Роль и место политической власти в правовом государстве р. Ф. Айнутдинов - davaiknam.ru o_O
Главная
Поиск по ключевым словам:
страница 1
Похожие работы
Название работы Кол-во страниц Размер
Geetest ru generated тест по Проверке своей политической грамотности 1 33.67kb.
Истоки появления учений о правовом и социальном государстве 1 287.53kb.
Участники политического процесса: механизмы реализации политических... 3 599.51kb.
Система региональных органов государственной власти как реализация... 1 109.96kb.
Периода третьей республики (1980-е гг.) C. A. Корицкий 1 188.82kb.
Контрольная работа по дисциплине "Система государственного управления"... 1 88.62kb.
Публичность власти: определение понятия и типология форм/видов в... 1 425.18kb.
Учение Н. Макиавелли о государстве и политике 1 32.92kb.
Публичные и частные начала в правовом регулировании земельных отношений... 1 251.94kb.
[1] Вопрос разделения властей в правовом государстве для российского... 1 143.25kb.
Социальных норм 1 80.47kb.
41-я Московская международная конференция «Модернизация аэропортов. 1 66.48kb.
Направления изучения представлений о справедливости 1 202.17kb.

Роль и место политической власти в правовом государстве р. Ф. Айнутдинов - страница №1/1

«Право и политика».–2012.-№3(147)-С.592-596.

РОЛЬ И МЕСТО ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ В ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ

Р.Ф. Айнутдинов

Аннотация: В статье рассмотрены различные точки зрения ученых прошлого и современности на такой феномен как «власть», «политическая власть», «государственная власть». Затронута причина возникновения «разделения властей» и как следствие - возникновения «правового государства». Дается характеристика «правового госу­дарства» и понимание этого явления учеными. Рассмотрена политическая власть, ее место и роль в правовом государстве, а также степень развития правового государство в современной России.

Ключевые слова: политология, разделение, власть, право, государство, система сдержек, противовес, формиро­вание, функционал, общество.
Понятие «власть» является основным в политичес­кой науке но, несмотря на то, что многие столетия теоретики размышляют над определением власти, анализом процесса ее формирования и функционирования, распределением власти в различных социально-полити­ческих системах, единого мнения так и не выработано. Немецкие классические философы, в частности Гегель, рассматривали власть как волевое отношение. Онтология власти основана на том, что властное отношение выража­ет определенный тип деятельности, то есть предполагает наличие воли, смысл которого состоит в реальном домини­ровании субъекта над объектом. Крупнейший теоретик М. Вебер, рассматривал власть как возможность одного лица внутри социального отношения осуществлять свою волю, несмотря на сопротивление других лиц и независимо от того, на чем такая возможность основана. Критиковавшие подход М. Вебера X. Арендт и Т. Парсонс, считали данный взгляд на власть «слишком выборочным и служащим вы­движению второстепенного и производственного аспекта этого тотального феномена в качестве центрального». Для Т. Парсонса власть — это «обобщенное средство или источник, аналогичный деньгам, который помогает достичь современных целей через соглашение членов общества, узаконить на руководящих позициях тех, кто способствует достижению целей системы, в случае не­обходимости пользуясь отрицательными санкциями»1. Т. Парсонс представлял власть феноменом, опирающимся как на насилие, так и на соглашение. Власть — это явление, которое интегрирует множество факторов и результатов политической деятельности и не может отождествляться только с каким-нибудь одним из них. По мнению Р. Даля, известного американского теоретика-бихевиориста, на­личие власти измеряется возможностью контролировать деятельность других. Знаменитая цитата, характеризующая этот подход, гласит: «А имеет власть над Б в той мере, в какой он может заставить Б сделать то, что Б в ином случае не стал бы делать»2.

