«Российская газета», 25. 07. 2012 Супермаркет вто «Российская газета», 25. 07. 2012 Рост цен на зерно: позитивные и негативные после - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Вот и вто. «Российская газета» 11 12. Разоблачаем шесть главных мифов... 4 643.6kb.
Виды на урожай не сулят ничего хорошего. «Независимая газета» 01. 6 1019.87kb.
Сказка для питерских. «Российская газета» 1 188.08kb.
Газета «Российская газета Московский выпуск» 01. 10. 2012 Какие законы... 8 512.87kb.
«Пионерка» в вопросах и ответах "Пионерская правда"? А разве есть... 1 45.17kb.
Газета «Российская газета» 05. 03. 13 1 332.67kb.
Рубль год кормит «Российская газета» 04. 2013 Для успешной реализации... 2 700.04kb.
Kazan по-английски Президент Татарстана Рустам Минниханов о том,... 1 99.66kb.
Матвиенко пообещала господдержку апк «Российская газета 07. 3 506.33kb.
Для составления рейтинга публичности осуществляется мониторинг следующих... 1 17.02kb.
Законодательства рф", 05. 12. 1994, n 32, ст. 3301; "Российская газета" 10 3202.04kb.
Н. А. Романович – доктор социологических наук, генеральный директор... 1 54.31kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

«Российская газета», 25. 07. 2012 Супермаркет вто «Российская газета», 25. 07. 2012 - страница №1/4


Содержание
Кому из аграрников выгоден рост цен на зерно

Агентство АгроФакт, 24.07.12
Ценные наблюдения

«Российская газета», 25.07.2012
Супермаркет ВТО

«Российская газета», 25.07.2012
Рост цен на зерно: позитивные и негативные последствия для АПК

RBC Daily, 23.07.12
От нашего стола

«Российская газета», 24.07.12
Кредитный кооператив выручает селян

«Крестьянские ведомости», 23.07.12
Адвокат сельхозназначения

Агроинвестор, июль
Н. Шагайда: Какая земельная политика нужна России

«Крестьянские ведомости», 26.07.2012
Ноу-хау по-ставропольски

«Российская газета», 25.07.2012
Тернистый путь сельского бизнеса

«Республика Татарстан», 26.07.2012
Крестьянский труд платежом красен

«Земля-землица», 26.07.-1.08.12

Агентство АгроФакт, 24.07.12

Кому из аграрников выгоден рост цен на зерно

На аграрном рынке России сложилась неоднозначная ситуация. Цены на зерно в центральной части страны и на Урале продолжают расти из-за ухудшения видов на урожай. Это выгодно растениеводам, но повышает риски зернотрейдеров. В накладе от дорожающего зерна останутся и животноводы. В частности, себестоимость производства свинины из-за роста цен на комбикорма до конца года может подскочить минимум на 25%, пишет РБК daily.

На прошлой неделе цены на российское зерно продолжили расти, хотя темпы роста и стали ниже, чем в предыдущие недели, рассказал РБК daily исполнительный директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов-младший. К примеру, по его данным, стоимость тонны продовольственной пшеницы третьего и четвертого классов выросла с 14 по 20 июля в среднем на 125 руб., до 8250 руб., тогда как на предыдущей неделе пшеница подорожала на 375 руб. Еженедельный рост цен на фуражную пшеницу пятого класса замедлился до 50 руб. с 450 руб.

Снижение темпов роста цен связано с охлаждением рынка на Северном Кавказе, где цены на неделе были в целом стабильны, полагает г-н Сизов. В то же время в регионах Центрального Черноземья зерно нового урожая дорожало из-за активизировавшегося спроса со стороны экспортеров, добавляет эксперт. На Урале зерно также дорожало, поскольку первые данные о начавшемся там сборе оказались хуже ожиданий, говорит гендиректор «Прозерно» Владимир Петриченко.

