поскольку эти соединения образуются in vivo в организмах многих живых существ, начиная с бактерий и заканчивая высшими растениями и млекопитающими.

Анализ литературных данных показал, что большинство исследователей считают, что в живых клетках нитрозильные комплексы с серосодержащими лигандами существуют в двух формах: моноядерной и биядерной, находящихся в динамическом равновесии, которое зависит от концентрации тиолов. Однако, в отличие от моноядерных комплексов, так называемых динитрозильных комплексов железа (ДНКЖ), легко идентифицируемых с помощью ЭПР- спектров по характерному сигналу с g = 2,03, строение биядерных комплексов in vivo дискутируется, и единого мнения об этом до сих пор не существует. Некоторые исследователи полагают, что в биядерных комплексах атомы серы связывают атомы железа так же как в «эфирах красной соли Руссена». Есть и другое мнение, согласно которому биядерные комплексы представляют собой димерные ассоциаты моноядерных нитрозильных комплексов. Однако, литературных данных по синтезу и исследованию именно нитрозильных железо-серных комплексов немного. Это обусловлено, в первую очередь, трудностями выделения и очистки, а также неустойчивостью нитрозильных комплексов in vitro. Поэтому получение и исследование нитрозильных комплексов железа с серосодержащими лигандами представляет трудную и, несомненно, важную фундаментальную задачу установления строения, корреляции «структура – свойство» и изучения свойств спектральных и структурных аналогов нитрозильных аддуктов негемового железа с тиолсодержащими лигандами. Это послужит отправным пунктом для решения прикладных задач - получения новых доноров оксида азота для биохимических и медицинских исследований.

ЦЕЛЬ РАБОТЫ: исследование строения, физико-химических свойств и NO-донорной активности новых нитрозильных комплексов железа с 2-меркаптоимидазолами, являющихся структурными аналогами природных меркаптогистидинов.

Исследования были сосредоточены на решении следующих задач:




  • разработка методик синтеза новых нейтральных биядерных нитрозильных комплексов железа с лигандами структурного ряда 2-меркаптоимидазола;

  • изучение молекулярной и кристаллической структуры методами рентгеноструктурного анализа, мессбауэровской и ИК-спектроскопии и др.;

  • исследование магнитных свойств синтезированных соединений;

  • исследование кинетики образования NO и нитрозильного гемоглобина при разложении нитрозильных комплексов железа с 2-меркаптоимидазолами.


НАУЧНАЯ НОВИЗНА результатов, выносимых на защиту, состоит в следующем:


  • впервые была получена структура анионного тиосульфатного нитрозильного комплекса с натриевым катионом (ТНКЖ) и доказано, что этот комплексный анион не сохраняет своей структуры в протонных средах: при растворении ТНКЖ в протонных растворителях он распадается на два моноядерных динитрозильных тиосульфатных комплекса железа (ДНКЖтио), который далее начинает донировать оксид азота;

  • впервые были получены в кристаллическом состоянии три новых комплекса состава [Fe2(SR)2(NO)4], где R – лиганды структурного ряда 2-меркаптогистидина;

  • впервые была получена структура этих новых нитрозильных комплексов методом РСА.

  • впервые были проведены магнитные измерения нитрозильных комплексов железа с 2-меркаптоимидазолами. Было впервые показано, что железо находится в высокоспиновой d7-конфигурации: два из трех неспаренных электронов иона металла полностью спарены с неспаренными электронами двух координированных групп NO, а оставшийся неспаренный электрон в каждом из фрагментов {Fe(NO)2} связан антиферромагнитным взаимодействием с неспаренным электроном аналогичного фрагмента димерной молекулы.

  • впервые исследованы бимолекулярные реакции гемоглобина с синтезированными комплексами железа в водных растворах и рассчитаны константы скорости этих реакций;

  • впервые с помощью микросенсора amiNO-700 и масс-спектроскопии показано, что нитрозильные комплексы железа донируют оксид азота гидролитически в протонных растворителях.


ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ. Нитрозильные комплексы железа с тиолсодержащими азагетероциклическими лигандами обладают рядом преимуществ перед другими NO-донорами, большинство из которых органические нитраты и нитриты, требующие участия ферментов для донирования NO, что делает их неудобными для биологических и биохимических исследований и заставляет исследователей искать новые доноры NO. Нитрозильные комплексы железа донируют оксид азота при физиологических значениях рН без какой-либо активации (фото-, термо- или редокс-), их можно выделить в чистом кристаллическом состоянии, и при разложении этих комплексов не образуется никаких токсичных или канцерогенных веществ. Эти комплексы являются моделями активных центров железо-серных белков, найденных во всех живых организмах от бактерий до млекопитающих. Использование в качестве лигандов природных гетероциклов дает возможность дополнить комплексы новыми свойствами либо усилить действие оксида азота. Все это дает основание утверждать, что на основе нитрозильных комплексов железа можно создать лекарственные препараты для терапии социально-значимых заболеваний (сердечно-сосудистых, онкологических, нейродегеративных и т.д.). Нитрозильные комплексы железа с природными тиолами могут выступать как модельные объекты для фундаментальных исследований природы связи металл – NO в белках, а также процессов депонирования оксида азота в клетках, его метаболизма и механизмов доставки NO до клеток–мишеней.
ЛИЧНЫЙ ВКЛАД АВТОРА. Автором диссертационной работы были разработаны методики синтеза нитрозильных комплексов железа с 2-меркаптоимидазолами. По разработанным методикам получены три новых нитрозильных комплекса с лигандами 2-меркаптоимидазолами, монокристаллы этих комплексов, а также монокристаллы комплекса ТНКЖ. Автором была разработана методика электрохимического измерения оксида азота, выделяющегося из нитрозильных комплексов железа в 1%-ных водных растворах ДМСО. Рентгеноструктурные эксперименты проводили к.ф.-м.н. Шилов Г.В. и к.ф.-м.н. Чехлов А.Н. (ИПХФ РАН). Расшифровка структур была проведена под руководством д.х.н. Головиной Н.И. (ИПХФ РАН). Мессбауэровские спектры регистрировались к.ф.-м.н. Ованесяном Н.С. (ИПХФ РАН). Спектры оптического поглощения снимались к.х.н. Кондратьевой Т.А. (ИПХФ РАН). ИК-спектры были зарегистрированы к.ф.-м.н. Шульгой Ю.М. (аналитический центр ИПХФ РАН), масс-спектры газовой фазы, собранной над образцами кристаллических нитрозильных комплексов, выполнял Мартыненко В.М. (аналитический центр ИПХФ РАН), масс-спектры водно-метанольных растворов ТНКЖ были выполнены к.ф.-м.н. Сулеменковым И.В. (ФИНЭП ХФ РАН). Магнитные измерения проводил д.ф.-м.н. Моргунов Р.Б. (ИПХФ РАН). Спектры поглощения нитрозильного гемоглобина снимались д.х.н. Сырцовой Л.А. (ИПХФ РАН). Элементный анализ синтезированных в работе соединений был выполнен Астаховой А.С. (аналитический центр ИПХФ РАН).

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ. Основные результаты работы докладывались на IV и V Всероссийских конференциях молодых ученых «Современные проблемы теоретической и экспериментальной химии» (г. Саратов, 2003, 2005), XVI симпозиуме по химической физике (г. Туапсе, 2004), XXII Международной Чугаевской конференции по координационной химии (г. Кишинев, Молдова, 2005), III Международном конгрессе «Биотехнология: состояние и перспективы развития» (г. Москва, 2005), IV Национальной кристаллохимической конференции (г. Черноголовка, Моск. обл., 2006), конференции «Научные школы Черноголовки – молодежи» (г. Черноголовка, Моск. обл., 2006), X международной конференции «Мессбауэровская спектроскопия и её применение» (г. Ижевск, 2006), XXIV Всероссийской школы-симпозиума молодых ученых по химической кинетике (г. Клязьма, Моск. обл., 2006), III Международной конференции «Высокоспиновые молекулы и молекулярные магнетики» (г. Иваново, 2006), 1ом Европейском химическом конгрессе (г. Будапешт, Венгрия, 2006). Материалы работы представлялись на ежегодном конкурсе молодых ученых им. С.М. Батурина (ИПХФ РАН), где заняли третье призовое место в 2006 году и второе в 2007.
ПУБЛИКАЦИИ. По теме диссертации опубликовано 18 печатных работ: 6 статей в отечественных и зарубежных журналах и 12 тезисов докладов на всероссийских и международных конференциях.
ОБЪЕМ И СТРУКТУРА РАБОТЫ. Диссертационная работа изложена на 130 страницах машинописного текста, включая 12 таблиц и 46 рисунков (в том числе 5 таблиц и 16 рисунков в приложении). Текст диссертации состоит из введения, обзора литературы, экспериментальной части и обсуждения результатов, завершается выводами, списком литературы (221 источник) и приложением.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обоснована актуальность темы и практическая значимость работы, сформулированы цель и задачи работы, приведены основные новые научные результаты.

