«Северный поток» весна 2011 года - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
«Северный поток» как уникальный пример применения инновационных технологий 1 39.31kb.
«Проблемы современной экономики».№3(39). 2011. С. 70-72. Инвестиционная... 1 103.4kb.
Российский природный газ впервые поступил в Данию с вводом в строй... 1 58.64kb.
После запуска "Северного потока" и утверждения проекта "Южного потока" 1 42.95kb.
Наличие подписки на любую серию 1 309.14kb.
Северный проспект ведет в Конд. Этюды о духе места 3 517.83kb.
«Весна, весна красная, пришла весна ясная!» 1 38.54kb.
21 октября 2012 года в рамках 25 сезона Mercedes-Benz Fashion Week... 1 28.89kb.
Акция «Птица года – Орлан-белохвост» городской декады «Весна и птицы»... 1 13.23kb.
Пояснительная записка к проекту постановления Правительства Москвы... 1 53.25kb.
Потоковые шифры преобразуют открытый текст в шифротекст по одному... 1 29.2kb.
Общие характеристики проекта акта 1 35.17kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Северный поток» весна 2011 года - страница №1/1

«Северный поток» - весна 2011 года

(аналитическая справка)
Менее чем за два месяца до завершения строительных работ и менее чем за шесть месяцев до начала поставок идеологам проекта вновь приходится биться уже не просто за судьбу самого технологичного и амбициозного из всех уже существующих газопроводов, но и за неприкосновенность уже осуществленных вложений. В феврале вновь пришлось прибегнуть к помощи «тяжелой артиллерии»: Владимир Путин в Брюсселе пытался убедить два десятка еврокомиссаров вывести «Северный поток» за рамки действия так называемого «третьего энергопакета», вступающего в силу уже в марте.
«Северный поток» строят уже 10 месяцев. За этот срок тремя трубоукладочными судами («Solitaire», «Castoro Sei»  и «Castoro Dieci») уже проложен 1000 км или 83300 труб - две из трех секций первой линии. 4 февраля «Solitaire» - крупнейшее в мире трубоукладочное судно - завершил свой комплекс работ. До завершения первой линии осталось всего 220 км, которые до апреля в одиночку одолеет «Castoro Sei».
За прошедшее время лейтмотив пиар-сопровождения не менялся ни разу – все шло по плану, но, несмотря на заверения о том, что самый сложный участок уже пройден, в марте и апреле предстоит осуществить еще две технологически ответственные операции по соединению на дне финского участка трубы с центральным (недалеко от побережья Финляндии на глубине около 80 метров), а центрального – с юго-западным (недалеко от побережья острова Готланд, Швеция, на глубине около 110 метров).
Кроме прокладки труб, есть еще и другие работы. Так, с 8 февраля в шведские и датские воды запущен трубопроводный плуг – специализированный подводный двадцатидвух метровый аппарат PL3 производства Великобритании весом 200 тонн, прокладывающий траншею глубиной 2,5 метра. Его толкает «Far Samson» – специальное судно, признанное в Норвегии «Судном 2009 года». Эти работы, называемые «дноуглубительными», до середины марта пройдут только на некоторых участках маршрута, что обеспечит устойчивое положение трубы в течение всего срока эксплуатации.
В связи с высокой скоростью осаждения взвешенных веществ у экологов процедура возражения не вызвала. Кроме того, на «Far Samson» установлена гибридная силовая установка, что делает его энергоэффективным (при испытаниях на тяговое усилие «Far Samson» установил мировой рекорд, равный 423 метрическим тоннам), а двигатели оснащены каталитическими нейтрализаторами отработавших газов, что позволяет сократить выброс окислов азота на 95%. Так что все, как обещали: только лучшее, передовое, высокотехнологичное и экологичное.

Углубления участка трассы строящегося газопровода в акватории польских портов требует и Польша. Для решения этого вопроса в январе была сформирована группа из представителей «Северного потока» и Управления морских портов Польши. На первом заседании 3 февраля польская сторона предложила заключить по этому поводу полноценное межправительственное соглашение между Польшей и Германией. Этот вопрос угрожал еще в конце прошлого года стать фактором, тормозящим реализацию проекта, но уже сейчас видно, что он обрел статус чисто технического вопроса.Подробнее читайте на


