Савва м. В., Савва е. В - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Морозов савва тимофеевич 1 101.61kb.
Урок (Духовное краеведение, История, мхк) «Савва Сторожевский- святой... 1 28.24kb.
Савва Мамонтов 1 129.19kb.
Лекция к ф. н. Е. В. Савва "Этнические конфликты: возможно ли раннее... 1 281.44kb.
«Духовные ценности жизни святых в жизни современного мира и человека. 1 153.57kb.
Внимание! Династические деревья не выверялись и являются в некотрой... 4 602.2kb.
Никитин Савва Никитич 1 27.54kb.
Ергей чугунов вечный кат вольная фантазия на Вечную тему действующие... 4 803.11kb.
Савва М. В., докт полит наук, профессор КубГУ 1 236.15kb.
По житиям Димитрия Ростовского 15 апреля по ст ст.(28 апреля по н ст. 1 198.22kb.
Савва Михаил Валентинович, доктор политических наук 1 283.98kb.
Л. Е. Гринин глобализация и национальный суверенитет 1 346.45kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Савва м. В., Савва е. В - страница №1/14


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


САВВА М.В., САВВА Е.В.
ПРЕССА, ВЛАСТЬ И ЭТНИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ (ВЗАИМОСВЯЗЬ НА ПРИМЕРЕ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ)

КРАСНОДАР 2002



Министерство образования

Российской Федерации
Кубанский государственный университет


САВВА М.В., САВВА Е.В.

ПРЕССА, ВЛАСТЬ И ЭТНИЧЕСКИЙ КОНФЛИКТ

(ВЗАИМОСВЯЗЬ НА ПРИМЕРЕ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ)


Краснодар

2002

УДК 342.5 (470.62)

ББК 66.3 (2 Рос) 12

С 126
Рецензенты:



В.К. Малькова, канд. ист. наук, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН (Москва);

П.М. Хакуз, д-р филос. наук, зав. кафедрой философии Кубанского государственного технологического университета (Краснодар).
Савва М.В., Савва Е.В.

С 126 Пресса, власть и этнический конфликт (взаимосвязь на примере Краснодарского края). Краснодар: Кубанский гос. ун-т, 2002. 176 с.


В книге отражены результаты этнополитологического исследования проблемы влияния прессы и власти в их взаимодействии на уровень напряженности этнополитической ситуации на примере Краснодарского края. В работе изучаются различные аспекты данной проблемы, в том числе конструирование прессой этнического конфликта и его урегулирование.

Адресуется научным работникам, студентам и аспирантам, а также журналистам, занимающимся изучением и освещением межэтнического взаимодействия.

Работа выполнена в рамках Программы «Межрегиональные исследования в общественных науках» (гранты №КТК 018-1-01/1 и №КТК 018-1-01/02).

Поддержка данного проекта была осуществлена Программой «Межрегиональные исследования в общественных науках», Институтом перспективных российских исследований им. Кеннана (США), Министерством образования Российской Федерации за счет средств, предоставленных Корпорацией Карнеги в Нью-Йорке (США), Фондом Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров (США) и Институтом «Открытое общество» (Фонд Сороса).

Точка зрения, отраженная в данной работе, может не совпадать с точкой зрения вышеперечисленных благотворительных организаций.