Стабилизация цен в южных регионах, возможно, временное явление, считает г-н Сизов. «Постоянно ухудшающиеся виды на новый урожай кукурузы в США, рекордные биржевые котировки на пшеницу и кукурузу в Чикаго можно рассматривать как предпосылки для сохранения повышательного тренда на мировом, а за ним и российском экспортном рынке», — говорит он. «Мы выходим на принципиально новый уровень цен, при которых придется жить в обозримой перспективе», — добавляет эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Олег Суханов. В последние годы крупнейшие зернопроизводящие страны — США, Россия, Австралия — сталкиваются с природными катаклизмами, и, чтобы обезопасить себя, крупные страны-импортеры начнут хеджировать эти риски, создавая запасы, отмечает он. В такой ситуации сельхозпроизводители не будут продавать зерно по 4 тыс. руб. за тонну, уверен эксперт.

Сельхозпроизводители теряют зерно из-за непогоды, но те, кому удается собрать урожай, имеют неплохую прибыль, говорит г-н Петриченко. Но от этого страдают зернотрейдеры, получающие дополнительные риски и растущие издержки, добавляет эксперт.

Негативные последствия ожидают и животноводов. При текущем уровне цен на зерно и в случае их дальнейшего роста себестоимость откорма свиней до конца года может вырасти минимум на 25—30%, считает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. И это касается только высокоэффективных предприятий, которые обеспечивают треть всего внутреннего объема производства свинины в стране, подчеркивает эксперт. Себестоимость откорма на низкоэффективных свинокомплексах, в личных подсобных хозяйствах и крестьянско-фермерских хозяйствах вырастет еще больше, уверен он.




«Российская газета», 25.07.2012

Ценные наблюдения

Сергей Данкверт: Дешевые импортные товары могут в любой момент подорожать

Сергей Данкверт в "РГ"

Чего ждать российским производителям и потребителям продовольствия - это главный вопрос, который беспокоит наших сограждан в связи со вступлением России в ВТО.

Только ленивый не говорил о том, как могут пострадать отрасли сельского хозяйства из-за снижения мер господдержки для отечественных предприятий. И какие хорошие при этом открываются перспективы для зарубежных компаний. Это беспокоит производителей. А потребители волнуются о цене, безопасности и качестве продовольствия.

Во время "Делового завтрака" в "Российской газете" один из самых "закрытых" для прессы руководителей отечественного агропрома, глава Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору Сергей Данкверт разрушил многие стереотипы, сложившиеся в отношении последствий нашего вступления в ВТО. Он затронул и другие злободневные темы, связанные с безопасностью производства и потребления продуктов, рассказал о новых биологических и прочих угрозах современного мира и обозначил свое видение по наболевшему вопросу для многих губернаторов и сельских жителей: что же все-таки делать с африканской чумой свиней. Кстати, через пару часов после интервью к нам пришло срочное сообщение Россельхознадзора - в Тверской области от чумы "сгорел" комплекс на сто двадцать тысяч свиней...

Сергей Алексеевич, Россия фактически стала членом ВТО. Ваша служба в числе тех ведомств, у которых работы прибавится больше всего. Вы готовы обеспечить безопасность продукции? Какие товары и откуда сейчас могут хлынуть на наш рынок?

Сергей Данкверт: Вступление в ВТО у нас волнений не вызывает, мы адаптировались к работе в рамках Всемирной торговой организации уже давно.

Для кого-то эта ситуация связана с какими-то сложностями, для кого-то - возможность пиара. Для Россельхознадзора же это обычная, рутинная и непростая работа. Ее эффективность зависит от ряда факторов, в том числе от нормативного творчества, и того, насколько государство понимает те задачи, которые должна выполнять наша служба.

Иллюзии же относительно того, что теперь перед Россией откроются все рынки, настолько призрачны, что не выдерживают никакой критики. Могу привести простой пример. В 1997 году Евросоюз запретил ввозить американскую говядину от животных, выращенных с помощью стимуляторов. И, несмотря на отсутствие четкого научного обоснования, которое надо было бы Еврокомиссии предоставить, запрет частично действует до сих пор. В свою очередь США запретили ввоз мяса птицы из стран Евросоюза под предлогом небезопасности продукта. И опять же - без необходимого научного обоснования. И вот так США и ЕС в рамках ВТО спорят уже 15 лет. В 2002 году Турция ввела запрет на ввоз кормов для кошек и собак из ряда стран под предлогом защиты животных от губчатой энцефалопатии. Венгрия, которая официально признана страной, свободной от этого заболевания, затребовала через ВТО проведения консультаций с турецкими властями. Но проблема до сих пор не урегулирована. Примеров много.

