Сборник научных статей Петрозаводск Издательство Петрозаводского государственного университета 1999 ббк 87. 251 Б307 - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Тезисы докладов 2-й международной научной конференции Петрозаводск... 7 1044.15kb.
Тезисы докладов 2-й международной научной конференции Петрозаводск... 7 1600.98kb.
Программа и планы семинарских занятий Петрозаводск Издательство Петрозаводского... 3 707.69kb.
Сборник научных статей Выпуск 8 минск 2007 (07)+82/89 (07) ббк 74. 6 1250.33kb.
Сборник научных статей Под общей редакцией С. А. Ляшко Балашов 2010... 60 3150.63kb.
Сборник научных трудов Выпуск 8 издательство саратовского университета 15 3239.98kb.
Сборник научных работ Филиал Российского государственного гуманитарного... 9 1709.25kb.
Сборник научных трудов Института государства и права. Вып. Тюмень... 1 62.89kb.
Учебно-практическое пособие издательство казанского университета... 10 1489.45kb.
Сборник статей Выпуск 1 Иркутск 2013 ббк 81’24 9 1564.98kb.
Сборник научных статей Под общей редакцией С. А. Ляшко Балашов 2009... 45 2344.01kb.
Цинизм и кинизм: философско-этические аспекты 1 91.21kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Сборник научных статей Петрозаводск Издательство Петрозаводского государственного - страница №7/8


Во-первых, доверию иррациональному. Речь идет не о господстве иррациональности, но лишь о гармоническом взаимодополнительном взаимодействии двух методологических подходов к освоению мира9. Ведь в головном мозгу существуют два функционально асимметричных полушария, одно из которых контролирует и реализует рациональный, а другое   иррациональный подход к освоению мира. Причем, как убедились врачи, оба полушария являются необходимыми, нельзя ограничиваться одним. В случае выхода одного полушария из строя, оставшееся накапливает опыт функций утраченного и хотя бы частично заменяет его. Нужно отказаться от сложившегося в европейской философской традиции ошибочного отождествления разума и рационального. Это связано с терминологической проблемой: латинское «ratio» обозначает одновременно и «рациональность», и «разум». Но если согласиться с таким подходом, то происходящий вне сферы рационального дискурса процесс художественного творчества мы должны признать неразумным или внеразумным?! Думается, правильнее разум понимать как включающий в себя рациональное и иррациональное начала, использующий их взаимодополнительность. Ведь, как верно заметил А. Бергсон, рациональность обеспечивает аналитическую точность, а иррациональное начало   целостность и осмысленность. Поэтому рационализм ХХ века должен уступить место господству разума, гармонически сочетающего рациональное и иррациональное.

Во-вторых, редукционизм должен занять более скромное положение частного метода, не претендующего на универсальность и применяемого с большой осторожностью и оговорками. Особенно следует ограничить применение этого метода в духовной сфере, в частности в гуманитарных науках. В противоположность и в дополнение к аналитическому и редукционистскому методам необходима разработка методологии синтетического и холономного освоения мира. «Холономность» понимается С. Грофом как целостное и многомерно-объемное «видение» объекта, подобное голограмме10.

Такая перестройка методологической программы   дело непростое, поскольку рациональная и иррациональная составляющие сознания сосуществуют в независимых друг от друга системах координат, которые мало соприкасаются друг с другом. Рациональное сознание связано с вербальным языком и составляет основу того, что обычно называют сознанием, а иррациональная сфера находится большей частью за пределами обычного, обыденного сознания, поэтому она с трудом поддается осознанию.



В-третьих, от иллюзорной установки на «господство над природой» нужно перейти к осознанию необходимости подчинения природе. Здесь можно воспользоваться категориями и традициями древней китайской философии даосизма, где абсолютом считался «дао»   закон, по которому живет весь космос, и мудростью считалось не навязывание природе человеческих проектов переустройства мира, а принятие того, что рекомендует «дао», подчинение этому «пути».

