Шери Колер Отмеченная лунным светом - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Джоан Роулинг "Гарри Поттер и Роковые мощи" 30 6844.32kb.
Абсолютно черное тело 1 67.69kb.
При освещении ультрафиолетовым светом с частотой 1 91.37kb.
Новогодние традиции в моей стране 1 29.25kb.
"Лермонтов Михаил Юрьевич" 1 13.46kb.
Девиз молодого поколения (Эколого-краеведческое движение с. 1 145.88kb.
Светотехнические и теплозащитные свойства остекления. Нормирование... 4 382.68kb.
Жорж Эммануэль Клансье Детство и юность Катрин Шаррон 27 5339.79kb.
В. Драгунский «Он живой и светится» 1 140.96kb.
Днепропетровск неповторимо удивительный город. Он омыт рассветной... 1 82.49kb.
Стивен Кинг Реплоиды Тёмные видения – 2 1 232.2kb.
Отчество: Игоревна 1 29.05kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Шери Колер Отмеченная лунным светом - страница №1/1

Шери Колер Отмеченная лунным светомМоей маленькой принцессе, чья тяга к паранормальному уже соперничает с моей.Обещаю, что однажды ты сможешь прочитать мамину книгу про оборотней.Благодарности«Отмеченная лунным светом» прошла долгий путь. Благодаря поддержке многих эта книга попала в руки читателя. Искренняя благодарность за это:Тере, Лесли и Эн – вы были со мной с самого начала. Спасибо вам за то, что терпеливо читали и перечитывали каждую страницу и слушали все мои сюжетные вариации.Робину Т. Поппу, который заверил меня, что эта рукопись годится для печати. Твоя поддержка придавала мне сил, в которых я нуждалась, чтобы протолкнуть себя через тяжелые периоды.Сандре К. Мур, чей полный критики отзыв на рукопись обеспечил мне неделю сильнейшей головной боли – спасибо тебе! Без твоего вклада кто знает, когда взорвалась бы лампочка?Моему мужу за понимание, что полные корзины для стирки белья – это крайний срок работы. Я люблю тебя!Моему агенту – Море Кай Казелле за то, что выбрала эту рукопись из кучи сентиментальной чепухи, вгрызлась в нее и, подобно настоящему ликану, уже не разжимала челюстей – спасибо тебе.И моему редактору – Лорен МакКенне, чьи наставления и способность проникнуть в суть помогли довести рукопись до финишной прямой – ты обалденная!ПрологОни едут. Голос оператора 911 монотонно гудел у него в ушах, убеждая оставаться на линии и ждать, как был – свернувшись клубком рядом со своей кроватью. Но когда вой второй раз прорезал ночной воздух, телефон выскользнул из его пальцев и с глухим стуком упал на ковер. Гидеон двинулся к двери в спальню, словно его тянули невидимой веревкой.Они приедут. Но не достаточно быстро.Трясущейся рукой он схватился за дверную ручку, и потная ладонь соскользнула с холодной меди. По ту сторону двери была его семья. Он не мог ждать. Набрав в легкие побольше воздуха, он толкнул дверь, которая, открываясь, скрипнула несмазанными петлями – знакомый звук в незнакомой ночи.В освещенной луной прихожей в одиночестве стояла его сестра. Лунный свет освещал ее белокурые волосы серебром, придавая ей неземную ауру. Потрепанный плюшевый мишка болтался у нее в руке, ритмично покачиваясь и задевая лапой деревянный пол, в то время как она молча глядела на дверь в комнату их родителей.  Кит,   позвал Гидеон, стараясь не повышать голос.Она посмотрела на него через плечо, потом подняла маленький пальчик с ногтем, покрытым розовым лаком, и все так же молча указала на дверь. Он кинулся к ней и обхватил ее ручку, молча поклявшись оградить ее от всего, что бы ни находилось за этой дверью.  Мамочка,   захныкала она.Его пристальный взгляд скользнул дальше, к обшитой деревянными панелями двери. Мучительные крики мужчины эхом отозвались по ту сторону.Должно быть, это сон. Ужасный кошмар, от которого он проснется в любой момент. Только ногти Кит, впившиеся в его руку, говорили ему, что все было по настоящему. Его родители хотели бы, чтобы он защитил свою сестру, забрал ее подальше отсюда.С этой единственной мыслью, горевшей в его разуме, он закрыл уши, чтобы не слышать крики отца, и, схватив на руки легкую, как перышко, Кит, побежал.Но далеко убежать не удалось. Дверь в комнату родителей внезапно развалилась на куски, заставив его остановиться. Прижав к себе сестру, он повернулся.И в тот момент узнал, что монстры реальны. Реальны до ужаса. Они действительно существовали.Этот обнажил клыки, словно в приветствии. Рыжевато коричневая шерсть у его пасти и на шее блестела темно красным. В какой то момент Гидеон рассмотрел, как что то золотистое сверкнуло в шерсти на груди монстра. Но только на мгновение. Влажный у пасти мех вновь завладел его вниманием – ошибки быть не могло.Кровь.Он отпустил сестру. Ее долговязые ноги соскользнули по длине его тела на пол, и он затолкал ее себе за спину. Сестра вцепилась в Гидеона, смертельной хваткой обхватив его за талию. Расцепив ее руки, он отшвырнул ее от себя.  Иди,   приказал он через плечо. – Убирайся отсюда!Она продолжала стоять, дрожа всем своим хрупким телом, но даже не подумала послушаться.Не отводя глаз от существа, он повысил голос и снова толкнул ее:  Шевелись!Может, дело было в его внезапном движении. Гидеон никогда этого не узнает. Но в тот момент монстр бросился вперед, словно раскрученная пружина.У него не было шанса. Но у сестры был. Наплевав на все свои инстинкты, он повернулся к твари спиной и толкнул Кит в последней попытке спасти ее.Внезапный грохот выстрела прорвался в узкий коридор, смешавшись с пронзительным воплем Кит. Оба звука гудели в ушах Гидеона. Он лихорадочно осмотрел себя и не нашел ни единого повреждения. Тварь не разорвала его на кусочки. Повернувшись, он наблюдал, как она свалилась на пол в нескольких дюймах от его ног, хватаясь за грудь в диких конвульсиях.