Сергей Платов Собака снова человек! Собака тоже человек! – 2 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Сергей Платов Собака тоже человек! – 1 21 5320.4kb.
Исследование ее исторического и более современного существования... 1 73.79kb.
Дорогие будущие 11-классники! Предлагаем вам продолжить жизнь проекта... 1 11.99kb.
Семинару по комедии лопе де вега «собака на сене» 1 28.29kb.
Домашние питомцы 1 76.9kb.
Литературное кафе "Бродячая собака" 1 34.26kb.
«Мальчик и дворовая собака» Вагнер 1 26.45kb.
Виталий Валентинович Бианки. Для детей младшего школьного возраста 1 109.59kb.
Мальоркская пастушья собака 1 92.07kb.
Конкурс ученических рефератов 1 158.22kb.
Смотрицкий Е. Ю. Философские арабески Итоги 20-го века и 20-ти веков 1 232.84kb.
Состав и отличительные особенности курточных тканей 1 25.01kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сергей Платов Собака снова человек! Собака тоже человек! – 2 - страница №2/23


В напряженном ожидании я простоял несколько минут. Хм, странновато и даже как то неучтиво. Я, практически дипломированный колдун, жду врага ровно какой нибудь малолетка, а он всё не идет. Ну что за некультурная нечисть пошла, никаких понятий о вежливости.

Стоп, что то тут не так. Ведь «Кедровый скит» абсолютно защищен от любого проникновения темных сил. Эту нехитрую мысль вбивают ученикам с первого года обучения. Так чего же моя голова раскалывается от непрерывного звона? То ли наши колдунчики что то с защитой перемудрили, то ли одно из двух.

Между тем колокольчик надрывался что есть сил. Только звонил он не так, как всегда, а несколько приглушенно. Что же происходит? Мы будем биться или как?

Яростный звон прекратился так же неожиданно и резко, как и начался. У меня аж голова заболела от внезапно обрушившейся на меня тишины. Ничего не понимаю, но одно могу сказать точно: сигнал опасности меня еще ни разу в жизни не подводил.

Постепенно напряжение отступило, и в состоянии полнейшего разочарования я опустился на стул. Уж лучше бы драка, чем вот такие непонятки. После боя хотя бы есть чувство удовлетворения от хорошо выполненной работы, а тут… словно принесли жареного поросенка, показали, дали втянуть носом его аромат и тут же унесли.

Как бывало неоднократно, я пришел в полную гармонию с самим собой посредством обильной дозы медовухи. Под действием благородного напитка мысли потихонечку улеглись, и я наконец смог спокойно рассуждать. Перезвон в моей многострадальной голове был нешуточным и вполне определенным. Но скит надежно защищает своих учеников от посягательств извне, пока те еще не вошли в свою максимальную силу. Значит, опасность мне угрожала… но не угрожала. Тьфу, ерунда какая то! Надо простимулировать мыслительный процесс, а то ничего путного в голову не приходит.

Сказано — сделано, и, посредством заклинания, уже пустой кувшин вновь наполнился медовухой. Ничего, где один, там и второй. Как и следовало ожидать, после его решительного опустошения в голову незамедлительно пришла единственно верная в данной ситуации мысль: «Спать надо ложиться скорее, а не забивать голову всякой ерундой! Вот проснусь завтра, тогда и покумекаю». Весьма своевременная мысль! Я с удовольствием ей последовал, растянулся на своей кровати и почти сразу провалился в мир снов.

Проснулся я, по обыкновению, поздно. Утренний сон — это святое. Заслужил, знаете ли, потом, кровью и отменными успехами особый график. Тем более что Серогор сегодня вряд ли будет настроен на ранние занятия.

Все ученики уже разбрелись по аудиториям, гул во дворе стих, и я сладко потянулся, прикидывая в уме, встать прямо сейчас или понежиться еще минут десять. Естественно, я выбрал второе, однако Даромир полагает, а Серогор располагает. Массивная дверь резко отворилась, и на пороге появился белый колдун собственной персоной. Я, конечно, хотел было возмутиться, что, мол, культурные люди заклинаниями засовы не открывают, а уж если открывают, то хотя бы стучат в дверь, но Серогор, конечно, оказался проворнее.

— Быстро вставай!

— Что то я не слышал пожарного колокола, — сказал я, спокойно вставая с кровати.

— Через пять минут жду тебя у себя.

— За пять минут не успею, — резонно заметил я.

— Успеешь, — отрезал Серогор и уже из коридора добавил: — Посох не забудь.