Но все это лишь слабо закамуфлированные протекционистские меры защиты своего рынка. У России, конечно же, есть собственные интересы, и она может присоединиться к ограничениям, которые применяют другие страны в рамках ВТО. Впрочем, если мы присоединимся ко всем этим мерам, то нужно будет закрыть поставки практически для всех основных стран-поставщиков. Наша же цель - более эффективно работать за рынки сбыта отечественной продукции. Мы должны создать нормальную конкуренцию на нашем рынке, а не просто принимать продукцию тех стран, которые рассматривают нас как сказочно емкий рынок. И мне было даже странно слушать, когда начались разговоры о потребном-де размере пошлин - 5 процентов, 3 процента. Как будто это самое главное...



Наши читатели многое ждут от ВТО. Им объясняют, что будет больше импортных товаров и они станут дешевле. Насколько оправданны такие ожидания?

Сергей Данкверт: Я руководитель надзорного органа - это одна сфера моего человеческого опыта. Вторая сфера - мои рассуждения как доктора экономических наук. Понятно, когда люди читают газеты, они хотят сенсаций. Но настоящая жизнь от этого далека. Все в этом вопросе зависит от того, насколько и как государство будет принимать открытость рынка. Существуют ведь национальные интересы. Например, в отношении безопасности импортируемой продукции и собственного аграрного производства.

Сегодня могу сказать, что с присоединением России к ВТО увеличится импорт готовой продукции. При этом мы должны иметь столь же свободные условия доступа российской продукции на западный рынок. Пока Россия не поставляет в Европу даже никакой глубоко переработанной продукции - ни колбас, ни тушенки. Мы экспортируем туда лишь мясо дикого оленя, которое интересно Евросоюзу, и рыбу. И эту рыбу они перерабатывают и обратно поставляют нам. То же - с мясом диких животных.

Если мы хотим, чтобы к нам завезли как можно больше продукции, закрывая глаза на то, почему она так дешева, то завтра ее завезут много. Но тогда отечественные предприятия разорятся. Правда, наши люди счастливо покушают. Но... не долго. Выгодно ли, чтобы сегодня завезли дешевое, и завтра-послезавтра это подорожало? Или выгодно сделать так, чтобы был определенный баланс и паритет интересов?

Отмечу, что широкого захвата рынков не позволяет ни одна цивилизованная страна. Именно поэтому сейчас у Россельхознадзора есть списки предприятий 120 стран, которые аттестованы для поставок продукции в Россию. Кстати, наши партнеры по ВТО всячески старались заставить нас отойти от требования о необходимости аттестации предприятий-поставщиков, и они этого добились этого - правда, только в отношении молочной продукции. По этому виду товаров с момента вступления в ВТО должен быть заявительный принцип.



Из-за этого будут проблемы у российских молочников и у потребителей этой продукции?

Сергей Данкверт: Мы эту ситуацию рассматриваем просто. У нас ведь есть свои требования и национальные интересы. Если международный рынок ограничивает поставки нашей продукции из-за так называемой неэквивалентности, из-за того, что наше предприятие не включено в их списки, то в Россию будет поступать импортная молочная продукция только с тех предприятий, эквивалентность надзора за которыми мы признаем. Эти поставщики должны пройти нашу систему аудита. Пока таких стран нет...

Кстати, за восемь лет Евросоюз не разрешил ни одному нашему предприятию поставлять мясо птицы, в том числе готовую продукцию. Ситуация сложилась более чем странная. В Калининграде, например, есть несколько перерабатывающих предприятий, построенных хорватскими бизнесменами. Они завозят мясо из Германии, из него делают гамбургеры, наггетсы, жарят-парят, замораживают, но в Европу готовый продукт поставить не могут. Им не разрешают. Европейское сырье, европейское оборудование, европейские технологии - но нельзя. Защита рынка.

