Саудовская Аравия и сша: пособник терроризма или американский союзник? - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Саудовская аравия 1 32.78kb.
Саудовская аравия 1 33.87kb.
Проблемы безопасности 1 230.2kb.
А на какую из перечисленных стран приходится наибольший объем выбросов... 1 37.56kb.
Культурологическая адаптация текста перевода 1 26.52kb.
Армии и военные расходы стран мира 1 35.88kb.
Экономический и социальный совет ООН 1 86kb.
Саудовская Аравия- эр-Рияд Офис по призыву в Рабве 1 264.17kb.
Оригинал: английский 33 5660.24kb.
Объединенные Арабские Эмираты 1 292.54kb.
Подтверждением этого являются сообщение о том, что нынешним летом... 1 67.05kb.
Известные татары 1 112.87kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Саудовская Аравия и сша: пособник терроризма или американский союзник? - страница №1/1

Саудовская Аравия и США: пособник терроризма или американский союзник?
Королевство Саудовская Аравия занимает большую часть Аравийского полуострова. Государство позиционирует себя религиозным центром арабского мира, поскольку на его территории находятся две мусульманские святыни – города Мекка и Медина. Абсолютная монархия Саудовская Аравия – единственная страна, где официальной религией считается ислам ваххабитского направления. Это, безусловно, дает основания рассматривать КСА в роли распространителя экстремистского течения и, как считают многие религиоведы, исказителя ислама. Несмотря на это, Саудовская Аравия имеет высокое влияние в исламском мире. Огромные углеводородные запасы делают эту страну логичным объектом повышенного внимания со стороны западных государств и в первую очередь Соединенных Штатов Америки. Отношения КСА и США установились в 30-х гг. прошлого века и вот уже несколько десятилетий носят стратегический и союзнический, но вместе с тем и весьма непростой характер. Это также находит отражение в поддержке Вашингтоном жесткого и совершенно недемократического режима «Дома Саудов», даже несмотря на периодическую критику Белым домом связей КСА с международной террористической сетью.

Саудовская Аравия и терроризм.
Королевство Саудовская Аравия – страна с «сундуком секретов». При визуальной монолитности системы внутренней и внешней политики, КСА не избежала проблем как в обществе, так и в религиозной среде. Саудовская королевская семья разделена на две группировки: первая выступает с радикальных исламских позиций, подразумевающих разрыв отношений с Западом и еще большее ужесточение внутриполитического курса; вторая же, во главе с нынешним монархом Абдаллой бен Абдель Азизом, считает необходимыми дальнейшие связи с Вашингтоном, а также не против некоторой либерализации общественной сферы, по примеру соседних ОАЭ. Впрочем, такого рода разногласия не влияют на официальную и доминирующую форму суннитского ислама, исповедуемую почти 85% населения, − салафизм. О нем имеет смыл рассказать более подробно.

Салафизм (от «салаф» - предки, предшественники) – учение, призывающее ориентироваться на образ жизни и поведение первых трех поколений мусульман («предков») и следовать их примеру. Салафизм напрямую связан с ханбализмом, представляющим собой наиболее консервативную школу в исламе (мазхаб) и выступающим с позиций очищения ислама, отрицания любых нововведений в сфере вероучения и права, не имеющих прямого обоснования в Коране и хадисах. В более позднее время «чистый ислам» салафизма и ханбализма был перенят и возрожден ваххабизмом, возникшим в середине XVIII века. Приверженцы ваххабизма, или как их еще называют – фундаменталисты, призывают к непреступному возврату к Корану, а также к ведению постоянного джихада не только против язычников, но и против мусульман, не поддерживающих ваххабитов и, таким образом, в глазах последних, отступивших от истинного ислама. По сути ваххабизм является развитием идей и принципов салафизма (ханбализма) в их крайне радикальном проявлении. Среди характерных черт, присущих салафизму и ваххабизму, эксперты обычно выделяют следующие: стремление к детальной унификации образа жизни всех мусульман; нетерпимость к инакомыслящим; выдвижение на первый план идей постоянного джихада, в том числе против «отступивших от ислама» мусульман; активное использование организованных форм политической и социальной деятельности (в частности – терроризма) и пр. (2).