На стене появилась тень дымящегося пистолета. Гидеон повернулся и устремил пристальный взгляд мимо пистолета на молодого человека в полицейской форме, чья тень на стене была даже больше, чем тень оружия.  Серебряная пуля,   ровно сказал офицер. – Работает каждый раз.Отдаленный звук сирен наполнил воздух, становясь все более громким. Глаза офицера, такие же темные и непроницаемые, как его голос, сверлили Гидеона.  Ничего не говори, парень. Будет масса вопросов. Просто давай говорить буду я.Гидеон кивнул, не в силах вымолвить ни слова, и оглянулся на мертвую тварь, валявшуюся в коридоре.Только это была не тварь.Тварь исчезла.На ее месте лежала его мать – голая, за исключением хорошо знакомого золотого крестика, приютившегося в ямке у ее ключицы.А в комнате родителей лежало изуродованное тело его отца, напоминавшее искореженную, сломанную игрушку, под которой растекалась лужа крови.Глава 1Выйдя из машины, Клэр Морган осторожно вдохнула переполненный смогом воздух. Затем закрыла дверцу на ключ и повернулась лицом к обветшалому жилому зданию. Стряхнув соль картофеля фри со слаксов(2) – свидетельство того, что, поддавшись слабости, она сделала лишний круг по пути сюда, – Клэр разглядывала серое здание, выглядевшее по настоящему уродливо благодаря выкрашенным ставням на каждом окне. Даже вооружившись картой города, она потратила больше часа, чтобы найти его. Очевидно, когда в этом районе пропадают таблички с названиями улиц, никто не беспокоится об их замене.Пребывая не в самом радужном расположении духа, она не заметила двух подростков на скейтбордах, несущихся по ее стороне улицы. Один из них ухватил ее за бедро, чуть не опрокинув на тротуар.  Эй! – вскрикнула она.Один из юнцов повернулся и тут же показал ей неприличный жест.  Что я здесь делаю? – пробормотала Клэр, тряхнув головой.Однако ответ на этот вопрос был ей известен.Она была здесь из за Ленни.По общему мнению, Ленни Альварез был пропащий человек. В свои семнадцать он уже второй год сидел во втором классе средней школы(3). Поначалу он отсиживался в конце класса, уткнувшись лбом в парту. Мало помалу в течение учебного года он становился все более внимательным и даже оставался после занятий, так что у нее появилась возможность подготовить его к тесту для абитуриентов(4), на который он должен был явиться завтра. Это единственный тест, который он не мог пропустить; и он будет там, даже если ей лично придется тащить его в школу.Распрямив плечи, Клэр повернулась лицом к дому Ленни. Где то играло радио. Живая техасская музыка, эхом отдававшаяся от ряда жилых домов, резко контрастировала с жутким безмолвием округи. Затылок стал влажным от пота, и она подняла волосы с шеи, позволяя слабому ветерку охладить кожу.Прямо сейчас она могла трескать поп корн перед телевизором с порцией пиццы на коленях, как обычно и поступала вечерами по пятницам. В субботу по плану покопалась бы в бумагах, а на повестке дня в воскресенье – церковь и обед с родителями. Клэр пожала плечами. Нарушение заведенного порядка ей не повредит.К тому же, это был Ленни.Ступая по тротуару, она молилась, чтобы не столкнуться с пьяным отчимом Ленни.Брызгая слюной и рыча, собака метнулась на покрытую грязью москитную сетку на окне квартиры на первом этаже. Отскочив назад, Клэр с сомнением поглядела на крошечные винтики, удерживающие сетку на месте – единственная вещь, которая не давала собаке добраться до нее.Хватаясь за железные перила липкой ладонью, она бежала по ступенькам, изо всех сил стараясь не обращать внимания на так некстати всплывшие воспоминания о мастиффе(5) ее кузена, напавшем на нее, когда ей было всего восемь.Когда она добралась до двести двенадцатой квартиры, лай стал едва слышным. Через дверь в стальной раме ревел телевизор. Клэр постучала. Никто не открыл. Она попробовала еще раз, на этот раз сильнее.  Че тебе надо? – неожиданно послышался резкий голос.Клэр обернулась, потирая горевшие от боли костяшки пальцев. Пожилая женщина с впалым ртом и глубокими морщинами выглядывала из за обшарпанной двери напротив.  Я ищу Ленни. Мальчика, который здесь живет. Вы его знаете?Маленькие пронизывающие глазки изучали ее поверх провисшей цепочки замка.  Ты из соцслужбы? – И прежде, чем Клэр смогла ответить, женщина затараторила дальше:   Вам давным давно надо было забрать этого пацана.  Я не социальный работник,   вставила Клэр, решительно тряхнув головой. – Я его учитель английского.Старуха фыркнула.  Чего это учителя по домам ходят?  Его не было три дня. – Три дня. А Ленни никогда не пропускал занятия. – Я волнуюсь. Завтра у него экзамен, и я хочу удостовериться, что он здесь.Клэр не стала говорить, что беспокоится еще и потому, что отчим Ленни мог причинить ему вред.Женщина проглотила это. Ее презрение, похоже, поуменьшилось, и пронзительный взгляд потеплел. Она осторожно посмотрела по сторонам, потом сняла цепочку и открыла дверь пошире, чтобы просунуть в нее голову с проседью.  Пацана нету. Забудь о нем.  Нету? – нахмурилась Клэр.  Ага, нету. – Морщинистая рука старухи активно призывала Клэр побыстрее уходить отсюда. Седая голова покачалась вверх вниз. – Иди же. Уходи. И никогда сюда не возвращайся.Клэр плевать хотела на странный приказ и ткнула большим пальцем на квартиру у себя за спиной.  С Ленни что то случилось?Пронзительные глаза старухи сузились.  Я наблюдала за пацаном. Эти старые глаза все все видят. – Старуха замолчала на несколько секунд, чтобы указать двумя пальцами, искореженными артритом, на каждый глаз по очереди. – Я наблюдала за пацаном. А теперь его нету. Так что забудь о нем.