Нечто подобное предлагал замечательный врач, музыкант, теолог и философ Альберт Швейцер, называя это «благоговением перед жизнью». Или вот что писал отечественный философ П. А. Флоренский: «Вся природа одушевлена, вся   жива, в целом и в частях. Все связано тайными узами между собою, все дышит вместе друг с другом. Враждебные и благотворные воздействия идут со всех сторон. Ничто не бездейственно; но, однако, все действия и взаимодействия вещей-существ-душ имеют в основе род телепатии, изнутри-действующее, симпатическое сродство. Энергии вещей втекают в другие вещи, и каждая живет во всех, и все   в каждой. Послушайте, как крестьянин разговаривает со скотиною, с деревом, с вещью, со всею природою: он ласкает, просит, умоляет, ругает, проклинает, беседует с нею, возмущается ею и, порою, ненавидит. Он живет с природою в тесном союзе, борется с нею и смиряется перед нею. Какая-нибудь былинка   не просто былинка, но что-то безмерно более значительное,   особый мир. И мир этот глядит на другие миры глубокими, завораживающими очами»11. Близкие к этому идеи высказывал в своем учении о ноосфере В. И. Вернадский и другие мыслители «русского космизма».

Речь, конечно, не идет о том, чтобы отказываться от операции аппендицита или от пластических операций, когда нужно устранить какие-то телесные недостатки. Нужно выработать и придерживаться такого образа жизни, чтобы в организме не накапливался потенциал вредных веществ или энергии, наносящий этому организму ущерб. Необходим разумный набор потребностей, гарантирующий здоровье, а не бесконечный их рост.

В-четвертых, нужно осознать значимость и роль для человека высших ценностей и идеалов, среди которых особое место занимает Бог как ценностный абсолют. Для разных людей эти ценности имеют не одинаковый смысл. По верному заключению П. А. Флоренского, религия есть «художница спасения», она спасает наш внутренний мир «от таящегося в нем хаоса»12. И. А. Ильин замечал, что если человек верит во что-то, то постепенно отождествляется с объектом веры, превращает его в ведущий ориентир для своих поступков. Можно сослаться также на В. С. Соловьева, который считал вечными основами нравственной жизни: «господство над материальной чувственностью, солидарность с живыми существами и внутреннее подчинение сверхчеловеческому началу»13.

В-пятых, необходимо уяснить, что неравенство не есть несправедливость, а наоборот, справедливость в том, чтобы каждому воздавать по его заслугам, «каждому   по труду», ибо, как заметил еще Платон, «для неравных (по природе.   В. П.) равное стало бы неравным»14. Если «придушить» «сильных», то общество оказывается не в состоянии заботиться о «слабых», это доводит все общество до состояния «равенства нищих», равенства застоя, стагнации и смерти. Дело в том, что жизнь   это различие, разнообразие единого, и развитие жизни   умножение разнообразия. «Моральный пафос социализма,   писал С. Л. Франк,   сосредоточен на идее распределительной справедливости и исчерпывается ею... Но абсолютизация распределения и забвение из-за него производства или творчества есть философское заблуждение и моральный грех. Для того чтобы было что распределять, надо созидать, производить»15. Другой отечественный философ И. А. Ильин писал в 1922 году: «Мы не верим в справедливость насильственного уравнения и имущественного передела. Мы не верим в целесообразность общности имущества, в правоту этих принципов. Дело не в бедности, а в том, как справляется дух человека с бедностью. Дело не в богатстве, а в том, чтобы каждый человек мог трудиться; трудясь, строить и приумножать; приумножая, творить новое и делиться с другими. Мы утверждает естественность и необходимость частной собственности и видим в ней не «грех» и не «стыд», а личное и общественное духовное задание... И потому наши девизы: собственность и творчество, изобилие и щедрость. И мы знаем, что на этих основах будет строиться грядущая, новая Россия».