Среди последователей салафизма/ваххабизма немало не только состоятельных, богатых людей, пользующихся политическим влиянием (как, например, лидеры организаций «Братья-мусульмане» или «Аль-Каида»), но и бедных, обездоленных членов общества, для который данная идеология является своего рода протестом против властей, способом решить экономические проблемы. С этой точки зрения неудивительна такая распространенность салафитских идей в Саудовской Аравии. По сравнению с концом 1970-х гг. в настоящее время уровень жизни в КСА не увеличился (ВВП на душу населения - 21 тыс. долл. и 20,3 тыс. долл. соответственно). Кроме того, важным сигналом неспокойной обстановки в Королевстве является весьма большой уровень безработицы − 39% молодых людей в возрасте 20-24 лет, что становится еще более тревожным для властей в условиях быстрого роста населения – около 70% составляют люди моложе 25 лет. (3). Эти факторы делают полностью возможным активное вовлечение молодых в людей в многочисленные религиозные центры, проповедующие принципы фундаментализма. Это в свою очередь приводит к вполне закономерному возрастанию уровня терроризма в стране.

Именно Саудовскую Аравию называют «духовной колыбелью» и главным спонсором (международного) терроризма. Однако отношение к внутренним угрозам и терроризму «за границей» у самих саудов весьма двойственное.

Не секрет, что Саудовская Аравия финансировала создание радикальной организации «Аль-Каида», главной целью которой на момент основания была борьба против советских войск в Афганистане. Позже, после ухода СССР с афганской территории, при непосредственном участии КСА была создана и другая исламистская сила – движение «Талибан». Лидером «Аль-Каиды» стал богатый саудит У.бен Ладен. Руководя «громкой» «зарубежной» деятельностью, бен Ладен имел свой собственный взгляд и на внутриполитическую обстановку. Больше всего лидера организации не устраивал тот факт, что в Саудовской Аравии, на родине Пророка, базируются американские войска, а монархические круги поддерживают союзнические связи с Вашингтоном. Поэтому он призвал к джихаду против всех американцев, издав фетву, на что, по сути, не имел права, поскольку не получал религиозного образования. При этом Усама бен Ладен рассчитывал на поддержку духовных лидеров Саудовской Аравии, однако не нашел должного отклика. Этому была довольно веская причина: издание фетвы бен Ладеном фактически нарушало исламскую традицию, не соответствуя Корану, в чем духовные лидеры увидели угрозу исключительному праву образованных богословов издавать фетвы. Главная цель У.бен Ладена – свержение саудовской династии – осталась нереализованной, хотя члены королевской династии до сих пор являются основными объектами террористических акций «Аль-Каиды»: после смерти У.бен Ладена новый лидер организации, Айман аль-Завахири призвал саудовцев к восстанию и свержению королевской семьи.

Активной деятельности радикальных элементов в КСА (главным образом, ячеек «Аль-Каиды»), которой были отмечены 1990-е и первые годы 2000-х, положили конец мощные террористические атаки в 2003 и 2004 гг., когда террористами было убито несколько офицеров саудовских спецслужб, а также взорвано здание министерства безопасности. Стало очевидно, что экстремисты направили силы на «ближнего врага», сделав объектами атаки и нефтяную инфраструктуру. Саудовские власти всерьез взялись за борьбу с терроризмом на своей территории, не экономя на финансировании антитеррористических подразделений. Такая деятельность дала немалые результаты: МВД Саудовской Аравии периодически сообщает об успешных предотвращенных террористических актах в стране, о разгроме подпольных сетей «Аль-Каиды», а государственные СМИ то и дело обновляют информацию об освобождении бывших членов «заблудшей секты», прошедших процесс психологической и религиозно-политической реабилитации. На конференции в Мекке 23 июля 2011 г. кронпринц КСА Абдалла бен Абдель Азиз объявил, что его страна «добилась решающего успеха в отражении наступления «гадины террора» и в уничтожении его вводящих в заблуждение организационных структур» (как известно, в королевстве действует специальная программа по реабилитации радикальных исламистов). (6).

Тем не менее, саудовским спецслужбам не удалось окончательно ликвидировать ячейки «Аль-Каиды», активность и потенциал которой все же меньше, чем в конце 1990-х гг. В 2009г. филиалы «Аль-Каиды» в Саудовской Аравии и Йемене объединились после разгрома ячеек организации в КСА, сформировав «Аль-Каиду на Аравийском полуострове» (АКАП). Структура быстро стала представлять угрозу для Саудовской Аравии, поскольку главной целью провозгласила уничтожение власти «дома Саудов» и «освобождение» территории от иностранных войск. Привлекая значительное число безработной молодежи, в том числе посредством активной деятельности в Интернете и социальных сетях, АКАП смогла захватить пропагандистский вакуум после некоторого «спада» активности лишившейся лидера головной структуры «Аль-Каиды», играя при этом немаловажную роль в волне восстаний так называемой «арабской весны».