Английский философ Б. Рассел занимался исследова­нием власти начиная со второй половины 30-х годов XX века. В книге «Власть: новый социальный анализ» он под­нял проблему: «каким образом можно создать государство, сочетающее в себе стабильность со свободой». По мнению другого известного английского ученого Э. Карра, книга Б. Рассела стимулировала исследование феномена «власть» в качестве фундаментального понятия в социальной науке, заключающего в себе три главных элемента: военную власть, экономическую власть и власть над убеждениями, что в совокупности и составляет политическую власть. В свою очередь, уже благодаря Э. Карру, данная идея была взята на вооружение таким влиятельным направлением в политической науке США, как «политический реализм», яркими представителями которого являются Г. Моргентау, Дж. Кеннан, Г. Киссинджер и др.

В отечественной научной литературе термин «власть» также трактуется далеко не однозначно: одна часть ученых определяет власть как способность индивида, группы, общества подчинить своей воле поведение и деятельность людей. Другая придерживается мнения, что власть — воле­вое социальное отношение, характер которого обусловлен доминирующей волей одной из сторон данного взаимо­действия, осуществляемого с помощью властных методов. Существует также взгляд, согласно которому власть пони­мается как функция любого коллектива по руководству. Придерживаясь методологического принципа рассматри­вать явление власти в историческом и социально-классовом контексте, российский ученый А. Аникевич в качестве сущностных характеристик власти рассматривал в первую очередь волю, роль которой нельзя полностью раскрыть вне анализа связи власти с исторически определенной формой собственности. Это крайне важно для определения субъекта власти. Зависимость власти от форм собственности имеет первостепенное значение, а поскольку волевое выражение интересов собственности является основой управления, то предлагается следующее определение власти: «Власть — волевое авторитарное выражение интересов субъекта собственности, проявляющееся в организации социального управления»3.

Социальной основой власти является исторически определенная форма собственности. Это положение имеет важное значение для анализа современных проблем власти в нашем обществе, поскольку фактическое распределение власти основывается на соответствующих отношениях собственности, на таком способе распределения добавоч­ного продукта, при котором аппарат концентрирует у себя прибавочный продукт, а вместе с ним и реальную власть. Ф. Бурлацкий — советский исследователь, автор статьи «Власть» в Философском словаре, изложил свою точку зрения по данному вопросу: «Власть, в общем смысле слова, способность и возможность осуществлять свою волю, оказывать определяющее воздействие на деятель­ность, поведение людей с помощью какого-либо средства — авторитета, права, насилия»4.

Таким образом, обобщая различные точки зрения, можно выделить основные подходы к пониманию сущнос­ти власти: 1) власть — способность, право и возможность распоряжаться кем-либо, чем-либо, оказывать решающее воздействие на судьбы, поведение и деятельность людей с помощью различного рода средств: права, авторитета, воли, принуждения и т.д.; 2) власть — политическое господство над людьми; 3) власть — система государственных органов; 4) власть — лица, органы, облеченные соответствующими государственными, административными полномочиями5.

Данный набор различных подходов к пониманию сущности власти представляет широкий спектр взглядов, существующих по этой проблеме. Ни одно из этих опре­делений, тем не менее, не дает полной исчерпывающей характеристики явления «власть», хотя каждое из них раскрывает определенный аспект данного феномена, да и, в принципе, дать не может в силу исключительной слож­ности этого явления.

Таким образом, в основе относительно целостного учения о власти лежит принцип системного подхода, ко­торый позволил выявить сущность власти через различные аспекты ее существования: социальный, политический, правовой, нравственный. Власть как социальный феномен включает три взаимосвязанных вида отношений: экономи­ческие, политические, идеологические.

Политическая власть, осуществляемая в правополитических административных структурах, реализуется в контроле за способами распределения людей и средств производства, за его эффективностью. Экономическая власть, осуществляемая во всей системе товарно-денежных отношений, реализуется в способах и стимулах включения людей в процесс общественного производства, распреде­ления и потребления его результатов.