Вместо идеи равенства можно выдвинуть идею эгалитаризма, которую К. Поппер истолковывал как «требование, чтобы к гражданам государства относились непредвзято»17, только в этом смысле можно говорить о равенстве между людьми.



В-шестых, правильное понимание свободы связано с отказом от попыток реализации полной свободы в физическом мире, ибо чем больше свободы, тем тяжелее груз ответственности за нее. Поэтому слабые люди стремятся избавиться от свободы, продать ее повыгоднее, чтобы получить в обмен гарантированную безопасность и пропитание. Отсюда понятно, что мера свободы определяется способностью и потенциалом ответственности за нее (внешней или внутренней). В то же время для понимания объективной свободы большое значение имеет понятие «бифуркации», введенное И. Пригожиным, которое обозначает ситуацию кризиса в развитии космоса и перехода к новым процессам, причем совершается нечто, схожее с проблемой выбора, когда из нескольких возможных перспектив выбирается одна и не вполне очевидны причины такого расклада обстоятельств и их последствий18.

Свободе придает смысл лишь достойная цель, иначе она бессмысленна, бесчеловечна и деструктивна. Таким образом, свобода в материальном мире не может быть целью-в-себе, но лишь средством реализации достойной цели. Гораздо больший потенциал свобода имеет в сфере духа, но и здесь она не абсолютна, ибо абсолютно свободен лишь Бог, человек же и в сфере духа и в творчестве должен отвечать за использование своей свободы. Но что такое «достойная цель»? Это промежуточный этап в процессе реализации смысла жизни человека и смысла истории, направленный на преодоление энтропии, на культуротворчество.



В-седьмых, вместо традиционализма как ценностной установки следует ориентироваться на социальную динамику, динамизм. Более достойно для разумного человека понять, что жизнь меняется, что все ценности имеют лишь относительно устойчивый характер, что нужно быть готовым к их изменению, что не всегда эти изменения приводят к лучшему, обычно считают, что соотношение «позитива-негатива» имеет характер «пятьдесят-на-пятьдесят», хотя в последнее время возникают гипотезы о том, что в мире существуют факторы, влияющие на эти изменения в физическом мире. Об этом говорил на философском конгрессе в Брайтоне в 1988 году К. Поппер, называя эти факторы «предрасположенностью». В ценностных отношениях мы называем подобные отношения «аксиологикой»19. Самое важное здесь   мера изменчивости общества, поскольку разные социальные и культурные процессы имеют различный темп, неодинаковую скорость.

В-восьмых, следует пересмотреть упрощенное представление об общественном прогрессе, связанном только с технологическими критериями, ибо однозначного улучшения жизни человека не происходит, жизнь изменяется под влиянием многих факторов, среди которых технологические не являются ни единственными, ни главными, ни однозначно положительными. Понятие «прогресс» имеет смысл главным образом для цивилизационного подхода, то есть для осмысления организационно-технологической стороны жизни общества. Но для культуры этот термин не вполне пригоден, лучше говорить о развитии, которое имеет циклично-поступательный характер, где есть подъемы и спады, приобретения и утраты, есть относительное обогащение в одном отношении, но в другом его нет. Настало время отказаться от прогрессистских иллюзий, понять, что технологический прогресс не исчерпывает важнейших параметров и факторов развития общества, что более важное значение имеют духовные критерии эволюции общества. Как справедливо утверждал П. И. Новгородцев, разоблачавший утопичность марксистской социальной философии, «в центре построений общественной философии должна быть поставлена не будущая гармония истории, а вечный идеал добра, обязательный для каждого исторического периода, для каждого поколения, для каждого лица в конце истории, как и в ее начале»20. Вот поэтому в основе нашего прогноза лежит система ценностных ориентаций, которые должны помочь в обнаружении смысла дальнейшего исторического развития.