Если мы как государство хотим, чтобы что-то подешевело для потребителя на перспективу, надо заранее просчитать последствия. Но вместе с тем я отношусь к этому спокойно, потому что у нас на сегодняшний день ограничений нет ни по заградительным пошлинам в отношении готовой продукции, ни по количеству предприятий. Продукцию животного происхождения в Россию сейчас поставляют 11 тысяч предприятий. Мы должны быть готовы к растущей конкуренции и использовать возможность, чтобы поднять производство на новый уровень. Без государства аграрии не справятся.
«Российская газета», 25.07.2012

Супермаркет ВТО

"РГ" проверит цены после снижения пошлин

Многие ожидают, что после вступления нашей страны в ВТО подешевеют импортные товары. Ведь ввозные пошлины, например на многие продукты питания, бытовую технику, автомобили, будут снижены.

"РГ" зафиксировала цены на ходовые товары. И будем следить за ними. Правда, "пик" снижения пошлин наступит только через три года, а по некоторым товарам через семь лет (подробности - в таблице). Эксперты "РГ" предупреждают: не факт, что импортеры воспользуются возможностью снизить цены.http://www.rg.ru/img/content/64/80/68/1.png

К примеру, автомобили. Пошлины на них сразу уменьшаются с 30 до 25 процентов, а после окончания переходного периода до 15 процентов. В итоге пошлина снижается на 15 процентных пункта. "Теоретически в опте автомобили должны стать дешевле на 15 процентов. Но на практике это произойдет вряд ли", - говорит "РГ" директор департамента торговых переговоров минэкономразвития Максим Медведков. Самые популярные марки машин, завозимые из-за рубежа, - "Мазда", "Судзуки", "Ауди", рассказал "РГ" исполнительный директор агентства "Автостат" Сергей Удалов. Возможно, компании могли бы снизить цены, размышляет он.

Но одновременно со снижением пошлин вводится утилизационный сбор, который будут платить импортеры, уточняет Удалов. Раньше уже говорилось, что вводимый для защиты экологии платеж в сумме как раз и компенсирует снижение пошлины. К тому же пошлина - лишь одна из составляющих в розничной цене авто, продолжает эксперт. При этом большинство компаний и так сетовали на то, что у них небольшая маржа, потому что производители вынуждены были снизить цены во время кризиса. Еще один аргумент против удешевления - валютный риск, который закладывают в стоимость поставщики иностранных авто. Наконец, пока сильно снижать цену товара нет смысла - спрос на машины высокий. Очередь на новые авто расписана на несколько месяцев вперед. И места на авторынке пока хватает всем - и нашим, и иностранным производителям. Так что автоматического снижения цен, скорее всего, не произойдет, а дальнейшая ситуация будет определяться многими факторами, резюмирует Удалов.

А какие изменения нас ждут на рынке бытовой техники и электронной продукции? Сейчас ситуация на нем обстоит следующим образом: мобильные телефоны, планшетники и прочие гаджеты мы завозим из-за рубежа и, скорее всего, в ближайшее время производить внутри страны не будем, рассказал "РГ" представитель Ассоциации торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК) Антон Гуськов. Но ждать, что цены на них снизятся в той же пропорции, что и пошлины, все-таки не приходится. Здесь все также будет во многом зависеть как от спроса, так и от курса рубля. Спрос, особенно на гаджеты, пока растет быстро. Зато благодаря новым технологиям они и дешевеют. А вот пошлины на компьютеры обнулены уже сейчас, рассказал Гуськов. Что же касается телевизоров, холодильников и стиральных машин, то 70-80 процентов на рынке - это отечественная продукция. Можно ли рассчитывать, что подешевеет дорогая импортная техника? Наш собеседник в этом не уверен. Ее доставка из-за крупных габаритов и сложной логистики обходится недешево. А у наших производителей нет возможности снижать цены, потому что они и без того в основном живут с оборота, пояснил Гуськов.

Не стали наши эксперты обещать и резкого снижения цен на продукты. "Серьезных изменений ожидать не стоит", - заявил "РГ" директор Аграрного центра МГУ Сергей Киселев. "Как же так?" - удивились мы. Например, в документах о присоединении четко указано: пошлина на куриное мясо снижается больше чем на 42 процента в год присоединения. Все верно. Но читать документ надо полностью, поправил нас Киселев. В нем уточняется, что такое снижение возможно только в том случае, если будут отменяться квоты на ввоз курятины. А они сохраняются. Причем при уровне потребления больше чем в миллион тонн квота составляет всего 364 тысячи тонн. При этом пошлина внутри квоты - 25 процентов (это примерно нынешний уровень. - Ред.), а за ее пределами - 80 процентов. Примерно такой же режим предусмотрен для говядины.

