С г. в Военном университете Российской Армии состоялась широкая презентация - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
С г. в Военном университете Российской Армии состоялась широкая презентация 1 283.62kb.
Учебное пособие для студентов, обучающихся по программе военной подготовки... 19 2183.45kb.
Академический ансамбль песни и пляски Российской Армии имени А. 1 46.2kb.
Информация о проведенных мероприятиях в Мыскаменской школе интернате... 1 17.11kb.
У россии две опоры: мощь российской армии и духовная мощь православия 1 60.94kb.
Решение №9 порядок организации и проведения торжественного приема... 1 294.41kb.
Юрий куберский сталинградская битва 8 1280.73kb.
История российской армии и флота 1 49.45kb.
Начало использования слонов в военном деле. 5 Глава Виды слонов и... 1 280.35kb.
Презентация в Российской государственной библиотеке 1 39.85kb.
Семинар, посвящённый 1150-летию зарождения российской государственности 1 68.42kb.
Реферат Вторая мировая война. Жуков в войне Новосибирск 2005 1 255.74kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

С г. в Военном университете Российской Армии состоялась широкая презентация - страница №1/1



Как защитить демократию и себя?

(Небесспорные заметки о противодействии терроризму)
В феврале с.г. в Военном университете Российской Армии состоялась широкая презентация долго и трудно готовившейся книги выдающегося военного деятеля и ученого, знаменитого востоковеда, Генерального штаба генерал-лейтенанта (и советского комбрига) Андрея Евгеньевича Снесарева (1865-1937 гг.).1

В этой книге есть емкая глава "Глобальная война с международным терроризмом". И хотя ее составители называют 125 других источников о терроризме, появившихся только в этом веке и только в нашей стране, я считаю настоятельно необходимым опереться, помимо прочего, на его авторитет. И вот почему:



История – учит, современность – предостерегает.

На заре прошлого века полковник русского Генерального штаба, но уже ориенталист (востоковед) с международным именем, А.Е.Снесарев (кстати один из истинных организаторов обороны Царицына в 1918 г.) со страниц авторитетной тогда газеты "Голос Правды" разъяснял правительству и народу значение "восточного вопроса" и опасность исламского терроризма: - "Кто знает, может быть под южным солнцем Индии (Пакистан тогда был ее провинцией – авт.) и Афганистана начинают назревать события такого крупного масштаба, что волны их в скором будущем отзовутся на берегах Невы и Темзы (дипломатично столицы двух мировых империй заменялись на названия рек, на которых они стояли. – авт)".

К сожалению – отозвались! Не услышали мы и не поняли нашего отечественного предтечу и учителя.

Он не был ни специалистом по Среднему и Ближнему Востоку, ни африканистом, да и государств, причисленных ныне лидером антитеррористической коалиции – США к террористическим режимам (Ирак, Сирия, Иран, Сомали, Йемен, Северная Корея) тогда еще не существовало. В противном случае они могли быть названы в выше приведенном предостережении Снесарева.

Названная глава, написана как обобщение и интеграция его многочисленных и широко развернутых аргументов к тезису: Восток чреват терроризмом. Но: 1) в исламском мире религия неотделима от государства к политики; 2) Исламизм всегда готов осуществить террористическую экспансию и уже превратился в глобально-опасный фактор; 3) в модернизирующемся мире у исламистов нет стратегических союзников, есть только стратегические противники (уточняется: они находятся в Европе, Северной Америке и России) (стр. 791-793).

В этой же главе, как иллюстрация к предвидению Снесарева и предостережение всем нам цитируются современные сочинения идеологов исламского экстремизма и международного терроризма Надира Хачилаев и Магомеда Тагаева, напоминающие по своему духу "Майн Кампф" Гитлера, но совершению неизвестные российским гражданам. В частности в их, струящихся ядом ненависти сочинениях, есть такие перлы: а) Русские – это нация без прошлого и без будущего; б) Россия останется только в пределах исторической Московской, Тверской и Новгородской областей; в) далее идет перечень российских территорий, которые должны отойти к мировому "Зеленому Халифату": Таганрог – Астрахань – Волгоград (когда-то давным-давно бывший Сары-Тын) – Ростов. И подводится итог: ни о каких интересах русских на Северном Кавказе речи идти не может. "Рыба тухнет с головы, но будем чистить ее с хвоста: будем разрушать все – от Дагестана до Кремля". И развернутая программа, как это будет делаться (там же, стр. 799).

Написав эти слова, я тут же обращаюсь к "Патриотам-державникам": только не спешите с войной, воинственными выводами. Не зная истории и предостережений собственного генерала-ученого, мы уже поспешали в Афганистан. Это "поспешание" длилось 9 лет, 1 месяц и 18 дней. Нам это стоило 14 тыс. цинковых гробов, 50-ти тысяч раненых и калек, плюс "афганский синдром" для 620 тыс. поспешивших туда лучших русских мужей и мальчиков. И это кроме взрыва на Котляковском кладбище и убийства Димы Холодова.

Им это стоило 1 млн. жизней, 60 млн. беженцев и длительной междуусобной войны. И этого они нам никогда не простят.

Убегая поспешно из Афганистана, мы на хвосте своих колонн притащили войну к границам СССР, а затем она закономерно вошла в границы России.

Мы вновь поспешили с оружием в Чечню, и сидим там почти 10 лет, и цена неизвестна до конца, хотя взрывы шахидов, как и обещано, дошли до Кремля.

Опять же сошлюсь на Снесарева, чье предостережение идет еще от Юлия Цезаря и Александра Суворова: "Длинно воевать нельзя, долго шутить с огнем недопустимо" (стр. 780). А мы, кажется, заигрались.

Итак, перед нами встает вечный, гамлетовский вопрос – "быть или не быть" и вечно – русский: "что делать".


Немного истории

Чтобы получить ответ на них, надо уточнить свои социо-исторические координаты, т.е. ответить на другой вопрос: в каком мире мы сейчас находимся и что с нами происходит?