В-девятых, вместо установки на «обладание», потребительство ведущее положение в системе ценностей должна занять установка на бытие, на самореализацию через самоотдачу. Что значит быть? Индийский мыслитель Бхагаван Шри Раджниш предлагал различать три возможных состояния сознания и мироощущения: во-первых, неудовлетворенность, возникающую от сравнения с теми, у кого благ больше, чем у вас; во-вторых, удовлетворение от сравнения с теми, у кого благ меньше, чем у вас. Оба этих переживания порождены ложной потребительской ориентацией на «обладание». Наиболее нравственна, по его мнению, третья позиция   удовлетворение онтологическое, без сравнения, «позвольте себе быть, и это быть принесет огромную радость»21.

Нередко отождествляют понятия «бытие» и «существование». Думается, понятие «существование» характеризует то, что происходит с человеком. Здесь человек рассматривается как пассивный феномен, объект существования. «Бытие» же проявляет человека как активное, сознательно-разумное начало. «Быть»   значит воплощать в своей жизнедеятельности гармонию полноты саморазвития и самореализации в соответствии со смыслом истории и со сверхзадачей человечества в Космо-се   культуротворческого противодействия энтропии, деструктивно-разрушительному и уравнивающему началу.

Таким образом, мы можем представить в таблице итог сопоставления важнейших ценностей картины мира ХХ и ХХI веков.


«Современная»

картина мира

«Постсовременная»

картина мира

Рационализм

Разум как единство рационального и иррационального, доверие иррациональному, синархия

Редукционизм, упрощение,

понимание целого как суммы

элементов


Холономность,

целостность



Господство над природой

Подчинение мудрости

природы


Атеизм

Вера в абсолютные ценности,

в том числе и в Бога



Равенство

(общее в различном)



Неравенство

(различное в общем)



Свобода как цель

(как абсолютная

«вещь-в-себе»)


Свобода как средство

(свобода, соединенная

с долгом)


Традиционализм,

неизменность



Социальная динамика,

гибкость


Технологические критерии

общественного прогресса



Духовные критерии

общественного развития



Иметь (потребительство,

самореализация в обладании)



Быть (самореализация через самоотдачу)

Представленный прогноз переоценки ценностей на рубеже столетий есть попытка увидеть «изменение смысла» и обнаружить диалог двух эпох, направленный на их самоидентификацию в рамках хронотопа культуры.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
ВАУТИШЕР Хельмут, доктор философии, лектор кафедры философии в Государственном университете Сонома в Калифорнии (США), научные интересы   философская антропология и изучение сознания, исполнительный член правления Общества антропологии сознания, автор нескольких статей, редактор-составитель специального выпуска о сновидениях журнала «Антропология Сознания» и сборника «Родовая эпистемология: Эссе о философской антропологии».

ДУДКИН Виктор Викторович, профессор кафедры литературы Новгородского университета, доктор филологических наук, научные интересы - исследование взаимовлияния русской и немецкой культур, Ницше и России, автор монографии «Достоевский и Ницше» и нескольких десятков статей.

КИНЦАНС Владимир, доцент кафедры практической философии Латвийского университета (Латвия), доктор философии   автор ряда статей по эстетике.

НЕЁЛОВ Евгений Михайлович, профессор кафедры русской литературы Петрозаводского университета, доктор филологических наук, научные интересы - фольклорная сказка и научная фантастика, автор нескольких книг и десятков статей по литературоведению и фольклору.

ПИВОЕВ Василий Михайлович, заведующий кафедрой культурологии Петрозаводского университета, профессор, доктор философских наук, действительный член Академии гуманитарных наук, научные интересы - философия культуры, философская антропология, философия истории, автор ряда монографий и учебных пособий по философии и культурологии, редактор-составитель нескольких сборников статей по проблемам диалога культур.

ПОЛЕМИС Михаил, профессор Университета Клагенфурт (Австрия) и Университета Фессалоники (Греция), доктор философии, научные интересы - исследование тринитарных споров в христианстве, автор монографии «К идее троичности» и десятков статей.