Идеологическая власть подразумевает, что тот класс, который представляет собой господствующую материаль­ную силу общества, есть в то же время и его господству­ющая духовная сила.

Все эти три элемента взаимосвязаны и действуют в органическом единстве. Политическая власть очень тесно связана с государственной властью. Это вытекает из того, что она исходит от государства и реализуется при его пря­мом или косвенном участии. Однако понятие «политичес­кая власть» шире понятия «государственная власть», так как политическая деятельность осуществляется не только в рамках государства, но и в других составных частях политической системы общества: партиях, общественных организациях и т.д. В то же время государственная власть всегда является ядром политической власти, ее основным содержанием. Государственная власть — это форма поли­тической власти, характеризующая способность влиять на характер, направление деятельности и поведение людей, социальных групп, классов посредством экономических, социально-политических, духовных и организационно- правовых механизмов в целях обеспечения нормального функционирования общества. Государственная власть означает как определенную организацию, так и практи­ческую деятельность по осуществлению целей и задач этой организации. Отношения руководства и управления, господства и подчинения составляют сущность государс­твенной власти. К характерным признакам государствен­ной власти можно отнести: ее суверенитет, верховенство на всей территории государства и независимость в международных отношениях; силу, концентрированно выражающую и символизирующую общество в целом; мо­нополию на легальное использование силы, физического принуждения; сложный специальный аппарат управления всем обществом; исключительное право на нормирование жизни всего общества, право на издание законов и норм, обязательных для всего населения; право на взимание на­логов и различного рода сборов, имеющее для населения всеобщую обязанность.

Традиционно выделяют три ветви государственной власти: законодательную, исполнительную и судебную, имеющих в различных странах разное оформление и название. Каждая из властей должна быть относительно самостоятельной и уравновешивать другие.

Концепция разделения властей была впервые теоре­тически развита применительно к задачам конституционно-правового преобразования феодальной монархии в конституционную монархию нового времени. Ш. Монтескье предложил разделить власть на законода­тельную - избираемый населением представительный орган — парламент, исполнительную - тогда речь шла о монархе, ныне в большинстве стран его заменил из­бираемый президент и судебную - независимые суды, подчиняющиеся только закону6. Для Дж. Локка принцип разделения властей заключался в правовом ограничении власти монарха, в поиске такой формы монархического правления, при которой власть была бы рассредоточена среди различных социальных слоев общества: между монархом, аристократией и третьим сословием и пред­ставляющих их интересы властных государственно- правовых институтов.

Существенная новизна позиции буржуазных мыс­лителей-приверженцев конституционной монархии и разделения властей состоит, в частности, в том, что в от­личие от античных авторов они рассматривают проблему политической свободы в ее отношениях как к государс­твенному строю, так и к отдельной личности, гражданину. В стремление оградить человека от государственного террора, насилия над совестью, мелочной опеки со сто­роны органов власти, гарантировать индивидуальную свободу и основополагающие права личности, ученые пришли к мысли о необходимости правового государства. С политико-правовым обоснованием теории правового государства выступил И. Кант. Центральное место в ней занимает человек, личность. Важнейшим принципом публичного права философ считал прерогативу народа требовать своего участия в установлении правопорядка путем принятия Конституции, выражающей его волю7. Согласно политико-правовым взглядам Гегеля, государство - это тоже право, а именно конкретное право, так как оно включает в себя признание «всех остальных прав личности, семьи и общества». Возводя государство в абсолют, стоя­щий над личностью и обществом, Гегель доказывает, что такие государства предшествуют развитию гражданского общества. Ценность гегелевских политико-правовых идей на правовое государство состоит в том, что принудительная, насильственная функция в нем играет не столь важную роль. В целом вся гегелевская концепция правового госу­дарства прямо и однозначно направлена против произвола, бесправия и вообще всех внеправовых форм применения силы со стороны частных лиц, политических объединений и государственной власти8.