© Кубанский государственный университет, 2002

© Савва М.В., Савва Е.В., 2002


ISBN 5-8209-0210-6

Введение


Наша работа не является исследованием в области журналистики, несмотря на то, что ее название начинается со слова «пресса». Книга посвящена этнополитической проблеме. По мнению авторов, одной из самых важных в современных этнических отношениях. Эта проблема – взаимосвязь прессы и власти в таких явлениях, как этническая напряженность и этнический конфликта также роль прессы и власти в конструировании конфликтной ситуации. Проблема очевидна и актуальна: в научной литературе, как пишет В.К. Малькова, уже появились такие термины, как этническая журналистика – журналистика, освещающая проблемы этничности, и этническая информация – информация об этнических особенностях жизни, появляющаяся в СМИ в разных формах.1 Как указывает В.А. Тишков: «В современном обществе без СМИ фактически невозможно организовать конфликт, и они уже давно есть часть и одна из фронтовых линий конфликта. Каждый журналист при всей претензии на объективность, действует в определенном поле власти и заангажированности (политической, этнической или редакционно-бюрократической)».2 Согласно заключению ежегодного доклада Сети этнологического мониторинга и раннего предотвращения конфликтов за 2001г. «Межэтнические отношения и конфликты в постсоветских государствах», самостоятельными источниками напряженности служат деятельность средств массовой информации, а также распространяемые в обществе (не без помощи СМИ) всевозможные фобии и слухи.3

Пресса и власть как социальные институты связаны чрезвычайно тесно, особенно в России и в настоящее время. «У нас процесс функционирования журналистики определяют четыре группы институционализированных структур, которые являются потребителями журналистского продукта. Это прежде всего власть, которая напрямую вовлечена в дела журналистов, поскольку не только определяет правила игры, но и сама является и учредителем СМИ, и заказчиком, и потребителем определенного продукта. Власть, которая покупает нас с корнями, с потрохами, со всеми публикациями, вместе взятыми… Но дело не только в том, что власть заинтересована в журналистике. Дело еще и в том, что многие журналисты видят во власти если не единственного, то главного субъекта общественной жизнедеятельности…». Остальные три из упомянутых четырех структур – бизнес, интеллигенция, гражданское общество.4 Влияние на прессу первого и главного фактора пока значительно сильнее, чем влияние любого другого. Е.Л. Вартанова пишет: «Решающим фактором выступают также взаимоотношения власти и СМИ на региональном уровне, накладывающие отпечаток и на экономическое положение, и на политические пристрастия медиа».5 По данным И. Дзялошинского, руководителя Комиссии по доступу к информации, для 89% российских журналистов исполнительная власть – главный источник информации.6 Причину этого применительно к региональной прессе достаточно категорично определяет Н.А. Смирнова: «Аналитическая составляющая региональной прессы выражена довольно слабо. Преобладает информационно-обзорное направление. В оценках экономического и социального положения региона журналисты чаще ориентируются на мнения, суждения чиновников, администраторов разного уровня… нежели на самостоятельное осмысление и анализ экономических и социальных фактов».7 Анализируя динамику СМИ постсоветского периода, С.В. Коновченко констатирует: «… за последние 15 лет средства массовой информации осуществили переход от «СМИ как инструмента коммунистической партии» до «СМИ как четвертой власти» и «СМИ как инструмента капитала». Сейчас предпринимаются попытки, и об этом открыто говорится в Доктрине информационной безопасности, формирования «СМИ как инструмента государства».8

Взаимосвязь прессы и власти имеет ярко выраженную региональную специфику. В регионах с относительно низким уровнем развития институтов гражданского общества эта взаимосвязь имеет характер жесткого подчинения прессы. Как предполагают авторы для таких регионов типично взаимное усиление потенциала влияния на общество прессы и органов власти. В этом случае пресса и власть не являются естественными противовесами – стабилизаторами, способными предотвратить ошибки друг друга или минимизировать их последствия. Напротив, в случае провоцирующих действий одной стороны в такой ситуации другая сторона, как правило, действует упреждающими темпами, объективно также направленными на усиление конфликта. Обратной стороной этого явления выступает возможность активного стабилизирующего влияния власти самостоятельными действиями и через управляемые СМИ на конфликтную ситуацию. Практика Краснодарского края последних полутора десятилетий дает большое количество ярких примеров взаимовлияния власти и прессы как в провоцировании, так и урегулировании конфликтных ситуаций в сфере этнических отношений. Подтверждением этому являются многочисленные отклики в общероссийских СМИ на этнополитическую ситуацию на Кубани, в том числе на действия и заявления органов власти Краснодарского края.