Глава 1 диссертационной работы представляет собой обзор литературы.

В первой части этой главы приводится краткое описание физиологического значения и биохимии оксида азота и его форм, методы определения NO in vivo и in vitro, а также роль оксида азота в неопластическом процессе.

Во второй части приведены и охарактеризованы основные классы известных на сегодня эндогенных и экзогенных доноров оксида азота.

Третья часть диссертации посвящена рассмотрению места нитрозильных железо-серных комплексов в биохимии живых организмов, описаны методы синтеза этих комплексов, их строение и свойства.

В четвертой части проанализирована информация о координационной способности, биологических свойствах и роли гетероциклических тиолов ряда имидазола в синтезе нитрозильных комплексов железа.

Глава 2 состоит из двух частей и содержит описание реактивов, методик синтеза нитрозильных комплексов железа с производными 2-меркаптоимидазола и описание физико-химических методов исследования полученных образцов комплексов.

1. Реактивы. Для получения газообразного оксида азота и комплексов использовали FeSO4·7H2O (Aldrich), Na2S2O3·5H2O (Aldrich), NaNO2 (Aldrich), HCl марки «х.ч.» (ГОСТ 3118-77), имидазол-2-тиол (Aldrich), 1-метилимидазол-2-тиол (Aldrich), имидазолидин-2-тион (Aldrich). Для работы использовали H2SO4 марки «х.ч.» (ГОСТ 4204-77), KJ (Aldrich), CH2Cl2 (Aldrich), а также диэтиловый эфир, ацетон, метанол, этанол и дихлорметан, абсолютизированные по методу [1]. Все операции по приготовлению, смешиванию растворов и выделению комплексов проводили в атмосфере чистого азота. Для приготовления растворов использовали деаэрированную дистиллированную воду.

2. Методы синтеза сера-нитрозильных комплексов железа.

Натрий μ2-дитиосульфатотетранитозилдиферрат тетрагидрат

Na2[Fe2(μ-S2O3)2(NO)4]·4H2O (I) получился в результате реакции сульфата железа (II) c тиосульфатом натрия в присутствии газообразного монооксида азота при комнатной температуре. Реакцию вели в токе монооксида азота, полученного по методике [2] и хранящегося в газометре. После того как в растворе образовались блестящие чёрные кристаллы, реакционную смесь выдерживали ещё 15-20 ч при 6-8оС, затем кристаллический осадок отфильтровывался и сушился на воздухе в течение суток.

Выход I составил 34,34%.



μ-N-C-S-бис(имидазол-2-тиолат)тетранитрозилдижелезо [Fe23Н3N2S)2(NO)4] (II), μ-N-C-S-бис(1-метил-имидазол-2-тиолат)тетранитрозилдижелезо [Fe2(SС4H5N2)2(NO)4] (III) и μ-N-C-S-бис(имидазолидин-2-тиолат)тетранитрозилдижелезо [Fe2(C3H5N2S)2(NO)4] (IV) были получены по схожим методикам. Щелочной раствор тиола добавлялся к водному раствору смеси комплекса I и пятигидратного тиосульфата натрия. Мгновенно выпадающий аморфный осадок отфильтровывался через 20-30 минут. Далее полученный порошок перекристаллизовывался из смесей различных органических растворителей и высушивался на воздухе. Монокристаллы всех трех комплексов представляют собой черные блестящие тонкие игольчатые пластинки. Выход II: 86,23(%), III: 63,50(%), IV 18,46 (%).

Результаты элементного анализа представлены в таблице 1.



Таблица 1. Данные элементного анализа комплексов I-IV(%)



С

Эксп./теор.



H

Эксп./теор.



N

Эксп./теор.



Fe

Эксп./теор.



S

Эксп./теор.



Na

Эксп./теор.