Клэр тихонько покачала головой, подозревая, что женщина, говорящая подобные странности, не совсем в своем уме.  Спасибо.  Увидишь мальчишку – обходи его за километр! Слышишь меня? За километр!Неуверенно улыбнувшись, Клэр двинулась к лестнице, но остановилась на верхней ступеньке.  Э э, да, мэм.Бешеный собачий лай преследовал ее, пока она перебегала улицу к своей машине. От разочарования давило в груди. Вытаскивая ключи, она заметила, как кто то несется через пустую детскую площадку, перед которой была припаркована машина. Внезапно он споткнулся и упал, подняв облако рыжего песка. Облокотившись о крышу машины, Клэр ждала – учителю в ней нужно было убедиться, что парень поднимется на ноги.Солнце исчезло за крышами, и небо окрасилось в мутно пурпурный. Видимость быстро ухудшалась, и Клэр со своего места уже с трудом видела, как поднимается мальчишка. Он обернулся и бросил взгляд через плечо.И она увидела его лицо.  Ленни!Их глаза встретились через детскую площадку. На его лице мелькнуло узнавание. Он вскинул руку и изо всех сил махнул ей, прежде чем рвануть в противоположном направлении.Вот это вряд ли . Клэр не для того часами занималась с ним после уроков и заплатила взнос за тестирование, чтобы он кинул ее и пропустил экзамен. Засунув ключи в карман и повесив сумку на плечо, она полетела за ним. Завтра он будет на экзамене. И точка. Немногие подростки могли так поздно изменить свою жизнь, особенно в ее средней школе, где преобладали ученики из «зоны риска». Она не могла позволить Ленни ускользнуть как песок сквозь пальцы.Сумерки плавно перетекали в ночь, а ее ноги, обтянутые тканью цвета хаки и обутые в практичные туфли, быстрыми шагами пожирали землю, утрамбовывая ее. Темнота сгущалась, рождая тени, которые, будто живя собственной жизнью, все ближе и ближе подступали к Клэр. Только уличные фонари мешали ночи поглотить ее целиком. Где то впереди под одним из них пробежал Ленни, луч света высветил его на мгновение, прежде чем он повернулся и исчез в переулке между ночной прачечной и маникюрным салоном с мерцающими розовыми огнями на вывеске. Клэр приостановилась, всматриваясь в недра темного глухого переулка.Ловя ртом воздух, она подняла голову и посмотрела на облака, которые разошлись, чтобы показать полную луну. Переулок внезапно оказался залит жемчужным светом. У стены стоял один единственный мусорный контейнер, и Клэр ощутила его отвратительный запах. Переулок выглядел пустым. Никаких признаков Ленни. Впереди вырисовывался тупик, а это значило, что он не мог ускользнуть. Вероятно, прятался за контейнером.Ноги болели от бега. Клэр ступила в переулок носком ботинка.  Ленни! – Эхо ее голоса отразилось от двух зданий с обеих сторон от нее. – Это мисс Морган. Прошу тебя, выходи. Тебе не о чем беспокоиться.Ей ответил низкий мучительный стон.  Ленни? – Клэр осторожно подошла ближе, тревога за него переполняла ее душу. Неужели отчим все таки покалечил его? – Ты в порядке?  Стойте! Не подходите еще ближе,   донеся приглушенный, едва различимый голос Ленни. – Не могу остановить это! Не могу…   С этими словами его голос перешел в стон.И все.Полная тишина.Медленно Клэр пошла к мусорному контейнеру, и шорох гравия под подошвами ее ботинок был единственным звуком в неестественной тишине. Она ничего не слышала, кроме резкого звука своего дыхания, и не могла не думать о том, что город никогда еще не был так тих.  Ленни? Ты ранен? – Ее голос расколол тишину в воздухе.Тени окружали со всех сторон, подступая все ближе. Затылок покалывало, и Клэр трясло. Мир за пределами переулка исчез, узкое пространство превратилось в могилу, будто стирая все живое с лица земли, заманивая ее в ловушку все дальше и дальше.Отчаянный шепот на мгновение возник в ее голове. Уходи! Убирайся отсюда! Ноги приросли к земле, не в силах подчиниться немому приказу. Украдкой Клэр еще раз бросила взгляд на небо. У нее перехватило дыхание. Луна красного оттенка. Уже не жемчужно белая. Кровавая луна – так называла ее мама. Кровавая луна – к чьей то скорой гибели. Мольба эхом отдалась в ее голове, и Клэр попятилась. Она прижала свою кожаную сумочку к груди, ремешок соскользнул с плеча.Внезапно лунный свет исчез, как будто кто то задул свечу. Опустился мрак. Прерывисто дыша, она всматривалась в темное небо, пытаясь найти проблеск лунного света, чтобы видеть хоть что то вокруг себя. Крошечные волоски на затылке снова зашевелились. Краем глаза Клэр заметила, как из тьмы прямо перед ней материализовалась крупная фигура.  Ленни? Это…Лицо обожгло болью. Пошатнувшись, она упала, ударившись головой о вонючую землю. Из глаз брызнули слезы.Огромный вес навалился на нее, настолько сокрушительный, что она не могла вдохнуть. Подняв руки, чтобы столкнуть его с себя, Клэр схватилась за лохмы жесткой шерсти. На краткий миг она поразилась, как собака смогла освободиться и последовать за ней.А потом все мысли исчезли.Осталась только чистая агония.Боль пронзила плечо. Она завопила, когда ее подняло с земли. Боль обострилась миллионами раскаленных игл, когда ее тряхнуло из стороны в сторону. Рот раскрылся в немом, застывшем крике.Пожалуйста... О Господи, пусть это прекратится .Как будто в ответ на ее мольбу, давление в плече прекратилось. Вес, прижимавший ее к земле, исчез. Клэр подняла руку, чтобы сжать плечо, и нащупала скользкую липкую кровь.Используя здоровую руку, она оперлась ладонью о тротуар и с трудом поднялась на ноги, напряженно всматриваясь во тьму.