Пресса является лишь одной составляющей системы средств массовой информации. Безусловно, электронные СМИ также оказывают существенное воздействие на общественное мнение. Телевидение, радио и уже выполняющий даже на региональном уровне функцию средства массовой информации Интернет играют большую роль в информационных войнах и конструировании конфликтов. Однако их воздействие на общественное мнение имеет иной характер по сравнению с воздействием печатных изданий из-за характеристик самих носителей информации.9 Роль электронных СМИ в процессе формирования уровня этнополитической напряженности остается вне рамок нашего исследования.

Краевые нормативные акты и официальные заявления должностных лиц становились объектом внимания авторов работы только в том случае, когда их тексты публиковались в прессе и таким образом оказывали влияние на общественное мнение. Можно только констатировать, что большой объем важного эмпирического материала (тексты краевых нормативных актов и официальных заявлений) ждут своего исследования.

Мы исследуем на примере Краснодарского края показательный случай переплетения в конструировании этнической напряженности действий власти и прессы. Почему в качестве модели взята ситуация провинции? Не в последнюю очередь это связано с меняющейся ролью региональных и местных изданий в современной России. По мнению экспертов, широкий читатель чаще всего обращается теперь не к центральным изданиям общего типа, которые в первую очередь тиражируют новости, а также мнения Кремля или тяготеющего к нему московского политического бомонда, сколько к своей «местной» - региональной и городской периодике. Согласно социологическому исследованию 2000 г., каждый пятый из опрошенных (2407 чел.) читал еженедельную местную прессу общего типа, столько же – местные развлекательные и рекламные газеты, 14% - ежедневную печать своей области, города или района. Показателен сдвиг – если в 1991 г. почти три четверти подписного тиража российских газет составляла подписка на центральные издания, то в 1997 году, напротив, на местные.10 В 2000 году на 1000 жителей России приходилось 202 печатных издания, из них центральных – только 42.11 Важный вывод в связи с тенденцией «регионализации» российских СМИ делает С.В. Коновченко: «… как правило, региональные СМИ выдают незначительное количество информации о деятельности федеральных органов власти, а особенности последних лет таковы, что средства массовой информации в силу своей экономической несвободы попадают во все большую зависимость от исполнительной власти. Соответственно, тенденции усиления «изоляции» от центра становятся характерными не только для СМИ, но и для народа в целом».12

«Эффект провинции» для нашего исследования важен еще в нескольких отношениях. Федеральная власть в своем взаимодействии с прессой вынуждена в большей степени по сравнению с региональной учитывать современные международные стандарты демократии. Поэтому наиболее яркие примеры взаимодействия власти и прессы (как по усилению конфликта, так и по его урегулированию) можно наблюдать именно в провинции.

И, наконец, почему именно Краснодарский край? Провинция провинции – рознь. Кубань (к этой исторической области обычно относят Краснодарский край и тесно ассоциированную с ним Республику Адыгея) часто причисляют к так называемому «красному поясу», имея в виду «левые» политические предпочтения значительной части избирателей. Но голосование за кандидатов из коммунистической части партийного спектра – проявление более глубоких процессов. Если говорить об общественном сознании, то Кубань – консервативный регион. В силу целого ряда причин, в том числе исторических, консерватизм является доминантой кубанского менталитета. Это приводит к парадоксальным, на первый взгляд, следствиям. В Гражданскую войну казаки Юга упорно защищали традиционные ценности и среди последних прекратили сопротивление новой власти. На протяжении нескольких поколений советский уклад жизни становился и стал в итоге традиционной ценностью, прочно укорененной привычкой. Его разрушение в течение последних полутора десятилетий в силу этого было воспринято как болезненный удар. Принятие нового уклада в консервативной среде идет медленно и противоречиво. Но если следовать уже проявленной на российском юге закономерности, трудно приживающиеся у нас ценности демократии так же трудно будет потом оспорить… А пока Краснодарский край можно рассматривать как регион с очень медленно изменяющейся по сравнению с большинством других субъектов РФ моделью социальных взаимодействий. В том числе моделью взаимоотношений власти, прессы и общества.