I

-

1.43 / 1.39

9.30 / 9.76

19.94 / 19.51

22.50 / 22.30

8.80 / 8.0

II

16.71 / 16.74

1.70 / 1.39

22.20 / 26.00

26.15 / 26.05

13.16 / 14.08

-

III

20.83 / 20.96

1.31 / 2.18

24.73 / 24.45

24.15 / 24.45

14.16 / 13.97

-

IV

16.50 / 16.53

2.68 / 2.77

25.07 / 25.70

25.42 / 25.61

14.01 / 14.71

-

3. Физико-химические методы анализа, использованные в работе

  • Рентгеноструктурный анализ. Экспериментальные массивы отражений трех соединений I-III получены с монокристаллов на четырехкружном дифрактометре КМ-4 («KUMA-Diffraction», Польша) методом ω/2θ – сканирования; λКα = 0,71070 Å. Кристаллические структуры решены прямым методом (SHELX-97 [3]) и уточнены в полноматричным МНК в анизотропном приближении неводородных атомов. Поглощение при уточнении структур не учитывалось.

Атомы водорода молекул воды в структуре комплекса I уточнялись в изотропном приближении, также уточнялись заселённости позиций атомов О(6) и О(7) молекул воды. Заселённости позиций этих атомов оказались меньше целой заселённости позиций (<1). Эти величины составили 0,91 и 0,92. Факт неполной заселенности позиций молекул воды в кристалле подтверждается измерениями параметров элементарной ячейки кристаллов из разных синтезов. Различия в параметрах выходят за рамки точности измерений.

В структуре II атомы водорода уточнялись в изотропном приближении. Положение атомов водорода в структуре III было рассчитано геометрически, их координаты и тепловые параметры не уточнялись.

Параметры элементарной ячейки кристалла и трехмерных набор интенсивностей отражений для комплекса IV получены на рентгеновском автоматическом дифрактометре Enraf-Nonius CAD4 с использованием монохроматического излучения  MoK ( = 0.71070 Å). Интенсивности всех отражений потом скорректировали на поглощение полуэмпирическим методом [4]: максимальный, минимальный трансмиссионные факторы = 0.868, 0.577. Структура была решена прямым методом и уточнена полноматричным методом наименьших квадратов (МНК) в анизотропном приближении с использованием комплекса программ SHELXS-97 [3]. Все неводородные атомы были уточнены с учетом анизотропных тепловых параметров. Все водородные атомы были объективно локализованы в разностном синтезе Фурье, а положение водородных атомов при атомах углерода были рассчитаны геометрически с уточнением изотропных тепловых параметров, положение атома водорода при атоме азота уточнялось независимо.

Основные кристаллографические данные и характеристики экспериментов для комплексов I-IV представлены в таблице 2.



  • ИК-спектры регистрировали Фурье-спектрометром Perkin-Elmer Spectrum BX-II. Образцы для исследования готовили в виде таблеток (исследуемое вещество – 1 мг, KBr - 200 мг).

  • Мессбауэровские спектры поглощения снимали на установке WissEl, работающей в режиме постоянного ускорения. Источником служил Co57 в матрице Rh. Измерения спектров при низких температурах проводили с помощью проточного гелиевого криостата CF-506 (Oxford Instruments) с регулируемой температурой. Обрабатывали мессбауэровские спектры методом наименьших квадратов в предположении формы Лоренца индивидуальных спектральных компонент.


Таблица 2. Основные кристаллографические данные и характеристики рентгенографического эксперимента для комплексов I-IV




I

II

III

IV

Температура, К

200

200

200

293

Сингония

Моноклинная

Моноклинная

Моноклинная

Триклинная

Пространственная группа

P 2(1)/c

P2(1)/n

C2/c

P1

Молекулярный вес

574

430

458

434

a, Å

11.22(4)

7,473(1)

14.455(3)

6.422(2)

b, Å

10.44(4)

12.928(3)

9.848(2)

7.618(2)

c, Å

7.62(2)

8,173Å

13.108(3)

8.194(2)

α, o

90

90

90

100.93(2)

β, o

92.9(2)

105,37(3)

116.36(3)

100.93(2)

γ, o

90

90

90

90.08(3)

V, Å3

892(5)

761.4(3)

1671.9(6)

386.2(2)

z

2

2

4

1

d, г/см3

2.11(2)

1.85

1.820

1.866

μ, mm-1

4.400

4.39

2.017

2.177

N1 (I>2σ(I))

1254

1215

765

1357

R1 (I>2σ(I))