Ей удалось разглядеть две фигуры, сцепившиеся в борьбе и перемещавшиеся глубже в переулок, прочь от нее. Одна определенно принадлежала мужчине. Но вторая? Клэр затрясла головой, в которой перемешалось все на свете. Собака? Нет. Она была слишком большой.Что бы это ни было, она уберется отсюда, пока у нее еще есть шанс.Клэр поковыляла прочь, но даже оцепеневшая от боли, она осознавала, как что то пыталось проникнуть в мысли с задворок сознания. Воспоминания вспыхнули в голове с ясной точностью, как старое домашнее видео.Ослепительно яркий день. Такой горячий плотный воздух она могла бы схватить обеими руками и ощутить его вкус на языке. Колючие, острые края недавно скошенной травы царапали ее лодыжки, когда она бежала от рычащего мастиффа своего кузена, но он настиг ее на лужайке. Тяжелые лапы на спине. Вонючее, горячее дыхание на шее. Парализующий страх, когда острые зубы погрузились в ее плоть.Сегодняшний вечер отмечен тем, что второй раз в жизни на нее напала собака. Но на этот раз животное не издавало ни звука. Ни лая. Ни рычания. Ничего, что предупредило бы ее о нападении.Словно оно специально поджидало ее в засаде.Гидеон Марч убивал и прежде. Ему встречались противники и посильнее лежавшего сейчас перед ним, но он выходил победителем. Сегодняшний вечер отмечен еще одной победой.Сидя на корточках, уперев ладонь в твердое, обтянутое джинсовой тканью колено, он изучал тварь с холодным равнодушием. Вытащив из кобуры пистолет, он несколькими движениями присоединил глушитель. Серебряный нож, торчавший из дородной груди существа, лишь временно удерживал его на месте. Времени как раз хватало на то, чтобы закончить работу прежде, чем оно снова будет на ногах.Прицелившись, Гидеон выстрелил. Глаза цвета ледяного серебра распахнулись и стали темно карими, когда пуля проникла через толстую покрытую шерстью шкуру, мышцы и кости. Шагнув назад, Гидеон задумчиво наблюдал за последней стадией превращения своей добычи.Этот монстр был один. Старший и более опытный никогда не позволил бы себе открыто сидеть в засаде, но этого Гидеон почуял за версту. В тот момент, когда он вошел в бильярдный зал, Гидеон заметил его. Его глаза сигнальными огнями выделялись среди глаз смертных. Никакие цветные контактные линзы не скрыли бы его серебряные глаза от охотников.Гидеон оглянулся через плечо, чтобы удостовериться, что они до сих пор одни. Как он и думал, женщины уже не было поблизости. Повернувшись, он увидел, что превращение закончилось. Темный мех исчез, мускулатура опала, показывая костлявое тело подростка, цеплявшегося за последние секунды жизни.  Проклятье.Он провел рукой по лицу, внезапно почувствовав себя старше своих тридцати двух лет. Его спокойствие дало трещину, когда он испытал укол сожаления. В задымленной бильярдной он казался молодым, но теперь Гидеон видел, что это был еще ребенок. Не старше восемнадцати. Обнаженное тело, лежащее на тротуаре, выглядело едва достигшим половой зрелости. Ничего хорошего в этом не было. Он хорошо знал природу и обычаи ликанов, потратил половину жизни, сделав это своей работой. Они никогда не взяли бы кого то в свою группу, чтобы затем бросить его бродить в одиночестве.Он был заражен случайно?Парень закашлял, пытаясь что то сказать, но у него в горле забулькала кровь. Очень плохо. Гидеону было жаль, что он не сможет выжать из него информацию. Вместо этого он положил руку на лоб парню, вынужденный прекратить его мучения.  Молчи. Это скоро пройдет,   сказал Гидеон и прижал дуло к его лбу.Парень выбросил руку вперед, схватив Гидеона за запястье на удивление крепко для слабого умирающего.Палец замер на курке. Обычно они никогда не медлили, как этот. Парень был борцом.  Я… я не хотел ранить ее,   проговорил он и яростно закашлялся, кровь брызнула с его губ на руку Гидеона.Гидеон сообразил, что он говорит про убежавшую женщину. Дура набитая. Она подписала себе смертный приговор. Даже если она не верила во все эти ночные страхи, то элементарное чувство самосохранения не дало бы одинокой женщине разгуливать по переулку в таком районе.То, что парень раскаивался, ни черта не меняло. Дело сделано.И женщина поплатится за это.  Я знаю,   пробормотал в ответ Гидеон.И это были не просто слова. Он действительно знал. Лучше любого другого. Это никогда не происходило намеренно. Жажда крови просто пересиливала волю. Она разлагала душу, похищала и совесть, и свободу воли. Убийство было неизбежным.Вот почему он должен разыскать женщину.  Мисс Морган. Помогите ей. – Мальчишка сжал руку Гидеона в последнем приливе сил, подняв голову, чтобы впиться в него отчаянным взглядом. – До того, как она изменится. Спасите ее. – Его пальцы соскользнули с запястья Гидеона, голова откинулась на тротуар. – Пусть это закончится,   добавил парень пустым голосом, а его пристальный взгляд устремился в небо.Гидеон подчинился. Еще один глухой свист – и парень испустил дух. Гидеон стоял и смотрел вниз на растраченную впустую жизнь. Хотя он нанес последний удар, он не испытывал чувства вины. Гидеон уничтожил его, но парень был убит в какое то другое время, в каком то другом месте воплощением зла, которое даже сейчас ходило по земле, преследуя свою добычу.Он отвинтил глушитель и спрятал оружие. Выдернул нож и начисто вытер его, прежде чем вернуть в ножны под курткой. Щелчком открыв свой сотовый телефон, Гидеон набрал номер. Один гудок – и в трубке послышался резкий голос.  Это Марч. Еще один убит. Пришлите Холкомба и Делакорта. Между прачечной и маникюрным салоном.