Заметно, правда, снизятся пошлины на свинину - как собственно на мясо, так и на живых свиней на убой. На колбасу пошлины к 2015 году будут снижены от действующего уровня почти на 60 процентов, уточняет Киселев. Но и здесь все не так просто. "Потребительские цены зависят от уровня конкуренции на оптовом и розничном рынках", - уточняет Киселев. "Кроме таможенных пошлин, надо учитывать еще обменный курс. И то, что закупается в евро, сейчас стало дешевле из-за падения единой валюты процентов на 10. Что закупается в долларах - стало дороже процентов на 10-12", - говорит эксперт. Тут надо иметь в виду, что на объем нашего продовольственного импорта из Евросоюза приходится примерно половина. А вот импорт из Бразилии, например, оплачивается в долларах. Это в основном соки, кофе и та самая свинина.

Так что главные изменения в ценниках все-таки напрямую с ВТО не связаны. "Но вот если бы таможенные пошлины выросли, то тут бы все сработало. В сторону повышения", - говорит Киселев.
RBC Daily, 23.07.12

Рост цен на зерно: позитивные и негативные последствия для АПК

На аграрном рынке России сложилась неоднозначная ситуация. Цены на зерно в центральной части страны и на Урале продолжают расти из-за ухудшения видов на урожай. Это выгодно растениеводам, но повышает риски зернотрейдеров. В накладе от дорожающего зерна останутся и животноводы. В частности, себестоимость производства свинины из-за роста цен на комбикорма до конца года может подскочить минимум на 25%.

На прошлой неделе цены на российское зерно продолжили расти, хотя темпы роста и стали ниже, чем в предыдущие недели, рассказал РБК daily исполнительный директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов-младший. К примеру, по его данным, стоимость тонны продовольственной пшеницы третьего и четвертого классов выросла с 14 по 20 июля в среднем на 125 руб., до 8250 руб., тогда как на предыдущей неделе пшеница подорожала на 375 руб. Еженедельный рост цен на фуражную пшеницу пятого класса замедлился до 50 руб. с 450 руб.

Снижение темпов роста цен связано с охлаждением рынка на Северном Кавказе, где цены на неделе были в целом стабильны, полагает г-н Сизов. В то же время в регионах Центрального Черноземья зерно нового урожая дорожало из-за активизировавшегося спроса со стороны экспортеров, добавляет эксперт. На Урале зерно также дорожало, поскольку первые данные о начавшемся там сборе оказались хуже ожиданий, говорит гендиректор «Прозерно» Владимир Петриченко.

Стабилизация цен в южных регионах, возможно, временное явление, считает г-н Сизов. «Постоянно ухудшающиеся виды на новый урожай кукурузы в США, рекордные биржевые котировки на пшеницу и кукурузу в Чикаго можно рассматривать как предпосылки для сохранения повышательного тренда на мировом, а за ним и российском экспортном рынке», — говорит он. Верхняя планка роста внутренних цен еще не достигнута, соглашается г-н Петриченко: «Динамика дальнейшего роста будет зависеть от валютного курса рубля и нагнетания рыночных слухов».

Высокие ценовые уровни сохранятся на ближайший сельскохозяйственный сезон (до 30 июня 2013 года), уверен г-н Петриченко: «Мы выходим на новые ценовые уровни, и надо отбросить ожидания того, что вернемся к низким или умеренным ценам».

«Мы выходим на принципиально новый уровень цен, при которых придется жить в обозримой перспективе», — добавляет эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Олег Суханов. В последние годы крупнейшие зернопроизводящие страны — США, Россия, Австралия — сталкиваются с природными катаклизмами, и, чтобы обезопасить себя, крупные страны-импортеры начнут хеджировать эти риски, создавая запасы, отмечает он. В такой ситуации сельхозпроизводители не будут продавать зерно по 4 тыс. руб. за тонну, уверен эксперт.