Сам термин «правовое государство» (по-немецки - Rechtstaat) возник достаточно поздно, его ввел в науч­ный оборот Роберт фон Моль, и он прочно утвердился в немецкой юридической литературе в первой трети XIX в. Иеринг, Еллинек, Дюги, Ориу, Паунд, Спенсер и другие мыслители конца XIX в. также внесли немалый вклад в теорию правового государства. Политико-правовые идеи этих мыслителей оказали заметное влияние не только на последующие теоретические представления о правовой государственности, но и на раннебуржуазное конституци­онное законодательство и государственную практику.

В русской политико-правовой мысли тема право­вого государства поднималась в трудах Д. Писарева, А. Герцена, Н. Чернышевского, А. Радищева, П. Пестеля, Н. Муравьева и других мыслителей. В завершенном виде русская концепция правового государства сложилась в работах видных правоведов и философов предоктябрьского периода: Н. Коркунова, С. Котляревского, П. Новгородцева, С. Муромцева, В. Гессена, Г. Шершеневича, Б.Чичерина, Н. Бердяева и других. Характерно, что правовое государство не рассматривалось русскими учеными как завершающий этап развития государства: на смену правовому государс­тву, по их мнению, должно прийти «культурно-правомерное государство».

Таким образом, идея правового государства основы­вается на узаконенном праве граждан на государственное волеизъявление. Правовое государство - реальное воп­лощение идей и принципов конституционализма. Оно представляет собой государство, ограниченное в своих действиях правом, защищающим свободу и другие права личности и подчиняющим власть воле суверенного народа. Взаимоотношения между личностью и властью опреде­ляются в нем Конституцией, утверждающей приоритет прав человека, которые не могут быть нарушены законами государства и его действиями9.

Для правового государства необходимо не только гос­подство права и правовых законов, но и надлежащая пра­вовая организация самой системы государственной власти, учреждение различных государственных органов, четкое определение их компетенции, места в системе, характера соотношения между собой, способов формирования, форм деятельности. Правовое государство предполагает взаимо­дополняющее единство господства права и правовой формы организации политической власти, в условиях которого признаются и защищаются права и свободы человека и гражданина. Таким образом, правовое государство можно определить как правовую форму организации и деятельнос­ти публично-политической власти и ее взаимоотношений с индивидами как субъектами права, носителями прав и свобод человека и гражданина10.

Политической власти в правовом государстве при­сущи такие характерные черты, как: признание народных масс главным источником власти; равноправие граждан в правовом, политическом и социальном отношении; подчи­нение меньшинства большинству при принятии решений на всех уровнях функционирования власти, выборность основных органов государственной власти и местных органов самоуправления, разделение власти на три ветви. Сущность политической власти в правовом государстве имеет различные оттенки и может воплотить в себе идеи самоуправления и участия на местном уровне и представи­тельства — в масштабе всего общества. Это, по существу, представительная политическая власть, базирующаяся на либеральных ценностях и принципе плюрализма.

Реально политическая власть в правовом государстве может существовать в двух основных формах: во-первых, в форме парламентаризма — системы правления, основанной на разделении властей и верховенстве власти парламента, делегированной ему народом. В данном случае кабинет министров самостоятельно формируется парламентом, им также осуществляется назначение органов конституцион­ного надзора и других органов государственной власти. Во-вторых, в форме президентского правления, в которой верховная власть принадлежит президенту страны, изби­раемому всенародным голосованием, парламентом либо каким-нибудь особым институтом, например, учредитель­ным собранием. Но президент в данном случае имеет зна­чительную политическую самостоятельность: он не может быть отозван или переизбран досрочно без наличия чрез­вычайных обстоятельств, предусмотренных конституцией; пользуется конституционным правом созыва и роспуска парламента при соблюдении определенных процедур; обла­дает правом законодательной инициативы, доминирующего участия в формировании правительства и подборе его главы — премьер-министра. Президент может и сам возглавить правительство. Данные обстоятельства накладывают свои отпечатки на становлении правовой государственности. Определяя представительную демократическую власть, Р. Дарендорф пишет, что демократия не «правление наро­да», такого на свете просто не бывает. Демократия — это правительство, избираемое народом, а если необходимо, то народом и смещаемое; кроме того, демократия — это правительство со своим собственным курсом»11.