0.091

0.040

0.0408

0.0321

wR1

0.116

0.130

0.0884

0.0503




  • Масс-спектры газов, выделяемых исследуемым образцом, регистрировали с помощью масс-спектрометра МИ 1201В. Ионизацию газа в ионном источнике спектрометра осуществляли пучком электронов с энергией 70 эВ. Для получения газовой фазы навеску дейтерированных ОНТ массой около 80 мг поместили в кварцевую ампулу пиролизера, соединенную с системой напуска масс-спектрометра через вентиль тонкой регулировки. Кварцевую ампулу с образцом откачивали в течение часа до давления около 2·10­5 Па, чтобы удалить из образца поверхностные и слабосвязанные примеси. После откачки ампулу изолировали от вакуумной системы и оставляли при комнатной температуре (20С) приблизительно на сутки. Затем открывали вентиль тонкой регулировки и проводили масс-спектрометрический анализ собравшегося в ампуле газа. После проведения анализа вентиль тонкой регулировки закрывали, нагревали образец до 65С и выдерживали его при этой температуре 1 час. Собранный в ходе этой выдержки газ анализировали, сохраняя температуру образца неизменной. После анализа кварцевую ампулу снова откачивали до высокого вакуума, закрывали вентиль и нагревали образец до следующей температуры (120С). Измерения проводили в интервале 1  m/z  120, где m – атомная масса, z - заряд иона.

Масс-спектры образцов ТНКЖ в водных растворах получены с помощью времяпролетного масс-спектрометра высокого разрешения с ортогональным вводом ионов. Для экстракции ионов из приготовленных образцов использовался электроспрейный источник ионов без принудительной подачи раствора. В качестве газа завесы и буферного газа использовался азот при комнатной температуре.



  • Магнитная восприимчивость комплексов была измерена с помощью SQUID-магнетометра фирмы «Quantum Design» в интервале температур 2 - 300 К в магнитном поле 5 кЭ. Зависимости магнитной восприимчивости от магнитного поля замечено не было. В расчетах парамагнитной восприимчивости комплекса учитывался диамагнитный вклад равный -230·10-6 см3/моль. Эффективный магнитный момент вычислялся по формуле , где - молярная парамагнитная восприимчивость.

  • Электрохимическое определение NO. Для измерения концентрации NO, генерируемого сера-нитрозильными комплексами железа I-IV в растворах использовали сенсорный электрод “amiNO-700” системы “inNO Nitric Oxide Measuring System” (Innovative Instruments, Inc., Tampa, FL, USA). Концентрацию NO фиксировали в течение ~200 секунд (с шагом 0.2 сек.) в 1% водном растворе диметилсульфоксида (ДМСО) c концентрацией донора NO (0.1 мкМ). Для калибровки электрохимического сенсора использовали 100 мкМ стандартный водный раствор NaNO2, который добавляли в смесь, содержащую 20 мг KJ (Aldrich), 2 мл 1M H2SO4 (марки «хч», ГОСТ 4204-77) и 18 мл воды. Все эксперименты проводили при температуре 250С. pH растворов измеряли с помощью мембранного pH-метра “HI 8314” (HANNA instruments, Germany).

Для сравнения в этих же условиях были изучены другие NO-доноры: “красная соль Руссена” Na2[Fe2S2(NO)4]·8H2O (V), нитропруссид натрия Na2[Fe(CN)5NO]·H2O (VI) и диэтилентриамин-NO-ат (VII) (C4H13N5O2) .

  • Реакции нитрозильных комплексов железа с гемоглобином (Hb) в водных растворах ДМСО / вода. Однородный оксигемоглобин выделялся из свежей человеческой крови донора, который затем использовался для получения раствора Hb, пропусканием через колонку с Sephadex G-25. Этот раствор замораживали в виде шаров в жидком азоте. Перед использованием Hb размораживался в сосуде объемом 5 мл под током очищенного азота. Рабочие растворы (буфер, ДМСО) также сначала очищали и деаэрировали.

Для регистрации спектров поглощения использовался спектрофотометр Specord М-40 (Carl Zeiss, Йена, Германия), снабженный кюветами с термореле. Спектры записывались при 25С. Для оценки концентрации HbNO, была выполнена обработка спектров поглощения методом наименьших квадратов. Вычисления производились в диапазоне длин волн 450–650 нм.