Оператором по-прежнему активно эксплуатируется такой эффективный пиар-инструмент, как «получение наград». В феврале компания «Nord Stream» была отмечена за лучший европейский финансовый проект года - за привлечение к концу 2010 г. финансирования на сумму 2,5 млрд. евро в дополнение к инвестициям в размере 3,9 млрд. евро, полученным в первой половине прошлого года, несмотря на экономический спад, которым сопровождался первоначальный этап выхода проекта на рынок в 2009 году. Награда была учреждена журналом «Project Finance» (британское издательство «Euromoney Publications»), при этом утверждается, что на получение было номинировано порядка 300–350 лучших сделок года, проведенных в Европе и в Африке.
Озабоченность тем, как в реальности тратятся привлекаемые средства, вслед за немецкими СМИ, еще в прошлом году подсчитавшими, что российский участок «Северного потока» стоит в 3 раза больше, чем аналогичный немецкий, в октябре подхватил Владимир Путин и поручил разобраться.
11 февраля «Газпром» провел презентацию, в ходе которой он впервые раскрыл удельную стоимость транспортных строек. Причем сделано это было как раз на примере части Северо-Европейского газопровода Грязовец — Выборг. И выяснилось, что она оказалась сравнимой с мировыми аналогами - около 3 млн. долл./км. Просто концерн не стал строить дороги для завоза техники.
Кроме того, указанная стоимость покрывает только линейную часть — без компрессорных станций и других объектов.  У экспертов цифра вызвала серьезное недоверие. Дело в том, что даже первую часть этой трубы (144 км, без компрессорных станций) «Газпром» в 2006 г. собирался построить за 19,84 млрд. руб. — около 138 млн. руб./км, или 5 млн. долл. по среднему курсу того года. Такого поразительного «удешевления» на бумаге удалось добиться, видимо, взаимонаправленным действием двух обстоятельств: изначально завышенной сметы, предполагавшей большое количество подъездных и вдоль трассовых дорог в инфраструктурном развитом регионе, в купе с умелым манипулированием цифрами отчетов. Так что российские участки «Северного потока» по-прежнему следует считать самыми затратными.
Кстати, 17 февраля стало известно, что на КС «Портовая» в районе Выборга – предполагаемой отправной точки «Северного потока» - закончено возведение основных фундаментов, полным ходом ведутся строительно-монтажные работы, завершается монтаж основного технологического оборудования, завершен монтаж коллектора подключения, идет подготовка к его испытанию.
Но центральной темой месяца все же можно назвать остающиеся пока безуспешными попытки вывести «Северный поток» из-под действия норм «третьего энергетического пакета». Скрупулезный подход европейцев в преддверии пуска нового газопровода, несмотря на то, что в отношении России нормы пакета начнут действовать не с 3 марта 2011, а только с 2013 года, заметно нервирует российскую сторону. Настолько, что Владимир Путин уже второй раз подключается к процессу переговоров, в феврале – в предельно расширенном составе. Но если в ноябре 2010 года план либерализации энергетического рынка Европы (а точнее попытку изменения «правил игры» уже после того, как сотни миллиардов евро вложены в строительство газопроводов) Владимир Путин называл не иначе как «разбоем», то во «втором раунде» он был куда как более сдержан.
Главная идея «пакета» - значительное ограничение права поставщиков энергоресурсов на владение распределительными сетями, что, по замыслу, в итоге должно снизить цены на топливо. Компаниям на выбор предлагается три «дробных» сценария, которые, якобы, приведут к повышению конкуренции на рынке. Первый - они принудительно делят бизнес, продав их «транспортную» часть. Причем купить новое предприятие должен независимый собственник, то есть компания не может сохранить свое право на контрольный пакет.
Второй вариант - предприятие можно не делить, но назначить независимого оператора для руководства энергетическими сетями, деятельность которого будет ограничена пределами одной страны. Или, наконец, третий вариант. Разрешается сохранить предприятие, но при строгих условиях по независимому управлению. То есть контролировать деятельность таких концернов будет специальная наблюдательная организация.
Последствия любого из трех сценариев для «Газпрома» неприемлемы. Документ даже не предполагает компенсации за потерю прав управления газотранспортными сетями: потери прав поставщика предполагается компенсировать свободой на рынке. Кроме того, стратегия предполагает переход от долгосрочных контрактов, суммы которых привязаны к нефтяной корзине, к регулированию на основе спотового рынка. Помимо этого, «Газпрому» еще и запрещено будет бронировать мощности своих трубопроводов на территории ЕС.