2 сентября 1945 года при подписании акта о безоговорочной капитуляции Японии генерал Дуглас Макартур произнес великие слова: "-Люди испокон веков искали путей к миру. Но военные союзы, балансы сил, Лиги наций – все они оказывались неспособными свернуть человека… с пути братоубийственной войны. Нам дан последний шанс. Если мы не придем к чему-то более действенному и значимому, то окажемся на пороге Армагеддона".2

Закончив Вторую мировую войну, люди Земли думали, что обрели мир.

Но начался и продолжается до сих пор поиск врагов и создание образа врага. Сложился стереотип: не такой, как Я – значит Враг. Почти полувековая т.н. "холодная война", события в Югославии, Афганистане, Чечне и Ираке – подтверждение тому.

Непродолжительный мир 45-го сменился в 46-ом холодной, как оказалось на самом деле – Третьей мировой войной.3

Она велась различными, в т.ч. – невооруженными и информационными средствами.

Основными игроками на этом поле были Россия и США, а в качестве приза победителю выступили: мировой гегемонизм, обе Германии, Восточная Европа и Прибалтика, упрочение позиций в Азиатско-Тихоокеанском регионе, распоряжение судьбами т.н. "третьего мира".

Подписав в декабре 1991 года Беловежские соглашения, Россия подписала акт о безоговорочной капитуляции в Третьей мировой войне.

Как это ни горько, приходится признать, что сегодня весь мир, но в первую очередь – мы, расхлебываем результаты нашего поражения в этой мировой войне. Мы расплачиваемся за него нашими национальными интересами, резким падением международного авторитета, потерей роли и статуса сверхдержавы и сотнями миллиардов живых денег. И мы еще не знаем окончательной цены этого поражения.

Однако уже сейчас ясно: именно с этой ценой связаны: 1) первые потери от международного терроризма; 2) два "мирных поражения" – в Югославии и Ираке; 3) проигрыш т.н. "контр-террористической операции" в Чечне; 4) резкое сужение наших возможностей противостоять терроризму; 5) почти полная потеря чуть народившейся демократии. И этот счет еще будет расти.

Все это происходит на фоне плавно начавшейся, многими до сих пор – неосознаваемой, четвертой мировой войны, имеющей перманентный характер и все атрибуты классической войны.

После 11 сентября 2001 года, стало очевидно, что единственной, но самой опасной силовой составляющей войны мирного времени является терроризм. Он оказался основным игроком на поле четвертой мировой войны. В качестве приза у него – страны традиционных демократий и мировое господство радикального исламизма.

Терроризм, как явление "социального изуверства" является абсолютным злом и в качестве такого сопровождает нашу цивилизацию исторически: он был, есть и, очевидно, всегда будет.

За редким исключением (когда он выступает как одно из проявлений бандитизма) терроризм имеет политическую цель, присущие ему и все совершенствующиеся приемы и средства, собственную политическую идеологию и организацию.

Например, один из идолов ИРА (Ольстер) Роберт Табер так определил ее: "Цель партизана – не победить в бою, а затянуть ее (войну – Д.В.) пока не будет обеспечен политический успех, более важный, чем успех на поле боя".4

Ему вторит пресловутый Усама Бен Ладен: "В этом джихаде главным было то, что мы развеяли миф о непобедимости сверхдержав". Это он сказал, когда Советские войска покидали Афганистан.5

XX век войдет в историю как эпоха индивидуального и массового террора.

Первый выстрел террориста в XX веке прозвучал в России в феврале 1901 г. Он принадлежал эсеру. За 1917 год эсерами было произведено 317 терактов против государственных и политических деятелей России и своих политических противников.

Современный терроризм вырос из эсэров и радикальных большевиков. Все тот же Снесарев отмечал, что в рядах радикальных революционеров нашли себе место и "вооруженные проходимцы", и "нравственные уроды" (идейные фанатики – самоубийцы)", и "законченные и прекрасно оборудованные профессионалы", способные совершать свои злодеяния "по сложному плану" (стр.781).

Мы еще не осознали: Российская империя, пала не под напором марксизма, а из-за непрерывного сорокалетнего террора подпольщиков против режима; из-за насилия и террора, лежавших в фундаменте коммунистического эксперимента, развалились СССР и все "социалистическое содружество".

Убийства, взрывы и расстрелы просто так не кончаются.

В прошлом веке готовились или совершались покушения на всех лидеров СССР-России, на всех президентов США и выдающихся религиозных деятелей – миротворцев. Только во второй половине 20 века от рук террористов пали более 30 ведущих политических деятеля либерального толка.

При этом не забудем, что и 1-ая и 2-ая мировые войны начинались с террористических актов.


Терроризм – это серьезно

Сейчас о терроризме написано много, ведутся серьезные теоретические исследования, в том числе и поисково-прогностические. Накоплено достаточно теоретически осмысленного "практического материала", чтобы утверждать: к началу XXI века в мире отчетливо обозначилась системная угроза глобального терроризма, преимущественно проявившегося в форме и обличии радикального исламизма.

Новая сила зла оказалась очень реальной и чрезвычайно опасной ввиду своих адских амбициозных планов, "перевернутой системы ценностей" и последовательности в своей фанатичной целеустремленности. Обобщенная систематизация имеющейся информации позволяет утверждать, что международный терроризм имеет следующее целеполагание: а) противопоставить себя цивилизованному сообществу, разрушить основы западного образа жизни, уничтожить европейскую культуру; б) захватить власть в странах с мусульманским население, создать на их основе теократические мусульманские государства, имея конечной целью – мировой "Зеленый "Халифа"; в) создать самодостаточную «негосударственную» сетевую ударную организацию, опирающуюся на диктаторские режимы, их государственную инфраструктуру, действующую по единому плану, с опорой не столько на криминальные, сколько – на легальные капиталы (как в свое время набиравшая силу молодая РСДРП (б); г) применять самые разрушительные, необычные средства борьбы, вплоть до оружия массового поражения (пример: распыление газа типа «зарин» сектой Аум Сёнрико в Токийском метро).