Я даже немножко растерялся от такого поворота событий. Мало того что за всё время моего обучения мой наставник ни разу сюда не являлся, так он еще и про посох пронюхал. Ну прямо как в деревне живем, ничего утаить нельзя, никакой личной жизни. Интересно, что смогло так взволновать Серогора? Впрочем, что гадать — через десять минут узнаю (само собой, в намеченный пятиминутный норматив я укладываться не собирался, для утреннего моциона он был унизительно мал).

И через десять минут я уже был во всей своей красе. Напоследок бросил взгляд в небольшое зеркало, висящее на стене, подарок моей Селистены. За эти годы я изменился не только внутренне, но и внешне. Из зеркала на меня смотрел уже не тот шалопай, что носился по лесам три года назад, а некто до неприличия солидный. Я возмужал, стал выше ростом, раздался в плечах и как то подозрительно округлился. Волосы изрядно отросли, и серебряный обруч на голове теперь был не просто украшением, но имел вполне функциональное назначение. Но предметом моей гордости стала наконец то отросшая борода. Не три волосинки, торчащие в разные стороны, а целое богатство. До Серогора, конечно, далеко, но то ли еще будет, у меня вся жизнь впереди. Что же это за колдун, да без бороды? Недоразумение, да и только.

Вышел я из своей светелки и всё в том же неторопливом стиле направился к белому колдуну. Не пристало мне, словно мальчишке, по коридорам бегать. Ввиду моего вполне закономерного опоздания, Серогор был не в себе. Что поделаешь — с возрастом, наверное, уже сложно контролировать свои эмоции. Хорошо еще, что самих эмоций становится с каждым годом всё меньше и меньше.

— Еще дольше копаться не мог?

— Конечно, мог, но это было бы проявлением неуважения к вашей светлости, — не моргнув глазом парировал я.

— Оставь свое красноречие при себе. Дело слишком серьезное, чтобы отвлекаться на мелочи.



Интересно всё таки, что на него нашло? Неужели с моей Симочкой повздорили? Хотя нет, синяков не видно, а выяснять отношения со своим миленком без применения тяжелой артиллерии она не будет, не тот темперамент. Пожалуй, и впрямь придется немного помолчать и спокойно выслушать, что мне скажет Серогор.

— Скажи, у тебя ночью всё было в порядке? — Вот это вопросик! Он сам по девчонкам (ну то есть по бабкам) шастает, а надо мной что, издевается?



А может, старый лис пронюхал, что я медовухи наколдовал? Хм, но это же не повод, чтобы на ковер тащить, тем более за руку меня никто не ловил. Та а ак, ухожу в глухую несознанку.

— Этой ночью, как и все предыдущие, я аки пчела грыз гранит науки и чуть было не сломал себе зубы, когда попалась особенно твердая глыба.

— Оно и видно, глаза красные, как у мороженого палтуса, — хмыкнул Серогор.

— Так от учебы всё, от нее, родимой, — не остался я в долгу. — А если кто то на меня наябедничал, то говорю сразу: это не я. И вообще, я уже давно взялся за ум и ни в чем предосудительном в последнее время решительно не был замечен.



Серогор поморщился и еле слышно помянул Серафиму, причем на сей раз не самым нежным словом. Дело в том, что именно бабанька развила во мне дар красноречия, и от этого дара больше всего достается белому колдуну.

— Ничего необычного не почувствовал?

— Что может быть необычного в банальной летней ночи? — в своем духе начал распространяться я и осекся: — А что случилось?

— Дурацкая привычка — отвечать вопросом на вопрос! — сурово заметил мой наставник.

— Чувство опасности дало о себе знать, — честно признался я, трезво рассудив, что дело может оказаться серьезнее, чем показалось с первого взгляда.

Серогор, не отрываясь, молча смотрел мне в глаза.

— Почти сразу после того, как вы к Симе… — начал было я, но тут же поправился: — Как вы по своим делам отправились. Так что случилось то?



Белый колдун еще больше нахмурился и принялся оглаживать свою бороду. Так он делает всегда, когда требуется принять сложное решение. Под пристальным взглядом моих голубых, лучистых глаз он наконец это решение принял.

— Буду краток: сегодня ночью на твою Селистену напала стая пробышей. Не волнуйся, она жива и здорова. Шарик вовремя почуял опасность, да и стража на этот раз не подкачала.



Ну ничего себе краток! Да такой длинной фразы я сроду от него не слышал… Стоп! Как это напали на мою рыжую?! Кто посмел? Да если с ее головы упадет хоть один солнечный волосок, от них же одно мокрое место останется!