Помимо «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» нестабильность в Саудовской Аравии вызывается и существующей оппозицией в лице менее влиятельных структур, например, движения «ас-Сахва аль-Исламийя» («исламское возрождение»). Оно зародилось в 1970-е гг., однако ростки протеста проявились в нем в начале войны в Персидском заливе 1991 г., когда КСА предоставила западным союзникам свою наземную и воздушную территорию, фактически сделав возможной войну против Ирака. Такая позиция монаршей семьи вызвала бурю негодования среди многих религиозных лидеров и слоев социального общества. Лидеры «ас-Сахвы» и сегодня выказывают сомнение в религиозной легитимности саудовского режима, оставляя способность монархов говорить от «лица истинного ислама» под вопросом. Однако под вопросом остается и способность самого движения, разделенного на несколько конкурирующих между собой течений, к монолитности и сплоченности в действиях, выражающихся в призывах к реальным политическим изменениям, а не в латентном характере своих действий, находящихся фактически в тени агрессивной ваххабитской идеологии АКАП.

Руководство и спецслужбы Саудовской Аравии прикладывают максимальные усилия к подавлению террористического движения на территории страны. Однако эффективная борьба с внутренними угрозами совсем не означает такого же отношения к терроризму за границей и сокращения его финансирования. Подобная политика стала проводиться с 80-х гг. ХХ в., когда КСА начала поддерживать радикальные исламские организации по всему миру (в том числе, на российском Северном Кавказе). Официальные лица США не раз заявляли о том, что считают Саудовскую Аравию основным финансовым донором терроризма, в первую очередь «Аль-Каиды», «Талибана» и других исламских фундаменталистских организаций. Так, по словам госсекретаря США Х.Клинтон, «Саудовская Аравия очень серьезно относится к угрозе внутреннего терроризма, но при этом очень трудно убедить чиновников рассматривать финансирование террористов из самой Саудовской Аравии как серьезную угрозу, требующую первоочередного внимания». (15). Экстремистские формирования используют ежегодный хадж в Мекку для своих финансовых операций, так как статус паломника позволяет ввозить и вывозить крупные денежные суммы. Существует информация, что финансированием ваххабитов, действующих за пределами КСА, занимаются члены королевской семьи, чаще всего через построение мечетей и организацию якобы благотворительных фондов. (2).

Ярким подтверждением поддержки Саудовской Аравией радикалов за границей является ситуация в Сирии. С точки зрения большинства западных официальных лиц и представителей СМИ, сирийская оппозиция – это восставшие против многолетнего диктаторского режима народные массы, требующие расширения своих прав и установления демократии. Опустив причины, побудившие часть сирийцев выйти на улицы, заметим, что на деле в рядах так называемой оппозиции участвует огромное количество выходцев из других стран региона, в том числе из Саудовской Аравии, а также члены «Аль-Каиды» и других террористических организаций. Так, по словам боевика «Аль-Каиды» и одного из полевых командиров Свободной сирийской армии, сегодня международные террористы влияют на обстановку в Сирии уже не меньше, чем сами сирийские оппозиционеры. Несмотря на то что «Аль-Каида» финансируется гораздо лучше ССА, по сообщениям британской The Times, Саудовская Аравия и Катар тайно договорились финансировать сирийскую оппозицию и начали поставку оружия «повстанцам» еще в середине мая 2012г. (7). КСА не раз заявляла на официальном уровне о своей поддержке оппозиции Сирии всеми возможными средствами. Немаловажным фактом является и то, что в Сирию проникло около 6 тысяч боевиков «Аль-Каиды», а лидером местной сирийской ячейки данной организации является выходец из Саудовской Аравии. (8).