Надо полагать, что американские пассажирские Боинги в качестве «крылатых ракет» были лишь «пробой пера», захват террористов (московский «Норд-Ост» и др.) и исламские камикадзе с «поясами шахидов» стали чуть ли не бытом, а любое многолюдное сборище – потенциальной целью террористов (московские взрывы в Тушине, метро, у «Макдоналдса», непрекращающиеся взрывы в автобусах и кафе в Израиле и т.п.). Эксперты МАГАТЭ высказали опасение, что для изготовления ядерных зарядов террористы могут (и могут!) использовать цезий-137, который сейчас почти открыто обращается на «черном рынке». Российское руководство в лице Генштаба выразило озабоченность, чтобы штатное ядерное оружие не попало в руки «этих придурков» (термин зам.нач. ГШ, который, видимо, до сих пор не уяснил, что «придурки» находятся не у руля мирового терроризма).

Международный терроризм взял на вооружение проверенную и эффективную тактику – действовать «ассиметрично» и «не по правилам», без оглядки на нормы морали и международное право, стараясь нанести максимальный ущерб и запугать обывателя, приучить его к постоянному присутствию смерти «здесь и сейчас, всегда и везде»; не допустить диалога, а тем более – взаимопроникновения культур и в конечном итоге спровоцировать «великий религиозный конфликт» - борьбу ислама и западного мира.

В итоге международный терроризм уже де-факто превратился в мощную интернациональную политическую силу.

После взрывов в Нью-Йорке и Москве стало очевидно: терроризм способен деморализовать (и это – одна из его главных целей) огромные человеческие массы, лишив их воли к отпору.

«Количество» терроризма породило его новое качество, а технический прогресс, придав ему новые возможности, потенциально уравнял с целыми государствами.

Международный терроризм уже способен существенно воздействовать на мировую политику и привести мир к глобальной катастрофе.

Политики, идеологи, теоретики – ученые, дипломаты и миротворцы всех мастей призывают: не связывать терроризм с исламом; не отождествлять его с борьбой цивилизаций; не «привязывать» его к национальному фактору. Вместе с тем единого и вразумительного определения современного терроризма нет. Но если он – не первое, не второе и не третье, то что же это?

Если допустить трансформирующуюся во времени аналогию и наложить ее на существующий факт постоянного присутствия в этом мире классовой борьбы, то мне представляется: международный терроризм – это трансформированная классовая борьба нищего Юга против богатого и процветающего Севера, напялившая этнически-конфессиональные одежды.

Сейчас в мире насчитывается более 500 террористических организаций. Большая часть из них имеет характер международных тщательно законспирированных сообществ фанатиков-единомышленников с железной дисциплиной, разветвленными связями и мощной финансовой поддержкой (а не такими ли были боевые организации эсэров и большевиков?).

Поскольку они созданы в основном по этно-религиозному признаку, проникновение в них агентов спецслужб «развитых стран» весьма проблематично. Это одна из причин их устойчивости. Но далеко не главная и не единственная.

Недавно в США был разработан доклад национального разведывательного Совета ЦРУ «Прогноз 2020». Председатель Совета Хатчингс еще 6 лет назад предсказал, что режим Хусейна в Ираке исчезнет с арены, но очень остро встанет проблема модернизации светского государства. Прогноз сбылся.

В последнем докладе говорится о том, что тактика террористов будет становиться все более изощренной, а их целью станет уничтожение как можно большего числа людей. Прогноз также сбывается.6

Если же говорить о добровольном «разоружении» другого террористического режима – Муаммари Каддафи в Ливии, то не подлежит сомнению: речь идет не об отказе Ливийской социалистической Джаммахирии от терроризма, а о сохранении режима, под угрозами решительных США, от разгрома как базы террористов.

Из всего сказанного выше следует вывод: международный терроризм превратился не только в самостоятельного, но и решающего игрока на поле 4-ой мировой войны.

Если учесть, что сейчас терроризм переживает «этап ренессанса» и по оценкам экспертов его пик ожидается к 2020-2030 годам, то не лишен практического содержания вопрос о его живучести. Но об этом – несколько ниже.


Исламский фактор в России

Сейчас у терроризма – исламское лицо. И при этом идет «исламизация России».

По данным М.Емельяновой7, число мусульманских объединений в СССР с 1961 по 1968 годы (иной открытой статистики просто не существует) составляло 32,5% от всех религиозных объединений. С тех пор их количество несомненно сильно выросло как количественно, так и численно. Достоверно, например, известно, что появилась мощная мусульманская община аж в северном Петрозаводске.

Мусульмане имеют свои теле-, радиопрограммы на общероссийских каналах и частотах, СМИ регулярно освещают основные даты и события, священные для мусульман. Наши государственные и политические лидеры соревнуются в демонстрации лояльности к исламу. Все это наращивает как положительное, так и отрицательное отношение к исламу. Но не уменьшает тревоги и страха.

У нас нет статистики по Чечне, или родственной ей Ингушетии. Но вот в соседней Кабардино-Балкарии на март 1974г. только в Баксанском (подчеркну – наиболее посещаемом россиянами) ущелье подпольно действовали 4 незарегистрированные мусульманские группы по 100 человек в каждой. Сейчас здесь проходит одна из подпольных троп «боевиков».

В целом по республике число незарегистрированных мусульманских объединений почти равнялось количеству легальных: 12 и 18. Но служителей культа в них было в 4 раза больше, чем в зарегистрированных. А это – свидетельство их поддержки снизу.

На 150-ти зарегистрированных действующих кладбищах существовали «самосозданные» молельные дома, многие из которых не уступали размерами официально действующим мечетям.

Можно лишь предполагать, что делается сейчас по всему Северо-Кавказскому региону. А ведь «компетентные органы» знают. По крайней мере – должны знать. Нам же остается лишь вздрагивать.