Тут мою голову озарила совершенно простая и очевидная мысль. Селистенка! Мое ненаглядное рыжее создание, связанное со мной какой то невидимой, но необычайно прочной нитью. Так, значит, это ей ночью угрожала смертельная опасность! Вот почему мой колокольчик звенел глухо, ведь мое конопатое чудо было далеко отсюда.

— Кто? Когда? Она жива? А где стража была? — тут же посыпались из меня вопросы.

— Если бы ты был внимательным, то знал бы уже ответы на все свои вопросы, — резонно заметил Серогор.

— Да да, точно! — Я даже хлопнул себя по лбу. — Мне срочно надо в Кипеж град.

— Надо, но не срочно.

— Что значит — не срочно! — взревел я. — Да я весь город разнесу по бревнышку! Да я носом землю буду рыть, но найду, кто этих тварей к моей невесте посмел подослать! Ишь чего задумали: только моя рыжая мелочь осталась без должной защиты в моем лице, как они принялись пакости творить?! Не позволю!

— Успокойся.

— Да не могу я успокоиться! И вообще, вот если бы с Серафимой что то стряслось, вы бы не понеслись на помощь?



Серогор невозмутимо наблюдал, как я выражаю свой праведный гнев и со скоростью раненого енота ношусь по комнате. Наконец, дождавшись, когда я завершу очередной круг, медленно заговорил:

— Знаешь, как то раз, примерно в такой же ситуации, я понесся сломя голову на помощь и угодил в искусно расставленную ловушку. Выкрутился только благодаря счастливой случайности. С тех пор я стал более рассудительным и осторожным.



Уж если Серогор — а он величайший колдун — попался, то история и впрямь была из разряда исключительных.

— Как бы я на тебя ни ворчал, ты всё равно остаешься моим самым лучшим учеником, и кому, как не мне, уберечь тебя от необдуманных поступков.



Я с интересом посмотрел на моего наставника. Неужели и он когда то был способен на безумство? Верится, конечно, с трудом, хотя почему бы и нет? Думаю, что Сима могла быть прекрасной причиной для мужского безрассудства.

Ладно, уговорил, окаянный. Отныне и пока хватит сил, я — само спокойствие.

Белый колдун оценил мой маленький подвиг и резко переменил тему:

— Дай сюда посох.



Я спокоен, я совершенно спокоен. Проговаривая про себя эти слова, я протянул посох Серогору.

— Справный, — одобрил мою работу наставник, — необычный, конечно, но сделан по всем правилам. Если бы не твой неугомонный характер, ты действительно мог бы стать великим колдуном.

— Я стану великим колдуном и с таким характером, — нагло заявил я.

— Может, и станешь, — согласился Серогор и осторожно погладил мою тросточку. — Даже странно, что тебе удалось самому, без помощи, сделать его.

— Ничего странного, просто книжки почитывал, — пожал я плечами, — может, вы не заметили, но за последние годы я сильно изменился.

— Ты, наверное, удивишься, но изменился ты не сильно, — всё тем же отвратительно спокойным тоном заявил Серогор.



Мне стало даже обидно. Я забросил милые сердцу шалости, не менее милые загулы, учусь, не поднимая головы, а он туда же — не изменился! Ничего, мне бы только из скита выбраться, а там я всем покажу, чего я теперь стою.

Пока я внутренне негодовал от неадекватного воприятия моей личности в свете уникальных достижений за последние годы, Серогор действовал, он крепко сжал ладонями посох и закрыл глаза. Через несколько секунд тот заискрился ярко зелеными огнями.

Я не поверил своим глазам: мой наставник решил сам зарядить посох колдовской силой? Что и говорить, на такой царский подарок я и не рассчитывал. Да с такой тросточкой я бы завалил покойного Гордобора одной левой! И уж теперь точно могу извести всю нечисть в округе.

— Держи, — буркнул Серогор и протянул мне всё еще продолжающий светиться посох. — Считай, что это тебе аванс за будущие экзамены.

— Кому, как не вам, знать, что все экзамены я сдам на «отлично», — вырвалось у меня. — А вообще то спасибо.

Я принял посох, а белый колдун лишь хмыкнул в бороду.

— Ну так я пошел?

— Куда? — поднял брови Серогор.

— В Кипеж град.

— Нет. Мы прямо сейчас вместе отправляемся к…

— К Селистене, — перебил я наставника, — за это, конечно, спасибо, но думаю, что вполне смогу справиться с возникшими проблемами сам.



Вот тут Серогор не выдержал и показал всю свою сущность, ловко скрываемую под маской степенности. В результате чего я получил увесистую затрещину.

— Ты дашь мне сказать или нет?! — взревел белый колдун.

— А я не виноват, что вы так медленно говорите! — потирая ушибленный затылок, ответил я.