Поставленные выше вопросы изучаются авторами посредством анализа газетных текстов. Этот метод имеет довольно долгую научную историю. Как пишет Л.Н. Федотова, с появлением в обществе массовых коммуникаций внимание исследователей привлекло само содержание информации, курсирующей по этим каналам.13 Результатом длительного исследования проблемы этнической толерантности в материалах российской прессы стала формулировка некоторых методологических подходов к анализу газетных текстов. Так, В.К. Малькова выделила вопросы, рассмотрение которых необходимо для диагностики этнической толерантности в СМИ: 1) Важно выяснить, в каких этнокультурных условиях работает издание (или другое СМИ), чья деятельность подвергается диагностике. 2) Важно рассмотреть и общий облик самого издания. В это понятие входят популярность издания, его тип, направленность и т.д. 3) Важно рассмотреть и саму толерантную или интолернатную деятельность этого издания, изучив его содержание и все элементы текста, которые могут встретиться читателю.14 В.К. Малькова выделяет три основных метода исследования этнической толерантности в СМИ: метод анализа лексем; метод анализа этнических стереотипов; метод диагностики толерантности по идеологемам.15 Авторы настоящего исследования учитывают сделанные к настоящему времени выводы о методологии подобных работ, но в то же время понимают, что поиск новых методов и в целом развитие методологической базы направления должно продолжаться.

В приложении к данной работе приведены тексты некоторых нормативных документов, а также и главным образом показательных публикаций краевых газет. По мнению авторов, анализ этих текстов предполагает знакомство с их полными вариантами, что особенно важно в учебном процессе. Кроме того, прикасаясь к такой теме, как конструирование этнического конфликта, важно оценить живую речь лидеров этнических общин, журналистов, чиновников, сделать выводы на основании первоисточников официальных документов. Некоторые из приведенных в приложении текстов уже труднодоступны – прошло много лет со дня их публикации, и большинство совершенно неизвестны в других регионах России. Авторы приводят в приложениях, кроме материалов печатных СМИ, также материалы, получившие широкую известность после размещения в Интернете. Это объясняется необходимостью представить различные точки зрения на сложную проблему и типичной для Кубани ассиметричностью информационных войн, в ходе которых стороны располагают различными информационными ресурсами (власть – СМИ, различные правозащитные организации – ресурсами Интернет). Воспроизведение статей и иных материалов в приложении не означает согласия авторов с выводами, сделанными в этих газетных материалах, мы лишь пытаемся изменить, насколько возможно, сложившуюся тенденцию ангажированного освещения сложных этнополитических проблем региона. По мнению авторов, к настоящему времени сложились две основные группы пишущих о состоянии этнических отношений в Краснодарском крае. Представители первой из них выступают с позиций защиты традиционного уклада жизни и прав этнического большинства, определяя себя в качестве «патриотов». Вторая группа выступает под лозунгом защиты либеральных ценностей, прав этнических меньшинств. Для обеих групп характерно жесткое требование безусловной поддержки своей позиции и эмоциональное игнорирование аргументов противоположной стороны. При всем высоком накале их противостояния позиции этих групп очень близки, поскольку в равной мере радикальны. Они близки по целому ряду показателей: высокому уровню эмоциональности публикаций, использованию приемов манипуляции в текстах, отказу от анализа аргументов противоположной стороны по существу и подмена такого анализа разбором своих представлений о мыслях «противника», высокому уровню вовлеченности в деятельность адвокатируемых общин, движений, организаций и постоянная апелляция к их мнению. Авторы настоящей работы сознательно ставили задачу исключить все эти факторы из своего исследования. Мы не нападаем и не защищаем. Мы пытаемся анализировать и даем возможность проверить наши выводы.