Для эффективного функционирования политической власти в правовом государстве должна быть выработана эффективная система сдержек и противовесов во взаимоот­ношениях между ветвями власти. В правовом государстве синхронность действий различных властных институтов обеспечивается разумным балансом отношений между пол­номочиями - правами применения политической власти в оговоренных пределах и ответственностью - обязанностью отвечать перед организацией за правильность применения политической власти, которая устанавливается в консти­туционных нормах.

Политическая власть в правовом государстве в про­цессе своего функционирования должна быть направлена на реализацию реальных потребностей и запросов граждан, воплощение их неотчуждаемых прав и свобод. Культивируя в обществе атмосферу взаимоответственных отношений между рядовыми гражданами и элитой, политическая власть добьется доверия и желания людей лояльно с ней сотрудничать. Соблюдение процедур избирательных цик­лов, принципа разделения и уравновешенности властей, ориентация на цивилизованные отношения с оппозицией, борьба с политической пассивностью населения должны исключить из арсенала политической власти правового государства средства жестокого социального принуждения. Насилие в данном механизме функционирования заменяет­ся методами убеждения, внушения, интереса, авторитета. Необходимыми условиями приемлемости политической власти правового государства населением, являются: на­личие в обществе консенсуса по основополагающим воп­росам совместного проживания в государстве; признание подавляющим большинством граждан «демократических правил игры»; преобладание индивидуального сознания, исходящего из ценностного приоритета личности по от­ношению к коллективу, нравственной готовности к комп­ромиссам, самоограничению, самодисциплине, уважению других людей, закона, мнения большинства.

В современной России идет работа по формированию правового государства. Этому способствует ряд факторов: принятие новой Конституции 12 декабря 1993 г., привати­зация собственности, становление многопартийности, ре­формирование судебной системы и т.д. Новая Конституция РФ впервые в истории провозгласила Россию в качестве правового и социального государства. Идея правового государства была без колебаний воспринята не только российским обществом и юридической наукой, но и рос­сийскими официальными структурами. Новое устройство государственной власти, закрепленное Конституцией, соот­ветствует многим стандартам правового государства12.



Вместе с тем, вышеперечисленные категории в большинстве своем не столько характеризуют реальное состояние российской государственности, сколько конс­титуционно закрепленные идеалы, желаемые направления развития государства (Конституция не только правовой акт, имеющий высшую юридическую силу и прямое действие, но и программно-целевой документ, задающий направ­ления развития государственности). Однако по многим позициям разрыв между практикой и указанными идеалами огромен, что в определенной мере обесценивает идеалы - в России в немалой степени это произошло с понятиями правового и, особенно, демократического, государства. Реальный режим власти представляет собой более сложное состояние, чем его конституционная модель, поэтому ис­следование процесса формирования правового государства актуально с позиций более глубокого осмысления режима власти, политической системы, политического процесса настоящего времени. Правовое государство формируется постепенно, и процесс его создания занимает длительное историческое время. Он совершается также вместе с раз­витием общества и требует целенаправленных усилий. Ни правовое государство, ни соответствующее ему состояние власти не вводятся единовременным актом и не могут стать результатом чистого законодательства. Весь этот процесс должен быть органически пережит обществом, если оно для этого созрело.

Библиография:

    1. Авакьян С.А. Конституция как символ эпохи // Конституция как символ эпохи: В 2 т. Т. 1 / Под ред. проф. С.А. Авакьяна. М.: Изд-во МГУ, 2004.