Не дожидаясь ответа, он захлопнул сотовый и прикрепил его обратно к ремню. Этих коротких слов было достаточно. От тела избавятся, чтобы не дать местной полиции повода пуститься на бешеные поиски спятившего преступника.Когда Гидеон вышел из переулка, ему на глаза попался маленький сверток. Нагнувшись, он подобрал дамскую сумочку и порылся в ней. Открыв бумажник, быстро просмотрел заламинированные водительские права. Просто манна небесная. Поиски превратились в пару пустяков.С фото на него смотрела Клэр Элизабет Морган: простое лицо, обрамленное настолько аккуратными и безупречными волосами, что казалось, это мог быть искусственный парик.Фригидная , подумал Гидеон, внезапно вспомнив о монахинях в монастыре святого Игнатия, где он посещал школу до смерти родителей.Он быстро пробежал взглядом по остальной информации. Возраст: тридцать один. Волосы: каштановые. Глаза: карие. Адрес был, несомненно, на другом конце города, в пригороде. Какого черта она тут делала? Закрыв бумажник, Гидеон засунул его в сумочку. Ночь только начиналась.Покончить с этим он мог и сегодня.******(1) Beware the silent dog. Пословица . Beware of a silent dog and still water – Бойся молчаливой собаки и стоячей водыРусск . В тихом омуте черти водятся.(2) Брюки свободного покроя. (3) Средняя школа [high school]; охватывает четыре года обучения. Второй курс приравнивается к 10 му классу в школах СНГ; возраст учеников 15 16 лет.(4) Речь идет о SAT – экзамене для абитуриентов в США. SAT (Standartized Aptitude Test/Scholastic Assessment Test) – тест на проверку академических способностей, необходим при поступлении в вузы США и Канады; оценивает общее знание литературы, истории и математики; различают два уровня тестирования: проверка базовых знания по математике и английскому языку и тесты по различным академическим дисциплинам.(5) Мастифф – английский дог. Порода служебных собак; шерсть короткая, гладкая, окрас обычно желтовато коричневый; морда чёрная; высота 75 см; используется для охраны.(6) речь идет о районе Fifth Ward, который на данный момент является частью центра Атланты.Глава 2Гидеон обнаружил выключатель освещения в квартире. Когда маленькое пространство затопил свет, он внимательно осмотрел дом Клэр Морган – тридцать один год, а никакого ощущения опытности. Немногочисленная мебель аккуратной гостиной свидетельствовала о скромной жизни. Все: от потертого дивана с цветочным орнаментом до старого сундука с медными петлями, который служил кофейным столиком, указывало на простой, непритязательный характер единственного обитателя квартиры.На него взглянула зеленоглазая кошка, после чего спрыгнула с дивана и исчезла в спальне. Губы Гидеона изогнулись в усмешке, и он задался вопросом – как старая кошка будет приветствовать сегодня дома свою новую мамочку.На стенах висели фотографии. Он внимательно осмотрел снимки, тотчас же отыскав свою добычу, позирующую посреди членов семьи. Отец, мать, бабушка и дедушка – он легко их опознал, останавливаясь, чтобы более тщательно посмотреть на крепкого отца Клэр. Жесткий взор мужчины потребовал второго взгляда. На каждой фотографии он сжимал плечо или руку жены, но отнюдь не с любовью. Куда вероятней, он опасался, что она может убежать от него в любой момент. Гидеон пристально изучил оставшиеся снимки. Никаких парней. По крайней мере, ни одного достаточно важного, чтобы он удостоился рамки. Хорошо. Это увеличивало шансы, что она вернется домой одна.Он сможет сделать то, что должен, а затем уйдет.Конечно, она может пригласить подругу или члена семьи и провести ночь с ними. В зависимости от серьезности ее раны, любящий человек может настоять на присмотре за ней. Хотя Клэр смогла уйти из того переулка. Ее рана не могла быть слишком глубокой, и, несмотря на ее серьезность, она поправится. Быстрее, чем способен человек. Ее недавно измененная ДНК обладает потрясающей способностью к регенерации.Ему хватило двух шагов, чтобы добраться до ее спальни. И его настиг пленительный запах. Он задержался в дверном проеме, втягивая воздух. Гардения и что то еще…легкое и едва уловимое. Гидеон включил свет и теперь созерцал комнату, такую же чистую и аккуратную, как гостиная.Несколько маленьких подушек бордового и темно фиолетового цвета были сложены в голове аккуратно застеленной кровати – цветное пятно на стеганом одеяле цвета слоновой кости. У одной из стен располагался стол, который занимал устаревший компьютер IBM(1). Поверхность покрывали стопки бумаг – единственный признак беспорядка.Испытывая любопытство, он подошел ближе и взял верхнюю бумагу со стопки – какого то рода эссе с ее именем в заголовке. Точные замечания на полях, без сомнения, принадлежали Клэр. Глубина отзыва сказала ему, что у нее много свободного времени.Гидеон покачал головой и начал ощущать уколы совести. Большей части его жертв не хватало индивидуальности, но в его голове начала формироваться крайне определенный образ Клэр Морган.Он стряхнул неловкий приступ угрызений совести.Его глаза задержались на фотографии, стоящей на столе. С тяжелым сердцем Гидеон поднял тяжелую деревянную рамку. Вверху рамки было написано «ЛУЧШИЙ УЧИТЕЛЬ В МИРЕ», а за блестящим стеклом улыбалась группа детей. Ребенок с переулка был среди них, одной рукой обнимал плечи Клэр Морган.Гидеон смотрел на этих двоих достаточно долго, желая, чтобы изображение мальчика со светящейся, радостной улыбкой и женщины с застенчивыми глазами исчезло если не с фотографии, то, по крайней мере, из его памяти.– Дерьмо, – пробормотал он, опуская рамку обратно на стол и жалея, что его взгляд остановился на ней.Клэр Морган была там, чтобы помочь ученику. В этом он был уверен. Как он сможет убить маленькую мисс Мэри Поппинс?