Сельхозпроизводители теряют зерно из-за непогоды, но те, кому удается собрать урожай, имеют неплохую прибыль, говорит г-н Петриченко. Но от этого страдают зернотрейдеры, получающие дополнительные риски и растущие издержки, добавляет эксперт.

Негативные последствия ожидают и животноводов. При текущем уровне цен на зерно и в случае их дальнейшего роста себестоимость откорма свиней до конца года может вырасти минимум на 25—30%, считает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин. И это касается только высокоэффективных предприятий, которые обеспечивают треть всего внутреннего объема производства свинины в стране, подчеркивает эксперт. Себестоимость откорма на низкоэффективных свинокомплексах, в личных подсобных хозяйствах и крестьянско-фермерских хозяйствах вырастет еще больше, уверен он.
«Российская газета», 24.07.12

От нашего стола

Вступление в ВТО не повредит сельскому хозяйству, российское продовольствие может ускорить рост экономики

России надо научиться жить в обстановке неопределенности и стагнации в мировой экономике. А значит, оперативно и глубоко заняться развитием тех отраслей, которые на долгие годы могут обеспечить стране устойчивое продвижение на зарубежных рынках, поддерживать достойный рост отечественной экономики. Наше вступление во Всемирную торговую организацию может открыть перед страной новые возможности, но оно принесет и проблемы, которые необходимо предусмотреть, не дать им набирать обороты.

Мы уже не раз на страницах "РГ" обсуждали, что нужно сделать в области энергетики, как последовательно стимулировать нефтехимию, производство тысяч и тысяч наименований продуктов с высоким уровнем добавленной стоимости из нефти и газа. Однако надежный российский козырь - нефть и газ - в ближайшее десятилетие может потерять свои магические свойства. Но у нашей страны есть другой, не менее могучий ресурс - наша земля и продукты ее обработки. Речь идет о сельском хозяйстве.

Вспомните: дореволюционная Россия для остального мира в области сельского хозяйства была тем же, чем сегодня Россия энергетическая. На глобальном рынке зерна наш экспорт составлял до 28 процентов всех мировых поставок. Сегодня - 10 процентов. Тем временем наша страна с 10 процентами мировых посевных площадей и при тех результатах, которых мы достигли по реформированию агробизнеса за последние годы, может получить огромный геостратегический ресурс. Потребление продовольствия обделенных землей Китая, Индии, Японии и других азиатских стран растет экспоненциально. Как свидетельствуют специалисты, люди, начавшие есть хлеб, обратно полностью на рис не перейдут.

И речь идет не только о зерне. К примеру, с 2002 по 2008 год производство мяса курицы (самого быстрого для выращивания, полезного с медицинской точки зрения и дешевого для населения), выросло в России в три раза. В том числе благодаря грамотной политике государства, которое выделяло льготные кредиты. Так что мы можем полностью обеспечивать внутренние потребности в этом продукте и насыщать огромный азиатский рынок.

Темпы в сельском хозяйстве набраны приличные - в 2011 году рост производства в отрасли превысил 22 процента. Тем не менее отечественные производители выражают обеспокоенность, что в условиях присоединения России к ВТО перед нами возникнут проблемы, относящиеся в первую очередь не к селу, а к отставанию в технологиях, страховом деле, финансах и кредитах. Себестоимость нашего производства растет в связи с ростом цен на энергоносители и другие услуги наших "естественных" монополий. Отсутствие нормального кредита, доступного производителям, связано с узостью и объемом финансового рынка. Страховщики здорово подводят пока селян по выплатам за застрахованные посевы от неурожаев.

Государство видит и понимает эти проблемы. Из 50 защитных мер, одобренных правительством в связи со вступлением России в ВТО, 14 относятся к сельскому хозяйству и полностью соответствуют правилам этой организации. Мы только напрямую будем тратить на субсидирование наших сельхозпроизводителей до 300 миллиардов рублей в год. А еще есть так называемая "зеленая корзина" ВТО, в рамках которой финансовая поддержка хозяйств, направляемая на технологические инновации и сохранение экологического баланса, не ограничивается вообще.