Для изучения кинетики образования NO, генерируемого комплексами I-IV, регистрировалось изменение спектров поглощения систем реакции, содержащих гемоглобин и комплекс. Поскольку все сера-нитрозильные комплексы железа поглощают в видимой области, регистрировались дифференциальные спектры поглощения для экспериментальной системы с гемоглобином и для системы сравнения с анаэробным буфером (оба раствора содержали соответствующий комплекс той же самой концентрации). Спектры регистрировались, начиная с 1.5 минуты после начала реакции, а затем с 3-минутными интервалами. Соблюдалось уменьшение поглощения при 556 нм (максимум поглощения Hb) и его увеличения при 545 и 575 нм. Изменение спектра прекращалось через 15-40 минут.

Для сравнения в этих же условиях были изучены “красная соль Руссена” Na2[Fe2S2(NO)4]·8H2O (V), нитропруссид натрия Na2[Fe(CN)5NO]·H2O (VI) и диэтилентриамин-NO-ат (VII) (C4H13N5O2).

Глава 3 посвящена синтезу, исследованию физико-химических свойств и NO-донорной способности тиосульфатного нитрозильного комплекса железа как исходного соединения для синтеза нитрозильных комплексов железа с 2-меркаптоимидазолами.

Кристаллический комплекс Na2[Fe2(S2O3)2(NO)4]·4H2O (I) был получен по схеме (1):


(1)

Согласно данным РСА монокристалла I (рис.1), в биядерном центросимметричном анионе [Fe2(S2O3)2(NO)4]2- атом железа связан с двумя атомами азота двух групп NO и другим атомом железа двумя μ-атомами серы. Мостиковые атомы серы связаны с группировками SO3. Расстояние между тетраэдрически координированными атомами железа составляет 2.705(7)Ǻ, что указывает на существование сильного обменного взаимодействия между ними. Комплекс диамагнитен. В структуре обнаружены две независимых молекулы воды, т.е. на биядерный комплекс приходятся четыре молекулы воды. В целом, от кристалла к кристаллу состав воды переменный. Комплекс I в твердофазном состоянии при комнатной температуре более устойчив, чем “красная соль Русина” за счет образования мостиковыми атомами серы трехцентровых связей, что приводит к перераспределению электронной плотности в тиосульфатном анионном комплексе по сравнению с сульфидными [Fe2S2(NO)4]2-.

Мессбауэровский спектр соединения I при T=80 K имеет вид одиночного дублета, что свидетельствует о единственном состоянии ионов железа в структуре, т.е. ближайшая координационная сфера атомов Fe в анионном комплексе состоит из идентичных атомов. Значения параметров мессбауэровского спектра 57Fe для I - изомерного сдвига (Fe) и квадрупольного расщепления (EQ) – близки к таковым для ранее исследованных солей с дианионом [Fe2(2-S2O3)2(NO)4]2- (табл. 2) и нейтральных комплексов c 2-меркаптопиридином и 2-меркаптопиримидином. Уменьшение почти вдвое зарядовой s-плотности на атоме железа по сравнению с дианионом “красной соли” Руссена [Fe2S2(NO)4]2- (=0.091(1) мм/с, EQ=0.510(2) мм/с) связано с электроакцепторными свойствами групп SO3. В исследуемом комплексе I связь S(1)–S(2) 2.125(8) Å заметно удлинена в сравнении с удвоенным ковалентным радиусом серы. По-видимому, связь ослаблена из-за локализации электронной плотности на кратных связях S–O и в окружении иона железа. В тиосульфатном комплексе наблюдается увеличение длины связи Fe-S (2.257(8) Å и 2.259(7) Å) и укорочение связей N-O (1.160(16) Å и 1.151(16) Å) по сравнению с таковыми в сульфидных комплексах, где соответствующие величины равны 2.23-2.24 Å и 1.175-1.179о. Это может свидетельствовать, в рамках определенного формализма, о том, что заряд на NO-группах в комплексе I становится более положительным, чем в сульфидных комплексах. Можно формально считать заряд на NO-группах нейтральным, и тогда атом железа в комплексном анионе [Fe2(2-S2O3)2(NO)4]2- находится в состоянии Fe+1 (d7). Однако комплекс I, как и сульфидные комплексы, диамагнитен вследствие образования связи Fe-Fe 2.705(7) Å.