Та же Измайлова утверждает. что «российский фактор», т.е. теперешние «маневры» Кремля вокруг Чечни «может сыграть роль катализатора в развитии исламизации». Добавим за нее – давно уже «играет». За наши (и иностранные) деньги, но однозначно – против нас.

Мы уже отмечали, что одна из генеральных задач террористов – приучить общество к своему постоянному присутствию в нем, сделать смерть обыденной, обесценив жизнь человека. Этим они расширяют свое «жизненное пространство» в нашем сознании. И похоже, они уже достигают поставленной психологической задачи: мы уже привыкли узнавать из утренних новостей¸ что террористы устроили очередной взрыв. Узнаем – и идем пить утренний чай, а потом в метро – на работу…

Учитель истории из гимназии № 1567 Тамара Эйдельман сообщила корреспонденту «Вечерки»8, что в ее классе никто не смог ответить на вопрос, откуда берутся шахиды, а к факту смерти человека в результате насилия относятся индеферентно. И в этом убеждает ответ 13-летнего Филиппа из 8-го класса на вопрос: - Ты видел, что недавно произошло в метро? Тебе не страшно было?

- Нет, - ответил подросток. – Смерть – она и есть смерть. Хотя у меня попа там за 10 минут до взрыва проехал.

Ему не страшно за себя, за папу, за всех нас? А мне страшно за него и морозит от его безразличия. Такой не защитит ни себя¸ ни меня, ни вас. Но ведь таких в московских школах много. И часть из них не только не защищают никого, но нападают сами: на слабых, на старых, на беззащитных. С этого и начинается террор.

Недавно я получил письмо от друзей из г.Кропоткин Краснодарского края. У них горе: несколько дней назад похоронили соседского сына – двадцатидвухлетнего лейтенанта. Его убили средь белого дня, когда он шел к семье¸ получив зарплату. Голову проломили, а палец с обручальным кольцом – отрезали. Автор письма пишет: - Что творится – это ужас. У нас страшно ходить вечером, подростки избивают и грабят пожилых и молодых… У вас то же не лучше. Наши друзья живут в Ватутинках, а их сын поступил в Бауманку. Они каждый день переживают за его поездки в Москву».

Да у нас в Москве очень не лучше: в электричке и в метро опасно, на базарах – погромы, на стадионы добропорядочные люди ходить перестали. Везде хозяйничают бритоголовые «скины», а в большом числе присутствующая милиция как будто охраняет их, а не граждан.

Создается впечатление, что у нас в тени существует какая-то иная власть, в отличие от официальной, и повседневным террором или его угрозой хочет нас деморализовать.

А может это та же власть, но в другой ипостаси?
Все гораздо сложнее

Накоплено достаточно доказательств того, что мировой терроризм связан: а) с легальным бизнесом и крупным капиталом; б) с крупными мафиозными кланами; в) со спецслужбами. Мифическая неуловимость террористов объясняется тем, что те, кто обязан их ловить, зачастую по разным причинам не хотят этого делать.

Французский политический обозреватель К.Лежандр (журнал «Итоги», 30.04.02г., С.200-231) на массовидном фактологическом материале свидетельствует: пока правительства т.н. развитых стран пытаются вести малоуспешную борьбу с международным терроризмом, в т.ч. – развязывая региональные конфликты против стран «оси зла», а на самом деле – «стран-изгоев» типа Ирака, разветвленная сеть т.н. «культурных и гуманитарных фондов», открыто действующих в этих же развитых странах, вместо пропаганды древней арабо-мавританской культуры и богатейших исламских традиций полулегально готовят моджахедов, шахидов и других камикадзе-террористов.

Журналист Федор Раззаков свидетельствует: покушавшийся на папу Иоанна Павла II в 1981 году М.А.Агджа был известным убийцей из турецкой неофашистской организации «Серые волки». За 18 месяцев до покушения он сбежал из тюрьмы, совершил вояж по 11-ти странам Европы, где жил на широкую ногу и нигде, как это ни странно, не засветился. Происхождение денег, на которые он сибаритствовал, так и осталось невыясненным, как и в случае с убийцей М.Л.Кинга Джеймсом Рэем и убийцей Р.Кеннеди Сирханом. Однако было точно выяснено, что руководство «Серых волков» имело тесные связи с ЦРУ, а последнее – с итальянской масонской ложей «П-2», подозреваемой в убийстве лидера итальянской ХДП Альдо Моро («Век террора», стр.292).

Успешный легальный бизнес в Европе и Америке имел У.бен Ладен. Рано уяснив, что «священная война против неверных» - это всегда прибыльный и беспроигрышный бизнес, он весь свой капитал вложил в создание отрядов «афганских арабов» еще в годы советско-афганской войны (их число доходило до 20 тыс.). Последующие барыши он вкладывал уже в чеченских наемников. (Там же).

Не подлежит сомнению: Усама Бен Ладен, равно как и другие террористические силы и организации – порождение спецслужб и питающего их трансконтинентального капитала. Созданные для того, чтобы путем раскола мусульманского мира, взять под свой контроль Ближний Восток и бывшую советскую Среднюю Азию, они в силу логики исторического развития вышли из-под контроля и зажили самостоятельной жизнью.

Командир роты деблокирования Отдельной бригады охраны МО РФ капитан Владислав Фомин, неоднократно выполнявший боевые задачи в Чечне, на вопрос о пресловутых и неубывающих с годами 2-х тысячах чеченских боевиков, ответил:

- В Чечне федеральным силам уже давно противостоит не чеченский народ, а международный терроризм. Среди боевиков и бандитских главарей все больше становится иностранцев. А две тысячи человек – это как бы штатное расписание банд наемников, получающих установленную зарплату через названные выше фонды. (Журнал «Плацдарм» 1 (16) февраля 2003г., стр.101-105).