Он напомнил себе, что ее доброты больше не существует. Она теперь была одной из них. Он должен смотреть на это как на любое другое убийство. Он охотился. Уничтожал. Раньше с этим никогда не было сложностей. И это не должно осложниться теперь.Но пока она не попробовала крови . Все еще есть шанс. Его мысли свернули на другую тропу, которой редко осмеливались следовать. Могло ли все пойти по другому, если бы кто нибудь дал шанс его родителям?Покачивая головой, Гидеон погрузил руки в свои разлохмаченные волосы. Он не мог рисковать. Слишком многое можно потерять. Пока она жива, под угрозой слишком много жизней. Он опустился на плетеное кресло в углу комнаты. Старый, одноглазый медведь разместился посреди подушек на ее кровати и смотрел на него в ответ, напоминая о старом медвежонке сестры. О том, которого их родители купили ей на последнее совместное Рождество.– О черт, – выругался Гидеон, когда что то давно умершее возродилось в его душе.С размышлениями покончено. Было слишком поздно. Все только что усложнилось.– Спасибо, Мэгги. Надеюсь, я не испортила тебе пятницу.Клэр повращала плечом, аккуратно проверяя его, пока подруга и коллега отпирала для нее входную дверь. Она вздрогнула от дергающей боли и сжала пальцы вокруг маленькой, белой аптечной сумки, желая принять одну из таблеток, находящихся внутри.– Никаких проблем, – ответила Мэгги, кладя свою сумочку на диван Клэр. – В любом случае, эти выходные дети проводят с отцом.– Хорошо, но я все равно твоя должница.Забыв свою сумочку в переулке, Клэр осталась без карты медицинского страхования и денег на платеж за медицинские услуги. Слава богу, Мэгги оказалась дома – подруга ответила на звонок Клэр и пришла на помощь.– Конечно. И не беспокойся. Я не скажу никому на работе, что случилось. Даже Сирилу.Клэр внимательно посмотрела на подругу.– Сирилу?– А вы разве не встречаетесь?Она должна была догадаться, что ее единственное свидание с директором оркестра породит слухи и будет преувеличено, в результате чего перерастет в нечто большее, нежели одна невинная встреча. Сирил был новым учителем, а когда в рабочий коллектив, состоящий по большей части из женщин, вливался одинокий мужчина, об этом быстро становилось известно.Сирил был достаточно хорошим парнем. В ее возрасте и с ее профессией ей следовало вцепиться в него как наживка на крючок. Но притяжения не было. Хотя его не было никогда. Ни к одному мужчине.– Мы просто друзья.– Тогда не возражаешь, если я дам ему шанс? Я всегда настороже, когда дело касается доступного парня, – Мэгги изогнула брови.– Вперед, – Клэр пожала плечами, а затем втянула в себя воздух от последующей боли. – Но должна сказать тебе – не думаю, что он является агрессивным типом.Мэгги положила руки на широкие бедра, затянутые в джинсовую ткань, ее красные губы растянулись в усмешке.– Ты хочешь сказать, что я агрессивна?– Нет, – ответила Клэр, – но он приглашал меня и Джил Таннерс.– Таннерс? Консультанта?Клэр кивнула, пытаясь скрыть свою неприязнь. Джил Таннерс была спорным специалистом. Консультант должен помогать детям, делать так, чтобы они оставались школе. Но она не сделала ничего для Ленни, и не обратила никакого внимания на нехарактерные для него отсутствия.– Эта холодная рыба?– Да. Мисс Морган и мисс Таннерс. Мышь и холодная рыба, – ответила Клэр, чтобы донести до подруги свою точку зрения.– Ты не мышь, – заспорила Мэгги, отводя взгляд.– Я тебя умоляю, – Клэр махнула рукой. – Как много драк случилось в моем классе в этом году?– Э э…– Шесть, – ответила Клэр, не сомневаясь, что Мэгги знает цифру. – Как много их было у тебя?– Не знаю, – подруга пожала плечами. – Не могу вспомнить.– Ты не можешь вспомнить, потому что не было ни одной.– И что ты имеешь в виду? – спросила Мэгги. – Сирил любит женщин… мягких?– Слабохарактерных. Такое определение больше подходит.– Ты не слабохарактерная, – не согласилась Мэгги, хлопая в ладоши, будто пораженная внезапной догадкой. – Ты ведь пережила нападение собаки, верно?– Да, – проворчала Клэр, оглядывая свое плечо и с неприязнью перебирая кровавые обрывки блузки. – Немного потрепана.– Болит, да? – лицо Мэгги было наполнено сочувствием. – Прими пару тех таблеток – и почувствуешь себя лучше.Вспомнив о деньгах, которые она заняла в этот вечер, чтобы оплатить таблетки, Клэр проговорила:– Я отдам долг в понедельник.– Эй, ты потеряла сумочку. Отдашь, когда сможешь, – отмахнулась Мэгги.Едва ли она ее потеряла. Картина ее сумочки, лежащей в том темном переулке вспыхнула в ее голове. Ей придется вернуться туда при свете дня на тот случай, если сумочка все еще там. Завтра. Когда будет светить солнце. Переулок не будет выглядеть таким пугающим в дневном свете. Собака к тому времени давно уже убежит. И незнакомец тоже. Кем бы он ни был, она задолжала ему благодарность и надеялась, что он выбрался невредимым.Клэр вздохнула. В данный момент ей необходимо было облегчение для своего ноющего плеча. Мэгги должно быть увидела на лице подруги боль, потому как отправилась на кухню, засунула голову в холодильник и показалась наружу уже с упаковкой сока. Прогнав со стойки Молли – кошку Клэр – она налила стакан.– Вот, держи. Выпей одну из тех таблеток, – приказала она, протягивая сок.– Спасибо, – Клэр открыла аптечку, взглянула на инструкции и положила в рот таблетку, запив его глотком сока. – Мне действительно необходимо помыться и переодеться.Она с неприязнью держала свою блузку на расстоянии от плеча.– Почему бы мне не остаться, пока ты не выйдешь из ванной и не ляжешь спать?