ЦЕЛМА Елена Михайловна, профессор кафедры философии Латвийского университета (Латвия), доктор философии, действительный член Академии гуманитарных наук России   автор многих статей по проблемам эстетики.

СОДЕРЖАНИЕ



Предисловие . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

5

В. М. Пивоев. Рациональное и иррациональное в методологии гуманитарного знания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

7


Е. М. Целма. Автор и текст: проблема встречи . . . . . . . . . . . . . .

28

В. Кинцанс. К вопросу о реабилитации обыденного восприятия

35

Е. М. Неёлов. К проблеме «меняющихся смыслов» фольклорной волшебной сказки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

46


M. Polemis. Zur Geschichtlichkeit der Kultur im Lichte von Bild und Begriff . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

59


В. В. Дудкин. Ницше о Достоевском («Хозяйка», «Записки из подполья») . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

74


H. Wautischer. The Path to Knowledge . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

90

В. М. Пивоев. Прогноз переоценки системы ценностей на рубеже XX и XXI веков . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

98


Сведения об авторах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

116



CONTENTS



Vorewords . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

5

V. M. Pivojev. The Rational and Irrational in the methodology of the Humanitarien Knowledge . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

7


J. Celma. The Author and the Text: the Problem of Meeting . . . . . .

28

V. Kincans. By the question of the rehabilitation of the everydays Perception . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

35


E. M. Nejolov. Towards the Problem of «the various Sinns» of the Folk Magic Story . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

46


M. Polemis. Zur Geschichtlichkeit der Kultur im Lichte von Bild und Begriff . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

59


V. V. Dudkin. Nietzsche about Dostojevskiy Landlady», «Notes from the Underground») . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

74


H. Wautischer. The Path to Knowledge . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

90

V. M. Pivojev. Forecast of the Revaluation on the Boundary XX and XXI Centuries . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

98


The items of information on the authors . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

116


М. М. БАХТИН И ПРОБЛЕМЫ МЕТОДОЛОГИИ

ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ

Cборник научных статей



Редактор Е. А. Нетылько

Компьютерная верстка и оформление обложки В. М. Пивоев

ЛР № 040110 от 10.11.1996.

Гигиенический сертификат № 10.КЦ.34.953.П.00136.03.99 от 05.03.99.

Подписано к печати 25.12.99. Формат 60х86 1/16. Бумага офсетная. Гарнитура Peterburg CTT. Уч.-изд. л. 7,5. Усл. кр.-отт. 30. Тираж 200 экз. Изд. № 2.


Издательство Петрозаводского университета

185640, Петрозаводск, пр. Ленина, 33


Отпечатано с оригинал-макета в типографии издательства

Петрозаводского государственного университета



 В. М. Пивоев, 1999

Работа выполнена при поддержке гранта Министерства образования РФ по гума-нитарным наукам № 111/204.

1 См.: Pose S. Dialectical and reductionist biology // Biology and philosophy. Dordrecht, 1989. Vol. 4. № 1. P. 20-25; Али-Заде А. А. Границы научного познания. Баку, 1989. С. 25; Хайек Ф. А. фон. Пагубная самонадеянность. М., 1992. С. 42.

2 Аристотель. Соч.: В 4 т. М., 1975. Т. 1. С. 125.

3 См.: Платон. Соч.: В 3 т. М., 1972. Т. 3 (2). С. 486.

4 См.: Кант И. Соч.: В 6 т. М., 1966. Т. 6. С. 56.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М., 1961. Т. 20. С. 546-547.

6 Мудрагей Н. С. Рациональное и иррациональное. М., 1985. С. 30-31.

7 См.: Одуев С. Ф. Метаморфозы иррационализма (Иррационализм в немецкой философии XIX - XX веков). Вып. 1-2. М., 1997. С. 11.

8 Там же. С. 42-47.

9 См.: Розов М. А. О двух аспектах проблемы редукционизма. Пущино, 1986. С. 4.