Таблица 2. Параметры мессбауэровских спектров 57Fe биядерных нитрозильных комплексов железа

Соединение

Координационный узел

Т, К

δFe,

мм/с

ΔEQ,

мм/с

Na2[Fe2(S2O3)2(NO)4]·4H2O (I)

Fe{S2(NO)2}

80

0.168(1)

1.288

(Me4N)2[Fe2(S2O3)2(NO)4]

Fe{S2(NO)2}

78

0.163(1)

1.241(1)

(Et4N)2[Fe2(S2O3)2(NO)4]

Fe{S2(NO)2}

78

0.160(1)

1.277(1)

(n-Pr4N)2[Fe2(S2O3)2(NO)4]

Fe{S2(NO)2}

78

0.138(1)

1.144(2)

(n-Bu4N)2[Fe2(S2O3)2(NO)4]

Fe{S2(NO)2}

78

0.157(1)

1.118(2)

Fe2(SC5H4N)2(NO)4]

Fe2(SC5H4N)2(NO)4]



Fe{SS(NO)2}

Fe{SS(NO)2}



85

85


0.177(1)

0.169(1)


1.262(2)

1.264(1)

Анализ масс-спектров газовой фазы над кристаллическим образцом комплекса I показал, что наиболее интенсивным пиком в спектре газовой фазы над образцом комплекса I при комнатной температуре (рис. 2 (1)) является пик с m/z=18. Этот пик связан с выделением в газовую фазу кристаллизационной воды. Вторым по интенсивности является пик с m/z=30, обусловленный выделением молекул NO при вакуумировании нитрозильного комплекса. Имеется также небольшая примесь молекул СО и СО2 (m/z = 28 и 44), видимо, захваченных образцом из воздуха. Образование молекул N2 и N2O, скорее всего, не происходит, поскольку пик с m/z = 14(N+) в спектре имеет очень малую интенсивность, а интенсивности пиков с m/z = 12(C+) и 16(O+) достаточны, чтобы объяснить фрагментацию оксидов углерода.

Если образец, газовыделение из которого прекратилось при комнатной температуре, нагреть до 650С, процесс газовыделения начинается снова. При этом помимо молекул воды, остающихся основной компонентой газовой среды в спектре (рис. 2 (2)), идентифицируются ионы NO+ (пик с m/z = 30) SO+ и SO2+ (пики с m/z = 48 и 64). Это означает, что при описанных условиях образец не только продолжает терять воду, но и в условиях динамического вакуума

начинается незначительное разложение основного вещества. Однако ИК-спектр образца после такого нагрева в вакууме практически не меняется. Это означает, что процесс разложения коснулся небольшой доли молекул - возможно, на поверхности кристаллов. Нагрев комплекса до более высокой температуры (980С) приводит к большему выделению азот- и серосодержащих молекул в газовую фазу над образцом (рис. 2 (3)). Таким образом, разложение комплекса I с образованием азот- и серосодержащих продуктов при Т<650С является весьма незначительным и лежит за пределами чувствительности всех методов, кроме масс-спектрометрического.

Данные масс- и ИК-спектроскопии комплекса I ещё раз подтверждают, что присутствие групп SO3 в анионе [Fe2(S2O3)2(NO)4]2- делает его более устойчивым (скорее всего вследствие стерических факторов) к превращению в тетраядерный комплекс [Fe4S3(NO)7]-. Комплекс I относительно устойчив при хранении на свету в отсутствии влаги. При хранении комплекса в условиях повышенной влажности наблюдается его заметное разложение, сопровождаемое изменением окраски и кристалличности и появлением характерного запаха.

Анализ спектров поглощения растворов (3,3х10-4 М) комплекса I при pH=6.5-7.5 показал, что соединение в протонном растворителе не сохраняет исходную биядерную структуру. Об этом свидетельствует отсутствие максимумов полос поглощения при 321 и 360 нм, характерных для биядерных сера-нитрозильных комплексов железа и наблюдаемых в апротонном растворителе (рис. 3). В протонных растворителях наблюдается темновое разложение биядерного комплекса, сопровождающееся появлением характерных пиков моноядерного динитрозильного комплекса железа при 343 (ε = 3,889∙103 М-1∙см-1), 455 (ε=1,180∙103 М-1∙см-1) и 501 (ε=1,014∙103 М-1∙см-1) нм.

Масс-спектрометрия водно-метанольного (9:1) раствора комплекса I концентрацией 1·10-4 М (рис. 4) в совокупности с данными электрохимического анализа (см. Главу 5) подтверждает образование моноядерного динитрозильного тиосульфатного комплекса железа (ДНКЖтио) и генерацию последним молекул NO при растворении комплекса I в протонных растворителях:



(2)

следующая страница >>



Можно ли уйти от ответственности, поднимаясь по служебной лестнице? Олег Сеин
ещё >>