Целью нашей работы является постановка научной проблемы влияния власти и печатных СМИ на уровень напряженности этнических отношений в консервативной социальной среде. В качестве модельного региона выбран Краснодарский край.

Задачи исследования:

- определение способов конструирования этнической напряженности и конфликта органами власти и печатными СМИ в их взаимодействии;

- выявление особенностей, основных тенденций развития и механизмов влияния на этнические отношения прессы Краснодарского края;

- характеристика современного состояния этнических отношений в Краснодарском крае и представление авторского подхода к этнической напряженности и этническому конфликту.

Главным методом исследования является анализ заголовков и содержания публикаций в печатных СМИ Краснодарского края по ряду параметров: использование негативных, позитивных или нейтральных характеристик при упоминаниях этнических общностей; уровень эмоциональности текстов. В качестве дополнительного параметра используется количество публикаций по какой-либо теме в газетах Краснодарского края. Использованы также элементы контент-анализа для выявления закономерностей текстов через количество упоминаний в них определенных терминов. Для анализа степени влияния органов региональной власти на прессу использован такой показатель, как процент расходов регионального бюджета на поддержку СМИ к общим расходам бюджета. В качестве объекта анализа выступают публикации 1989 – 2002гг. в газетах: «Советская Кубань» («Вольная Кубань»), «Краснодарские известия», «Кубанские новости», «Кубань сегодня», «Отечество Кубани», «Кубанский курьер», «Еркрамас (газета армян Юга России)», «Московский комсомолец на Кубани», «Комсомольская - Кубань», «Аргументы и факты – Кубань», «Краснодар».


Глава 1. Пресса Краснодарского края: особенности, тенденции развития и основные механизмы влияния на этнические отношения

Именно со свободой слова ассоциируются первые ростки демократии и либеральных ценностей в российском обществе. Какова степень свободы слова в Краснодарском крае в настоящее время? Кто и что влияет на позицию журналистов? Обладает ли наше общество достаточной зрелостью, чтобы воспользоваться данной свободой во благо? Каковы механизмы влияния СМИ на этнические отношения? Для ответа на эти взаимосвязанные вопросы необходимо определить положение печатных СМИ Краснодарского края в устоявшейся «системе координат» с точки зрения социального статуса средств массовой информации. Такая система была предложена Ф.С. Сибертом, У. Шраммом и Т. Питерсоном, которые разработали типологию общественного статуса медиа, выделив четыре главные модели:



  1. либертарианскую (или модель «четвертой власти»);

  2. социально-ответственную;

  3. авторитарную;

  4. советско-тоталитарную.16

Необходимо подчеркнуть, что схема Ф.С. Сиберта, У. Шрамма и Т. Питерсона не является единственной.17 Однако, по мнению авторов, данная схема универсальна и позволяет классифицировать любую модель социального статуса СМИ.

В условиях авторитарного правления медиа считаются находящимися на службе у государства, управление ими централизовано и информация передается только в одном направлении – сверху вниз.18 Главный запрет данного типа взаимодействия власти и СМИ – на критику политической машины и чиновников.

Сторонники либертарианской теории убеждены, что каждый человек от рождения имеет право на поиск истины (другими словами, на доступ к информации), способен отличить правду от лжи и выбрать устраивающую его альтернативу. Медиа выступают не инструментом обслуживания государства, а партнером и средством общественного контроля над властью. Главная цель СМИ в этом случае – информировать, развлекать и продавать, но в основном помогать находить истину и контролировать правительство. В свою очередь, СМИ контролируются только посредством «процесса возвращения к истине» на «свободном рынке идей» и в судах. В рамках либертарианской схемы прессе запрещены клевета, непристойность, неприличное поведение, антиправительственная пропаганда в военное время.