10 См.: Филатов В. П. Об идее альтернативной науки // Заблуждающийся разум? Многообразие вненаучного знания. М., 1990. С. 155-156.

11 Ньютон И. Математические начала натуральной философии // Собрание трудов академика А. Н. Крылова. М., 1936. Т. VII. С. 30-31.

12 Кассирер Э. Познание и действительность. СПб., 1912. С. 15.

13 Дворецкий И. Х. Латинско-русский словарь. М., 1976. С. 852.

14 Винер Н. Я - математик. М., 1967. С. 314.

15 Древнекитайская философия: В 2 т. М., 1972. Т. 1. С. 137, 254.

16 См.: Давыдов Ю. Н. Философский иррационализм, его генезис и основные исторические типы // Рациональное и иррациональное в современном буржуазном сознании: Реф. сборник. М., 1978. Вып. 1. С. 131.

17 Риккерт Г. Философия жизни. Пг., 1922. С. 153.

18 См.: Ойзерман Т. И. Рациональное и иррациональное: методологические аспекты // Рациональное и иррациональное в современном буржуазном сознании. С. 18.

19 Налимов В. В. В поисках иных смыслов. М., 1993. С. 85.

20 Флоренский П. А. Столп и утверждение истины. М., 1990. Т. 1. С. 157.

21 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук // Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 363.

22 Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972. С. 146-147.

23 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук. С. 364.

24 Там же. С. 371.

25 Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. СПб., 1911. С. 68.

26 Там же. С. 76.

27 Риккерт Г. Философия жизни. С. 155.

28 Там же. С. 153.

29 Там же. С. 20.

30 Лотман Ю. М. Анализ поэтического текста. Л., 1972. С. 184.

31 См.: Алексеев В. П. К происхождению бинарных оппозиций в связи с возникновением отдельных мотивов первобытного искусства // Первобытное искусство. Новосибирск, 1976. С. 44.

32 Бергсон А. Собр. соч. СПб., 1913. Т. 1. С. 236.

33 Налимов В. В. Спонтанность сознания. М., 1989. С. 18; см. также: Элиаде М. Космос и история. М., 1993. С. 28.

34 См.: Кулиев Г. Г. Метафора и научное познание. Баку, 1987.

35 Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. С. 350, 367.

36 Волошинов В. Н. Марксизм и философия языка. Л., 1929. С. 95.

37 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук. С. 373.

38 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук. С. 362.

39 Там же. С. 371.

40 См.:Бахтин М. М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972. С. 146-147.

41 См.: Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук. С. 361.

42 Там же. С. 370.

43 Там же. С. 370-371.

44 Бердяев Н. А. О назначении человека. М., 1993. С. 216.

45 Винер Н. Творец и робот М., 1966. С. 82.

46 См.: Каган М. С. Философия культуры. СПб., 1996. С. 319-328.

47 Цит. по: Свасьян К. А. Проблема символа в современной философии. Ереван, 1980. С. 34-35.

48 См.: Пивоев В. М. Аксиологика смысла // Человек в мире ценностей и смыслов. Петрозаводск, 1999.

49 Паскаль Б. Мысли. М., 1994. С. 93.

50 Бердяев Н. А. О назначении человека. С. 51.

1 Е. М. Целма, 1999

1 Бахтин М. М. К философии поступка. Работы 1920-х годов. Киев, 1994. С. 24.

2 Зеньковский В. В. История русской философии. Л., 1991. Т. 1, ч. 1. С. 217.

3 Бахтин М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 281-282.

4 Там же. С. 306.

5 Там же. С. 281.

6 Там же. С. 5.

7 Использую слово, употребляемое М. М. Бахтиным, так как оно очень точно и в то же время образно передает суть отношения автора к тексту-герою.

8 Бубер М. Два образа веры. М., 1995. С. 97.

9 9 Бахтин М. М. Литературно-критические статьи. М., 1986. С. 519.

10 Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. С. 361.

11 Там же. С. 305.