Активная поддержка «Домом Саудов» террористических организаций в Сирии вполне объяснима: режим Б.Асада уже давно вызывает идеологическую враждебность как со стороны саудовской монаршей семьи, так и со стороны «Аль-Каиды». В понимании радикалов последней сирийская правящая элита, враждебная им алавитская секта шиитского толка, представляет собой «скопище еретиков и отступников от ислама». В глазах же саудовского королевского дома светская Сирия является реальной альтернативой фунтаментально-догматической, во многом экспансионистской, идеологии саудитов для всего арабского сообщества. Кроме того, в VII-VIII вв. Дамаск был столицей халифата династии Омейядов, а это значит, что распространение своего влияния на Сирию для «Дома Саудов» равноценно занятию окончательных лидерский позиций в арабском мире.

Поддержка Саудовской Аравией террористических группировок в составе сирийских оппозиционных сил не подвергается критике со стороны Запада во многом потому, что западные страны, и в первую очередь США, сами оказывают различного рода помощь «повстанцам». Также «незамеченным» в западных коридорах власти осталась и непосредственная поддержка саудовцами прихода радикальных «Братьев-Мусульман» к власти в Египте. Выходцы из КСА на протяжении многих лет составляли значительный контингент среди боевиков в Ираке и Афганистане (до 40%). На территории Саудовской Аравии действует множество организаций и фондов, направляющих свои акции на зарубежные государства (например, фонд «Аль-Харамейн» под видом благотворительной организации ведет подрывную деятельность против России, делая акцент на радикализацию мусульманского населения в ряде российских регионов) или финансирующих международный терроризм.(9). Однако, вероятно, в отличие от Ливии, Афганистана и Ирака, обвинение которых (иной раз не совсем правдивые) в пособничестве терроризму было достаточным для начала военных акций против этих стран, в случае с Королевском Саудовская Аравия вышеперечисленные факты не являются весомым аргументом для принятия более жестких мер со стороны Запада и, в частности США.


Отношения Саудовской Аравии и США.
Отношения между Королевством Саудовская Аравия и Соединенными Штатами Америки уходят корнями на десятилетия в историю, еще в довоенный период. Государство КСА было создано в 1925г. семейством аль-Саудов, и это стало первым случаем в истории, когда страна получила название по имени правящей династии – Саудовская Аравия. Спустя всего несколько лет, в 1933г., Америка (а точнее, американская нефтяная компания «Standard Oil of California»), прельщенная перспективами существования в этой стране энергоресурсов, заключила с правительством КСА концессионные соглашения, основав компанию «Arabian American Oil Company» − «Aramco». Надежды США не были напрасными – в 1938г. в Саудовской Аравии обнаружили первое крупное месторождение нефти, что предопределило повышенный интерес Вашингтона к Королевству.

При этом Америка не была монополией в этом регионе – Саудовскую Аравию плотно удерживала в тисках финансовой зависимости Великобритания, чье экономическое влияние беспокоило «нефтяных гигантов» США. Поэтому Вашингтон поставил целью курс на замену собой Англии в этом регионе в качестве господствующей державы, который и начал активно реализовывать с начала 1943г.: Рузвельт отдал распоряжение об организации помощи по ленд-лизу правительству Саудовской Аравии, защита которой стала жизненно важной для США.

1945г. стал поворотным моментом, заложившим прочный фундамент в двусторонние отношения. 14 февраля 1945г. на борту американского крейсера «Куинси» состоялась встреча президента Ф.Рузвельта и короля КСА Ибн Сауда, итогом которой стало подписание так называемого «пакта Куинси». Суть документа сводилась к следующему: Соединенные Штаты получили эксклюзивные права на разведку, разработку месторождений и приобретение саудовской нефти, в свою очередь, гарантируя саудовцам защиту от любой внешней угрозы. (1). Так, Вашингтон получил от руководства КСА разрешение на строительство в Дахране крупной американской военно-воздушной базы под предлогом ее необходимости для войны против Японии, а в 1951г. оба государства заключили соглашение «о взаимной обороне и взаимной помощи».

Экономические отношения между США и КСА, несмотря на то что Королевство является очень важным рынком сбыта американской продукции, в основе своей сводятся к энергетической сфере. Америка – второй по величине импортер саудовской нефти (после рынков Азии). Доля «черного золота» в совокупном экспорте КСА составляет более 90%, поэтому неудивительно, что в 1980г. правительство государства выкупило все акции «Aramco», сменив название на «Saudi Aramco». Впрочем, это не нанесло сколько-нибудь заметного ущерба США: за несколько лет до этого, в 1973г., руководство Белого дома договорилось с Домом аль-Саудов о продаже впредь всей саудовской нефти в долларах США, что, безусловно, принесло Вашингтону огромную выгоду. В 2011г. появились данные об определенных сложностях КСА в перспективе. Так, согласно сообщениям сайта Wikileaks, реальные запасы нефти в Саудовской Аравии могут оказаться на 300 млрд. барр., то есть на 40%, ниже официально заявленных. В связи с этим королевство может не справиться с задачей сдерживания роста нефтяных цен. (14). Несмотря на это, нефтяной фактор изначально являлся первоочередным в построении американо-саудовских отношений и сегодня по-прежнему играет в продолжении диалога «первую скрипку», хотя и не единственную.