— Это не я медленно говорю, а ты быстро болтаешь.

— Я быстро живу, вот и быстро болтаю.

Колдуну осталось только закатить глаза и прошипеть пару не очень лестных эпитетов в мой адрес. Пожалуй, дальше продолжать в том же духе не стоит — Серогор действительно страшен в гневе.

— Всё понял, замолкаю.

— Сейчас мы вместе отправляемся к Серафиме… — Я было опять открыл рот, чтобы высказаться на этот счет, но Серогор пресек эту попытку на корню:

— А оттуда ты отправишься в Кипеж град!

— Ну так бы сразу и говорили, — недовольно пробурчал я.

Похоже, белый колдун решил, что продолжать дискуссию со мной бесполезно. Оно и верно, так будет лучше для обоих.

Перемещение произошло конечно же с помощью перстня великого Сивила. Я дотронулся до Серогора, а он, не снимая перстня с пальца, провернул его вокруг своей оси. Нас моментально окутал сияющий туман, и через одно мгновение мы оказались в избушке моей кормилицы. Краем глаза я успел заметить, как ко мне метнулась поразительно знакомая мелкая фигура.

— Дарюша!



С этим чудным воплем на моей шее повисла моя конопатая судьба. Нет, в этот момент нас не смог бы растащить ни занудный Антип, ни чересчур заботливая нянька Кузьминична, ни лохматая псина, ворчание которой тут же раздалось из дальнего угла. Я заключил ее в свои объятия, и наши губы мгновенно соединились.

Немного утолив голод общения и абсолютно не обращая внимания на присутствующих, я смог наконец то рассмотреть мою рыжую прелесть. Ведь я не видел ее полгода!

Какая же она красивая, чудо как хороша! Но что то в облике Селистены показалось странным. В порыве встречи мне было, конечно, ни до чего, но сейчас смутное чувство беспокойства зародилось в моей душе Я внимательно посмотрел на свою избранницу.

На первый взгляд всё вроде на месте. Фигура, талия, все прилегающие к ней части тела, носик, ротик, оборотик… Стоп! А где конопушки?!

— Ты в своем уме?! — взревело мое самолюбие, и я вместе с ним.

— Ч что? — удивленно захлопала ресницами коварная девица.

— Что ты с собой сделала? Где веснушки?!

— Вывела, — еле слышно призналась Селистена. Ко всему прочему я вдруг заметил, что и цвет волос моей избранницы уже не ярко рыжий, а скорее каштановый. Всё, такого предательства я уже выдержать не мог.

— Как же ты могла так со мной поступить?

— Я… — пролепетала Селистена, — я… думала, тебе понравится.

— Понравится?! — опять завопил я. — Разве я тебе не говорил, что просто без ума от твоих волос и милых конопушек?!



Боярышня совсем по детски шмыгнула остреньким носиком и чуть не плача попыталась оправдаться:

— Я думала, ты специально так говоришь, чтобы мне приятно было.



Не, ну вы где нибудь видели такое чудо в перьях? Наверняка нет, потому что единственный экземпляр достался, естественно, мне.

— Да я всегда был в восторге и от твоего цвета волос, и от очаровательного конопатого носика!

— Они никому не нравятся! — тоже перешла на повышенные тона Селистена. — Ты меня просто успокаиваешь!

— Я что то не понял, тебе интересно мнение всех или всё же мое?

— Конечно, твое, — вынуждена была признать боярышня.

— А раз мое…



Но тут я был бесцеремонно прерван Серафимой.

— Чего орешь на девочку? Она же тебе сюрприз сделать хотела.

— И это ей удалось, — обреченно констатировал я.

Тут мое уже не совсем рыжее чудовище подозрительно хлюпнуло носом, и огромные девичьи глаза налились слезами. В одно мгновение весь мой пыл улетучился в неизвестном направлении. От злости не осталось и следа. В конце концов, она же действительно для меня расстаралась.

— Как ты был балбесом, так им и остался, даже посох не помог, — припечатала меня Сима. Потом немного подумала и отпустила укол уже в сторону Селистены: — А ты могла бы мне поверить и не издеваться над собой. Говорила же тебе, что этот эгоист любит всё натуральное.



Каштановая еще разок скорбно шмыгнула носиком, и мое сердце окончательно растаяло. Я обнял мою напичканную комплексами невесту и нежно погладил ее по непослушным кудряшкам.

— Всё вернуть, как было, сможешь?



Вместо ответа Селистена умоляюще взглянула на мою кормилицу.

— Сможет, сможет, — охотно подтвердила та. — Не сразу, конечно, но скоро к нам вернется прежняя рыжеволосая красавица.