Но экономическая устойчивость мирового терроризма кроется не столько в этих фондах, сколько в поддержке некоторых государственных режимов, типа Ливии, Йемена, Палестины и некоторых других. Имея на мировой арене респектабельный вид и в силу необходимости играя в мировой политике по международным правилам, они имеют внутри себя иное содержание и соответствующее ему лицо.

Базируя свое благополучие на сырьевых, т.е. – краткосрочных источниках, они имеют исторически непривычное к системному труду и недопросвещенное население, приверженное к тому же примитивным и потому – агрессивным конфессионально-этническим догмам.

Будет правильным утверждение: эти (и многие другие) государства являются охлократическими режимами. И потому – потенциально опасны для развитых стран.

Факты, вскрывшиеся на фоне убийства Зелимхана Яндарбиева, должны насторожить мировое сообщество: формально входящий в антитеррористическую коалицию стран Катар оказался «домом отдыха» для лидеров мирового терроризма и не исключено – их щедрым банкиром.

Много сторонников у террористов оказывается и внутри развитых стран.

Паства черно-коричневого Интернационала, рвущегося в единой Европе и Америке к власти и чужой собственности, рекрутируется из безработного охлоса, клерикально-политических экстремистов, разоряющихся в ходе аграрно-пищевой глобализации крестьян, профессионального криминалитета и, самое опасное, - из безграмотной молодежи, выросшей в условиях военных действий, будь то Афганистан, Чечня, Ирак, Палестина, Ливан или Ливия, Сирия, Саудовская Аравия или любая европейская страна.

В ходе иракской войны мы узнали из средств массовой информации, что таковых немало и в глубинной России, и в ее Вооруженных Силах.

Несмотря на видимые победы в региональных и локальных антитеррористических конфликтах (в Афганистане, Чечне, Ираке и т.п.), башня европейской демократии шатается, правые (в российской терминологии – левые) партии выходят на вторые-третьи места во Франции, Италии, Германии, Дании, Швеции, Швейцарии, Бельгии, Норвегии, нарастает угроза реставрации коммунонацизма в России, появился свой фюрер и в Америке.

Не исключено, что вслед за иракским блиц-кригом там на многие годы воцарится третий Афганистан. Во всяком случае, кризис ООН, НАТО и ЕС от этого уже случился.

Это усугубляется тем, что т.н. страны-победители оказываются все более неспособными обеспечить безопасность своих граждан.


Новые парадигмы Демократии

В сложившейся ситуации перед странами «традиционных демократий» (сюда причисляется ныне и Россия) вырисовались две проблемы.



Первая. После потрясений последних лет эти страны внутри себя вынуждены искать новую парадигму демократий в рамках «стратегии реальной самозащиты». А именно: отказаться от перспектив «абсолютной демократии» и искать компромисс (демаркационную линию) между свободой и безопасностью личности. Стало очевидно: насилие извне и страх перед его последствиями подтачивают гражданское общество в большей мере, чем собственная государственная власть, «закручивающая гайки».

Вторая. Сформировалось убеждение, что государство и гражданское общество в состоянии устоять под натиском нарастающего терроризма. Но …при соблюдении некоторых условий. События последних лет показали, что их несколько, но – обязательных!

Каковы они?

а) Безусловная поддержка обществом усилий государства, доверие к нему и готовность отдать под его контроль часть личных свобод (правда, все время неизвестно – какую) в обмен на личную безопасность.

б) Способность цивилизованно справиться с демографическими проблемами.

Например, сейчас в России проживает уже менее 145 млн. человек при коэффициенте рождаемости 1,25 вместо минимально необходимых 2,3,5. Для обеспечения демографической устойчивости и национальной безопасности нас должно быть не менее 250 миллионов.

По оценкам ООН, при сохранении теперешней ситуации через 300 лет население России сократится до 91 млн. человек. И население страны, занимающей более 14% мировой суши, составит менее 2% населения Земли.9 Это будет означать ее распад и исчезновение из Истории.

Подобные процессы происходят в большинстве стран Европы.

У России, ЕС и США не существует в прогнозируемом будущем другой альтернативы, кроме «призыва» дедсятков (если не сотен) миллионов иммигрантов из восточных (южных) стран, естественное воспроизводство в которых в разы (если не в порядки) превышает «неестественное» сокращение численности населения «развитых стран». Одновременно в геометрической прогрессии отстает их уровень жизни (организационно-материальный, культурный и психо-эмоциональный). Полагаю – это стержневой источник роста международного терроризма.

Весь вопрос в том, смогут ли развитые страны не допустить дезинтеграции моноэтнического ядра и сохранить эффективную функцию «плавильного тигля» субэтносов и их культур. Многие политологи утверждают, что тигль уже не работает. Скорее всего, это так и есть. Но тогда нужен его капитальный ремонт и пересмотр технологий.

в) Готовность и способность Запада справедливо решать проблему арабской нефти. Сейчас им (арабам) принадлежит две трети мировых запасов нефти, а их численность к 2050 году удвоится и составит 500 млн. человек. Сегодня нефтедоллары обеспечивают приемлемый для них жизненный стандарт. Но ни для кого не секрет, что к указанному году нефтяной фонтан начнет иссякать. В перспективе мы можем к этому времени получить еще 1 миллиард нищающих землян. С этой участью они уже не согласятся.

Есть еще один, давно очевидный, но по дипломатическим мотивам не обсуждаемый факт: при существующем миропорядке многие (если не все!) страны нефтяного Востока стали не только надежным прибежищем террористов, но и их щедрым банкиром.

И эту коллизию надо мудро и взаимовыгодно разруливать. Можно «замочить» Яндарбиева и Кº. Но страны, приютившие их, не замочишь.

г) На смену господствовавших в ХХ веке различных концепций материализма, характерных в эпоху «развернутого строительства коммунизма по всему фронту», после падения попыток их реализации пришла эра (отошедшая было в историческую тень, но имеющая свою богатую Историю) конкуренции различных концепций Бога: конфессиональные битвы, которые, к сожалению, не миновали и православный мир, определяют лицо ХХI века.