Теория социально ответственной прессы возникла в США в ХХ в. Она исходит из того, что главная цель прессы – информировать, развлекать и продавать, но в основном переводить конфликт на уровень обсуждения. СМИ контролируются общественным мнением, действиями потребителей, а также таким инструментом, как профессиональная этика. Прессе запрещены серьезное вмешательство в сферу прав личности, а также жизненно важных общественных интересов. Данная теория исходит из того, что СМИ должны стать социально ответственными, в противном случае кто-то обязан заставить их быть таковыми.

По поводу советской коммунистической теории прессы Ф.С. Сиберт, У. Шрамм и Т. Питерсон замечают: основанная на марксистском детерминизме и вызванная к жизни жесткой политической необходимостью поддерживать господство партии, советская пресса – такой же очевидный инструмент власти, каким была пресса в старом варианте авторитаризма. Однако, в отличие от старой модели, пресса находится не в частном, а в государственном владении. Советская модель исходит из того, что читатели нуждаются во внимательном руководстве со стороны тех, кто за ними присматривает, и с этой целью создаются максимально надежные заслоны против конкурирующей информации.19

Как отмечает большинство современных российских исследователей, одной из особенностей медиасистемы России последних лет является изменившаяся структура печатного рынка. На смену вертикально-иерархической структуре, господствовавшей в Советском Союзе, пришла горизонтальная, ориентированная прежде всего на региональный рынок. Местные газеты стали реально конкурировать со столичными изданиями, в том числе и потому, что их информация и реклама лучше соответствовали интересам и нуждам читателей в глубинке.20 Е.Л. Вартанова характеризует газетный рынок Краснодарского края как монохромный, ставя его в один ряд с рынками Калмыкии и Башкирии.21 Так, по данным сборника «Общественная экспертиза: анатомия свободы слова», на каждую тысячу жителей края приходится 311 экземпляров газет и журналов, что является очень высоким показателем (по российской Федерации этот показатель в 2000 г. составлял 202 экземпляра)22, а средняя цена на подписку в 2,5 раза ниже среднероссийской. Очевидно, подобные цены демонстрируют усилия властей, направленные на создание собственного экономического ресурса и удержание в экономической зависимости местные СМИ.23

Однако утверждение об однородности кубанского рынка СМИ можно согласиться лишь отчасти. Наряду с печатными изданиями, финансируемыми органами государственной власти Краснодарского края и органами местного самоуправления, и в силу этого обслуживающими интересы властных структур, существуют и печатные издания, не получающие бюджетных средств.

Авторы предполагают, что уровень независимости печатных СМИ довольно жестко определяется наличием или отсутствием финансирования из бюджетов органов власти и местного самоуправления. К средствам массовой информации, позволяющим себе публикации материалов, не отражающих точку зрения органов власти, относятся прежде всего региональные выпуски общероссийских СМИ: «Комсомольская правда - Кубань», «Московский комсомолец на Кубани», «АиФ – Кубань». Вторую группу составляют кубанские медиапроекты, не использующие бюджетные средства. Среди них краевой выпуск газеты «Жизнь», «Кубанский край», журнал «Люди года». Необходимо отметить, что СМИ второй группы либо редко публикуют материалы социально-политической тематики («Жизнь»), либо являются малотиражными («Кубанский край»).



Сравнительная статистика показывает сохранение на Кубани достаточно высокого уровня бюджетной поддержки СМИ: в бюджете 2002 года на финансовую поддержку СМИ выделяется 127500000,00 рублей, что составляет 0,8% от всего бюджета Краснодарского края. В таблице №1 приведены показатели финансовой поддержки СМИ из бюджетов ряда субъектов РФ в 2002г.

следующая страница >>



Моя жена все еще выглядит молодо, но теперь это занимает у нее лишние полчаса ежедневно. «Пшекруй»
ещё >>