Отношения США и Саудовской Аравии, по праву носящие статус «особых», наравне с американо-британскими, американо-израильскими или американо-японскими отношениями, имеют ряд характерных черт. Так, взаимосвязь носит «системный» характер, что обусловлено в целом неизменностью тональности диалога в связи со сменой власти в Вашингтоне: на протяжении десятилетий, несмотря на правление республиканцев или демократов, взаимоотношения рассматривались как союзнические. Кроме того, им присущи черты непубличности, высокой персонификации и ограниченности вовлеченных субъектов. Это находит подтверждение в достаточно частых контактах двух лидеров государств при их минимальной освещенности в СМИ. В основе отношений между Вашингтоном и Эр-Риядом лежит комплекс взаимных интересов и взаимной выгоды. Так, помимо огромных нефтяных запасов, Саудовская Аравия фактически являет собой один из двух духовных центров в мусульманском мире (КСА – для суннитов, Иран – для шиитов). Ислам является краеугольным камнем в основе внутренней и внешней политики Королевства, что делает возможным лидерские позиции государства в регионе. Значимость Саудовской Аравии для арабских стран характеризует и то, что глава КСА носит титул «Хранителя двух святынь» (т.е. Мекки и Медины). Все это делает Эр-Рияд важной опорой для Вашингтона в проведении своей ближневосточной политике. «Особые» отношения определяют прочность глобальных позиций США не только в экономическом, но и военно-стратегическом измерении. Последний фактор имеет весьма важное значение для Саудовской Аравии, которая приобрела в лице Америки гарант национальной безопасности.

Двусторонние отношения США и КСА нельзя рассматривать вне контекста глобальной политики Соединенных Штатов в целом, и их ближневосточной стратегии в частности, характеризующей стремление Белого дома к мировому лидерству. Важнейшее геополитическое расположение Саудовской Аравии, которая фактически находится на стыке между Евразией и Африкой, способствует вхождению Эр-Рияда в число ближайших партнеров Вашингтона. Это предопределило и высокую степень сотрудничества в военно-политической сфере.

Ирано-иракская война, а затем и экспансия Ирана на территорию Кувейта, показали уязвимость Саудовской Аравии в военном плане, ее неспособность к отражению возможной угрозы. Операция США в Персидском заливе в 1991г. позволила Вашингтону расширить свое военное участие в регионе посредством использования саудовской территории. В Саудовской Аравии на постоянной основе был размещен американский воинский контингент, что, с одной стороны, обеспечило защиту безопасности страны, но с другой, внесло разлад в духовно-политическую элиту Королевства. Тем не менее, это не заставило руководство страны полностью отказаться от «военного щита» США: в КСА размещены 9 тыс. американских военнослужащих, а также авиабазы «Эль-Хардж», «Принц Султан». Военно-техническое сотрудничество Америки и Саудовской Аравии ведется более 40 лет. США сыграли ключевую роль в процессе создания саудовской армии, содействуя подготовке национальных военных кадров и поставляя крупные партии американского вооружения. Миллиардные контракты ставили саудовское правительство в долгосрочную зависимость от США как от поставщика-монополиста на протяжении многих лет.

Помощь и присутствие США в регионе (на конец января 2012г. Соединенные Штаты располагали в регионе двумя авианосными ударными группировками во главе с авианосцами «Авраам Линкольн» и «Карл Винсон») играет на руку Дому аль-Саудов в отношениях с соседними странами, особенно в контексте исторического противостояния КСА и Ирана, который всегда обладал мощными в региональном отношении вооруженными силами. С этой же точки зрения вполне логичным видится заявление руководства Королевства, прозвучавшее на совместной американо-саудовской пресс-конференции в апреле с.г., о создании комиссии по рассмотрению вопроса о размещении на территории государств Персидского залива элементов американской ПРО. В качестве задачи региональной противоракетной системы была отмечена необходимость защиты от возможной «иранской ядерной угрозы». (10). Очевидно, что реальной целью данного проекта является усиление позиций Вашингтона через установление еще одной составляющей глобальной американской системы ПРО. В этом плане Саудовская Аравия выступает проводником интересов Белого дома в регионе.