12 Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. С. 306.

13 Бочаров С. Событие бытия // Новый мир. 1995. № 11. С. 214.

14 Там же.

 В. Кинцанс, 1999

1 Более подробно об обыденном сознании, его специфике, границах и возможностях см.: Пукшанский Б. Я. Обыденное знание. Л., 1987; Крымский С. Б. Научное знание и его трансформация. Киев, 1974; Кузьмина Т. А. Философия и обыденное сознание // Философия и ценностные формы сознания. М., 1978; Кукушкина Е. И. Обыденное сознание, обыденный опыт и здравый смысл // Философские науки. 1986. № 4; Козлова Н. Н. К анализу обыденного сознания // Философские науки. 1984. № 4 и др.

2 Стафецкая М. П. Художественное восприятие как эстетическая проблема (к постановке вопроса) // Методологические проблемы современного искусствознания. М., 1986. С. 285.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология // Соч. 2-е изд. Т. 3. С. 252-253.

4 См.: Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 367.

5 Там же. С. 350.

5 Об этой неустранимости обыденного отношения писал В. А. Лекторский: «Став ученым, человек не перестает быть субъектом обычного, донаучного опыта и связанной с ним практической деятельности... Более высокие уровни познавательной деятельности не отменяют функционирования механизмов обычной перцепции, а особым образом надстраиваются над этими механизмами...» (Лекторский В. А. Субъект, объект, познание. М., 1980. С. 189).

6 «...Жизнь,   как писал М. М. Бахтин,   находится не только вне искусства, но и в нем, внутри его, во всей полноте своей ценностной весомости: социальной, политической, познавательной и иной» (Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975. С. 29).

7 Н. Я. Берковский, указывая на особенность русского художественного мышления, писал: «Русская эстетика требует, чтобы проза, обыденность не утаивались... Обыденность   массовое, закономерное в человеческой жизни, а классический русский художник верит только эстетике, исходящей из закономерного, обыденностью он не пожертвует ради случайных эпизодов» (Берковский Н. Я. Мир, создаваемый литературой. М., 1989. С. 383).

8 О предпосылках экспансионизма обыденного сознания см.: Автономова Н. С. Рассудок. Разум. Рациональность. М., 1988. С. 157-204.

9 Например, Г. Дадамян, Д. Дондурей, Л. Невлер, говоря о восприятии произведений изобразительного искусства, в зависимости от приоритетных типообразующих ориентаций, разделяют зрителей на гедонистов, натуралистов, функционалистов и символистов (см.: Дадамян Г., Дондурей Д., Невлер Л. Восприятие монументального искусства   типы, механизмы, эффективность // Вопросы социологии искусства. М., 1979. С. 194-248).

10 Симптоматично, что философская и социологическая мысль также ищет опору в повседневности, обыденности и здравом смысле (см.: Ионин Л. Г. Понимающая социология: Историко-критический анализ. М., 1979).

11 Armstrong A. M. Philosophy and common sense // Philosophy and Phenomenological Research. 1962. Vol. XXII. № 3. P. 358, 359.

12 Ср. идеи, высказанные Д. Н. Овсянико-Куликовским: «Но всякий человек, мыслящий научно, философски, художественно, прежде всего   обыватель, и, как таковой, он мыслит прежде всего по-обывательски, формами и приемами обыденного мышления» (Овсянико-Куликовский Д. Н. Литературно-критические работы. М., 1989. С. 132).

13 См.: Лукач Д. Своеобразие эстетического. М., 1985. Т. 1. С. 23-62.

1 Е. М. Неёлов, 1999

1 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук // Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979. С. 373.

2 Отмечу попутно, что в заключительном высказывании ученого усматривается (по крайней мере, при желании) диалогический (если воспользоваться бахтинской терминологией) контакт голосов М. М. Бахтина и Н. Ф. Федорова в его философии «общего дела».

3 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук. С. 373.

4 Там же. С. 372.