Тон в этой битве задают исламисты. И перед их фронтальным торжеством (может быть тоже – сезонным) мы лукаво замалчиваем тот факт, что на смену неудавшемуся коммунистическому эксперименту повсюду пришел общественный хаос, меж- и внутригосударственные раздоры. Исламский же мир – практически монолитен. Поэтому он и задает тон в битве миров – Юга и Севера.

Совершенно очевидно: некорректно демонизировать религиозно мотивированный терроризм, нагнетать исламофобию (что делается сейчас повсеместно), отождествлять ислам как религию и исламизм, как духовную матерь терроризма.

Страны развитых демократий в этих условиях просто обязаны обеспечить внутри себя и в мире религиозную и этно-культурную лояльность. Параллельно же – интернационализировать силовую составляющую в борьбе с сепаратизмом и порождаемым им терроризмом, имеющими по велению Истории, религиозную составляющую.


Консолидация демократий – на смену конфронтации классов

Сегодня укрепилось осознание того, что терроризм 21 века является специфическим выражением и следствием глубоких причин, обусловивших все более нарастающий цивилизационный кризис человечества.



Поэтому необходимо оперативно, решительно и квалифицированно бороться не только со следствием, необходимо устранить сами причины, порождающие терроризм. Без силового давления этого не достичь.

Россия стала испытывать на себе массированное давление терроризма задолго до Америки: в сентябре 1999 года были взорваны первые жилые дома в Буйнакске, затем последовала Москва, Волгодонск, Махачкала, опять Москва и, наконец, - «Норд-Ост», Тушино, взрывы на газопроводах.

Однако увязши в чеченской грязи, мы не сразу вспомнили о существовании исторически проверенной «стратегии реальной самозащиты». Она восходит от Юлия Цезаря, через Суворова и Снесарева к нашим дням и включает: - объединение союзников: - решительность; - быстроту действий; - доведение их до достижения окончательного результата не на региональном, а глобальном уровне (См.: Афганские уроки. – стр.801-805).

Лишь после взрыва 16 сентября 1999г. в Волгодонске Россия призвала Запад объединить усилия в борьбе против терроризма. Однако дальше выражения соболезнования он не пошел. Потребовалось 11-ое сентября 2001г. в Америке.

Но уже на следующий день после варварского взрыва в Америке, одновременно унесшего жизни около 5 тыс. человек, мир проснулся другим. До мирового сообщества впервые дошло, что терроризм – не только явление вечное, но что международный терроризм – абсолютное зло, угрожающее мировым демократиям. Нельзя допустить, чтобы он стал явлением массовым, легитимным, поощряемым и государственным.

В этой связи по инициативе и под руководством США была создана антитеррористическая коалиция стран. Наиболее активным и последовательным ее членом с первого дня стала Россия.

Во многих странах стали создаваться специальные органы управления, силы и средства антитеррора, вырабатываться государственная философия, критерии и законодательство антитеррора.

Один из принятых всеми демократиями критериев и принципов антитеррора гласит: «Мы не сможем этого сделать в одиночку». (Т.Мамаладзе. Уроки контртерроризма. – «Известия», 16.01.96г., стр.2).

Мудрость нашего Президента оказалась выше и значительней доставшихся ему и нам в наследство большевистских классово-национальных пережитков. Он от нашего имени и в наших интересах сразу и категорично поддержал антитеррористическую доктрину Буша-Пауэлла-Ремсфелда, которая обобщенно означала: 1) Взять на себя бремя единоличного мирового военно-политического лидера; 2) Сформировать и возглавить международную антитеррористическую коалицию; 3) не терять времени на дискуссии и согласования по линии ООН и НАТО (что, кроме потери времени и темпа, означало бы неизбежную утечку стратегической информации); 4) быстрые и решительные специальные и боевые операции по ликвидации терроризма и его баз; 5) одновременное оказание населению стран, подвергшихся ударам, гуманитарной помощи, оперативной ликвидации последствий своих ударов и экономико-политическую и социальную модернизацию этих стран на основе межгосударственного сотрудничества; в) демократическое переустройство этих государств и регионов.

Весь опыт развития цивилизованного мира учит: в борьбе с терроризмом бесполезно отвечать ударом (санкциями) на удар. Не успел – значит опоздал и твои усилия уже бесплодны. Здесь надо предупреждать и опережать! Я не могу не поддержать заявления Дж.Буша: «Если кто-то приютил террориста, для нас он сам становится террористом. Если какие-то страны финансируют террористов, то и они – террористы»10.

Принципиально, что в этой ипостаси противник не виртуализировался, а обозначался вполне конкретно.

В первую очередь – это 29 «негосударственных» террористических организаций, список которых опубликован Госдепом США в октябре 2001 года11, а также такие государства, как Афганистан и Ирак (удар по которым уже нанесен), Иран и Сирия (которые серьезно предупреждены), Северная Корея и Ливия (уже корректирующие свой внешнеполитический облик перед лицом возмездия), а также Сомали, Йемен, Колумбия и некоторые другие страны, которые причастны к международному терроризму или стремятся овладеть оружием массового поражения и использовать его.

Американские войны против талибов и укрывавшихся на территории Афганистана террористов У.-бен Ладена, а также режима С.Хусейна в морально-политическом плане оцениваются по-разному. Но одно очевидно: проведены они были энергично и умно, на современном технологическом уровне (т.н. «бесконтактные войны»)12, следовательно – малой кровью и с пользой для общего дела.

Отсюда первый глобальный вывод: в интересах сохранения и развития демократии необходима безоговорочная консолидация на основе честного партнерства всех развитых стран и их институтов.

Является исторической константой: внутренним смыслом любой национальной государственной идеи могут быть только – достойная жизнь, семья, образ жизни, развитие и процветание на основе эффективного труда и духовного возвышения.