Учитывая весомые позиции КСА в арабском мире, США на протяжении не одного десятка лет рассматривают Королевство в качестве стратегического партнера. В 80-е гг. Саудовская Аравия и Соединенные Штаты осуществляли «скрытое» противодействие советским войскам в Афганистане. Сегодня такое сотрудничество отчетливо проявляется в ближневосточной политике Белого дома. Так, например, оба государства координируют действия относительно Ирана, поскольку смена радикального шиитского руководства в ИРИ является целью как Вашингтона, так и Эр-Рияда. Для первого это будет означать «подавление непокорного Тегерана» и взятие под контроль его огромных энергозапасов, для второго – устранение сильнейшего идеологического и военного противника. Именно поэтому руководство КСА безоговорочно поддержало нефтяное эмбарго Запада против Тегерана, заявив, что готово полностью компенсировать возникшую в связи с этим нехватку в поставках сырья в Европу. Королевство также готово поднять свою квоту на добычу «черного золота», тем самым снизив цены на нефть, дабы подорвать экономику Ирана. Кроме этого, в 2011г. Белый дом и Дом аль-Саудов заключили «сделку», согласно которой Саудовская Аравия поддержала введение бесполетной зоны над Ливией и обязалась по возможности «склонить» ряд арабских государств к такому же решению при голосовании в ЛАГ в обмен на «одобрение» ввода саудовских войск в Бахрейн с целью подавления проявления здесь «арабской весны» в лице протестующего шиитского населения. (13). При этом на жесткие действия саудитов в соседнем государстве западные СМИ фактически «закрыли глаза».

Впрочем, несмотря на обоюдную важность взаимодействия, отношения Саудовской Аравии и США не лишены трудностей. В первый раз они отчетливо проявились после событий 11 сентября, когда оказалось, что 15 из 19 террористов родом из КСА. Тогда Вашингтон усилил критику Эр-Рияда по вопросам прав человека, крайне высокому уровню коррупции, отсутствию демократических свобод, а также причастности саудитов к международному терроризму. Основания для такой критики действительно имеются (в Саудовской Аравии очень низкий порог нетерпимости к представителям других конфессий: шейх Абдалла запретил строение церквей и храмов, за ношение нательного крестика можно попасть в тюрьму; в стране серьезно ограничены права женщин, существует жесткая цензура СМИ, а также практикуются публичные казни, при этом фактически «без суда и следствия», так как письменного уголовного кодекса в стране не существует, и приговоры выносятся судьей на основе норм шариата и собственного толкования Корана), однако она носит непостоянный характер, являясь, своего рода, индикатором двусторонних отношений. Саудовская Аравия также не осталась в стороне: саудиты тоже весьма критически отзывались о политике двойных стандартов Вашингтона, что помимо прочего наглядно проявляется в его поддержке Израиля в ближневосточном конфликте. Саудовская пресса поддерживала общую атмосферу нарастающего антиамериканизма: в СМИ стали появляться сообщения о необходимости пересмотра отношений с США и переориентации на соседние государства, главным образом, на Пакистан, который в состоянии заменить американский стратегический щит. (5). Однако, несмотря на двустороннее напряжение в диалоге двух стран, существует много важных факторов, прочно связывающих США и КСА: масштабное экономическое и финансовое сотрудничество, во многом совпадение подходов по широкому кругу международных и региональных проблем, прямая зависимость Саудовской Аравии от военной помощи Вашингтона.