Привыкнув жить одной и самой заботиться о себе, Клэр ощутила волны нетерпения.–Уже поздно. Ты уже и так сделала достаточно. Не думаю, что это необходимо…– Эй, – Мэгги подняла руку, чтобы подруга замолчала. – Я же мать. Позволь мне быть ею. Кроме того, я не хочу, чтобы ты ударилась головой и утонула в ванне.– Хорошо, – Клэр махнула в сторону кухни. – Если ты голодна – на кухне есть остатки китайской еды. Я не задержусь надолго.Закрыв дверь, она вошла в ванную. Сев на край ванны, Клэр повернула кран и позволила воде течь сквозь пальцы, пока не осталась довольна нужной температурой воды. Пара капель масла для ванной. Всплеск руки. И облегчение уже на пути.Встав, она стянула блузку с пояса и подвигалась перед зеркалом. Наблюдая, когда осторожно вытаскивала руки из рукавов. Она позволила блузке скользнуть на ковер, как раненой бабочке.Отстегнутая левая бретелька ее лифчика висела как мягкая лапша. Клэр огорченно смахнула ее. Загублена. Кожа вокруг соска выглядывала из повисшей чашечки розового атласного лифчика. Черт. Это был один из ее любимых. Ее белье находилось в отделении шкафа, где она разрешала себе быть женственной и стильной.Аккуратно отодвигая край перевязки, она посмотрела на воспаленную красную рваную рану, украшающую плечо – яркий контраст с бледной кожей. Она вновь закрыла рану, с радостью прикрывая ужасный вид.Глубокая утомленность сомкнула вокруг нее свои объятия. Клэр неловко сняла оставшуюся часть одежды. Откидывая в сторону брюки цвета хаки, она споткнулась, инстинктивно вытягивая руку к ближайшей двери в поисках поддержки. Только вот рука ее схватила лишь воздух. Она вовремя собралась, чтобы не упасть в открытую гардеробную. Выпрямившись, Клэр в молчании посмотрела на темный проем своего гардероба. Она была уверена, что закрывала дверь этим утром. Как обычно. В ином случае Молли стремилась разорвать ее одежду.Клэр покачала головой, пытаясь стряхнуть не совсем неприятную размытость, которая делала ее оцепеневшей. Она, вероятно, забыла. Не удивительно, учитывая какой день у нее был. Клэр надеялась, что ее одежда в шкафу пережила этот день лучше той, которую она только что сняла. Она проверит ущерб позже. В данную минуту ее манила ванна.С довольным стоном Клэр опустилась в ванную, держа плечо над водой, чтобы не намочить рану, как предписал врач из кабинета неотложной помощи. Она забыла забрать волосы назад, и ей было слишком лень вылезать из воды за заколкой. Когда Клэр опускалась в ванную, концы волос, которые касались верхушек плеч, скользили по поверхности воды как светло коричневые морские водоросли. Клэр вздохнула, с радостью принимая эффект кодеина(2), когда жжение в плече превратилось в затихающее несильное покалывание.От воды как завитки дыма поднимался пар, окружая ее защитной пеленой. Ее язык появился, чтобы слизнуть капельку соленого пота над верхней губой. Клэр не могла сопротивляться, и ее глаза, подрагивая, закрылись. И она начала видеть сон.Или, возможно, галлюцинацию. Видение казалось слишком реальным, чтобы быть сном. Все пять чувств работали, были крайне напряжены и натянуты от понимания, несмотря на притупляющее лекарство, циркулирующее в ее крови. Если это было сном, то она никогда не видела настолько ярких снов. Ее окружали деревья и кустарники, их ветви держали ее, как когтистые лапы. Всякий раз, когда в кустарнике образовывалась прореха, пространство заполнял поднимающийся густой туман.Но она была не одна.Других не было видно, но Клэр, тем не менее, чувствовала их. В диком песнопении своей крови они кричали, бессловесно взывая к ней. Сопротивляться было невозможно. Она ответила на их зов, побежала навстречу им, двигаясь сквозь пожелтевший туман. Над головой светила луна – огромная жемчужина в черном небе, ведущая ее, показывающая, куда ступать по темной земле леса.На Клэр давили тени, расширяясь и удлиняясь, их становилось все больше. Она ощущала их молчаливое дыхание, чувствовала запах их жара, чувствовала на вкус их голод. Их глаза – крошечные огоньки серебряного огня – мерцали как сигнальные огни сквозь непрозрачный вязкий туман и лес, сигнализируя ей о местоположении дома.Она больше не отмокала в горячей ванне, а пребывала в загадочном королевстве, которое было как соблазнительным, так и пугающим. Туман был осязаемой вещью, касался ее лица пожелтевшими пальцами. Лес наполнил ее ноздри своим земляным запахом. Подошвы ее ступней погружались во влажный грунт. Это одурманивало. Но скорей болезненно, нежели возбуждающе. Ее плоть пылала. Удовольствие граничило с болью, когда она приближалась к ним ближе и ближе. К семье, собратьям, стае.Наконец тени материализовались. Лица приняли форму, окружавшую те зловещие глаза – глаза настолько серебряные, что ни один человек не мог быть их хозяином.И человек им и не был.Когда лица стали различимы, тело Клэр резко дернулось от ужаса.Ее голова соскользнула с края ванны. Она погрузилась в теплую, ароматную воду с булькающим вскриком.Кашляя и отплевываясь, Клэр выскочила из ванны, ее руки хлопали по воде в поисках чего нибудь твердого. Одна рука обнаружила край ванны, в то время как другая стирала ручьи, текущие по лицу. Ее грудь поднималась и опускалась, и она перевела взгляд наверх. Сквозь слипшиеся, влажные ресницы, она заметила, что ее кошка сидит на крышке унитаза, черные зрачки настолько расширились, что зеленый цвет едва виден. Старая кошка изогнула спину и издала долгое, стонущее мяуканье, которое превратилось в резкое шипение.– Молли! – отругала питомицу Клэр, чувствуя себя огорченной матерью, когда кошка спрыгнула с туалета и выскочила из ванной.