В странах т.н. «золотого миллиарда» эта цель в той или иной мере уже достигнута.

Ведущие гуманисты мира утверждают: гуманитарная помощь, оказываемая ими поверженным странам-изгоям и всему «третьему миру», лишь развращает их народы.

Задача заключается не в том, чтобы накормить эти народы нахаляву, а в том, чтобы научить их творчески трудиться, просветить и на этой основе духовно возвысить.

Отсюда вывод второй: силовой разгром гнезд терроризма (как это имело место в Афганистане, Ираке и т.п.) как изолированное и единственное средство обеспечения безопасности западных цивилизаций – бесперспективно.

Но оно необходимо как первый шаг.

За ним должно последовать сотрудничество во имя возрождения и возвышения этих стран и цивилизаций и, как итог, - достижение гармонии цивилизаций-антагонистов.

В этих целях необходимо самоограничение развитых демократий в экономико-потребительском плане, решительное обновление и модернизация их институтов, в том числе – международных.



Вывод третий: в интересах защиты традиционных демократий (в т.н. развитых странах) необходимо всемерно способствовать нарождению и развитию национальных демократий там, где были (по каким бы то ни было причинам) гнезда терроризма: в Афганистане, Чечне, Ираке и прочих государствах (по американской терминологии) «оси зла».

Я считаю проявлением (в лучшем случае – отрыжкой, в худшем – продолжением) великодержавного шовинизма то, что, пытаясь возродить Чечню на базе федеральных конституционных (подразумевается – демократических) ценностей, мы во главе «суверенного» Чеченского государства упорно держим «своих людей» из Центра. Является вызовом национальной гордости чеченцев то, что при правительстве великого русского народа их (без их на то согласия) долго «представлял» этнический украинец (в недавнем прошлом – полковник КГБ, что для чеченцев вообще неприемлемо), который к тому же открыто и настойчиво утверждал, что порядок в Чечне может поддерживать только представитель Центра. Так мы не только не создадим демократию в Чечне, но вряд ли защитим ее и в России. Дом устойчив и в нем царит мир лишь в том случае. если в этом доме есть собственный хозяин.

Мне думается, более правы американцы, которые после военного разгрома ваххабитов объявили, что будут присутствовать в Афганистане до достижения там стабилизации, но власть передали самим афганцам. подобным же образом они поступили в поверженном Ираке: взяли на себя заботу о восстановлении его инфраструктуры, назначив для этого отставного генерала Джона Гарднера (что будет работать как на авторитет Америки в целом, так и ее армии, что в данном случае особенно важно), но одновременно озаботились созданием собственно иракского правительства во главе с известным и авторитетным иракским ученым.

Такой шаг, даже если он наверняка не даст сразу 100% успеха, является демонстрацией уважения национального самосознания иракцев и демократических устремлений правительства США. Во всяком случае, это сужает базу иракского национализма и исламского терроризма.

Вне этой парадигмы западные цивилизации и, в первую очередь, США – ждет исторический крах. Первые признаки его в виде повсеместного роста антиамериканизма уже налицо.13
Заключение. Но не конец

Обычно на этой точке до последнего времени и заканчивались мои рассуждения о терроризме. И не только мои, но и признанных авторитетов в этой грозной проблеме века.

Но, готовя данную статью, я вдруг понял, что эти «картинки с выставки», не освещенные хорошей методологической теорией, и рождают у политиков решения типа «мочить в сортире», «оси зла» и т.п. Что и неправильно и контрпродуктивно.

Чтобы лучше осознать явление, а главное – получить более близкие к реалиям рецепты, мы должны рассматривать это явление не только в конкретном и даже – не просто историческом, но, главное, - теоретическом контексте.

Общественно-политическая мысль давно пришла к выводу, что противоборство между силами-антогонистами может протекать, как правило, во всех известных четырех сферах борьбы: военного противоборства, борьбы невоенными средствами, развернутого соперничества и мирного соревнования. История войн учит: если политика, проводимая участниками войны, отвечает национальным и общественным интересам, она пользуется широчайшей демократической поддержкой. Антифашистская коалиция во второй мировой войне, к 60-летию окончания которой мы приближаемся, - лучший тому пример.

То же – антитеррористическая война, которую мы теперь ведем. Отвечая чаяниям демократии, она привела к созданию устойчивой антитеррористической коалиции.

В первой коалиции – во главе с СССР, теперь – во главе с США. Но в обоих случаях основные участники ее – те же.

К сожалению, но История примеры подобного рода уже знала. ХХ век с его взлетом мысли и стремительным разгоном научно-технических достижений дал одновременно и примеры массового, в том числе – государственного, движения вспять, к дикости и варварству.

Инициатором этого импульса всегда становились силы и страны, отчаявшиеся прорваться к прогрессу нормальными средствами, движимые завистью и злобой к более успешным государствам и их конгломератам.

Размышляя о войне и мире, когда у нас за плечами опыт 20 столетий с их достижениями и падениями, героикой и трагедиями, мы обязаны с озабоченностью и скорбью констатировать, с какой легкостью определенные силы в 10-х, 30-х, 50-х и 80-х годах прошлого и с первого дня столетия настоящего жонглировали миром и войной¸ опираясь на достижения технического прогресса.

Сегодняшние террористы, подобно им, но не имея достаточных сил и средств для передела мира и его богатств, накопленных в ходе мирного созидательного труда, опираясь также на новейшие технологии, тщатся взломать современный мир. И они это сделают, если остальной мир не сделает правильных выводов из ситуации, которая сложилась в нынешнее время.

Но когда политическое мышление отстает от быстро меняющейся действительности, тогда преувеличивается значение военного начала. Военная сила слишком часто диктовала политике, каким ей идти путем. И диктует поныне.

Пытаясь решить сегодняшние проблемы, лишь опираясь на быстротекущие факты дня, мы уподобляемся тем политикам-гномам, которые за фактами и фактиками дня текущего, забыли о неразрывной связи времен, людей и событий.