    2. Аникевич А.Г. Политическая власть: Вопросы методологии и исследования. Красноярск: КГУ, 1996.

    3. Воротилин Е.А. Идеи правового государства в истории политической мысли // Политология. Курс лекций. М., 1997.

    4. Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1999.

    5. Дарендорф Р. Дорога к свободе // Вопросы философии. 1990. № 9.

    6. Кант И. Соч. Т. 4. Ч. II. 1990.

    7. Ледяева О.М. Понятие власти // Власть в социалистическом обществе: теория, история и перспективы. М.: Философское общество СССР, 1989.

    8. Мами К. Правовое государство: социальный идеал и реальность // Законодательство. - 2003. - № 2.

    9. Монтескье Ш.-Л. О духе законов. СПб., 1998.

    10. Парсонс Т. Общий обзор // Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. М.: Наука, 1992.

    11. Социально-политические науки. 1991. № 7.

    12. Философский словарь. М.: Политиздат, 1986.

References (transliteration):

      1. Avak'yan S.A. Konstitutsiya kak simvol epokhi // Konstitutsiya kak simvol epokhi: V 2 t.T. 1 / Pod red. prof. S.A. Avak'yana. M.: Izd-vo MGU, 2004

      2. Anikevich A.G. Politicheskaya vlast': Voprosy metodologii i issledovaniya. Krasnoyarsk: KGU, 1996.

      3. Vorotilin E.A. Idei pravovogo gosudarstva v istorii politicheskoy mysli // Politologiya. Kurs lektsiy. M., 1997.

      4. Gegel' G.V.F. Filosofiya prava. M., 1999.

      5. Darendorf R. Doroga k svobode // Voprosy filosofii. 1990. № 9.

      6. Ledyaeva O.M. Ponyatie vlasti // Vlast' v sotsialisticheskom obshchestve: teoriya, istoriya i perspektivy. M.: Filosofskoe obshchestvo SSSR, 1989.

      7. Mami K. Pravovoe gosudarstvo: sotsial'nyy ideal i real'nost' // Zakonodatel'stvo. - 2003. - № 2.

      8. Montesk'e Sh.-L. O. dukhe zakonov. SPb., 1998.

      9. Parsons T. Obshchiy obzor // Amerikanskaya sotsiologiya. Perspektivy, problemy, metody. M.: Nauka, 1992.



1 Парсонс Т. Общий обзор // Американская социология. Перспективы, проблемы, методы. М.: Наука, 1992. С. 365.

2 Ледяева О.М. Понятие власти // Власть в социалистическом обществе: теория, история и перспективы. М.: Философское общество СССР, 1989. С. 13-14.

3 Аникевич А.Г. Политическая власть: Вопросы методологии и исследования. Красноярск: КГУ, 1996. С. 51.

4 Философский словарь. М.: Политиздат, 1986. С. 68.

5 Социально-политические науки. 1991. №7. С. 105.

6 Монтескье Ш.-Л. О духе законов. СПб., 1998. С. 156.

7 Кант И. Соч. Т. 4. Ч. II. М., 1990. С. 233.

8 Гегель Г.В.Ф. Философия права. М., 1999. С. 284.

9 Мами К. Правовое государство: социальный идеал и реаль­ность //Законодательство. 2003. №2.

10 Воротилин Е.А. Идеи правового государства в истории поли­тической мысли // Политология. Курс лекций. М., 1997.

11 Дарендорф Р. Дорога к свободе // Вопросы философии. 1990 № 9. С. 91.

12 Авакьян С.А. Конституция как символ эпохи // Конституция как символ эпохи: В 2 т. Т. 1 / Под ред. проф. С.А. Авакьяна. М.: Изд-во МГУ, 2004.





Служебные секретные документы существуют не для того, чтобы защищать секреты, а для того, чтобы защищать служащих. Джонатан Линн и Энтони Джей
ещё >>