Но это - наше ближайшее завтра. А сегодня, надо решать тяжелые проблемы постоянной нехватки оборотных средств и начального финансирования жизненно необходимых объектов. Высокая ссудная задолженность аграрного сектора отнюдь не означает его низкую эффективность, а в значительной мере обусловлена большой и постоянно растущей на протяжении многих лет стоимостью практически всех необходимых для сельскохозяйственного производства ресурсов (энергоносителей, сельхозтехники и оборудования, семян, кормов, удобрений, генетического материала и много другого). А главное - непрерывно растущими издержками на строительство и реконструкцию объектов инфраструктуры (газо-, тепло-, водо- и электроснабжение, дороги, очистные сооружения и прочее). Как видим, полученные агропромом средства реально вовлечены в народнохозяйственный оборот, создают дополнительные рабочие места, способствуют росту производства и его доходности, но в основном в смежных отраслях национальной экономики (электроэнергетике, строительстве, металлургии, машиностроении, химии и нефтехимии и других).

При этом производственные издержки АПК, ввиду чрезвычайно высокой социальной значимости сельскохозяйственной продукции, невозможно перенести на закупочные продовольственные цены, как это происходит в других отраслях. Продукция АПК реализуется в торговые сети почти по себестоимости. И там же остается 25-30 процентов маржи, необходимой для нормального функционирования российского агропромышленного комплекса. Объем ссудной задолженности АПК на сегодня стал не только сдерживающим фактором его дальнейшего развития, но и серьезной проблемой для банков, кредитующих аграрный сектор экономики. Пролонгированные и в основном проблемные кредиты предприятий агропрома вынуждают банки формировать значительные резервы, что реально сокращает их прибыль и затрудняет дальнейшее кредитование агропромышленного комплекса. А это существенным образом ухудшает финансовую отчетность как заемщиков, так и кредиторов, усложняя привлечение дополнительных средств на внутреннем и внешнем рынках.

В новой российской истории такая проблема уже решалась - в 1990, 1993, 1994 и 1995 годах. Делалось это путем списания части долгов, что позволяло временно стабилизировать финансовое состояние сельхозпредприятий различных форм собственности. Начиная с 2000 года, подобная практика была прекращена. Вступление России в ВТО и, соответственно, работа в новых и весьма жестких экономических условиях существенно обострит проблему растущей ссудной задолженности отечественных сельхозтоваропроизводителей перед банками и не позволит им, без принятия надлежащих компенсационных мер, конкурировать с участниками глобального агропродовольственного рынка. Вот почему необходимо максимально смягчить трудности переходного периода и придать АПК со стороны государства "модернизационный толчок".

Что же можно сделать для выхода на новые рубежи?

Первое. На возвратной основе из средств государства провести реструктуризацию задолженности для производителей сельскохозяйственной продукции сроком на 20 лет под 3 процента годовых. Речь идет о кредитных договорах, за счет которых были осуществлены инвестиционные проекты по строительству, реконструкции и модернизации капитальных объектов АПК, приобретены сельхозтехника, оборудование, высокопродуктивный скот, а также земли сельскохозяйственного назначения и выполнен их ввод в севооборот. Второе. Принять меры по реструктуризации ссудной задолженности по кредитам, выданным предприятиям растениеводства и животноводства, которые субсидируются государством. Третье. Продлить до 2020 года действие нулевой ставки по налогу на прибыль для сельскохозяйственных товаропроизводителей. Четвертое. За счет государства списать пени и штрафы по просроченным лизинговым платежам. И опять же по схеме - на 20 лет под 3 процента годовых - реструктурировать задолженность по фактически осуществленным с 1 января 2006 года расходам на приобретение предметов лизинга (сельскохозяйственной техники, технологического оборудования, племенной продукции и другого). Все эти меры рассчитаны как раз на переходный период выполнения наших обязательств по ВТО. Их вполне можно реализовать в рамках согласованного объема прямой государственной поддержки АПК.

В следующих публикациях, мы с вами поговорим и о других отраслях, поскольку в экономике, как известно, все взаимосвязано. Впереди нас ждут не просто сложные времена, но и период принятия жизненно важных решений. И, я надеюсь, реформ. Сейчас обстоятельства складываются так, что у России есть возможность для рывка на глобальные рынки. Рост мирового валового внутреннего продукта в этом году ожидается на уровне скромных 3,5 процента. Это на 2 процента ниже по сравнению с 2010 годом и на полпроцента меньше 2011-го. Рост развитых экономик мира еще скромнее - только 1,4 процента. Еврозона в рецессии - ее экономика сократилась на 0,3 процента. Только благодаря китайским 8,2 процентам, индийским 6,9 и нашим 4 процентам роста ВВП мира все-таки экономически прирастает.