При всех сложностях, которые документ создает для «Газпрома», его, видимо, нельзя рассматривать как инструмент воздействия на Россию. Вероятнее всего, «пакет» - это реализация общеевропейского замысла о смене экономической модели, которая существовала в Европе в газовой отрасли около 30 лет. Континентальная модель меняется на так называемую англосаксонскую, при которой участников рынка связывает жесткая конкуренция. Но поскольку реальных конкурентов нет, то привлекательная с теоретической точки зрения идея выглядит как отчаянная попытка «не попасться в сети русских».
На совещании в Брюсселе российская сторона предложила Еврокомиссии рассматривать такого рода трубопроводы, которые являются технологически продолжением трансграничных транспортных систем, как «Северный поток», рассматривать как часть системы, и по-другому регулировать в рамках третьего пакета. То есть Россия предлагает исключить отводы от магистральных трубопроводов из-под действия третьего энергопакета, и забронировать мощности таких трубопроводов под газ компаний, которые эти трубы строили.
Проблема третьего энергопакета, кроме чисто декларативной составляющей, имеет и вполне утилитарные очертания: немецкий регулятор до сих пор не дал разрешения на прокачку газа по «Северному потоку». Не если Германия вряд ли пойдет на резкие телодвижения, то ожидать того же от новоиспеченных ревнителей европейской солидарности не приходится.
Так, Литва, по сообщениям, планирует разделить государственную газовую компанию «Lietuvos Dujos», в которой «Газпром» является акционером, на две - с транспортной и торговой составляющей, при этом торговая компания останется под контролем правительства. «Газпром» заявляет, что правительство Литвы ищет лишь повода для национализации компании.
В результате проведенных в Брюсселе переговоров Путин остался уверен в том, что «Еврокомиссия нас услышала». При этом вряд ли премьер говорил с комиссарами о той же «дырке», которую нужно просверлить в трубе, чтобы допустить третьих игроков, – излюбленный прием примитивизации и подмены понятий, используемый Владимиром Путиным в публичных выступлениях.
Скорее речь шла о «попутных» предложениях, от которых европейцы, склонные к стяжанию пусть небольшой, но все же вполне конкретной и ощутимой выгода, не смогли бы отказаться. Таким образом, историю с энергопакетом, видимо, удастся решить если не в ближайшей, то в среднесрочной перспективе – путем придания «Северному потоку» исключительного статуса, при этом сама идея диверсификации поставщиков и транспортеров так идеей и останется.
Еще один давно застопорившийся сюжет – разработка Штокманского месторождения – похоже, вновь готовится к заморозке. Норвежский «Statoil» (24% в Штокмане) в феврале заявил, что реализация Штокмановского проекта экономически неоправданна при существующей российской налоговой политике. А менеджеры французской «Total» (25% акций в «Shtokman Development AG») заявили, что освоение Штокмановского месторождения «дороговато для компании».
Это заявление Алексей Миллер даже обсудил с Николя Саркози 23 февраля в ходе рабочей встречи. В своё время среди претендентов на освоение месторождения была выбрана Тоталь, причём это сделано было на уровне президентов и подавалось как приглашение Франции к активизации отношений в целом между государствами. Но что-то случилось: то ли это просто кризис, и в этих условиях дороговизна Штокмана действительно кажется разорительной, то ли это попытка повлиять на российскую сторону, которая никак не хочет уступать своей доли, пропорционально с итальянцами, EDF в «Южном потоке», а сами переговоры уже дважды затягивались, так что теперь окончательное решение о вхождении французов в проект опять отложено до конца текущего года.
Что же касается норвежцев, то их линия еще более логична. Подписанное в прошлом году российско-норвежское соглашение о разграничении водных пространств Баренцева моря приведёт к тому, что Норвегия сконцентрируется на добыче более доступных ресурсов и откажется – пусть и не сразу, путем проволочек и без особых скандалов - от участия в разработке Штокмановского проекта. Окончательное инвестиционное решение по первой фазе проекта, которое планировалось принять в следующем месяце, может быть отложено до конца года, а срок ввода в эксплуатацию – уже до 2018 года.
Как бы то ни было, Европа уже живет ожиданием осеннего пуска «Северного потока» – с началом нового отопительного сезона. А бесконечные препоны типа юридических условий или требований акционеров и партнеров – это сложности, навыки преодоления которых демонстрировались уже не раз.


Сергей Гриняев




По материалам Центра политической информации






Убивают на войне и грабят на бирже люди, которых ты никогда не видишь. Альфред Капю
ещё >>