Вместе с тем, «особый» статус американо-саудовских отношений не означает, что внешнеполитический курс США и КСА всегда совпадает. Саудовская Аравия не готова безоговорочно поддерживать все инициативы Белого дома, особенно, когда они касаются региональной стабильности. Так, например, Дом аль-Саудов был против силового отстранения Саддама Хусейна от власти в Ираке. Саудиты стремятся, с одной стороны, сохранять тесный диалог с Вашингтоном, с другой, избегать чрезмерной зависимости от него, стараясь расширять внешнеполитические связи, в частности, с Китаем. Эр-Рияд является для Пекина очень перспективным и заманчивым источником ресурсов, что подталкивает последнего к активизации двусторонних отношений: так, в 2007г. между странами был подписан меморандум о сотрудничестве в области добычи нефти, газа и полезных ископаемых. В конце марта 2012г. правительствами двух стран было достигнуто соглашение о строительстве огромного нефтеперерабатывающего завода в городе Янбу, который планируется ввести в эксплуатацию в 2014г. Важнейшей целью Китая в контексте отношений с КСА является «вывод» Королевства из нефтедолларовой системы расчетов и перевод его на расчеты в китайских юанях, как это было сделано в диалоге Пекина и Тегерана. Это привело бы к падению доллара США как мировой резервной валюты. Этого, безусловно, Вашингтон допустить не может; со стороны же Саудовской Аравии такой шаг находится под большим вопросом в силу ряда причин.

Планам Дома аль-Саудов отвечает свержение правящего клана в Сирии, что станет важным шагом на пути «падения» Ирана. Однако очевидно, что до этого шага еще далеко: сирийский режим все еще решительно держит оборону, а планы Вашингтона по силовому вмешательству в Иран, учитывая опыт США в Афганистане и Ираке, судя по всему, останутся лишь риторикой. Кроме того, волна «арабской весны» так и не достигла Тегерана. Зато поставила в сложное положение Эр-Рияд: властям пришлось ужесточить курс по отношению к попыткам народных демонстраций внутри государства и даже кроваво подавить протестные выступления против монархии в соседнем Бахрейне. Новые исламистские силы, пришедшие к власти в ряде арабских государств, вряд ли будут поддерживать саудовский монарший дом, несмотря на его помощь в их становлении. Сохранение режима в Иране и достижение им своей основной цели – приобретение ядерного оружия, – заставит КСА реализовывать свою «зеркальную» по отношению к иранской ядерную программу, что приведет к гонке вооружения в регионе. Еще больше осложнит такую ситуацию тот факт, что Вашингтон не сможет поддерживать стремление Эр-Рияда к приобретению ЯО, так как это явно диссонирует с международной позицией. Однако помешать Саудовской Аравии он сможет.

Планы по переформатированию геополитического пространства Большого Ближнего Востока получили широкое обсуждение в американских экспертно-политических кругах с самого начала XXI века, хотя появились они задолго до этого. Основной задачей глобального проекта США являлось территориальное разделение государств на части с целью их ослабления и лучшего контролирования. Согласно некоторым данным, даже союзническая Саудовская Аравия не избежит «меча» Белого дома, несущего «демократию» всем «угнетаемым диктаторскими режимами» народам. Так, в статье бывшего сотрудника американской военной разведки Ральфа Петерса, опубликованной в 2006г., говорится, что «Саудовская Аравия подвергнется такому же масштабному расчленению, как и Пакистан». (4). Тем более, что теоретическая основа для такого шага имеется: США не раз обвиняли Королевство в пособничестве терроризму и участии в терактах 11 сентября 2001г. По мнению американских экспертов М.Дэви и Р.Петерса, покончить с саудовским ваххабизмом поможет разделение Саудовской Аравии на несколько государств, что к тому же «разрушит ее монополию на поставки нефти». (12). Это позволило бы США лучше контролировать поставки саудовских энергоресурсов в другие государства, главным образом, в растущий Китай.

Нефтеносные районы КСА играют непосредственную роль в проекте взятия Вашингтоном этого государства под свой полный контроль. В саудовской провинции эль-Хаса, концентрирующей основные нефтяные источники страны, проживает преимущественно шиитское меньшинство Саудовской Аравии, подвергающееся политической и религиозной дискриминации со стороны властей. На этой небольшой территории неоднократно вспыхивали восстания недовольных, требующих улучшения своего положения. В связи с этим в конце 2001г. в Вашингтоне появился документ, авторы которого, члены американского политико-экспертного сообщества Д.Фрам и Р.Перл, предложили «найти управу» на Саудовское королевство путем угроз об оказании поддержки шиитскому населению эль-Хаса в вопросе достижения им независимости. (11). Очевидно, что «спасение» шиитов Саудовской Аравии является лишь ширмой, скрывающей истинные цели – захват стратегически важных нефтяных месторождений в Персидском заливе. Однако военная изоляция восточной провинции КСА возможна только в случае падения режима проамериканского Дома аль-Саудов, в случае чего вооруженное вмешательство в страну будет относительно адекватно смотреться в контексте «охраны» шиитов от суннитского большинства и сохранения способности КСА к выполнению своих «нефтяных обязанностей». Таким образом, демографические особенности Саудовской Аравии явились удачной «находкой» руководства Вашингтона с точки зрения планирования перспектив американо-саудовских отношений. Впрочем, не факт, что шиитское меньшинство радушно встретит западных «освободителей»: здесь показателен пример иракских шиитов, на которых иранское руководство делало ставку в вопросе ослабления Ирака в войне 1980-1988гг. Так же во многом дискриминируемые шииты Ирака сплотились с суннитским большинством и оказали отпор иранским вооруженным силам. Когда под угрозой находится существование государства, враждующие на первый взгляд социальные группы имеют тенденцию к объединению перед общей угрозой.