В этой обстановке не утихают споры между неокейнсианцами и либералами. Первые - сторонники массовых вливаний государствами денег для повышения платежного спроса. Вторые - говорят о том, что лишь стимулирование предпринимательства, снятие налоговой и другой нагрузки с производителя, позволит системно сократить безработицу, и уже на втором шаге - увеличит тот же покупательский спрос и обеспечит точки роста. Отсюда самый характерный набор инструментов - у одних государств это сокращение дефицита бюджетов за счет богатых и предприимчивых, у других - снижение налогов, сокращение госрегулирования, в нашем случае еще и массированная приватизация неэффективной госсобственности. Политические руководители крупнейших экономик пока заняты разработкой краткосрочных мер спасения и пожаротушения. В зависимости от того, кто у власти - левые или правые, - они настаивают на своем наборе мер без далекой стратегической перспективы.

Да, мир пока избежал худшего из того, что случилось после Великой депрессии 30-х годов. Но это не снимает с политиков и экономистов необходимости думать о более долгосрочном антикризисном регулировании и строительстве новой модели мироустройства. Как России найти свое место в таком глобальном реформировании - предмет особого анализа. Но для начала нам следует обратить внимание на наши богатства и преимущества, которые делают страну достойным и важным членом мирового сообщества, способным участвовать в управлении процессом. И среди этих богатств, безусловно, первые позиции занимают наша земля и сельское хозяйство.

почему экономике мира нужны реформы

Факт первый. Финансовые рынки, послужившие "благодатной" почвой для запуска механизма кризиса, регулируются, в лучшем случае, на национальном уровне, по сути являясь глобальными. Приток и отток спекулятивного капитала при таком лоскутном регулировании способен обрушить любую развивающуюся или даже среднеразвитую экономику. Россия в этом смысле - показательный пример. Когда спекулянты начали выводить с наших рынков капиталы, чтобы закрыть долговые позиции на более крупных и важных для них площадках, наша экономика обрушилась почти на 10 процентов. При этом, как известно, народно-хозяйственный комплекс страны не претерпевал никаких катаклизмов, кроме беспрецедентного сжатия кредита.

Факт второй. Изменился рынок труда. Неквалифицированный, самый массовый труд отошел мигрантам, перенесен в географические зоны с низкими трудовыми издержками или механизирован. То есть традиционный социалистический рецепт - давайте повысим покупательную способность трудящихся, и они принесут деньги на рынок, который простимулирует восстановление производства, - больше не работает. В основных экономиках устойчиво оплачиваемые рабочие места, ведущие к формированию среднего класса, складываются за счет образования, подготовки гибких систем занятости, которые имеют более длительный временный цикл. Только они антицикличны по отношению к кризису и могут создать долгосрочную занятость, а, значит, и рост спроса.

Факт третий. Фискальная функция государств, подобно финансовым рынкам и вслед за ними, претерпела драматическую трансформацию. Ясно, что без налогов нет бюджета, нет национального государства. На наших глазах эти функции в национальном масштабе становится все труднее реализовать - налоги на крупные, да и на средние корпорации расползаются по офшорам или просто более выгодным юрисдикциям. Это усугубляет неравенство.

Факт четвертый. Сокращается природный ресурс планеты, который мы все более интенсивно используем. Плодородная земля, вода, углеводороды - их становится меньше, а людей больше. Так называемая агроинфляция - рост цен на продовольствие - достигла своего исторического максимума и продолжает расти. Стратегия, как наша национальная, так и международная, по этому поводу не выработана, ее нет даже в начальной стадии.

Каждый из этих фактов - вызов сегодняшнему экономическому, да и политическому мировому порядку, который рано или поздно придется менять. Но лучше с этим не затягивать.



http://www.rg.ru/img/content/64/75/71/5840_2.gif



следующая страница >>



Теперь хорошее воспитание — только помеха. Оно закрывает перед вами слишком много дверей. Оскар Уайльд
ещё >>