– Клэр! – через дверь спальни послышался приглушенный голос Мэгги. – Ты там в порядке?– Да! Сейчас выхожу, – откликнулась она, в ее голосе слышалась очевидная дрожь.– Рада, что никогда не принимала наркотики, – пробормотала она.Кто мог бы предсказать, каковы будут последствия их принятия, если легкое обезболивающее довело ее до такого?Клэр поднялась на ноги, делая это необыкновенно аккуратно, так как они были настолько же неустойчивыми, как резина. Надев свой голубой махровый халат, она вышла из ванной комнаты, направляясь по кривой линии от двери.– Мэгги, я собираюсь прилечь.С клокочущим звуком Мэгги обвила руку вокруг талии подруги.– Эти обезболивающие точно обладают очень сильным эффектом.Подруги, пошатываясь, вместе прошли несколько шагов до кровати. Клэр свалилась на нее и попыталась стянуть стеганое одеяло, но руки казались двумя свинцовыми грузами, поэтому она сдалась, позволяя им раскинуться над головой как у пловца в заплыве.– Жди здесь, – голос Мэгги звучал, будто из под воды и издалека.Несколько секунд спустя Клэр ощутила, как покрывало с дивана легло на ее. Она попыталась озвучить свою благодарность, но язык во рту был непослушным, и она не могла сформировать слова.– Спокойной ночи. Я позвоню завтра, чтобы проверить тебя. Увидимся в понедельник.Клэр подумала, что сквозь гул в ушах услышала, как открылась и закрылась входная дверь. Ее глаза медленно открылись, а затем закрылись и вновь открылись. Она внимательно рассматривала вращающиеся лопасти вентилятора вверху, пока ее не начало укачивать. Закрыв глаза, она несколько позже открыла их в потемневшей комнате, которая была необычайно тиха.Как выключился свет? Сквозь шторы проникали ленточки лунного света, спасая Клэр от абсолютной тьмы. Она покачала головой, будто движение могло очистить мысли. Безуспешно.До того как ее поглотил сон и лишил ее всех мыслей, в воздухе раздался мужской голос.– Сейчас засыпай.Клэр смогла поднять свою тяжелую голову со слабым стоном. Ее глаза сфокусировались на короткое мгновение. В ту же долю секунды она разглядела призрачные очертания мужчины, который склонился над ней. Клэр была слишком слаба, поэтому ее голова упала обратно на подушку, и она сдалась сну.С ее губ сорвался вздох, и вместе с ним на нее накатила тьма, и вторая фраза, сказанная шепотом, затерялась в ночи.– Засыпай…навечно.Гидеон провел тыльной стороной ладони по ее лбу и вздрогнул от ее пылающей кожи. Она не шевелилась. Началась инициация. В ней поднимается лихорадка, яд распространяется, прокладывая себе дорогу через нее, поглощая старую жизнь, чтобы освободить место для новой, но она мирно спала.Он поднял пистолет и приставил его к голове женщины. Она ничего не почувствует. Время подходящее. Он должен сделать это сейчас. Лучшего момента не представится. Его палец сжался на курке. В своих мыслях Гидеон слышал щелчок курка, слышал мягкий свист пули, проходящей сквозь ее плоть и кость, видел рывок ее тела…Она тихо вздохнула и перекатилась на бок. Он согнул локоть и отодвинул пистолет назад, ожидая, когда она снова уляжется, после чего вновь вернул пистолет к ее голове – в этот раз прямо к виску, куда ее волосы спадали прямо и беспрепятственно, касаясь самого дула.Сделай это. Сделай это сейчас же! В этом не было ничего такого, чего бы он не делал ранее. Ничего такого, чего бы не захотел для себя, если бы был на ее месте.Гидеон спускал курок на других агентов ГОЗНДЛ – членов Государственной организации по защите от новообращенных и древних ликантропов. Такие же агенты, как и он, только они оказались достаточно неудачны, чтобы заразиться в процессе выполнения своих обязанностей. Такие же люди, как он сам. Люди, которых он называл друзьями.И почему он не может нажать на этот чертов курок?Это то, что он делал. То, кем он был.Она глубже зарылась в кровать, перекатываясь на бок и поджимая ноги. Ее халат распахнулся, демонстрируя четко обозначенные икры и податливые бедра, которые в руках мужчины казались бы шелком. Его член начел твердеть, давя на ширинку, и он проглотил проклятие. Мысль о скольжении рук по ее ногам, о том, как они обовьются вокруг его пояса, когда он погрузится в ее мягкое тепло, захватила его и не отпускала. Покачав головой, Гидеон решил, что слишком долго был без женщины – дело, с которым он должен разобраться, если именно оно остановит его страсть к жертвам.Ее руки потянулись, инстинктивно обыскивая пространство рядом с собой, пока пальцы не встретились с популярным предметом. Она прижала к груди оборванного плюшевого медвежонка, спуская наплыв воспоминаний, которые лучше держать погребенными. Воспоминания о доме, о семье, о счастье, свободной жизни… до того, как узнал, что ликаны существуют не только в голливудских фильмах.Клэр улыбнулась во сне. Мягкая, сонная улыбка, которая произвела на него незнакомый эффект.– Дерьмо, – пробормотал он, повторяя в мыслях кодекс ГОЗНДЛ, как мантру.Уничтожать их любой ценой. **********(1). Компания IBM – International Business Machines Corporation   одна из старейших компьютерных компаний в мире. Мировой лидер в области компьютерных технологий и по объёмам продаж. Мэйнфреймы IBM были окрашены в голубой цвет, поэтому в прессе корпорацию часто называют Big Blue (" Голубой гигант"). Компания образовалась в 1911 г. путём слияния четырех компаний, одной из которых была The Tabulating Machine Company, выпускавшая табуляторы.(2). Кодеин – Лекарственный препарат, применяемый как болеутоляющее, успокаивающее и противокашлевое средство.




Там, где достаточно нескольких слов, не говори более получаса. «Пшекруй»
ещё >>