5 Медриш Д. Н. Литература и фольклорная традиция. Саратов, 1980. С. 245.

6 Неёлов Е. М. Змей-машина: о «нераскрытых возможностях» фольклорной волшебной сказки // Литература и фольклорная традиция. Волгоград, 1997.

7 Волошин М. Скрытый смысл войны // Из творческого наследия советских писателей. Л., 1991. С. 440.

8 Лотман Ю. М. Культура и взрыв. М., 1992. С. 222.

9 Попов Н. М. Вещие сны. Казань, 1908. С. 5.

10 Абрагам К. Сон и миф. М., 1912. С. 20.

11 Афанасьев А. Н. Народные русские сказки: В 3 т. М., 1984-1985. В дальнейшем ссылки на это издание в тексте обозначаются: Аф. с указанием номера сказки.

12 Лотман Ю. М. Культура и взрыв. С. 225-226.

13 Катастрофические и эсхатологические сны (с похожей на волошинскую сюжетикой и образностью) распространены достаточно широко, что лишний раз показывает их архетипичность. См., например: Scheidt J. Tiefenpszchologische Aspekte der Science Fiction // Science Fiction. Theorie und Geschichte. München, 1972. S. 134-135.

14 Медриш Д. Н. Литература и фольклорная традиция. С. 245.

15 Мелетинский Е. М. О литературных архетипах. М., 1994. С. 59.

16 Köhler J. Automat // Enzyklopädie des Märchens. Berlin; N. Y., 1976. B. 1, lief. 4. S. 1086.

17 Голосовкер Я. Э. Логика мифа. М., 1987. С. 26.

18 Неклюдов С. Ю. Особенности изобразительной системы в долитературном повествовательном искусстве // Ранние формы искусства. М., 1972. С. 196.

19 Там же. С. 195.

20 Лихачев Д. С. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1971. С. 389.

21 Голосовкер Я. Э. Логика мифа. С. 30.

22 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук. С. 366.

23 Медриш Д. Н. Литература и фольклорная традиция. С. 80.

24 Там же. С. 87.

25 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук. С. 366.

26 Там же. С. 367.

27 Там же. С. 370.

28 Там же. С. 369.

29 Русские народные сказки Пудожского края. Петрозаводск, 1982. С. 86. О характеристике нововведений М. М. Коргуева см.: Чистов К. В. Русские сказители Карелии. Петрозаводск, 1980. С. 179-210.

30 Пропп В. Я. Русский героический эпос. М., 1958. С. 215.

31 См. об этом подробно: Неёлов Е. М. Волшебно-сказочные корни научной фантастики. Л., 1986.

32 Из огромного числа возможных примеров сошлемся в качестве показательных лишь на романы С. Снегова «Люди как боги» и Р. Хайнлайна «Дорога славы». В этих весьма несхожих произведениях тем не менее дается условно-рационализированное описание «биологии» и прочих «принципов действия» огнедышащих драконов.

33 Медриш Д. Н. Фольклоризм Пушкина. Волгоград, 1987. С. 20.

34 Голосовкер Я. Э. Логика мифа. С. 27.

35 Неклюдов С. Ю. Особенности изобразительной системы... С. 198.

36 Стругацкий А., Стругацкий Б. Собр. соч.: В 10 т. М., 1992. Т. 4. С. 59.

37 Там же. Т. 5, 7.

38 Бахтин М. М. К методологии гуманитарных наук. С. 372-373.

39 Там же. С. 362.

1 M. Polemis, 1999

1 «Историчность (историцизм, или historicality, Geschichtlichkeit) - термин, используемый в феноменологической и герменевтической традиции (от Дильтея и Гуссерля через Хайдеггера и Гадамера) для указания на существенную особенность человеческого существования. Люди не просто пребывают

<< предыдущая страница   следующая страница >>



Когда ребенок показывает руки, ему велят их вымыть. Политик рук не показывает. Стефан Гарчиньский
ещё >>