Мы попались в эту ловушку в Афганистане и Чечне¸ в попытке удержать развал СССР. Не делают ли США подобной ошибки теперь? Правда, они умело проводят политику «кнута и пряника». Но кнут может быть вырван из их рук, а пряник – отнят.

С позиций начала ХХI века мы можем критически взглянуть на «творчество» в сфере войны и политики людей, недостаточно просвещенных. Силы, развязывавшие все известные вооруженные конфликты, были и еще находятся далеко от понимания закономерностей мировой цивилизации. Хотя глобализм развивается в силу исторической логики, а не чьего-то субъекта хотения.

Кроме того, Агрессия во вне немыслима без подавления Демократии внутри, какими бы благими целями это ни прикрывалось.

Мы наблюдаем нарастание реакции во всех странах, ведущих антитеррористические войны. Это даже обосновывается политической и военной целесообразностью. Пока это носит приемлемый и терпимый характер. Но логика силовой борьбы может легко покончить с этой терпимостью и приемлемостью. Ведь именно в такой парадигме возрос фашизм в Италии, Германии, Испании, Португалии. В рамках этой же логики рос сталинизм и набирает силы тоталитаризм сегодня.

Но если раньше это приводило к концентрации силы в форме ее центров (полюсов), диктовавших миропорядок остальным странам, то сейчас террор+антитерроризм могут привести к бессилию силы, саморазвалу этих полюсов и центров, к мировому хаосу и беспределу, что поставит в повестку Истории – реконструкцию мира и формирование нового, но единого миропорядка, где жесткие суверенитеты будут осознанно или вынужденно принесены в жертву единству во имя Прогресса и Выживания. Но пока неизвестно, по чьим чертежам это будет делаться.

Только та политика имеет будущее, которая не противопоставляет одно государство (субъект Федерации) остальным, а исходит из взаимопонимания и согласия, во имя Мира, Прогресса и Развития.

Выводы, к которым я пришел – это не плод одинокого разума. Это по существу сублимация опубликованных трудов моих сослуживцев, товарищей и единомышленников, известных военных экспертов генералов А.И.Владимирова, Ю.Я.Киршина, В.И.Слипченко, В.В.Серебрянникова. В своих размышлениях я также опирался на работы мэра Москвы Ю.М.Лужкова и известного американского социолога и религоведа Чарлза Колсона. Кроме того, использовал аналитические телепрограммы Познера, Сорокиной, Пушкова, Сванидзе, Млечина и радио «Либерти Лайф» в части, касающейся нашей темы.14


тел. 322-10-92

Дудник Владимир Михайлович,

Генерал-майор в отставке,

кандидат педагогических наук, профессор,

вице-президент РОО «Генералы за демократию и гуманизм».
май 2003 – март 2004г., г.Москва



1 Афганские уроки: выводы для будущего в свете идейного наследия А.Е.Снесарева. –М.: Военный университет. Русский путь, 2003. –Глобальная война с мировым терроризмом . А.Е.С. был дважды приговорен Сталиным к расстрелу, но чудом остался жить. Его научное наследие сохранила ныне покойная дочь Евгения Андреевна – преподаватель МГУ.

2 Александр Владимиров. Стратегические этюды.// Из-во "ЮКЭА", М., 2002.

3 Владимиров Алексанр Иванович. Россия в условиях четвертой мировой войны.//"Плацдарм".//(16).02.2003.

4 Ю.Киршин. Концепция войн и борьбы с международным терроризмом демократических государств//Из-во Клинцовский городской типографии, 2002 г.

5 В.В.Серебрянников. Социология войны//М., Научный мир, 1997 г.

6 «Мир прогнозов» - январь 2004, - № 5.

7 М.Емельянова. Мусульмане Кабарды. – М., «Граница», 1999.

8 Мария Филиппенко. Замочу. – «Вечерняя Москва», 26.02.04

9 «Мир прогнозов», - январь 04г., - № 5, стр.2.

10 «Коммерсантъ-Власть» - 2001, № 48, 4 декабря, - С.27.

11 Они исповедуют терроризм./»Красная звезда» - 23.10.2001. Лекарев С., Суханов П. Братья во терроре. «Черный интернационал» насилия простирает свои крылья над всем миром. – Независимое военное обозрение. – 30.11-6.12.01г., № 44.

12 См.: В.И.Слипченко. Войны шестого поколения. – Из-во «Вече», М., 2002г.

13 Александр Туров. Против чего мы против. – «Журнал», 2 11(62), 25 марта 2003г. С.17-19.

14 1. Александр Владимиров. Стратегические этюды.//Из-во «ЮКЭА», М., 2002.

2. Владимиров Александр Иванович. Россия в условиях четвертой мировой войны («Плацдарм» (16); 02.2003г.

3. Ю.Киршин. Концепция войн и борьбы с международным терроризмом демократических государств.//Из-во Клинцовской городской типографии, 2002.

4. В.В.Серебрянников. Социология войны.//М., Научный мир, 1997г.

5. В.И.Слипченко. Войны шестого поколения.//Из-во «Вече», М., 2002.

6. Ю.М.Лужков. Возобновление истории. Человечество в ХХI веке и будущее России.//М., Из-во Московского университета, 2002.

7. Чарльз Колсон. Конфликт царств.//Из-во «Гендальф», 1966, стр.202.

8. Философия войны. Под общей ред.А.Б.Григорьева.//Издательский центр «Анкил-войн». Российский военный сборник. М – 1995.

9. Д.М.Проэктор. Мировые войны и судьбы человечества.//М., «Мысль», 1986.

10. Федор Раззаков. Век террора.//М., Из-во «ЭКСМО», 2003.



11. В.Дудник. Теория насилия для ХХI века.//Международная экономика и международные отношения. 1977г., № 12.






Образование позволяет нам жить, не особенно напрягая ум. Алберт Эдуард Уиггам
ещё >>