— Ну и славно. — Счастливый, я вновь отыскал губы моей любимой.

— Р р р! — напомнил о себе Шарик.

— Да ладно, ладно, — недовольно буркнул я и скрепя сердце выпустил из объятий солнечную. — Тоже мне лохматый борец за нравственность.

— Может, мы всё таки вернемся к ночному нападению, — скромно предложил Серогор, который не участвовал в наших разборках и всё это время спокойно сидел за столом.

— Нападению? Ах да, нападению! — спохватился я. — Надеюсь, этот лохматый не посрамил мои седины?

— Р р ре? — несколько удивленно отреагировал Шарик.

— Да ладно, не рычи, я в тебе и не сомневался, — вполне искренне заметил я и с удовольствием потрепал вальяжно развалившуюся псину. Эх, а ведь в этой шкуре я провел несколько незабываемых недель.

— Интересно, а во мне ты что, сомневался? — услышал я ехидный вопрос. — Если так, то еще не поздно отменить свадьбу.



Всё, конфликт исчерпан, и к нам вернулась моя острая на язычок рыжая бестия. Вот это другое дело, такая она мне нравится гораздо больше, да и женские слезы я выдержать просто не в силах.

— Поздно, уже поздно, — признал я, и мы наконец то приступили к обсуждению ночного происшествия.



Вся наша компания расположилась за столом, естественно за исключением лохматой ее составляющей. Тут дело было, конечно, не в ущемлении прав хвостатых друзей, а в том, что Шарику гораздо комфортнее на полу, чем на скамье. Селистена начала свой рассказ, и вскоре мы уже были в курсе всего, что произошло прошлой ночью.

На мою невесту было совершено коварное нападение стаи пробышей. Если кто не знает, то это порождение тьмы — пробыши отдаленно напоминают огромных пауков, только вот челюсти у них раз так в десять побольше, да и находятся прямо на животе. Представьте себе такой вот рот на лохматых лапках, причем величиной с отъевшуюся крысу. Представили? Теперь добавьте крайнюю прожорливость и жгучее желание попробовать на вкус любое живое существо на своем пути, и вы уже твердо сможете сказать, что заочно знакомы с этими тварями.

Атаковали они конечно же ночью. Шарик оказался на высоте и встретил врага еще на подступах. Далее вполне успешно были использованы основные силы в лице стражи, вооруженной серебряными кинжалами (их Антип заказал еще после памятной истории с горными спиногрызами), — и враг был разбит. Замечу, что одну из нападавших тварей завалила сама Селистена (Шарик подтвердил этот факт), посредством своего уникального гребня, больше смахивающего на строенный клинок, чем на банальную расческу. Молодец девчонка, чувствуется моя школа.

После того как с пробышами было покончено, Селистена удалилась в свою комнату и дала знать Серафиме о том, что ей нужна помощь. Тут мы с Серогором удивленно взглянули на хмыкнувшую Симу.

— Ну да, дала я девочке одну вещицу из старых запасов, так сказать, на крайний случай. Вы то сами за себя постоять сможете, а девочку надо было подстраховать, — укорила нас кормилица, а Селистена торопливо положила на стол бусы из необычного розового камня.



Непослушные бусины будто воспользовались случаем и весело рассыпались по столешнице.

— Их мне еще моя тетка подарила в незапамятные времена. Мне то они без надобности, а нашему солнышку в самый раз пришлись, — пояснила Сима.

— Жаль только, что нельзя будет использовать еще раз.

— Жаль, — согласилась моя бабанька и, на мой взгляд, не совсем в тему лукаво подмигнула мелкой. — Удивительное дело, как только она надорвала нитку, я уже была в курсе всех событий. Ну а дальше позаимствовала у Серогора заветный перстень и с его помощью выдернула Селистену в свою избушку.

— Р р р, — недовольно раздалось из угла.

— Ну и тебя, конечно! — рассмеялась Сима. — Куда от тебя деться?

— Так что я теперь с вами, а батюшка с Кузьминичной считают, что я сплю после бурной ночи, — закончила свой рассказ моя невеста.

Во бабанька у меня дает! Золото, а не человек, всё понимает, обо всём позаботится. Ведьма, одним словом. Ее колдовство простое, можно сказать бытовое, но от этого не менее полезное. И потом, меня, конечно, не могло не радовать, что у моей кормилицы сложились такие теплые отношения с Селистеной. Эх, вот бы и у меня с Антипом такие!


<< предыдущая страница   следующая страница >>



Хорошо бы ввести страховку супружеской жизни. Лешек Кумор
ещё >>