В любом случае, существование и периодическая «утечка» подобных планов Вашингтона является для него эффективным средством давления на Дом аль-Саудов, не позволяющим последнему «заигрываться» на мировой политической арене и далеко уходить от совместного с США курса. Несмотря на то что шииты в КСА не требуют отделения и независимости, шиитские волнения — тем более профинансированные и направленные из-за рубежа — могут быть дополнительным дестабилизирующим фактором в и так весьма непростом положении саудовского руководства. Очевидно, что если Саудовская Аравия и находится в планах Белого дома по реформированию региона, то уж точно на позициях после Ирана: Вашингтон не допустит падения режима в Эр-Рияде и не станет проводить операции по «освобождению шиитов» как минимум до падения Ирана, в противном случае дестабилизация Саудовской Аравии только усилит позиции Тегерана. До этого времени США будут поддерживать саудитов, использовать их в качестве проводника своих интересов в регионе и «закрывать глаза» на пособническую роль КСА в распространении экстремистских течений и функционировании террористических организаций. На данном этапе времени выгоды от американо-саудовского сотрудничества для Вашингтона превышают «проблемы» от него.

Источники:


  1. Васильев А.М. История Саудовской Аравии (1745 — 1973). М.: Наука, 1982. [Электронный ресурс] http://rikonti-khalsivar.narod.ru/Saud16.htm

  2. Ищущие или заблудшие: идеология салафито-ваххабитского движения. http://www.vahhabizm.ru/stat/ideolog_salafit-1.html

  3. Незамеченная угроза. http://www.vahhabizm.ru/stat/n_ugroza.html

  4. Переформатирование политического пространства Ближнего Востока в неоколониальном контексте. 25.05.2012. http://geopolitica.ru/Articles/1429/

  5. Саудовская Аравия и США: развод? 9.09.2002. http://www.profile.ru/items_7798

  6. Саудовская Аравия: король говорит об успешном противостоянии терроризму. 29.07.2011. http://www.ru.journal-neo.com/node/8052

  7. «Священный союз» США и «Аль-Каиды». http://telegrafua.com/world/13179/

  8. Сирийские мятежники, кто они на самом деле? 26/07/2012. http://www.inosmi.ru/world/20120726/195552162.html

  9. См.подробнее: Зарубежные исламские организации: Саудовская Аравия. Межрегиональный общественный фонд содействия стратегической безопасности. http://www.fssb.su/terror/terror-organizations/23-zarubezhnye-islamskie-organizacii-saudovskaya-araviya.html

  10. США создают систему ПРО в Персидском заливе. 09.08.2012. http://www.newsland.ru/news/detail/id/1013194/

  11. Фахим А. США хотят «освободить» саудовских шиитов, а заодно и их нефть. http://virtualeconomics.narod.ru/saudi-shia.html

  12. Эр-Рияд в зоне риска. Фонд Стратегической Культуры. 09.07.2012. http://www.fondsk.ru/pview/2012/07/09/er-riyad-v-zone-riska.html

  13. Exposed: The US-Saudi Libya deal. Asia Times online. Apr 2, 2011. http://www.atimes.com/atimes/Middle_East/MD02Ak01.html

  14. Wikileaks: Саудовская Аравия завышает данные о своих запасах нефти на 40%. http://top.rbc.ru/economics/09/02/2011/540527.shtml

  15. Wikileaks: Саудовская Аравия финансирует боевиков. http://www.bbc.co.uk/russian/international/2010/12/101205_wikileaks_saudis_sunni_militants.shtml







Британский солдат устоит против кого угодно, только не против Британского министерства обороны. Джордж Бернард Шоу
ещё >>